DGP ч. 1: Дело Козловской. Лаборатория государственных фальшивок [Расследования газеты «Dziennik Gazeta Prawna»]

  • 25.06.2019
  • Автор: Збигнев Парафиянович и Бартек Годуславский, «Dziennik Gazeta Prawna»

«Dziennik Gazeta Prawna» располагает полной версией отчета молдавской следственной комиссии по делу Фундации «Открытый Диалог». Из документа вытекает, что в деле ФОД Польша, возможно, сотрудничала с подконтрольными олигарху Владимиру Плахотнюку спецслужбами Молдовы. Дело получило огласку две недели назад – после того, как в Молдове к власти пришла оппозиция (которую поддерживают Европейский Союз и США). Премьер-министром стала Майя Санду, а вице-премьером – Андрей Нэстасе; оба они знакомы с Козловской и наравне с ней были главными мишенями следственной комиссии.

DGP: Брат министра Ващиковского работал в управлении, проводящем аудит фундации Козловской

Президент Фундации «Открытый Диалог» имеет бельгийский вид на жительство. Вчера, на основании Статьи 25 Конвенции о применении Шенгенского соглашения, ее имя удалили из Шенгенской информационной системы (ШИС) – это означает, что она может беспрепятственно перемещаться по Шенгенской зоне. Предоставленные польскими спецслужбами засекреченные доказательства того, что Козловская угрожает национальной безопасности, недавно поставил под сомнение Воеводский административный суд, о чем написал портал Onet. О шаткости этих данных мы писали в «DGP» еще в сентябре прошлого года, ссылаясь на информаторов, связанных с Агентством внутренней безопасности. Теперь это подтвердил суд. Мы ознакомились с апрельским вердиктом Воеводского административного суда Варшавы и его обоснованием. «Dziennik Gazeta Prawna» располагает полной версией отчета молдавского парламента – отчета, который имел целью скомпрометировать ФОД и фирму Бартоша Крамека «Silk Road Biuro Analiz i Informacji». Это сплав правды, полуправды и явной лжи. Мы также ознакомились со свидетельствами лиц, участвовавших в работе следственной комиссии, результатом которой является этот документ. В разговоре с нами они рассказали о закулисных обстоятельствах составления отчета и давлении со стороны олигарха Владимира Плахотнюка (которого две недели назад отстранили от власти). Собственно, именно против него выступала ФОД в своей молдавской деятельности.

Происходящее в Польше и Бельгии вкупе с новостями из Молдовы позволяет предположить, что польское государство в своей борьбе с ФОД близится к поражению. Нет никаких доказательств связи Козловской с российскими спецслужбами. К тому же в Молдове правительство возглавила тесно сотрудничающая с ФОД Майя Санду, которая теперь получила поддержку США и Европейского Союза, а также признание со стороны России. Это можно считать кардинальной переменой в восточноевропейской политике, в которой тон задают Брюссель и Вашингтон. А ведь именно связи с ней и ее окружением должны были стать ключевым доказательством того, что Фундация причастна к подозрительным финансовым схемам и отмыванию денег в рамках так называемого «молдавского ландромата». Однако ни молдавский отчет, ни проверка, проведенная в ФОД Лодзинским таможенно-финансовым управлением, ничего подобного не выявили (мы располагаем документом, в котором содержатся результаты этой проверки. Что касается связанной с ФОД фирмы мужа Людмилы Козловской – «Silk Road Biuro Analiz i Informacji», – ее проверка все еще продолжается).

Месть Плахотнюка

Авторами 34-страничного румынскоязычного отчета следственной комиссии молдавского парламента являются шестеро депутатов. ПоловинаизнихпредставляетподконтрольнуюПлахотнюкуДемократическуюпартию. Как утверждает один из собеседников «DGP», работу над документом неофициально курировал кум Плахотнюка, заместитель председателя Демократической партии Андриан Канду. «Именно он, хоть и, не будучи членом следственной комиссии, редактировал окончательную версию это доказывает информация, содержащаяся в так называемых метаданных Wordовского файла, в котором был сохранен отчет до того, как его конвертировали вpdf, – сообщил информатор «DGP». – Из них явственно следует, что документ редактировал или полностью написал Канду и его люди», – добавил он.

Плахотнюк, который начал свою карьеру сутенером, а впоследствии стал накапливать эротические видеозаписи, компрометирующие его политических и деловых соперников, безраздельно властвовал в стране до середины июня этого года. Неделю назад, сразу же после беседы с послом США, он бежал из Кишинева на машине через сепаратистскую территорию Приднестровья в Одессу, а оттуда самолетом в Стамбул. В течение нескольких лет Плахотнюк пользовался поддержкой запада, поскольку обеспечил соглашение об ассоциации с Европейским Союзом и, по крайней мере, в своих заявлениях, гарантировал геополитическую ориентацию на Запад и сдерживание российского влияния в Молдове, расположенной у восточной границы ЕС и НАТО. Он утратил эту поддержку, когда оказалось, что для него соглашение было не более чем алиби, позволявшим ему бесконтрольно – по образцу Виктора Януковича –разворовывать бюджет государства, в котором назревал бунт.

Летом прошлого года, после того, как имя Козловской внесли в ШИС, Плахотнюк – прямо сославшись на заявление министра-координатора спецслужб Мариуша Каминского – распорядился учредить следственную комиссию с целью разоблачить диверсионную деятельность ФОД. Объектом этой охоты была не только выступавшая против Плахотнюка Козловская, но прежде всего стремящаяся к власти прозападная оппозиция. «Это была попытка делегализовать те группы, которые могли представлять для него угрозу»,– сказала тогда в беседе с «DGP» Наталья Морарь, молдавская журналистка и активистка, сотрудничающая с Майей Санду и Козловской. По мнению Морарь, целью Плахотнюка была полная монополизация государства, создание такой системы власти, которая опиралась бы на семью и близких знакомых; на румынском это называется «cumetrie», кумовство. 

Молдавская следственная комиссия, вдохновленная действиями Польши против ФОД, приступила к работе 5 октября 2018 года; во главе ее стоял человек, пользующийся доверием Демократической партии и самого Плахотнюка – юрист Игорь Время. Его непосредственным вышестоящим начальником был вышеупомянутый Канду. Главным источником информации для комиссии были три местные спецслужбы, подконтрольные олигарху: Служба информации и безопасности (СИБ), Министерство внутренних дел и Служба по предупреждению и борьбе с отмыванием денег (СПБОД). В документе читаем, что по делу ФОД и оппозиции показания давали, среди прочих, глава СИБ Василий Ботнарь, глава СПБОД Василий Шарко и госсекретарь МИДа Дорин Пуриче. Отчет утверждает, что Фундацию финансировало российское министерство обороны, а перевод средств осуществлялся через оффшорные зоны. Однако вышеперечисленные утверждения не подкреплены никакими доказательствами. Отчет также сообщает, что главный донор Фундации – Петр Козловский, брат Людмилы (это не тайна, ФОД никогда этого не скрывала; данная информация фигурировала, среди прочего, в Отчете Марцина Рея – польской публикации, описывающей связи Фундации) и его деловые партнеры: Аркадий Агарков, руководитель санкт-петербургской компании «Сталь» и Андрей Бровченко, тоже проживающий в Санкт-Петербурге. Кроме того, в отчете молдавской комиссии говорится, что сестра Людмилы Елена Мирошникова является совладелицей сети фирм в Севастопале (эти данные тоже фигурировали в Отчете Рея). Согласно комиссии, ФОД получала деньги от названных выше лиц, а компания «Silk Road» сотрудничала с рядом фирм, связанных с Петром Козловским или принадлежащих ему («DGP» имеет в своем распоряжении их полный список; о некоторых из них – не указанных в Отчете Рея – молдавская сторона могла узнать от поляков, чем, возможно, нарушила финансовую тайну в рамках следствия, все еще проводящегося в отношении «Silk Road»).

DGP: Козловская, Платон и кража векаВсе вышеуказанные лица давно уже появляются в сообщениях польских СМИ в контексте связей Козловского с крымским предприятием «Маяк», производящим морское освещение для российского флота

«Связей с братом Людмилы и того факта, что он был главным донором, мы никогда не скрывали. Информация о «Маяке» тоже не является тайной. Но нам трудно понять аргументы о его связях с Россией, поскольку живет он во Флориде, из Крыма уехал в начале 2014 года, поддерживал проукраинскую организацию, а с «Маяком» уже не имеет ничего общего»,– поясняет в разговоре с «DGP» Бартош Крамек, глава фирмы «Silk Road» и муж Людмилы Козловской. Из наших данных следует, что в Крыму осталась часть семьи Козловской. – «Некоторые поддержали аннексию полуострова. Как говорится, стали ватниками. Однако это не имеет никакого отношения к деятельности Людмилы в Польше», – заявляет наш информатор. В Украине часты случаи раскола в семье на почве того, кто как относится к событиям 2014 года, произошедшим на Майдане и после него. Такова, например, история бывшего шахтера из-под Луганска, а ныне известного киевского журналиста и писателя Максима Бутченко. Часть его семьи поддержала сепаратистов из Луганской Народной Республики. Сам он участвовал в «Революции достоинства», боролся против Виктора Януковича. Своих родственников он называет термином, который в украинской столице не одобряют из-за отсутствия пренебрежительного оттенка: «ополченцы».

Оффшорная сеть

В молдавском отчете много говорится о средствах, которые некие компании, зарегистрированные в оффшорных зонах (у нас есть полный список этих компаний и мест их регистрации) якобы переводили на счета фирмы Крамека «Silk Road Biuro Analiz i Informacji». По имеющимся данным, две из них – Kariastra Project и Stoppard Consulting – действительно в прошлом сотрудничали с Петром Козловским. Однако в отчете нет ни одного доказательства того, что посредством этих компаний Козловский отмывал деньги или что они непосредственно переводили деньги на счет ФОД либо «Silk Road». Бартош Крамек, которому мы предъявили список указанных в отчете компаний, отрицает какие-либо связи с ними.

Молдавский отчет также содержит информацию о том, что фирма «Silk Road» якобы перевел 2 тысячи долларов на счета молдавского предприятия, которое оказывает поддержку оппозиционной группе «Платформа "Достоинство и правда"» (Platforma Demnitate și Adevăr) во главе с Андреем Нэстасе – новым вице-премьером в поддерживаемым Западом правительстве Майи Санду. Раньше парламентарии из следственной комиссии вели охоту на прозападную оппозицию, а теперь хвастаются властям, что выявили эти данные «в процессе следствия, проведенного молдавскими специальными службами совместно с зарубежными партнерами». Не исключено, что речь идет о польском Агентстве внутренней безопасности. 

На наш вопрос о том, предоставляла ли польская сторона информацию о Крамеке или Козловской молдавским институтам (на тот момент полностью подконтрольным олигарху Владу Плахотнюку) и о том, в какой степени Варшава сотрудничала с Кишиневом в деле ФОД и «Silk Road», ответил  Отдел анализа и коммуникаций Департамента национальной безопасности КПМП [Канцелярия премьер-министра Польши. – прим. перев.] Под заявлением не стояло имени и фамилии автора. «Уведомляем вас, что Агентство внутренней безопасности проводит следствие в отношении деятельности Фундации «Открытый Диалог» и управляемого Бартошем Крамеком общества «Silk Road Biuro Analiz i Informacji». Дело возбудила прокуратура на основании сообщения главы государственной финансовой инспекции, проводившей финансовую проверку в ФОД. Сообщаем также, что на данный момент службы выполняют свои уставные задания. Подробности деятельности служб не доводятся до сведения общественности в связи с законодательными ограничениями», – говорилось в ответе.

Документ молдавского парламента также цитирует популярную в Польше статью с украинского портала «антикор», где Козловскую (без каких-либо доказательств) обвиняют в связях с российскими спецслужбами. Чтобы этот материал выглядел правдоподобно, члены парламента упоминают рекомендацию контрразведки Агентства внутренней безопасности – рекомендацию, которая позволила внести Козловскую в базу данных ШИС и которую впоследствии подверг сомнению Воеводский административный суд. Несколькими предложениями ниже отчет содержит ложную информацию о том, что в отношении Козловской якобы было возбуждено дело в Украине. В сентябре прошлого года мы уже продемонстрировали в «DGP», что бродящий по сети отсканированный документ по этому делу – фальшивка. Человек, чья подпись стоит под документом – бывший заместитель Генерального прокурора Украины Виталий Касько – в разговоре с нашей газетой заявил, что не видел этого документа и никогда не подписал бы его. Мы также спросили главу украинского МИДа Павла Климкина, действительно ли проводится такое следствие. Он опроверг эту информацию. На вопрос «DGP» о том, как он относится к делу Козловской в Польше, Климкин ответил загадочно: «А что, в Польше есть какое-то дело Козловской?»

Рекомендации олигарха

Главный вывод молдавского отчета таков: ФОД вмешивалась во внутренние дела государства Молдова (в Польше подобные обвинения в адрес ФОД высказывают политики из партии «Закон и справедливость») и финансировала молдавскую оппозицию из незаконных источников. Проявлениями этой деятельности, согласно отчету, были анти-плахотнюковский лоббинг в Европейском парламенте, поддержка Вячеслава Платона, обвиняемого в выводе из молдавских банков 1.5 миллиардов долларов через т.н. «ландромат»  (в завтрашнем выпуске «DGP» мы опубликуем материал о механизме ландромата, о попытке связать его с ФОД и о самом Платоне), приглашение на международные конференции таких людей, как Санду и Нэстасе, а также оплата их перелета в Брюссель.

ФОД действительно поддерживала оппозицию и заявляла, что Платон – не подозрительный бизнесмен, сотрудничавший с Плахотнюком, а жертва режима Плахотнюка (в 2017 году в результате политически мотивированного судебного процесса Платона приговорили к 18 годам тюрьмы). Для молдавских властей лоббинг со стороны Фундации был болезненным ударом, поскольку он привел, среди прочего, к тому, что Европейская Комиссия ограничила средства, выделенные ЕС для помощи Молдове (20 миллионов евро в год). В Польше по приглашению ФОД находилась адвокат Платона    Ана Урсаки, которую Плахотнюк обвинил в руководстве организованной преступной группировки, занимающейся отъемом жилья. Кроме того, ей предъявили обвинение в заказе убийства. В действительности олигарх так яростно атаковал сотрудничающую с оппозицию Урсаки потому, что в связи с работой по делу Платона она владела обширной информацией о бизнесе Плахотнюка и делилась этими сведениями с Брюсселем, Берлином и Варшавой. В 2017 году в разговоре с «DGP» Урсаки утверждала, что часть информации об оффшорных зонах, где Плахотнюк прячет свои деньги, ее клиент передал офицеру ФБР во время допроса в Киеве, прямо перед депортацией в Кишинев. (Платон, хотя и имел не только молдавский, но и украинский паспорт, летом 2016 года был задержан в Киева и передан властям в Кишиневе. В 2016 году президентом Украины был на тот момент близкий друг, а в прошлом деловой партнер Плахотнюка Петр Порошенко). 

Низкое качество журналистики

По нашим данным, молдавский отчет был передан польской стороне. Как сообщает один из наших информаторов, вопрос о ФОД, по всей вероятности, подняли на встрече министра Яцека Чапутовича с его молдавским коллегой Тудором Ульяновским во время заседания Совета Министров ОБСЕ в Милане, в декабре 2018 года. То есть тогда, когда Плахотнюк еще стоял у власти.

Примерно в то же время Джордж Кент, заместитель помощника Госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии, назвал молдавский отчет неправдоподобным. Он заявил, что этот документ представляет собой форму давления, «инициированного олигархом Влада Плахотнюком». В создании документа не участвовала тогдашняя молдавская оппозиция, которая теперь пришла к власти. Еще один наш собеседник утверждает, что в отчет можно было вписать все что угодно, поскольку заседания следственной комиссии проходили за закрытыми дверями, а Плахотнюк благодаря своему куму Андриана Канду имел полный доступ к тексту.

Мы попросили Яцека Чапутовича, главу МИДа, дать оценку качества молдавского отчета, а также спросили его о том, вычеркнет ли Польша Козловскую из ШИС, когда та получит вид на жительство в Бельгии. Мы так и не получили ответа до того, как этот выпуск «DGP» отправился в печать. 

Кроме того, мы попросили Игоря Время – руководителя молдавской следственной комиссии, составившей отчет о ФОД – прокомментировать ситуацию. Онтоженеответилнанашивопросы.

Сама Козловская в беседе с «DGP» сообщила, что она уже давно требует опубликовать всю информацию, на основе которой ее назвали угрозой польской национальной безопасности. «Они не соглашаются это сделать, потому что в секретных документах ничего на меня нет. Что подтвердил в своем вердикте Воеводский административный суд, –сказала глава ФОД. – Заработал такой специфический механизм взаимного цитирования и накручивания. Сначала Молдова сослалась на запрет въезда и позицию Польши [заявление Станислава Жарына, озвученное летом прошлого года. – прим. ред.], согласно которому я представляю угрозу безопасности. Тем самым она обосновала необходимость создать парламентскую следственную комиссию. А затем Польша воспользовалась данными молдавского отчета, обвиняющего нас. Обе стороны преподнесли свои выводы как очевидную истину. Проблема в том, что ни одно из этих двух государств не представило ни одного доказательства, которое могло бы скомпрометировать меня и Фундацию», – подытожила она.

Источник: wiadomosci.dziennik.pl

Смотреть также: