• Дата

Список казахстанских политзаключенных и других политически преследуемых лиц

  • 03.10.2019
  • Автор: Игорь Савченко, Катерина Савченко

1. Summary

В данном отчете рассмотрены дела 54 жертв политически мотивированных уголовных преследований в Казахстане. Из них минимум 21 человек, которые находятся в тюрьме или СИЗО, являются политическими заключенными.

В Казахстане представители гражданского общества подвергаются уголовным преследованиям, тюремному заключению и пыткам за общественную, правозащитную и профсоюзную деятельность, участие в мирных протестах и критику властей в социальных сетях.

В марте 2019 года Нурсултан Назарбаев, который был Президентом на протяжении 30-ти лет, объявил об отставке с должности. 09.06.2019 состоялись внеочередные президентские выборы, на которых победу ожидаемо получил ставленник Назарбаева Касым-Жомарт Токаев. Международные наблюдатели отметили грубые фальсификации в пользу Токаева, а также отсутствие конкуренции (Амиржан Косанов, который позиционировал себя как «оппозиционный кандидат», являлся таким лишь номинально). ОБСЕ заявила о системных нарушениях на выборах, новоизбранный Президент назвал выводы ОБСЕ «политически предвзятыми».

Таким образом, в Казахстане фактически был оформлен транзит власти. Нурсултан Назарбаев сейчас является Председателем Совета Безопасности Казахстана и имеет рычаги контроля над всеми ключевыми государственными органами. А его ставленник Касым-Жомарт Токаев, став Президентом, продолжает политику Назарбаева, укрепляет авторитарный режим и подавляет гражданские свободы.

При этом сдерживающим репрессии фактором является внимание и давление со стороны международной общественности. Благодаря этому за последний год удалось добиться освобождения нескольких политических заключенных. Однако общее количество политически преследуемых лиц стремительно растет, прежде всего, за счет участников мирных митингов.

В марте-сентябре 2019 года в Казахстане прошла очередная волна протестов. В разных регионах страны состоялись многотысячные антиправительственные мирные митинги. Протестующие выступали за бойкот выборов, против фальсификаций на выборах, против переименования г. Астаны в г. Нур-Султан в честь Назарбаева, а также против китайской экспансии.

09.06.2019. Алматы. Фото: Петр Троценко (RFE/RL)

Мирные митинги закончились беспрецедентными в истории Казахстана массовыми произвольными задержаниями протестующих. Для разгонов митингов власти привлекли сотрудников полиции, спецподразделений полиции, внутренних войск, а также технику внутренних войск.

Во время мирных митингов 21.03.2019-22.03.2019, 01.05.2019 и 09.05.2019 было задержано в сумме около 400 человек. На митингах 9-12.06.2019, только по официальным данным, было задержано около 4000 человек (при этом 677 лицам был присужден административный арест - их судили ночью прямо в отделениях полиции и без адвокатов). На митинге 06.07.2019 задержали около 700 человек. Накануне митинга 21.09.2019 было задержано минимум 65 человек, из них минимум 43 были подвергнуты административным арестам или штрафам. В день митинга 21.09.2019, по подсчетам наблюдателей, власти задержали более 200 человек. Полицейские тащили мирных митингующих, держа за руки и ноги, в автозаки, а также наносили удары. Среди задержанных были малолетние и лица пожилого возраста, а также журналисты и правозащитники.

Несколько массовых мирных протестов состоялись и в 2018 году. В целом, с февраля 2018 года по сентябрь 2019 года более 6000 человек были подвергнуты произвольным задержаниям за участие в мирных митингах. За эти два года более 230 жертв данных преследований отправили Фундации «Открытый Диалог» доверенности на защиту их прав.

06.07.2019. Задержание женщины в Актобе. Фото: Радио Азаттык

Задержанных на мирных митингах доставляют в отделения полиции и подвергают допросам об их политических взглядах. Полицейские отбирали у задержанных телефоны и проверяли, подписаны ли они в соцсетях на страницы оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК).

В марте 2018 года казахстанский суд по заявлению прокуратуры признал ДВК «экстремистской» организацией. Суд заявил, что ДВК «возбуждает социальную рознь» и «формирует негативный образ власти». 14.03.2019 Европарламент в своей резолюции о правах человека в Казахстане отметил мирный характер деятельности ДВК. Ссылаясь на решение суда о запрете ДВК, казахстанская прокуратура заявила об уголовной ответственности за «положительное одобрение» идей ДВК и его лидера Мухтара Аблязова.

Мухтар Аблязов - казахстанский оппозиционный политик, которого власти Казахстана преследуют на протяжении многих лет. Причиной тому является давний конфликт Аблязова и Назарбаева. Аблязов, будучи мажоритарным акционером и главой частного БТА Банка, поддерживал оппозицию. В 2009 году власти Казахстана обвинили Аблязова в хищениях из БТА Банка. Уже на протяжении 10 лет Казахстан, злоупотребляя системой Интерпола, добивается экстрадиции из ЕС Аблязова и его соратников. В декабре 2016 года Государственный совет Франции признал запрос на экстрадицию Аблязова политически мотивированным. Интерпол удалил его из списка розыска.

Базируясь на решении казахстанского суда о запрете ДВК, власти Казахстана расценивают критику в своей адрес в социальных сетях и участие в мирных митингах как «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ст. 405 УК). По этому обвинению 3 человека были отправлены в тюрьму; минимум 6 человек находятся в СИЗО; минимум 14 человек находятся под следствием и имеют меру пресечения, не связанную с содержанием под стражей; минимум 8 человек были приговорены к условным срокам.

Среди тех, кого отправили в СИЗО по «экстремистской» статье 405 УК - матери-одиночки Гульзипа Джаукерова и Жазира Демеуова, а также многодетная мать Оксана Шевчук, младшая дочь которой находится на грудном вскармливании. В сентябре 2019 года Демеуову перевели под домашний арест. Под домашним арестом по этой статье также находятся многодетные матери Акмарал Керимбаева и Гульмира Калыкова.

Жазира Демеуова, Гульзипа Джаукерова и Оксана Шевчук, которые были арестованы по

В обвинительных актах по делам ДВК следователи инкриминируют активистам такие «преступные действия», как «активная поддержка идей ДВК и Аблязова», «репосты материалов из страниц ДВК и Аблязова», «посты в социальных сетях, которые дискредитируют Главу государства и действующую власть», «выкрикивание на митингах идей, которые формируют негативный образ власти». При этом следователи в этих делах ссылаются на вещественные доказательства: казахстанские флажки и шары синего цвета (их расценивают как «запрещенные агитационные материалы»).

Преследуемые по «экстремистской» статье 405 УК сталкиваются также с угрозами спецслужб и давлением на их семьи. Уголовные обвинения по этой статье были выдвинуты также наблюдателю Итальянской федерации по правам человека Данияру Хасенову, который мониторит нарушения прав мирных протестующих. Благодаря широкой международной огласке, в сентябре 2019 года уголовное дело было закрыто.

Таким образом, власти интерпретируют выражение оппозиционных взглядов как «поддержку ДВК» и, соответственно как «экстремизм». Фактически это ставит вне закона любую оппозиционную деятельность в стране. Специальный докладчик ООН Фионнуала Ни Аолэйн выразила тревогу по поводу существующей в Казахстане практики «использования законодательства по противодействию экстремизму против политических групп и критически настроенных голосов».

Органы ООН в рамках состязательного рассмотрения, учитывая позицию властей и позицию преследуемого лица, сделали выводы о незаконном и политически мотивированном характере преследования по нескольким делам. В частности, Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям рекомендовала немедленно освободить Макса Бокаева и Искандера Еримбетова, а Комитет ООН по правам человека рекомендовал немедленно освободить Мухтара ДжакишеваОднако власти Казахстана не выполняют требования органов ООН. Мухтар Джакишев и Искандер Еримбетов – жертвы пыток. При этом Джакишев болеет опасными для жизни заболеваниями и может в любой момент умереть в тюрьме.

В целом, договорные органы ООН приняли более 30 решений, в которых признаются нарушения со стороны Казахстана. Из них минимум 23 решения не были выполнены Казахстаном. Одними из примеров являются невыполнения решений по нарушению права на свободу собраний в отношении правозащитницы Бахытжан Торежиной и активистки Дильнар Инсеновой, а также по нарушению права на защиту от пыток в отношении Жаслана Сулейменова, Аршидина Исраила, Дмитрия Тяна.

Результаты нашего мониторинга, а также данные ООН и правозащитных организаций подтверждают систематический характер пыток в казахстанских тюрьмах и следственных изоляторах. По данным Penal Reform International, в 2015 году в Казахстане зафиксировано 1413 случаев пыток на стадии уголовного преследования, а в 2016 году – 1460 случаев. При этом с 2008 по 2018 год было удовлетворено только 8 исков о компенсации вреда за пытки, а 2026 расследований были прекращены из-за «отсутствия доказательств».

В данном отчете рассмотрены дела нескольких политически преследуемых лиц, которые подверглись пыткам и жестокому обращению: Искандера Еримбетова, Мухтара Джакишева, Кенжебека Абишева, Алмата Жумагулова, Абловаса Джумаева, Асета Абишева, Арона Атабека, Еркына Казиева, Асета Нуржаубая.

В Казахстане более 99,8% приговоров – обвинительные. В делах политзаключенных власти ставят условие: «признать вину» в обмен на освобождение или сокращение срока наказания. Все чаще в провластных СМИ появляются видеозаписи, где обвиняемые по политическим делам «раскаиваются» и отказываются от оппозиционных идей. Асет Нуржаубай и Муратбек Тунгишбаев, которые подверглись жестокому обращению, были освобождены в связи с тем, что они «раскаялись», призвали «не поддерживать Мухтара Аблязова» и заявили об «отсутствии результатов» работы правозащитников. В своих заявлениях, которые были почти аналогичны друг другу, они повторили пункты государственной пропаганды.

Серикжан Билаш и Макс Бокаев сообщили, что представители Администрации Президента предлагали им «раскаяться» в обмен на освобождение. Это очередное подтверждение отсутствия независимой судебной системы в Казахстане. В политических делах решения «спускаются сверху», в частности из Администрации Президента.

Кроме того, с помощью уголовных преследований власти добиваются прекращения общественной деятельности активистов. Распространенными стали случаи, когда, при присуждении условного срока наказания, казахстанский суд налагает на подсудимого дополнительные ограничения. Например, Серикжану Билашу и Ларисе Харьковой запретили заниматься общественной деятельностью на протяжении, соответственно, 7 и 5 лет. Жанболату Мамаю было запрещено заниматься журналисткой деятельностью на протяжении 3 лет. Бакизе Халеловой суд запретил на протяжении года «посещать митинги» и писать в социальных сетях комментарии, «направленные на дискредитацию деятельности властей».

В данном отчете рассмотрены дела политически преследуемых лиц (в т. ч. тех из них, кто находятся в СИЗО и тюрьмах - политзаключенных), которые привлечены к ответственности как по общеуголовным статьям, так и по «политическим» статьям Уголовного кодекса Казахстана. К последним относятся, в частности, обвинения в «возбуждении социальной розни» (ст. 174 УК), «участии в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ст. 405 УК), «распространении заведомо ложной информации» (ст. 274 УК), «нарушении порядка проведения собраний» (ст. 400 УК), «публичных призывы к захвату власти» (ст. 179 УК).

Преследуемых по «экстремистским» статьям (ст. 174 УК, ст. 405 УК) власти включают в национальный список «лиц, связанных с финансированием терроризма и экстремизма», что означает запрет на пользование банковскими, почтовыми, нотариальными и страховыми услугами (в этом списке находятся, в частности, бывшие политзаключенные Владимир Козлов и Абловас Джумаев).

Включение в список политически преследуемых лиц означает наличие подтвержденных фактов, что лицо преследуется за выражение мнения, общественную деятельность, участие в мирных митингах, а также по другим политическим мотивам. Это не означает, что Фундация «Открытый Диалог» разделяет взгляды и мнения всех лиц, включенных в данный отчет.

10.06.2019. Алматы. Фото: Reuters

2. Лица, которые находятся в заключении – политические заключенные

2.1. Лица, освобождения которых требуют в своих решениях органы ООН, но власти отказываются это сделать

Мухтар Джакишев – бывший глава национальной компании «Казатомпром» (1998–2001, 2002–2009).

Обвинения: «растрата вверенного имущества» (ст. 176 УК), «получение взятки» (ст. 311 УК) и «мошенничество» (ст. 177 УК).

В 2010 и 2012 годах в отношении Джакишева было проведено два судебных процесса. Его приговорили к 14 годам тюрьмы.

В декабре 2015 года Комитет ООН по правам человека признал, что Джакишеву не было обеспечено право на справедливый и публичный суд, право на защиту, право на контакты с адвокатами и право на гуманное обращение. В ООН потребовали отменить приговор и освободить Джакишева (Communication No. 2304/2013). Однако Казахстан отказывается выполнять решение Комитета ООН.

Уже более 10 лет Джакишев находится в тюрьме. У Джакишева обострились опасные для жизни заболевания. Он находится под риском инсульта и инфаркта. Последние обследования показали нарушения функций головного мозга. Власти Казахстана не обеспечивают Джакишеву эффективного и длительного лечения, что в любой момент может привести к его смерти. При этом представители МВД называют его состояние здоровья «относительно удовлетворительным», а прокуратура говорит об «отсутствии жалоб».

В июне 2018 года Джакишеву была присвоена инвалидность. Адвокат сообщает, что в Казахстане нет условий для надлежащего лечения таких сложных заболеваний, как у Джакишева.

В сентябре 2018 года умерла мать Джакишева, но МВД не позволило заключенному попрощаться с ней.

В ноябре 2018 года и в июле 2019 года казахстанский суд дважды отказал Джакишеву в условно-досрочном освобождении. Формальной причиной отказа стало то, что Джакишев не выплатил предусмотренный приговором ущерб в сумме более чем 260 млн долларов. Суд не принял во внимание аргументы адвоката о том, что Джакишев имеет инвалидность, а также то, что в тюрьме невозможно заработать такую сумму. 10.09.2019 суд отклонил его апелляцию, повторно отказав его освободить. Данное решение суда является «приговором к медленной мучительной смерти в неволе», – заявило Казахстанское международное бюро по правам человека. Джакишев отказался «раскаиваться» и «признавать вину».

Власти систематически отказывают международным правозащитным миссиям в визите к Джакишеву.

Искандер Еримбетов – казахстанский бизнесмен, брат казахстанской правозащитницы и юристки Ботагоз Джардемали. Она предоставляла юридические консультации оппозиционному политику Мухтару Аблязову и жертвам политических преследований в Казахстане.Джардемали проживает в Бельгии, где получила политическое убежище.

Обвинения: «отмывание денег» (ст. 193 УК), «мошенничество» (ст. 177).

В ноябре-декабре 2017 года и в январе 2018 года Еримбетов подвергся неоднократным и жестоким пыткам в казахстанском СИЗО. Сотрудники спецслужб требовали, чтобы он дал показания против Мухтара Аблязова и убедил свою сестру вернуться в Казахстан и «сотрудничать со следствием» в деле Аблязова. Еримбетов отметил, что его поместили в камеру с осужденными лицами, которые его жестоко избивали, в т.ч. деревянной палкой, выданной охранником СИЗО.

Еримбетов рассказал о пытках на встречах с представителями ЕС, Великобритании, Германии, США, Польши которых допустили к нему в СИЗО. Проигнорировав данные правозащитных организаций и требования международной общественности, 22.02.2018 власти закрыли уголовное дело по пыткам.

В отношении Еримбетова был организован политически мотивированный суд, который сопровождался беспрецедентным количеством нарушений. По версии обвинения, компания Sky Service, которую основал Еримбетов, якобы «незаконно» завышала тарифы на предлагаемые услуги. При этом в законодательстве Казахстана нет такого понятия как «незаконное завышение тарифов». Компания продавала свои услуги на открытых тендерах. 

22.10.2018 Искандер Ериметов был приговорен к 7 годам тюрьмы, а его коллеги Дмитрий Пестов и Василина Соколенко, которые заявляли о давлении со стороны следователей, к 5 годам тюрьмы. Еще один обвиняемый Михаил Зоров, который согласился сотрудничать со следствием, получил 3 года условно.

20.11.2018 Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям потребовала немедленного освобождения Искандера Еримбетова (the Opinion No. 67/2018), но власти не выполняют это требование.

Макс Бокаев – общественный и правозащитный активист из г. Атырау.

Обвинения: «возбуждение социальной розни» (ст. 174 УК), «распространение заведомо ложной информации» (ст. 274 УК) и «нарушение порядка организации митингов» (ст. 400 УК).

В апреле 2016 года Бокаев был участником массовых мирных митингов против изменений в Земельный кодекс. Тогдашний Президент Назарбаев пригрозил, что правительство примет «наиболее жестокие меры» против протестующих, после чего было задержано более 1000 участников мирных собраний. Впоследствии, 28.11.2016 суд приговорил Бокаева к 5 годам тюрьмы и запретил ему заниматься общественной деятельностью на протяжении 3-х лет.

В январе 2017 года Бокаева перевели в колонию г. Петропавловск - за 2000 км от г. Атырау, где проживают его родственники. Он несколько раз безуспешно пытался обжаловать решение о переводе. На протяжении полугода администрация колонии держала Бокаева в строгих условиях содержания. В сентябре 2018 года Бокаева перевели в колонию г. Актобе.

В сентябре 2019 года Бокаев сообщил, что представитель Администрации Президента предлагал ему написать заявление об условно-досрочном освобождении. «Наверху упрямо хотят, чтобы я признал вину в своем заявлении. Тот же самый представитель Токаева намекнул, что могут меня освободить, если я гарантирую, что больше не буду участвовать в общественных процессах», - рассказал Бокаев, который отказался идти на условия властей.

В апреле 2017 года Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям призвала немедленно освободить Бокаева и выплатить ему компенсацию (Opinion No. 16/2017). Власти Казахстана до сих пор не выполнили требование ООН.

В заключении Бокаев страдает от серьезных проблем со здоровьем, в частности от гепатита С и остеохондроза.

30.09.2019 Бокаев сообщил, что МВД вновь отказало ему в переводе в колонию по месту жительства.

2.2. Преследуемые за участие в мирных митингах, поддержку оппозиционного движения ДВК и критику властей в социальных сетях

Кенжебек Абишев и Алмат Жумагулов

Жумагулов – активист ДВК. Абишев - поэт, блогер, который отметил, что не поддерживает ДВК.

Обвинение в отношении Абишева: «пропаганда терроризма» (ч. 2 ст. 256 УК).

Обвинения в отношении Жумагулова: «пропаганда терроризма» (ч. 2 ст. 256 УК), «возбуждение национальной розни» (ч. 1 ст. 174 УК).

Согласно обвинению, Жумагулов и Абишев «распространяли листовки в поддержку программы ДВК» с целью «дестабилизации ситуации в обществе». Кроме того, их обвинили в подготовке видеообращения с призывами к «джихаду», хотя никто из них на видео не присутствует. Факты указывают на то, что Абишев и Жумагулов стали жертвами провокации со стороны казахстанских спецслужб. Цель провокации – повесить на оппозицию ярлык «террористов». Запись видеообращения была сделана по инициативе бывшего сотрудника правоохранительных органов – сообщил Оралбек Омыров, бывший заключенный, который участвовал в записи.

В СИЗО следователи требовали от Абишева и Жумагулова подписать обвинительные показания и отказаться от адвокатов. Им угрожали, что «что-то может случиться с их семьями». С декабря 2017 по январь 2018 их удерживали в холодных камерах в антисанитарных условиях. Абишев страдает от пиелонефрита и проблем с сердцем. В СИЗО у него несколько раз обострялись сильные боли в области сердца. Ему отказывали в госпитализации.

21.12.2018 суд приговорил Жумагулова к 8 годам тюрьмы, а Абишева - к 7 годам тюрьмы. 20.05.2019 апелляционный суд оставил приговор в силе.

Асет Абишев – житель г. Алматы.

Обвинение: «оказание информационных услуг преступной группе» ДВК (ст. 266 УК) и «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ст. 405 УК).

Его обвинили в публикации в Facebook постов в поддержку ДВК, которые «дискредитируют Главу государства, членов его семьи и действующую власть Казахстана».По мнению следствия, Абишев «формировал негативный образ власти» и «провоцировал протестные настроения населения». 

30.11.2018 суд приговорил Абишева к 4 годам заключения.

Как сообщила адвокат Гульнара Жуаспаева, в конце апреля 2019 года в колонию ЛА 155/ 14 Алматинской области, где содержится Асет Абишев, ввели внутренние войска. В результате, заключенные подверглись жестоким избиениям. Асет Абишев получил гематомы и сотрясение мозга. Он требует привлечь виновных в пытках к уголовной ответственности, но следствие до сих пор не имеет результатов.

Оксана Шевчук – мать четверых несовершеннолетних детей; младшая 9-месячная дочь находится на грудном вскармливании.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Следствие обвиняет Шевчук в том, что она «активно поддерживает идеи ДВК и Аблязова, который призывал участвовать в несанкционированных митингах». Ей также инкриминировали участие в митингах, где она «выкрикивала идеи ДВК, формируя негативный образ действующей власти».

09.05.2019 Шевчук и ее грудного ребенка продержали на протяжении 3 часов в изоляторе временного содержания. 04.07.2019 ей изменили меру пресечения с домашнего ареста на содержание в СИЗО. Адвокат Шевчук сообщил, что в СИЗО сотрудники правоохранительных органов оказывали давление на нее, требуя «отказаться от своих убеждений» и угрожая уголовным преследованием ее мужа. Несколько дней ее держали в одной камере с подозреваемыми в убийстве.

Гульзипа Джаукерова - мать-одиночка, при этом ее 9-летнему ребенку, который имеет инвалидность, нужен особый уход и наблюдение у врачей.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Джаукерову обвиняют в «активной поддержке идей ДВК и Аблязова», а также в «призывах граждан принимать участие в движении ДВК». С 04.07.2019 она находится в СИЗО. 

19.08.2019 в знак протеста против политически мотивированного преследования она объявила голодовку. В связи с тем, что Джаукерова страдает от сахарного диабета, она прекратила голодовку 24.08.2019.

Болатхан Жунусов – 68-летний пенсионер из города Талдыкорган (Алматинская область).

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Следствие инкриминировало Жунусову то, что он призывал к митингу 06.07.2019. Ранее, в феврале 2019 года его приговорили к году ограничения свободы по ст. 405 УК за комментарии в поддержку программы ДВК в социальных сетях.

Начиная с 05.07.2019, его удерживают в СИЗО. 

Ануар Аширалиев – гражданский активист из г. Алматы.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

С 04.07.2019 находится в СИЗО. 09.07.2019 полиция заявила, что у Аширалиева как «активного участника экстремистской организации» по результатам обследования «выявлена наркозависимость».

 

Серик Жахин – гражданский активист из г. Нур-Султан.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Следствие обвиняет Жахина в том, что он на своей странице в Facebook репостит материалы из страниц ДВК и Аблязова. С 09.06.2019 он находится в СИЗО.

По информации родственников, Жахин долгое время болеет аденомой гипофиза и должен регулярно наблюдаться у врачей.

Сырым Рахметов - врач из г. Алматы.

Обвинение: «призывы к массовым беспорядкам» (ст. 272 УК).

Рахметов был задержан 14.06.2019. Его обвинили в том, что он в социальных сетях «призывал к митингам и беспорядкам». Он находится в СИЗО. По имеющейся информации, в заключении он подвергся жестокому обращению, а его родственники боятся обращаться к адвокатам. Полиция г. Алматы распространила видео, где Рахметов призывает «ценить мир» и «не показывать государство миру в плохом облике». Учитывая практику казахстанских правоохранительных органов, данное видеообращение, скорее всего, является результатом давления на арестованного.

2.3. Преследуемые за общественную деятельность

Арон Атабек (Арон Едигеев) – диссидент, поэт.

Обвинение: «организация массовых беспорядков» (ст. 241 УК).

Атабек был председателем жилищного комитета микрорайона Шанырак (пригород г. Алматы). Здесь 14.07.2006 произошли столкновения между правоохранительными органами и местными жителями, которые протестовали против сноса своих домов. Атабека обвинили в «массовых беспорядках», в результате которых погиб полицейский.

18.10.2007 суд приговорил Атабека к 18 годам тюрьмы. Два раза после публикаций цикла оппозиционных стихов его отправляли в одиночную камеру в самую строгую тюрьму Казахстана в г. Аркалык. За попытки отстоять свои права его неоднократно сажали в карцер как «злостного нарушителя». В тюрьме у 65-летнего Атабека существенно ухудшилось здоровье – у него диагностированы ишемическая болезнь сердца, церебросклероз, остеохондроз.

В августе 2018 года власти Казахстана не позволили членам правозащитной миссии из Швейцарии навестить Атабека в тюрьме.

Санат Букенов – правозащитный активист из г. Балхаш.

Обвинение: «заведомо ложный донос» (ст. 419 УК).

В 2014 году Букенов, выступая в суде в качестве защитника по одному делу, заявил о том, что руководство полиции, судьи, прокурор и сотрудники администрации г. Балхаш вовлечены в коррупционные схемы, связанные с квартирным мошенничеством. 

03.03.2017 суд приговорил его к 4 годам тюрьмы.

Амангельды Батырбеков – журналист и активист из Туркестанской области, председатель общественной организации «Сарыагаш — Адилет», редактор газеты «Сарыагаш инфо».

Обвинения: «клевета» (ст. 130 УК), «оскорбление» (ст. 131 УК).

29.10.2015 суд приговорил журналиста к 1,5 годам тюрьмы за его статью с данными о причастности прокурора Нурлана Сапарова к фабрикации одного уголовного дела. 19.01.2017 суд оправдал журналиста по статье «ложный донос» и признал виновным в «клевете», приговорив его к 1,5 годам ограничения свободы.

23.09.2019 Сарыагашский районный суд (Туркестанская область) приговорил Батырбекова к 2 годам и 10 месяцам тюрьмы по обвинениям в «клевете» и «оскорблении». Батырбеков опубликовал на Facebook пост о чиновнике из районного отдела образования Бахтияре Абдиеве. Тот обвинил его в «унижении чести и достоинства». Реальной причиной приговора Батырбеков назывет то, что в последнее время его газета выпускала критические материалы о нарушениях в работе председателя Туркестанского областного суда.

Ержан Елшибаев – гражданский активист из г. Жанаозен.

Обвинение: «хулиганство» (ст. 293 УК РК).

Елшибаев – активный участник массовых мирных митингов безработных в г. Жанаозен, которые прошли в феврале 2019 года. Протестующие требовали трудоустройства, улучшения социального обеспечения и демократических изменений. Десятки митингующих были задержаны.

Во время протестов к Елшибаеву несколько раз приходила полиция. 26.03.2019 его посадили под арест в СИЗО. Следствие заявляет, что в 2017 году он якобы участвовал в драке. Адвокат отмечает, что лицо, которое проходит по делу как потерпевший, не имеет претензий к Елшибаеву. Есть основания полагать, что с помощью данного дела власти пытаются расправиться с неугодным активистом.

Кайырлы Омар – активист из г. Нур-Султан.

Обвинение: «присвоение или растрата вверенного чужого имущества» (ч. 2 ст. 189 УК).

В 2016 году Омар был активным участником мирных митингов против Земельной реформы. Также он является председателем кооператива собственников квартир. Один из членов кооператива написал в полицию заявление, что хотел бы узнать, как тратятся взносы жильцов на ремонт дома, в частности, куда потрачены внесенные им 4000 тенге (10 евро). В результате, власти возбудили уголовное дело и обвинили Омара в растрате 11 143 450 тенге (26 000 евро). Делом занимается отдел по борьбе с экстремизмом.

С 16.10.2018 Омар находится под арестом в СИЗО. На данный момент идут судебные заседания по делу.

Сакен Тулбаев – один из многих граждан Казахстана, которые были осуждены по обвинению в причастности к религиозной организации «Таблиги Джамаат», которая в 2013 году была запрещена в Казахстане.

Обвинение: «возбуждение религиозной розни» (ст. 174 УК).

Дело Тулбаева, в отличие от других «религиозных» дел, получило огласку. Он отказался «признавать вину» и заявлял о фабрикации обвинений

02.07.2015 Тулбаева приговорили к 4 годам и 8 месяцам лишения свободы. Правозащитники заявляли, что в тюрьме на его теле появились гематомы, что может свидетельствовать о пытках.

2.4. Преследуемые блогеры

Руслан Гинатуллин – житель г. Павлодар.

Обвинения: «возбуждение национальной розни» в социальных сетях (ст. 174 УК) и «участие в транснациональной преступной организации» (ст. 264 УК).

В социальной сети «Вконтакте» Гинатуллин опубликовал ссылки на размещенные в открытом доступе видеоролики о военных действиях на Востоке Украины и о националистах в России.

14.12.2016 суд приговорил Гинатуллина к 6 годам тюрьмы.

Игорь Чуприна – житель Северо-Казахстанской области.

Обвинения: «возбуждение национальной розни» в социальных сетях (ст. 174 УК) и «пропаганда нарушения целостности Республики Казахстан» (ст. 180 УК).

В комментариях в социальной сети «Вконтакте» он призывал «объединить» Казахстан и Россию. 

05.12.2016 суд приговорил его к 5,5 годам тюрьмы.

Игорь Сычев – житель города Риддер.

Обвинение: «пропаганде нарушения целостности Республики Казахстан» (ст. 180 УК).

Сычев был администратором страницы «ВКонтакте» «Подслушано в Риддере». Следователи обвинили его в том, что он разрешил публикацию на этой странице опроса относительно перспективы «вступления» Восточно-Казахстанской области в состав России.

18.11.2015 суд приговорил его к 5 годам тюрьмы.

3. Политически преследуемые лица, которые находятся под домашним арестом, под следствием и угрозой лишения свободы

Акмарал Керимбаева – активистка из г. Нур-Султан, многодетная мать.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Следствие заявило, что Керимбаева совершила «правонарушение против нравственности, социально-политических, морально-этических идей населения, создающие реальную угрозу основам государственности». Ее «преступные действия» заключаются в том, что она на своей странице в Facebook делала «репосты агитационных материалов со страниц ДВК и лидеров движения Мухтара Аблязова и Жанары Ахметовой». В качестве примера следователи приводят репост Керимбаевой в поддержку казахстанских политзаключенных, содержание которого, согласно обвинению, «направлено на побуждение к политическому неповиновению».

В качестве вещественных доказательств в деле используются изъятые из ее дома казахстанские влаги и шары синего цвета.

С 09.06.2019 Керимбаева находится под домашним арестом.

Гульмира Калыкова – многодетная мать из г. Нур-Султан.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Следствие инкриминировало Калыковой то, что она на своей странице в Facebook делала репосты агитационных материалов ДВК и его лидеров, а также сделала пост с требованием свободы политзаключенному Мухтару Джакишеву.

Во время обысков у нее изъяли казахстанские флаги, которые были приложены к вещественным доказательствам.

С 09.06.2019 она содержится под домашним арестом.

Жазира Демеуова – мать-одиночка.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Следствие отмечает, что Демеуова «активно поддерживает идеи ДВК и Аблязова», а также во время несанкционированных митингов «выкрикивала идеи, провоцируя протестные настроения населения». С 04.07.2019 она находится в СИЗО.

По информации правозащитницы Бахытжан Торегожиной, Демеуова согласилась сотрудничать со следствием и отказалась от своего адвоката. В обмен на «признание вины» в конце сентября 2019 года ее перевели под домашний арест. Возможно, ее вынудят произнести «раскаяния» и дать показания против других обвиняемых по делу ДВК.

Калас Нурпеисов – школьный учитель из Алматы.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Нурпеисов подвергался административным арестам за участие в митингах 01.05.2019 и 09.06.2019 и 06.07.2019. После начала преследований его уволили из школы. У него нет независимого адвоката. Есть основания полагать, что на родственников Нурпеисова оказывается давление. 

09.08.2019 появилась информация, что Нурпеисову изменили меру пресечения на несвязанную с содержанием под стражей.

Еркын Казиев – активист из г. Каскелен Алматинской области.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

При задержании 30.04.2019 Казиев подвергся жестокому обращению со стороны полицейских, в результате чего получил травму ноги и вывих плеча.

Он находится под домашним арестом. На данный момент идет судебный процесс по его делу.

Муслим Сапаргалиев – активист из г. Алматы.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Сапаргалиев снялся в видеоролике, где он произнес: «Свободу политзаключенным!». За это его 03.06.2019 посадили под домашний арест.

По имеющейся информации, следователи требовали от него назвать других лиц, которые участвовали в видеоролике.

Аслан Макатов – активист из г. Актобе.

Обвинение: «применение насилия в отношении представителя власти» (ст. 380 УК).

Следователи утверждают, что при задержании во время митинга 06.07.2019 Макатов «схватил полицейского за форменное обмундирование» и «нанес ему один удар». 08.07.2019 его посадили под домашний арест. Он имеет инвалидность и нуждается в операции на глазу.

 

Данияр Хасенов – наблюдатель Итальянской федерации по правам человека (FIDU).

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Как волонтер FIDU, Хасенов мониторит нарушения прав мирных протестующих. В ответ на запрос депутата Европарламента Джули Ворд посольство Казахстана в Бельгии сообщило, что Хасенов «активно участвовал в несанкционированных митингах», к которым призывало ДВК. Однако это ложная информация. Хасенов через соцсети занимался сбором информации о произвольных задержаниях мирных протестующих и даже не находился в местах проведения митингов.

13.08.2019 он провел пресс-конференцию, после которой его сразу задержали, а его дом обыскали. На протяжении более 3 месяцев полиция незаконно запрещала ему покидать Казахстан, из-за чего он не мог принять участия в правозащитных встречах. Хасенов имел статус «свидетеля, имеющего право на защиту».

30.09.2019 стало известно о прекращении уголовного дела в отношении Хасенова «за отсутствием состава преступления». Его адвокат получил соответствующее постановление следователей. Сейчас Хасенов проводит встречи в ПАСЕ, ООН и парламентах европейских государств. Учитывая, как власти Казахстана реагировали на правозащитную деятельность Хасенова в Казахстане, сохраняется риск возобновления уголовного дела или дальнейшего уголовного преследования в отношении него.

Айгуль Акбердиева – жена Абловаса Джумаева, который был осужден к тюремному сроку за поддержку ДВК и критику властей в социальных сетях.

Обвинение: «Пропаганда или публичные призывы к захвату или удержанию власти» (ч. 2 ст. 179 УК).

Акбердиева преследуется по одному делу с Джумаевым. Прокурор просил приговорить Акбердиеву к 5 годам ограничения свободы. Однако 06.02.2019 суд г. Актау оправдал ее. После этого председатель этого суда Малик Кенжалиев был уволен с должности. Он распространил аудиозаписи, согласно которым на судей оказывалось давление в этом деле. В результате прокуратура добилась отмены оправдательного приговора. Теперь дело Акбердиевой должно быть заново рассмотрено в суде.

Дианара Мукатова – гражданская активистка из г. Атырау.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

В 2018 году Мукатову обвинили в «возбуждении социальной розни» (ст. 174 УК) за лайки и комментарии под постами на страницах ДВК в социальных сетях. Дело получило широкую огласку, его закрыли. 

01.05.2019 полиция грубо задержала Мукатову за то, что она держала плакат с надписью «От правды не убежишь». Также Мукатова подвергалась задержаниям в дни митингов 09.05.2019 и 09.06.2019. В результате грубого обращения со стороны полицейских у нее появились синяки на теле.

В 2019 году против нее вновь возбудили уголовное дело за то, что она «репостила информационные материалы ДВК в соцсетях». На данный момент идут судебные заседания.

Карлыгаш Асанова – активистка из г. Актобе.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Следователи инкриминируют Асановой то, что во время митинга 06.07.2019 она при задержании «оказала сопротивление», а именно якобы ущипнула или уколола полицейского. Полиция заблокировала ее банковский счет.

 

Сабыржан Касенов – активист из г. Алматы.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Касенов неоднократно подвергался задержаниям и допросам в марте, мае и июне 2019 года. Его обвиняют в участии в несанкционированных митингах, к которым призывало ДВК, и в поддержке ДВК.

 

Абайбек Султанов – активист из г. Алматы.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Султанов – один из задержанных на мирном митинге 06.07.2019 в Алматы. 10.08.2019 в его доме провели обыск. Он сообщил, что следователи издали постановление о запрете ему выезжать из Казахстана.

4. Лица, которые продолжают отбывать условные сроки

Серикжан Билаш – лидер общественного объединения «Атажурт еріктілері». Он известен защитой прав этнических меньшинств в Синьцзяне, провинции Китая. В частности, он поднимает проблему «лагерей политического воспитания» в Китае.

Обвинение: «возбуждение национальной розни» (ст. 174 УК).

В марте 2019 власти возбудили против Билаша уголовное дело. Несколько месяцев он находился под домашним арестом. Адвокат Билаша заявляла, что следователи осуществляли на него давление.

В результате, Билаш написал «соглашение о признании вины». По словам Биляша, его убедил это сделать советник Президента. 16.08.2019 суд приговорил его к штрафу и запрету руководить общественными объединениями в течение 7 лет. Таким образом, Билаш не может теперь заниматься правозащитной деятельностью.

Жанболат Мамай – казахстанский журналист, бывший главный редактор газеты «Трибуна».

Обвинение: «отмывание денег» (ст. 193 УК).

Его обвинили в рамках дела Аблязова. Мамаю инкриминировали то, что в 2011-2014 годах его газета «получала спонсорскую помощь от Аблязова», и власти назвали это «отмыванием средств». Мамай отказался «признать вину», после чего подвергся избиению в СИЗО.

07.09.2017 суд приговорил Мамая к 3 годам ограничения свободы и 3 годам запрета заниматься журналисткой деятельностью. После 6 месяцев пребывания в СИЗО, журналист вышел на свободу. Газета «Трибуна» прекратила работу.

Муратбек Аргынбеков – житель Акмолинской области.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

В обвинительном акте указано, что Муратбек Аргынбеков «выложил в Facebook брошюру с фотографиями Мухтара Аблязова» и «призывами в поддержку ДВК», «достоверно зная о том», что «население страны прочитает выложенную им информацию».

Следователи заявили, что в постах Аргынбекова содержатся «признаки одобрения поддержки идеологии ДВК», а также «негативная оценка существующей власти и Президента Казахстана Н. Назарбаева».

02.11.2018 суд в поселке Акмол Акмолинской области приговорил Муратбека Аргынбекова к 1 году ограничения свободы, а также привлек его к 100 часам принудительного труда.

Лариса Харькова – бывший председатель Конфедерации независимых профсоюзов.

Обвинение: «злоупотребление полномочиями» (ст. 250 УК).

Харькова подверглась преследованию после голодовки нефтяников, которые выступили против запрета деятельности Конфедерации независимых профсоюзов. 

25.07.2017 суд приговорил ее к 4 годам ограничения свободы, конфискации имущества и 5-ти годам запрета на занятие руководящих должностей в общественных объединениях.

5. Те, кто включен в список «лиц, связанных с финансированием терроризма и экстремизма»

В 2016 году совместным приказом МВД, КНБ, Генеральной прокуратуры, Министерства юстиции, МИД и Министерства финансов был утвержден национальный список «лиц, связанных с финансированием терроризма и экстремизма».

Сейчас в список включены более 1500 казахстанских граждан, осужденных по обвинениям, которые власти расценивают как «экстремистские».

Включение в список происходит на основании приговора суда. Выключение из этого списка возможно после истечение срока наказания. При этом на практике лица остаются в списке на протяжении нескольких лет после окончания срока приговора.

На тех, кто пребывает в этом списке, наложены ограничения в пользовании банковскими, почтовыми, нотариальными и страховыми услугами. В результате, они не могут устроиться на работу и даже лишены права водить автомобиль, так как не могут заключить договор страхования.

Владимир Козлов – оппозиционный политик, общественный деятель, публицист.

Обвинения: возбуждение социальной розни (ст. 164 УК), призывы к свержению конституционного строя (ст. 170 УК), руководство преступной организацией (ст. 235 УК). 

В октябре 2012 года власти Казахстана приговорили Козлова к 7,5 годам тюрьмы за поддержку мирных бастующих нефтяников, которые были расстреляны 16.12.2011 в Жанаозене (Мангистауская область). Козлов встречался с мирными протестующими, а также представлял их интересы на встречах в Европейской Комиссии, Европейском парламенте, ОБСЕ и польском сейме. Власти заявили, что своими действиями Козлов «спровоцировал» Жанаозенскую трагедию «по указанию» казахстанского оппозиционера Мухтара Аблязова.

Органы ООН , ЕС , ПА ОБСЕ и США признали приговор политически мотивированным. Против Козлова были использованы показания арестованных нефтяников, хотя сами нефтяники на суде заявили, что дали показания под жестокими пытками. В тюрьме Козлов подвергался жестокому обращению. В результате длительного международного давления, в августе 2016 власти освободили Козлова условно-досрочно.

После освобождения он узнал, что внесен в «список экстремистов». Как сообщил Козлов, представители казахстанских правоохранительных органов пригрозили ему, что, поскольку в ближайшие 7 лет у него будет непогашена судимость, то любая оппозиционная или общественная активность Козлова будет расценена как «рецидив».

Абловас Джумаев – житель г. Актау.

Обвинения: «возбуждение социальной розни» (ст. 174 УК) и «публичные призывы к захвату власти» (ст. 179 УК).

Следствие обвинило Джумаева в том, что он «подписан на страницы ДВК и Аблязова» в социальных сетях, «читал программу ДВК» и «призывал выходить на митинги».

Абловас Джумаев заявил, что сотрудник спецслужб осуществлял давление на него в СИЗО и требовал подписать обвинительные показания. В СИЗО к Джумаеву привели пожилого больного отца, который сказал: «Сынок, признайся. ...Они говорят, что завтра с тобой может что-нибудь случиться и тогда привезут твое тело».

Суд отказался вызвать на допрос сотрудника спецслужб, который участвовал в деле Джумаева. 18.09.2018 Джумаеву сообщили о смерти отца. Подсудимый почувствовал себя плохо и попросил перенести суд. Судья Аралбай Нагашибаев ответил отказом со словами: «Разве не вы сами довели до такой ситуации?».

20.09.2018 суд приговорил Джумаева к 3 годам тюрьмы. 11.07.2019 казахстанский суд удовлетворил ходатайство Джумаева и заменил ему не отбытую часть срока на ограничение свободы. Как выяснилось, 23.01.2019 его внесли в «список экстремистов».

Бакиза Халелова – жительница г. Уральск.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Cогласно обвинению, она «призвала выходить на митинг в поддержку ДВК и смены власти», тем самым «положительно одобряя идеи ДВК». При обыске у Халеловой изъяли три казахстанских флага и спущенный синий шарик. Их приложили к делу как вещественные доказательства.

26.09.2018 Уголовный суд города Уральск приговорил Халелову к 1 году ограничения свободы. Помимо этого, суд запретил Халеловой «посещать акции, протесты, митинги», а также писать в социальных сетях комментарии, «направленные на дискредитацию деятельности властей».

Некоторое время банковские счета Халеловой были заблокированы. 09.04.2019 суд удовлетворил ее заявление о досрочном освобождении. Но пока неизвестно, удалена ли она из «списка экстремистов» и все ли ограничения с нее сняты.

Азат Ибраев и Арман Алакаев – гражданские активисты из г. Костанай.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Азата Ибраева и Армана Алакаева обвинили в том, что они вели «агитационную деятельность в поддержку ДВК», которая «сопровождалась тем», что они подарили сотрудникам полиции «воздушные шарики синего цвета в количестве 2 штук». Таким образом Ибраев и Алакаев решили поздравить полицейских с Днем защитника отечества.

При обыске автомобиля у Ибраева изъяли синие ленты и шарики, а также фото политзаключенных Мухтара Джакишева и Искандера Еримбетова. У Алакаева при обыске изъяли 3 синих шарика и 4 синие ленты.

19.06.2018 суд №2 г. Костанай приговорил Азата Ибраева к 1 году ограничения свободы. 13.07.2018 этот суд приговорил Армана Алакаева к 1,5 годам ограничения свободы. Также суд запретил Алакаеву размещать в Интернете информацию и комментарии, «связанные с поддержкой ДВК».

После вынесения приговора они были внесены в «список экстремистов» и столкнулись с блокировкой банковский счетов.

Фарит Ишмухаметов – житель г. Семей.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Согласно обвинению, Фарит Ишмухаметов «опубликовал в Facebook пост, выражавший негативное отношение к действующей власти, чем создал условия для комментирования его другими пользователями социальной сети. Далее Ф. Ишмухаметов в ходе комментирования стал выражать недовольство к действующей власти». В материалах следствия указано, что Ишмухаметов «побуждал к необходимости требовать отставки действующей власти», «требовал повышения социального статуса трудящихся», а также «выражал положительное одобрение идей ДВК».

24.10.2018 суд № 2 г. Семей приговорил Ишмухаметова к 1 году ограничения свободы, а также привлек его к 100 часам принудительного труда.

23.01.2019 его включили в «список экстремистов».

Евгений Кравец – активист ДВК из Павлодара.

Обвинение: «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ч. 2 ст. 405 УК).

Активиста ДВК Евгения Кравца задерживали и подвергали аресту в казахстанском городе Павлодар за участие в митингах 10.05.2018 и 23.06.2018. Он снял видеоролик в поддержку ДВК, за что ему выдвинули уголовные обвинения.

Евгений Кравец приехал в Украину, где продолжил свое участие в ДВК. В разговоре с ним следователь «просил» его вернуться в Казахстан. Власти Казахстана могут начать добиваться его экстрадиции.

25.07.2019 он был включен в «список экстремистов».

Асет Нуржаубай – житель г. Алматы.

Обвинения: «хранение и распределение имущества преступной группы» (ст. 266 УК), «участие в деятельности организации после ее признания экстремистской» (ст. 405 УК), «мошенничество» (ст. 190 УК).

Нуржаубая обвинили в том, что он написал фразы «Шал кет» («старик, уходи») и «Алга ДВК» («вперед ДВК») на нескольких автобусных остановках. Также он выставил на улице плакат с этими надписями. Впоследствии полиция изъяла у него плакат вместе с красками для рисования.

В апреле 2018 года Нуржаубай был арестован. Нуржаубай заявил, что в СИЗО сотрудники правоохранительных органов заламывали ему руку и несколько раз ударили по почкам.Врачи зафиксировали у Нуржаубая кровоподтек правого плеча.

От него требовали дать «признательные показания». По словам Нуржаубая, сотрудники КНБ обещали «закрыть дело», если он выступит с «видеообращением к народу» со словами, что якобы «Мухтар Аблязов обещал мне заплатить и обманул».Следователь угрожал посадить в тюрьму его мать, и в знак протеста Нуржаубай порезал себе вены.

В суде Нуржаубай зачитал заявление о «раскаянии».Нуржаубай прочитал слова, которые дословно повторяют тезисы казахстанской государственной пропаганды, в частности, что «в Казахстане нет преследуемых по политическим мотивам. Каждый несет наказание за совершенные деяния». Подсудимый назвал обещания Аблязова «лживыми и пустыми», и что Аблязов «пытается оправдаться перед европейским сообществом».

После зачитанного «раскаяния» суд приговорил Нуржаубая к 4 годам условного срока.

20.12.2018 власти включили его в «список экстремистов».

Муратбек Тунгишбаев – известный казахстанский блогер, который создавал видеоролики о нарушениях прав человека в его стране.

Обвинения: «оказание информационных услуг преступной группе» ДВК (ст. 266 УК) и «участии в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ст. 405 УК).

16.06.2018 Муратбека Тунгишбаева экстрадировали из Кыргызстана в Казахстан с грубыми нарушениями законодательства. Власти Кыргызстана не стали ждать апелляции и окончания процедуры рассмотрения ходатайства Тунгишбаева об убежище.

По прибытии в Казахстан, Тунгишбаева посадили в СИЗО г. Алматы. По словам адвоката, следователь говорил Тунгишбаеву, что может его отпустить под домашний арест только в обмен на «признательные показания».

Ранее, перед арестом, Тунгишбаев перенес операцию на глазу. Врачи диагностировали у него тромбоз центральной вены сетчатки глаза из-за чрезмерного кровяного давления.В СИЗО Тунгишбаев неоднократно сообщал об ухудшении зрения и испытуемых болях, но казахстанские власти игнорировали это.В СИЗО из-за отсутствия надлежащей медицинской помощи он рисковал полностью потерять зрение.

11.10.2018 казахстанские пропагандистские СМИ распространили видеозапись выступления Миры Калиевой, супруги Тунгишбаева.Заявления Калиевой могут свидетельствовать о том, что она пошла на «сотрудничество со следствием».Мира Калиева заявила, что ее супруг пострадал «по вине амбиций Аблязова, по вине того, что он хочет создать свой имидж оппозиционного политика».

После публичного раскаяния Миры Калиевой Муратбек Тунгишбаев был освобожден из СИЗО. 26.11.2018 в казахстанских провластных СМИ было распространено видео с участием Муратбека Тунгишбаева, на котором он заявил, что «осознал свою вину» и призвал «не верить в то, что говорит Аблязов», а также повторил пропагандисткие тезисы, которые ранее озвучил Нуржаубай.

С 04.06.2019 Тунгишбаев находится в «списке экстремистов».

6. Казахстан злоупотребляет механизмами Интерпола и межгосударственной правовой помощи

Используя механизмы Интерпола и межгосударственного сотрудничества по уголовным делам, казахстанские власти пытаются достать своих оппонентов за рубежом. В большинстве случаев речь идет об «охоте» на бывших коллег оппозиционера Мухтара Аблязова, которого Президент Назарбаев считает личным врагом.

09.12.2016 Государственный совет Франции отказал в экстрадиции Аблязова и признал его дело политически мотивированным. Интерпол удалил из списка розыска Аблязова и несколько других обвиняемых по делу БТА Банка. 13 коллег и родственников Аблязова получили убежище или дополнительную защиту в ЕС и США.

Игнорируя решения Франции и других государств ЕС, власти Казахстана стали искать новые способы добиваться экстрадиции Аблязова, пытаясь получить «дополнительные показания» против него. С этой целью казахстанские следователи применяют угрозы, пытки, давление на адвокатов, преследования родственников.

18.02.2019 в Европейском парламенте состоялась презентация отчета «Злоупотребления «красными уведомлениями» Интерпола и влияние на права человека», подготовленного по запросу подкомитета Европейского парламента по правам человека. В данном отчете указаны несколько жертв злоупотреблений Интерполом со стороны Казахстана, в частности, Жанара Ахметова, Татьяна Параскевич, Виктор и Ильяс Храпуновы. 

Жанара Ахметова – журналистка и активистка оппозиционного движения ДВК. В 2009 году казахстанский суд приговорил ее к 7 годам тюрьмы по обвинению в «мошенничестве». Исполнение приговора было отсрочено до достижения ее ребенком 14-летнего возраста (до 2021 года).

Жанара Ахметова стала активно заниматься журналистикой и оппозиционной деятельностью, после чего власти Казахстана начали слежку и давление против нее. В июне 2017 года власти, не имея юридических оснований, отменили отсрочку исполнения приговора.

В октябре 2017 года Ахметова была арестована в Украине по экстрадиционному запросу Казахстана. В ноябре 2017 года суд освободил ее из-под стражи, что стало возможным благодаря усилиям правозащитных организаций, адвокатов, депутатов и международной общественности. На суде стали известны факты, которые могут говорить о сотрудничестве между украинскими и казахстанскими спецслужбами с целью экстрадиции Ахметовой.

05.07.2018 Жанара Ахметова сообщила, что неизвестные лица пытались ее похитить в Киеве. Журналистка считает, что к этому причастны казахстанские спецслужбы. В Украине активистка часто замечает слежку за собой.

Миграционная служба Украины отказала ей в предоставлении статуса беженца. Однако 31.07.2018 Киевский апелляционный суд обязал миграционную службу повторно рассмотреть заявление Ахметовой. 17.09.2018 Верховный суд Украины подтвердил это решение.Но миграционная служба повторно отказала Ахметовой в убежище. Ахметова вновь обратилась в суд, но 19.09.2019 Окружной апелляционный суд Киева отклонил ее жалобу. Ахметова намерена подавать апелляцию в последующие судебные инстанции, добиваясь получения статуса беженца.

Ахметова все еще находится под риском экстрадиции. Если Ахметова получит убежище, то законодательство обязывает Украину отказать в ее экстрадиции.

Репосты с Facebook-страницы Жанары Ахметовой стали основанием для уголовного преследования Акмарал Керимбаевой и Гульмиры Калыковой в Казахстане. Это дает основания утверждать, что в Казахстане в отношении Ахметовой возбуждено новое уголовное дело по обвинению в «организации деятельности организации после признания ее экстремистской» (ст. 405 УК).

Ардак Ашим – казахстанская оппозиционная активистка и блогер из г. Шымкент. Ей выдвинули обвинения в «возбуждении социальной розни» (ст. 174 УК) и «оскорблении представителя власти» (ст. 378 УК).

Ардак Ашим обвинили в публикации в Facebook постов «отрицательной направленности против властей». Следователи заявили, что Ашим писала о Мухтаре Аблязове и Президенте Назарбаеве.

Власти Казахстана принудительно поместили Ардак Ашим в психбольницу, где она провела больше месяца. Там Ашим жаловалась на плохое самочувствие, что, по ее мнению, могло быть связано с добавлением в пищу психотропных препаратов, чтобы сделать из нее «невменяемую». 05.05.2018, под давлением международной общественности, власти освободили Ашим из психбольницы.

10.05.2018 Абайский районный суд Шымкента вынес решение о том, что в «момент совершения преступления» Ардак Ашим «находилась в состоянии невменяемости». На этом основании суд освободил ее от уголовной ответственности и взамен назначил принудительное амбулаторное лечение в психоневрологическом диспансере. В июне 2018 года суд дополнительно назначил ей психиатрическую экспертизу.

На данный момент Ардак Ашим находится в Украине, где ожидает ответа от миграционной службы на ее заявление о предоставлении статуса беженца.

Виктор Храпунов – бывший министр энергетики Казахстана и бывший мэр г. Алматы. Лейла Храпунова – бизнесвумен и бывшая руководитель государственной Корпорации по телевидению Казахстана. Ильяс Храпунов – казахстанский бизнесмен, зять казахстанского оппозиционного политика Мухтара Аблязова.

Власти Казахстана преследуют семью Храпуновых из-за их оппозиционных взглядов и родственных связей с Аблязовым. Виктор Храпунов – автор книги «О диктатуре Нурсултана Назарбаева». Храпуновы сообщают, что в 2008-2011 гг. власти Казахстана требовали от них разорвать отношения с Аблязовым и дать показания против него. Они отказались это сделать, после чего стали жертвами уголовных преследований.

В 2011-2012 гг. власти Казахстана возбудили 21 уголовное дело против Виктора Храпунова и других членов семьи Храпуновых. Казахстанские следователи назвали Храпуновых «преступной группой семейного типа». По версии казахстанских властей, Ильяс Храпунов «был членом преступной группы» еще в 14-летнем возрасте, когда он учился в швейцарской школе.

Швейцария дважды (в 2011 году и в 2014 году) отказала Казахстану в экстрадиции Виктора Храпунова. По словам Храпуновых, они получили от властей Швейцарии уведомление о том, что Казахстану было отказано и в экстрадиции Лейлы Храпуновой.

Семья Храпуновых имеет вид на жительство в Швейцарии. В европейских СМИ широкую огласку получила информация о том, что власти Казахстана пытались подкупить некоторых швейцарских парламентариев и бывших чиновников с целью лоббирования вопроса об экстрадиции Храпуновых.

11.10.2017 26 депутатов ПАСЕ в письменной декларации заявили, что дело Храпуновых является одним из примеров политических преследований в Казахстане.

 

Татьяна Параскевич – бывшая коллега Мухтара Аблязова, которая проживает в Чехии. В 2014 году Чехия отказала России и Украине в экстрадиции Параскевич. Однако Россия и Украина выразили несогласие с этим решением. В 2016 году эти страны почти одновременно отправили повторные аналогичные запросы на экстрадицию Параскевич, однако в декабре 2017 года получили от Чехии повторный отказ.

В 2014 и 2015 гг. Чехия предоставляла Параскевич дополнительную защиту. Юристы национализированного казахстанского БТА Банка неоднократно обращались в чешские правоохранительные органы, чтобы не допустить предоставления Параскевич международной защиты. В апреле 2017 года Интерпол удалил Параскевич из списка розыска.В сентябре 2018 года Чехия предоставила Параскевич международную защиту (убежище) в связи с политическим характером дела.

Артур Трофимов – обвиняемый по одному делу с Параскевич. В январе 2014 года Австрия отказала России в экстрадиции Трофимова. В 2016 году Интерпол удалил его из списка розыска. Однако Россия добилась повторного экстрадиционного ареста.

В октябре 2018 года правительство Узбекистана пригласило Трофимова в Ташкент на Международный инвестиционный форум. По словам Трофимова, консул Узбекистана предоставил ему заверения безопасности. В ноябре 2018 года Трофимова арестовали в Ташкенте по запросу России. Однако в результате он был экстрадирован в Казахстан. Об этом 28.01.2019 сообщила Генеральная прокуратура Казахстана.Таким образом, власти Узбекистана, Казахстана и России, будучи тесными союзниками, совместными усилиями осуществили незаконную экстрадицию обвиняемого по политически мотивированному делу.

Экстрадиция Трофимова была осуществлена с целью привлечения Трофимова к уголовной ответственности по делу Мухтара Аблязова в Казахстане.Однако ранее Трофимов, гражданин России, обвинялся только в рамках российского уголовного дела против Аблязова. В России дело против него ведут следователи из «списка Магнитского». Австрия предоставила Трофимову международную защиту по отношению к России. Поэтому экстрадиция в Россию прямо запрещена международным правом.

Скорее всего, чтобы избежать очередного скандала, было принято решение об экстрадиции Трофимова в Казахстан. Есть все основания полагать, что с этой целью власти Казахстана в сжатые сроки «организовали» уголовное дело против Трофимова и подали запрос на экстрадицию.

В сентябре 2019 года власти Казахстана заявили, что Трофимов «добровольно возвратился» в Казахстан «по письменному волеизъявлению», после чего «оказал полное содействие следствию» и «чистосердечно раскаялся».

Учитывая методы казахстанских правоохранительных органов, есть все основания полагать, что теперь власти могут добиться от Трофимова любых выгодных им заявлений и «признаний». Ранее произошли несколько аналогичных случаев, когда жертвы незаконной экстрадиции, попав в Казахстан, заявляли о «добровольном возвращении», шли на «сотрудничество со следствием» и распространяли тезисы государственной пропаганды.

В январе 2017 года власти Казахстана вывезли из Турции на чартерном самолете Жаксылыка Жаримбетова, еще одного обвиняемого по делу Аблязова. Жаримбетов получил статус беженца в Великобритании. Поэтому Турция и Казахстан нарушили одну из базовых норм международного права – принцип невозвращения беженца в страну происхождения. После осуществления незаконной экстрадиции Жаримбетов начал «содействовать следствию».

В июне 2017 года Жаримбетов позвонил в венгерскую тюрьму к Ержану Кадесову, еще одному обвиняемому по этому делу, который был арестован в Венгрии по запросу Казахстана. Жаримбетов предоставил Кадесову «гарантии защиты», если тот приедет в Казахстан и даст обвинительные показания. После этого звонка Кадесов резко изменил свою позицию и попросил «добровольно экстрадировать» его в Казахстан.

Ранее, в ноябре 2016 года власти Венгрии допустили в тюрьму к Кадесову казахстанского прокурора и дипломата, которые угрожали ему. Их не должны были допускать к Кадесову, который на тот момент имел статус искателя убежища.

В Казахстане Жаримбетова и Кадесова посадили в СИЗО, они «признали вину», дали показания против Аблязова и заявили, что «добровольно вернулись в Казахстан». Также они стали распространять клеветническую информацию в отношении правозащитников, в т. ч. Фундации «Открытый Диалог», которые выступили в их защиту. Фактически, власти Казахстана используют этих обвиняемых в пропагандистских целях.

В обмен на «сотрудничество со следствием» и обвинительные показания против Аблязова этим людям присудили наказания, не связанные с лишением свободы. В июне 2017 года Жаримбетов получил 5 лет условно. В августе 2019 года Трофимову и Кадесову присудили штрафы.

7. Выводы и рекомендации

Занимая должность Президента на протяжении 30-ти лет, Нурсултан Назарбаев декларировал путь к стабильности и демократии. Однако в результате в Казахстане была уничтожена оппозиция и закрыты почти все негосударственные СМИ, критические по отношению к властям. Власти ведут борьбу с проявлениями инакомыслия, устанавливают контроль над Интернетом и сузили до минимума пространство для деятельности неправительственных организаций.

Основой казахстанской экономики остается нефтегазовая промышленность (сырая нефть составляет 45% от всего казахстанского экспорта). Основная часть экспорта энергоресурсов припадает на европейские страны (при этом ЕС является самым большим инвестором в Казахстане). В вопросе импорта Казахстан сохраняет зависимость от России (38% импорта идет из России).

Актуальными для Казахстана остаются приоритеты отношений с Китаем, чью политику в Центральной Азии часто называют экспансионистской. На данный момент Таджикистан и Кыргызстан, по сравнению с Казахстаном, более экономически зависимы от Китая. Однако влияние Китая на Казахстан усиливается. В Казахстане компании с китайским участием добывают около 25 процентов нефти. Также известно, что в стране действуют минимум 22 компании с китайским участием (в 18 из них доля китайского участия составляет более 50%). Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан совместно задолжали Китаю более 25 миллиардов долларов, из них 12,3 млрд долл задолжал Казахстан (в целом госдолг Казахстана составляет 160 млрд дол). В сентябре 2019 года в Казахстане состоялось несколько мирных протестов против китайской экспансии.

Участники массовых акций протеста выражают недовольство повсеместной коррупцией, низкими социальными стандартами, отсутствием демократии и правосудия в Казахстане. Власти не демонстрируют готовности решать эти проблемы, что приводит к еще большему возрастанию протестных настроений в обществе.

На фоне массовых акций протеста новоизбранный Президент Токаев заявил об «открытости до диалога» и инициировал создание консультативного органа – Национального совета общественного доверия. В этот орган вошли преимущественно лояльные к властям лица. Первые заседания подтвердили, что этот орган используется лишь для имитации диалога. Там не поднимаются проблемы правосудия, реальных политических реформ и освобождения политических заключенных.

Эффективным фактором, который сдерживает репрессии, остается давление международной общественности. За последние несколько лет с помощью последовательного давления на дипломатическом и политическом уровне удалось добиться освобождения нескольких политзаключенных, в частности, на свободу вышли: в 2014 году – Зинаида Мухортова; в 2014-2015 годах – нефтяники Жанаозена; в 2016 году – политик Владимир Козлов и журналистка Гюзаль Байдалинова; в 2017 году – журналист Сейтказы Матаев; в 2018 году – журналист Асет Матаев, активисты Талгат Аян, Ержан Оразалинов, блогер Санат Досов, научный сотрудник Саят Ибраев, профсоюзные лидеры Амин Елеусинов и Нурбек Кушакбаев, а также прекращено уголовное преследование правозащитницы Елены Семеновой; в 2019 году – активист Махамбет Абжан, профсоюзный лидер Ерлан Балтабай и журналист Ярослав Голышкин.

Однако власти идут на единичные уступки в делах политзаключенных либо в случаях, когда политзаключенный уже отбыл большую часть срока, либо же в обмен на «раскаяние», дачу ложных показаний, отказ от оппозиционных взглядов и общественной деятельности. Приверженность демократическим свободам остается лишь декларацией.

Казахстан не только игнорирует решения органов ООН об освобождении политзаключенных, но и в целом не выполнил большинство решений органов ООН, где признаны нарушения со стороны государства. За последние несколько месяцев органы ООН обращали внимание на разгоны мирных протестующих, широкомасштабные блокировки Интернета и использование обвинений в «экстремизме» для притеснения представителей гражданского общества в Казахстане. Но власти Казахстана проигнорировали рекомендации ООН.

В сентябре 2019 года Фундация «Открытый Диалог» привела список из 136 сотрудников казахстанских правоохранительных органов и факты, указывающие на их причастность к преследованию участников мирных собраний. Но власти Казахстана не реагируют на эти факты. До сих пор никто не наказан за массовые произвольные задержания и применение грубой силы к мирным протестующим в Казахстане.

Чтобы оставаться для стран Запада надежным партнером, Казахстану следует выполнять свои международные обязательства в рамках Международного пакта о гражданских и политических правах, Конвенции ООН против пыток, Соглашения о расширенном партнерстве с ЕС. В противном случае позиция Казахстана станет очередным примером ослабления роли ООН, ЕС и ОБСЕ в регионе.

Фундация «Открытый Диалог» призывает компетентные органы ООН, ЕС, ОБСЕ и Совета Европы требовать от властей Казахстана:

  • Выполнить положения Резолюции Европейского парламента о ситуации с правами человека в Казахстане от 14.03.2019, которая требует прекращения политически мотивированных преследований и освобождения политических заключенных.
  • Выполнить требования органов ООН и ЕС об освобождении политических заключенных.
  • Прекратить преследования участников мирных собраний и освободить тех из них, кто находится в заключении или под домашним арестом.
  • Провести надлежащую реформу системы правосудия и, согласно рекомендациям ООН и ОБСЕ, убрать из уголовного законодательства явно политические статьи.
  • Прекратить использовать «борьбу с экстремизмом» в качестве инструмента нарушения права на свободу мирных собраний и свободу убеждений.
  • Обеспечить эффективную борьбу с пытками и надлежащее рассмотрение всех заявлений о пытках, увеличив количество дел по пыткам, которые доходят до суда.

Подчеркиваем необходимость введения персональных санкций против лиц, которые несут ответственность либо причастны к серьезным нарушениям прав человека в Казахстане, в т. ч. пыткам и политически мотивированным уголовным преследованиям.