naTemat: Сенатор раскрыват факты о том, как на самом деле партия «Право и справедливость» поддержала возвращение России в Совет Европы [ИНТЕРВЬЮ]

  • 10.07.2019
  • Автор: Бартош Свидерский, na:Temat

Польский МИД, «мягко говоря», лжёт. Речь идёт о громком случае, когда партия «Право и справедливость» (ПиС) поддержала восстановление полноправного членства России в Совете Европы, и о последующем громком протесте по этому поводу. Сенатор Александр Поцей, который знает всю закулисную историю дела, рассказывает, как всё было в действительности.

Некоторое время назад на пресс-конференции вы обвинили министерство иностранных дел в том, что его представители проголосовали за возвращение России в Совет Европы. В официальных заявлениях МИД утверждает, что это не так. Соответствует ли заявление министерства реальным фактам?

Нет, не соответствует. Министерство иностранных дел в этом вопросе ограничивается лишь скупыми высказываниями, пытаясь использовать отсутствие официальной информации для общественности. Совет Европы состоит из двух органов: Комитета министров, в котором государства-члены представлены министрами иностранных дел, и Парламентской ассамблеи, в которой страну представляет национальные парламентарии.

В 2014 году после аннексии Крыма Парламентская ассамблея приняла решение ввести санкции касательно России, в частности, приостановив право российских парламентариев на участие в заседаниях Ассамблеи. Комитет министров не вводил никаких санкций, и Россия на уровне министерств осталась в Совете Европы. Санкции Парламентской ассамблеи сохранились в последующие годы в связи с российской агрессией на Донбассе, нежеланием Российской Федерации сотрудничать в расследовании обстрела пассажирского самолета голландских авиакомпаний и, в целом, в связи с печально известными фактами нарушения прав человека в России.

К сожалению, несмотря на то, что ни одно из вышеуказанных обстоятельств не изменилось, во время двух встреч в Страсбурге, а затем в Хельсинки, МИД Польши представил в вопросах восточной политики позицию, значительно более близкую России, чем ближайшие партнёры Польши. В Страсбурге состоялось голосование, факт проведения которого представители министерства отрицают.

Голосование по вопросу возвращения России в Парламентскую ассамблею Совета Европы?

Здесь мы имеем дело с политической уловкой. Фактически, во время голосования в Ассамблее, на которой польские парламентарии голосовали против, и где они, к сожалению, оказались в меньшинстве, было объявлено о восстановлении членства Российской Федерации в Совете. Но. Есть одно большое «но». Предыдущее голосование министров в Страсбурге касалось таких уставных изменений данной организации, которые сделали возможным возвращение России в ПАСЕ.

Позиция польской дипломатии по вопросу этих изменений отличалась от позиции стран Балтии, Украины, Грузии и даже Армении, которая считается страной, где проводится пророссийская политика. Россия воздержалась от голосования. Именно это голосование подготовило почву для возвращения России в Парламентскую ассамблею. Следовательно, не является правдой нынешнее утверждение МИД о том, что голосования не было. Кроме того, в Хельсинки 17 мая состоялась ещё одна встреча по этому вопросу с участием министра иностранных дел Яцека Чапутовича.

Как такового формального голосования на этой встрече не было. Но пять стран: Литва, Латвия и Эстония, а также Украина и Грузия продолжали выступать против этих изменений, которые продвигали крупнейшие западные страны, и Польша никак не поддержала эти пять стран, хотя могла бы это сделать. Министерство иностранных дел теперь отрицает свои действия и бездействие в этом вопросе.

Оно лжёт?

Оно скрывает определённые факты от общественности, журналисты спрашивают, как господин министр голосовал в Хельсинки, а министерство отвечает, что голосования не было. А ведь голосование было, но в Страсбурге, в Хельсинки же состоялась некая тайная беседа между министром Чапутовичем и министром Лавровым и отсутствие протеста по вышеупомянутому вопросу.

Коль скоро вы обвиняете глав дипломатии во лжи или, по крайней мере, в том, что они тенденциозно истолковали данную ситуацию, то возникает вопрос, откуда вам известно, что дело было именно так?

Скоро пройдёт год с тех пор, как я стал главой крупнейшей фракции – Европейской народной партии в Парламентской ассамблее Совета Европы. Информацию о том, как действовало министерство, я получаю в связи с выполняемой мною функцией. Во главе самой сильной фракции я участвую в работе Президиума Парламентской ассамблеи – органа, эквивалентного нашему Президиуму Сейма.

Председатель Ассамблеи, Лилиан Мори Паскье в среднем один раз в месяц встречается с руководителями фракций, и мы обсуждаем самые важные вопросы для нашей организации. Я также общался с коллегами из стран Балтии и Украины, и все они с сожалением сообщили мне о позиции польского МИДа.

Однако представители правительства категорически отрицают: нет, мы не голосовали за возвращение России.

Это искусная политическая уловка. В Страсбурге они проголосовали за изменения, которые привели непосредственно к возвращению России, а в Хельсинки они приняли облик Пилата и, умывая руки, принесли своих друзей в жертву. Кроме того, я не вижу никаких последствий в их высказываниях. Наоборот, кроме опровержений, появилась ещё позиция по этому вопросу, которая послужила аргументом в пользу принятия Российской Федерации.

И что это за позиция?

Министерство иностранных дел заявило, что возвращение России в Парламентскую ассамблею повысит эффективность и значимость Совета Европы, пережившего многочисленные кризисы, а также поможет россиянам, но не делегатам, а простым гражданам. И это было мнение крупнейших сторонников возвращения России – Франции, Италии, Нидерландов и Германии.

Вы не согласны с этим? Данная позиция соответствует целям Совета Европы: вновь позволить России войти в число его членов, чтобы облегчить положение её оппозиционеров, защищающих права человека?

Звучит хорошо, но это политическая фикция. Россия последовательно игнорирует взгляды Совета Европы и решения Европейского суда по правам человека в Страсбурге. Это касается Крыма и Донбасса, сбитого самолёта, летевшего в Малайзию над Украиной, жертвами которого стали в основном граждане Нидерландов. Россия так же вела себя в отношении возвращения обломков правительственного самолёта, потерпевшего катастрофу под Смоленском. И, наконец, по делу о смерти Бориса Немцова. Она игнорировала позиции европейских органов.

Это неоспоримые факты. Россия не сделала ни малейшего шага, который повлёк бы за собой изменение оценки её деятельности. Утверждать, что это не так, – наивность или уловка, скрывающая допущенную ошибку. Из бесед с парламентариями ПиС мне известно, что они также разочаровались в действиях дипломатов по этому вопросу.

В самой Парламентской ассамблее они, как и я, и мои коллеги из Гражданской платформы, голосовали против безоговорочного возвращения России. Но сработало мощное пророссийское лобби, к которому по наивности присоединился польский МИД господина Чапутовича. Даже Витольд Ващиковский был удивлён действиями министерства.

То есть, вы не видите ничего положительного в этом решении?

Даже если бы я видел что-либо положительное, притом, что логика в таком решении была, но, тем не менее, отрицательного в нём больше, чем положительного, а политическая воля Министерства иностранных дел вызывает изумление. В течение многих лет мы рассматривали поддержку стран Балтии, Украины и Грузии против незаконных и агрессивных действий Российской Федерации в качестве основы для защиты долгосрочных национальных интересов Польши.

После решения о Выходе Великобритании из ЕС и анти-европейской риторики президента Трампа, на фоне деструктивных, конфронтационных отношений нашего правительства с западными партнёрами, на наших глазах происходит распад Веймарского треугольника, а запад и юг Европы, игнорируя позицию Польши, идут на восстановление сотрудничества с Россией в полном объёме. Российские представители открыто заявляют, что это первый шаг к отмене санкций.

В этой ситуации отсутствие реакции на события в Совете Европы либо свидетельствует о политической слепоте, либо, что ещё печальнее, о значительном ослаблении авторитета Польши в Европе. Подрывая наше сотрудничество с Западом и особенно с Германией, политика ПиС привела к нашей изоляции. Столь же глупыми были действия Юзефа Бека в 1938 и 1939 годах.

Тем не менее, Совет Европы менее известен, чем институты Европейского Союза.

Деятельность Евросоюза направлена на решение экономических вопросов. Совет Европы занимается вопросами сотрудничества в правовой, социальной и культурной областях. Он следит за соблюдением прав человека. Защищает граждан, контролирует демократические механизмы.

Звучит красиво, но как это выглядит на практике?

При необходимости он вмешивается. Весь нынешний скандал вокруг России связан с опасением, что возможность ввода санкций будет утрачена. Совет Европы был основан в 1949 году. Каждое принятое государство обязано ратифицировать Европейскую конвенцию по правам человека и соблюдать её положения.

Отмена смертной казни – это заслуга Совета. Вступление других стран – это вехи распространения принципов демократического, правового государства. В рамках Совета Европы существуют такие известные институты, как Европейский суд по правам человека в Страсбурге или Венецианская комиссия.

Лешек Мочульский обратился в суд после тщетных попыток добиться объективности в делах о люстрации в национальных судах, также в суд обращались множество простых граждан, которые чувствуют ущемление своих прав системой правосудия. Влияет ли Страсбург на верховенство права в Польше?

Решения Суда не только многое изменяли в отдельных случаях, но и повлияли на общие вопросы, например, на политику содержания под стражей. Под влиянием решений Страсбурга судебные асессоры перестали выносить решения по делам, связанным с использованием предварительного заключения.

Однако из институтов, связанных с Советом Европы, полякам лучше всего известна Венецианская комиссия?

Комиссия является её важным консультативным органом, её авторитет распространяется даже на Соединённые Штаты, которые, разумеется, не входят в Совет. Она выносит заключения о законодательных решениях, функционировании закона и демократии в странах-членах ЕС. Поляки познакомились с ней ближе, благодаря предыдущему главе внешнеполитического ведомства Витольду Ващиковскому, который лично пригласил её в Польшу.

Вы осуществляли мониторинг выборов в Грузии, Черногории и Республике Беларусь, теперь вы собираетесь в Украину. И как Совет Европы оценивает верховенство права в Польше?

К сожалению, ситуация не внушает оптимизма. Венецианская комиссия в ближайшее время представит доклад о состоянии демократии и верховенства права в Польше, и я уже знаю, что это он будет содержать множество критики. Наряду с Турцией, Румынией, Болгарией и Молдовой, Польша оказалась в печально известной группе государств, в отношении которых резолюция Парламентской ассамблеи Совета Европы содержала призыв к полному соблюдению принципов законности.

А ещё недавно мы были образцом демократии?

Лорд Ричард Балф, докладчик отчёта о деятельности омбудсменов, призвал TVP (прим. переводчика: польская государственная телекомпания) отозвать свой иск против Адама Боднара, уполномоченного по правам человека, который осмелился высказаться на тему ненавистнической риторики в репортажах общественного телеканала.

Как вы это оцениваете?

Мне стыдно, что польское правительство является объектом такой критики. В голове не укладывается, что в Польше пытаются заставить замолчать уполномоченного по правам человека.

Ухудшается ли мнение о верховенстве права в Польше?

Нынешняя правящая элита разрушила имидж Польши как страны, которая 30 лет была лидером в регионе в отношении соблюдения демократических стандартов. Я являюсь представителем поляков, которые не согласны с такой деградацией. Моя роль состоит в том, чтобы доказать, что проблема не в Польше, а в её нынешнем правительстве. Россияне, азербайджанцы или жители других стран, в которых не слышен голос оппозиции, находятся в худшем положении. У них нет оппозиции.

Источник: natemat.pl