• Дата

За тобой пришли. Злоупотребления процедурами экстрадиций, незаконные выдворения и похищения жертв политических преследований

  • 25.02.2019
  • Автор: Игорь Савченко, Катерина Савченко

1. Краткий словарь терминов

Экстрадиция – передача лица от одного государства (запрашиваемое государство) к другому государству (запрашивающее государство), при этом: а) запрашивающее государство объявило данное лицо в розыск по обвинению в преступлении, которое наказывается лишением свободы, или же имеет в отношении данного лица вступивший в силу приговор суда; б) лицо было обнаружено на территории запрашиваемого государства; в) запрашивающее государство просит экстрадировать это лицо для привлечения к ответственности за преступления, указанные в запросе об экстрадиции, и в поддержку запроса предоставляет пакет документов по делу.

Коммуникацией по вопросам экстрадиции занимаются уполномоченные органы государств (как правило, Генеральная прокуратура и Министерство юстиции). Уполномоченный орган запрашиваемого государства принимает свое решение (в большинстве случаев - в пользу экстрадиции) и представляет свою позицию в суде, который рассматривает допустимость или недопустимость экстрадиции. На следующих этапах, в зависимости от национального законодательства, окончательные решения по экстрадиции может принимать исполнительная власть (Министерство юстиции, Премьер-министр).

Выдворение – мера, которая применяется с целью вынудить иностранного гражданина покинуть страну согласно решению компетентных органов (миграционной службы, суда).

Межгосударственная взаимная правовая помощь по уголовным делам – форма сотрудничества между государствами, которая возникает при таких условиях: а) запрашивающее государство осуществляет уголовное преследование или судебное разбирательство, б) недостающая информация по этому делу находится в юрисдикции запрашиваемого государства.

В связи с этим, запрашиваемое государство реагирует на запрос и содействует данному расследованию или разбирательству, в частности: предоставляет доказательства, допрашивает преследуемых лиц и свидетелей, передает персональные данные, выполняет обыск, изъятие т. п. Данное сотрудничество происходит как на официальном, так и на неофициальном (более неформальном) уровнях. Коммуникацию между собой ведут правоохранительные органы или суды обеих государств. Процедуры и обязательства по предоставлению правовой помощи определяются в международных конвенциях, а также в двусторонних или региональных соглашениях.

Убежище – форма международной защиты, которую государство или орган ООН предоставляет иностранному гражданину в связи с тем, что он/она не может вернуться в страну происхождения. Связано это с обоснованными опасениями, что в стране происхождения лицо подвергнется преследованию за признаками расы, вероисповедания, национальности, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений. Заявления об убежище рассматривает уполномоченный орган государства (как правило, миграционная служба). Суд может подтвердить, отменить или пересмотреть решение данного органа.

Дополнительная защита - форма международной защиты, которая предоставляется в том случае, когда уполномоченный орган считает, что не хватает оснований для убежища, однако лицу грозят пытки, жестокое обращение, а также другие угрозы жизни и безопасности в стране происхождения. Как правило, данная защита предоставляется на определенный срок, по истечении которого лицу нужно доказывать актуальность угроз и продлевать защиту.

Искатель убежища – лицо, которое подало запрос на получение международной защиты, и по этому запросу еще не принято окончательного решения.

Злоупотребление Интерполом – распространенное нарушение ст. 3 Конституции Интерпола, которая запрещает осуществлять какое-либо вмешательство или деятельность политического, военного, религиозного или расового характера. Недемократические государства часто нарушают эту норму, используя систему Интерпола для преследования беженцев и политических оппонентов.

«Красное уведомление» - один из видов уведомлений Интерпола. Это уведомление (запрос на розыск) выпускается Генеральным Секретариатом Интерпола по запросу государства, которое выдало санкцию на арест лица и намерено добиваться его экстрадиции.

Diffusion – один из видов уведомлений Интерпола. Национальные правоохранительные органы автоматически вносят имя лица в базу данных Интерпола через сеть I-Link. Diffusion избирательно направляется определенным государствам.

2. Введение

В международном праве установлен безусловный запрет на экстрадицию лиц в страны, где им грозят пытки и жестокое обращение. Также незаконными являются запросы на экстрадицию, изданные на основании политически мотивированных уголовных преследований. В таких делах лица подвергаются преследованиям за политические убеждения, критику власти, общественную, журналистскую или правозащитную деятельность.

Принцип невозвращения беженцев является обязательным для государств. Также запрещено выдавать просителей убежища на этапе рассмотрения ходатайства об убежище. Еще одним основанием для запрета в экстрадиции является отсутствие гарантий справедливого суда.

Однако многие государства попирают данными нормами, добиваясь или осуществляя экстрадиции с грубыми нарушениями Конвенции ООН против пыток, Конвенции ООН о статусе беженцев, Европейской конвенции по правам человека, Европейской конвенции о выдаче, Европейской конвенции о взаимной помощи в уголовных делах, а также Международного пакта о гражданских и политических правах.

Помимо незаконных экстрадиций, распространены случаи принудительного выдворения или похищения преследуемых лиц при сотрудничестве со спецслужбами страны происхождения. Такие действия осуществляются тайно, без соблюдения законных процедур, лишая лиц возможности отстаивать интересы в суде. Беженцы и искатели убежища сталкиваются со слежкой и угрозами со стороны спецслужб государства, из которого они сбежали.

Мы приветствуем инициативу Комитета ПАСЕ по юридическим вопросам и правам человека относительно подготовки отчета «Extradition requests and the abuse of process». В своем submission Фундация «Открытый Диалог» провела анализ нарушений, которые были допущены в рамках экстрадиционных процедур. Мы также предлагаем возможные механизмы решения проблем и рекомендации по улучшению сотрудничества государств Совета Европы в сфере экстрадиций.

В данном отчете рассмотрены примеры нарушений со стороны следующих государств:

  • Члены Совета Европы, которые отправляли политически мотивированные запросы на экстрадицию и, в части из этих случаев, добивались экстрадиции: Азербайджан, Молдова, Россия, Турция, Украина.
  • Члены Совета Европы, которые осуществляли незаконные экстрадиции или выдворения: Болгария, Венгрия, Молдова, Россия, Турция, Украина.
  • Злоупотребления процедурами экстрадиций со стороны государств, которые не являются членами Совета Европы, но имеют партнерские отношения с Советом Европы: Кыргызстан (имеет статус партнера Совета Европы по демократии); Казахстан (подписал несколько конвенций в рамках Совета Европы и декларацию о расширении сотрудничества с организацией). В последние годы Казахстан систематически направляет государствам Совета Европы политически мотивированные запросы на экстрадицию.

Часто в вопросах экстрадиции государства в первую очередь опираются не на международное право по правам человека, а на двусторонние или региональные соглашения о правовой помощи. Незаконные экстрадиции осуществляются под предлогом «защиты интересов национальной безопасности» или сохранения дружественных двусторонних отношений между государствами.

Во многих случаях правоохранительные органы игнорируют объективные и обоснованные опасения, что в стране происхождения экстрадируемое лицо ожидают пытки, произвольное лишение свободы и даже смерть. Правительства или суды часто не желают разбираться в сути дела, хотя имеются очевидные факты фабрикации доказательств и дискриминирующих действий следствия.

Вместо этого основанием для экстрадиции является «полное доверие» гарантиям, которые предоставило государство, запрашивающее экстрадицию. При этом не принимаются во внимание формальность и несостоятельность данных гарантий, а также предыдущие случаи их нарушения.

В рамках экстрадиционных процедур предоставляются выводы правозащитных организаций, ООН, ПАСЕ, органов ЕС относительно системного характера пыток и политических преследований в стране происхождения. Однако суды и правительства называли эти документы такими, что «не имеют отношения к делу». При этом в некоторых случаях экстрадиции были осуществлены даже вопреки запрету со стороны органов ООН.

В данном отчете приведены многочисленные примеры, когда миграционные службы полностью встают на позицию государства, осуществляющего незаконное преследование, и безосновательно отказывают в убежище. В тюрьму к арестованным беженцам или просителям убежища допускают представителей властей страны происхождения, что является грубым нарушением.

Вопиющими являются попытки недемократических государств коррупционным способом влиять на исход экстрадиционных дел или добиться лишения своих оппонентов статуса беженца. Распространенным является злоупотребление механизмами межгосударственной правовой помощи, когда недемократические государства получают конфиденциальную информацию о своих оппонентах и используют ее для преследований и угроз.

Еще одной формой злоупотреблений являются повторные запросы на экстрадицию. Интерпол удаляет политически мотивированный запрос на розыск, и государству отказывают в экстрадиции. Несмотря на это, государство отправляет повторные аналогичные запросы на розыск и на экстрадицию. Поэтому при пересечении границы лица вновь сталкиваются с арестами и угрозой экстрадиции. Аналогичным преследованиям подвергаются и те, кто получил убежище и гражданство в странах ЕС.

В качестве примеров в данном отчете рассмотрено или упомянуто 65 кейсов. Мы не рассматриваем вопрос виновности или невиновности лиц в этих делах (хотя во многих случаях судебные органы государств Совета Европы установили их невиновность). Фундация обращает внимание на грубые нарушения экстрадиционных процедур, которые подрывают международные соглашения по правам человека.

Большинство дел, рассмотренных в отчете, являются предметом экспертизы Фундации «Открытый Диалог». Фундация изучала документы по делам, а также получала информацию от преследуемых и их адвокатов.

3. Злоупотребление Интерполом является предпосылкой для незаконной экстрадиционной процедуры

В большинстве случаев старт экстрадиционным процедурам дают уведомления Интерпола («красные уведомления» или diffusion). Большинство членов Интерпола являются недемократическими государствами. Эти государства злоупотребляют системой Интерпола с целью осуществления политических преследований. На протяжении последних пяти лет над решением этой проблемы работают правозащитные организации, а также представители ЕС, ПАСЕ, ОБСЕ и ООН.

В апреле 2017 года ПАСЕ утвердила отчет и резолюцию о реформе Интерпола: «Злоупотребление системой Интерпола: необходимость введения более строгих юридических гарантий».

На данный момент реформа Интерпола сдвинулась с места. Интерпол внес ряд изменений в свое законодательство. В 2016-2017 гг. Интерпол стал применять (пока что не последовательно) политику защиты лиц со статусом беженца, а также более внимательно отслеживать политически мотивированные запросы на розыск.

Фундация «Открытый Диалог» была одной из тех неправительственных организаций, которые начали международную кампанию в поддержку реформы Интерпола. В своем последнем отчете по данной теме Фундация проанализировала первые изменения в системе Интерпола, а также предоставила рекомендации для дальнейшего эффективного внедрения реформ. 18.02.2019 в Европейском парламенте состоялась презентация отчета «Злоупотребления «красными уведомлениями» Интерпола и влияние на права человека», подготовленного по запросу подкомитета Европейского парламента по правам человека. Данный отчет ссылается на исследования и рекомендации Фундации «Открытый Диалог» по данной теме, а также на экспертные интервью с представителями Фундации.

«Красные уведомления» Интерпола или diffusion не являются «ордерами на арест». Государство, на территории которого было обнаружено лицо, самостоятельно принимает решение о мере пресечения. Однако на практике в большинстве случаев автоматически производится арест. Жертвы политических преследований находятся месяцы и годы за решеткой, пока проходят длительные процедуры рассмотрения экстрадиционных запросов и оспаривания уведомлений Интерпола.

4. Участники Минской конвенции о правовой помощи прибегают к незаконным экстрадициям, а также к похищениям беженцев и искателей убежища

Большое количество случаев, рассмотренных в данном отчете, связано со злоупотреблениями экстрадиционными процедурами со стороны Азербайджана, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, России, Украины. Все эти государства являются членами Минской конвенции о правовой помощи и тесно сотрудничают по вопросам экстрадиций. Минская конвенция сосредоточивается в первую очередь на процедурах правовой помощи. В соглашении не прописаны четко механизмы обеспечения гарантий прав человека.

Казахстан злоупотребляет системой Интерпола и экстрадиций в первую очередь с целью заполучить с территорий государств Совета Европы оппозиционного политика Мухтара Аблязова, а также его членов семьи и бывших коллег. Президент Казахстана считает Аблязова личным врагом. Ранее Аблязов был известным бизнесменом и одним из инициаторов оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана». Аблязов возглавлял негосударственный БТА Банк. В 2009 году случился очередной конфликт Аблязова с Президентом Казахстана, после чего Аблязова обвинили в «хищении средств банка».

Не имея договоров об экстрадиции с большинством стран ЕС, Казахстан обратился за помощью к Украине и России (БТА Банк имел представительства в этих государствах). Украина и Россия также объявили Аблязова, его коллег и членов семьи в розыск Интерпола.

В сентябре 2015 года Премьер-министр Франции Мануэль Вальс подписал указ об экстрадиции Аблязова в Россию. Согласно указу, Франция «полностью доверяет» гарантиям России относительно обеспечения надлежащих условий содержания и защиты от пыток. Франция, которая присоединилась к санкциям по «списку Магнитского», в решении об экстрадиции сослалась на постановление российского судьи из «списка Магнитского».

Через год, 09.12.2016, Государственный совет Франции отменил указ об экстрадиции и подчеркнул политический характер дела Аблязова. Государственный совет Франции отметил, что Казахстан незаконно влиял на украинское и российское следствие по этому делу.

Интерпол удалил из списка розыска Мухтара Аблязова и несколько других обвиняемых по этому делу. Государства Совета Европы отказали в экстрадиции лиц, проходящих по этому делу: Татьяны Параскевич, Артура Трофимова, Куаныша Нургазина, Александра Павлова, Муратбека Кетебаева, Сырыма Шалабаева, Романа Солодченко.

Но Казахстан игнорирует данные решения и продолжает добиваться экстрадиции обвиняемых по делу Аблязова. В 2017 году двое из них - Жаксылык Жаримбетов и Ержан Кадесов - были экстрадированы в Казахстан с грубыми нарушениями международного права. В Казахстане их посадили в СИЗО, они полностью изменили свою позицию, «признали вину», дали показания против Аблязова и заявили, что «добровольно вернулись в Казахстан». Также они стали распространять клеветническую информацию в отношении правозащитников, в т. ч. Фундации «Открытый Диалог», которые выступили в их защиту. Фактически, власти Казахстана используют этих обвиняемых в пропагандистских целях.

На данный момент представители Генеральной прокуратуры Казахстана заявляют о желании подписывать с государствами ЕС (в частности Австрией, Францией) договора о правовой помощи, а также присоединиться к конвенциям Совета Европы в сфере уголовного судопроизводства. На деле это откроет Казахстану еще больше возможностей для злоупотреблений экстрадиционными процедурами и доверием государств Совета Европы.

Россия является одним из лидеров по числу злоупотреблений Интерполом и экстрадиционными процедурами. Кроме того, правозащитники фиксируют частые случаи похищения в России граждан центральноазиатских стран спецслужбами этих государств. Например, на территории России были похищены Санжарбек Сатвалдиев (доставлен в Узбекистан) и Савриддин Джураев (доставлен в Таджикистан). Эта практика является весьма распространенной, так как легальные способы добиться экстрадиции, как правило, блокировались ЕСПЧ.

Однако в декабре 2015 года в России были приняты законодательные изменения, позволяющие не исполнять решения ЕСПЧ и других международных судебных инстанций, которые «противоречат Конституции РФ». Эти изменения были резко раскритикованы Венецианской комиссией. Фактически Россия отменила для себя приоритет международного права.

За последние два года несколько лиц, которых Россия объявила в розыск, были удалены из списка Интерпола, в частности: оппозиционный политик Ян Андреев, активист Никита Кулаченков, обвиняемые по делу ЮКОСа Павел Забелин, Леонид Невзлин, Павел Ивлев, Иван Колесников. России было отказано в их экстрадиции.

Украинская прокуратура, полиция, миграционная служба, суды, вопреки заявлениям властей, остаются не реформированными и используют в работе прежние коррупционные методы. Беженцы из постсоветских государств часто останавливают свой выбор на Украине, власти которой декларируют приверженность демократическим ценностям. Однако в реальности украинская миграционная служба систематически отказывает преследуемым в предоставлении убежища или дополнительной защиты.

Например, было отказано в убежище российским активистам, которые преследуются за поддержку Евромайдана (Петр Любченков, Сергей Анисифоров, Алексей Ветров, Сергей Сахарчук). Миграционная служба Украины объяснила свои решения тем, что, согласно российскому законодательству, Россия является «демократическим правовым государством», где «нет пыток». Поэтому активисты находятся под риском экстрадиции.

В Украину опасно приезжать даже при наличии статуса беженца или гражданства ЕС - это подтвердили дела Фикрета Гусейнова и Аловсата Алиева, которых украинская прокуратура намеревалась экстрадировать в Азербайджан.

Украина ведет тесное экстрадиционное сотрудничество с Россией, несмотря на военную агрессию со стороны России. Зафиксированы много случаев, когда украинские спецслужбы прибегали к внепроцессуальным «принудительным возвращениям» (фактически – похищениям) искателей убежища. Имеющиеся факты говорят о том, что украинские спецслужбы содействуют деятельности иностранных спецслужб в преследовании политических оппонентов на территории Украины.

5. Примеры грубых нарушений прав человека при осуществлении экстрадиционных процедур

5.1. Отсутствие надлежащей оценки ситуации в стране, запрашивающей экстрадицию

Рассматривая запросы на экстрадицию, государства Совета Европы по-разному трактуют ситуацию в стране, которая обращается с запросом на экстрадицию. В некоторых случаях правоохранительные органы открыто игнорируют подтвержденные экспертные выводы представителей международной общественности.

  • 30.10.2015 Городской суд г. Праги в одном из решений по делу Татьяны Параскевич заявил, что «совсем не существенно», как часто применяются пытки в России, так как пытки в отношении одних «не означают» автоматическое применение пыток к другим лицам. Отчеты международных правозащитных организаций доказывают систематическое и безнаказанное применение пыток в России. Однако чешский суд назвал эти отчеты «имеющими лишь общий характер».
  • Противоположное решение приняла Австрия в отношении Артура Трофимова, который обвиняется по одному делу с Параскевич. Австрийский суд предоставил Трофимову дополнительную защиту и признал высокий риск жестокого обращения в связи с бесчеловечными условиями содержания заключенных в России.

5.2. Представителей государств, которые запрашивают экстрадицию, незаконно допускают к арестованным беженцам или искателям убежища

  • В апреле 2016 года в Украине по запросу Азербайджана был арестован правозащитник Аловсат Алиев. Он провел 20 суток в СИЗО. Германия предоставила Алиеву статус беженца, признав политический характер преследований со стороны властей Азербайджана. Несмотря на это, украинская прокуратура допустила к нему в СИЗО представителя Азербайджана, который угрожал Алиеву. Вмешательство немецких дипломатов и широкая огласка спасли его от экстрадиции в Азербайджан.
  • Ержан Кадесов, обвиняемый по делу казахстанского оппозиционера Мухтара Аблязова, был арестован в Венгрии по запросу Казахстана. В ноябре 2016 года власти Венгрии допустили в тюрьму к Кадесову казахстанского прокурора и дипломата, которые угрожали ему. Их не должны были допускать к Кадесову, который на тот момент имел статус искателя убежища.

    В июне 2017 года в тюрьму к Кадесову позвонил Жаксылык Жаримбетов, еще один обвиняемый по этому делу. Казахстан добился незаконной экстрадиции Жаримбетова, после чего тот начал «содействовать следствию» и фактически стал рупором казахстанских властей. Жаримбетов предоставил Кадесову «гарантии защиты», если тот приедет в Казахстан и даст обвинительные показания. После этого звонка Кадесов резко изменил свою позицию и попросил «добровольно экстрадировать» его в Казахстан. Подобный звонок в тюрьму мог быть организован только при сотрудничестве венгерских и казахстанских властей.

5.3. Экстрадиции, осуществлены вопреки решениям органов ООН

  • В 2013 году УВКБ ООН предоставило азербайджанцу Фариду Юсубу статус беженца. В мае 2015 года Юсуб был задержан в России, так как находился в розыске Интерпола по запросу Азербайджана. Он провел год под стражей. Генеральная прокуратура России приняла решение об экстрадиции Юсуба. В сентябре 2016 года российский суд оставил в силе данное решение. Суд заявил, что аргументы УВКБ ООН «не относятся к Юсубу». В январе 2017 года Интерпол удалил его из списка розыска. Несмотря на это, а также игнорируя решение УВКБ ООН, в августе 2018 года Россия экстрадировала Юсуба в Азербайджан.
  • В июне 2016 года Тимур Тумгоев был задержан в Украине по экстрадиционному запросу России. Около двух лет он провел под стражей. Миграционная служба отказала ему в убежище. Через суд он добивался пересмотра дела об убежище, однако не смог дождаться решения суда. В сентябре 2018 года решением украинской прокуратуры он был экстрадирован в Россию. Кроме того, Украина проигнорировала решение Комитета ООН по правам человека, который требовал приостановить экстрадицию Тумгоева.
  • Властям Турции удавалось достать своих политических оппонентов за рубежом, несмотря на запрет ООН осуществлять экстрадицию. В 2016 году Турция добилась экстрадиции Мурата Акара, который пребывал под гуманитарной защитой ООН в Бахрейне. Правозащитники сообщили, что после экстрадиции он подвергся пыткам. В 2017 году, несмотря на протест УВКБ ООН, из Таиланда в Турцию был экстрадирован Мухаммет Фуркан.

5.4. Сотрудничество спецслужб с целью преследований, похищений, выдворений беженцев и искателей убежища

  • Семеро сотрудников сети молдово-турецких лицеев Orizont подверглись принудительному выдворению из Молдовы, которое фактически можно расценивать как похищение. Турецкие власти считают, что лицеи Orizont связаны с Фетхуллахом Гюленом, который обвиняется в Турции в «попытке государственного переворота» в июле 2016 года. Учителя и члены руководства лицея, которые были выдворены из Молдовы: Саркис Айри, Хусейн Байрактар, Реза Доган, Феридун Туфекчи, Хасан Караджоглу, Ясын Оздил, Муждат Челеби (из них последние пять были искателями убежища в Молдове).

    06.09.2018 они были задержаны с применением силы сотрудниками Службы информации и безопасности Молдовы. Родственникам и адвокатам не сообщили об их местонахождении. 07.09.2018 стало известно, что эти лица уже находились в турецких тюрьмах. За день перед выдворением миграционная служба Молдовы «по рекомендации» Службы информации и безопасности отказала им в убежище. Сотрудников лицея не уведомили об отказе в убежище. Им не дали возможность защитить свои права в суде.

    Служба информации и безопасности заявила, что выдворенные лица «представляли угрозу национальной безопасности» и были объявлены персонами нон-грата. Дело начал рассматривать ЕСПЧ. В октябре 2018 года представитель молдавского правительства Олег Ротарь сообщил ЕСПЧ, что выдворенные лица «не говорили, что их будут пытать в Турции».

    В октябре 2018 года Президент Турции посетил Молдову. Во время визита были заключены договора об укреплении сотрудничества между Молдовой и Турцией.

  • В сентябре 2016 года гражданка России Аминат Бабаева подала заявление о получении статуса беженца в Украине. Однако в миграционной службе отказались оформлять ее документы. Сразу после этого сотрудники Службы безопасности Украины вошли в помещение миграционной службы и силой затолкали Бабаеву в автомобиль. Она пыталась связаться с адвокатом, но похитители выбросили ее телефон в окно автомобиля. Бабаеву принудительно выслали в Россию.
  • Российский активист Владимир Егоров попросил об убежище в Украине. Пока его заявление рассматривалось, он устроился на работу и снял жилье. В июле 2017 года к нему в квартиру пришли несколько человек, которые представились сотрудниками Службы безопасности Украины, и сказали «собирать вещи». Егорова вывезли на границу с Россией и Беларусью и сообщили, что ему запрещен въезд в Украину. В результате, он оказался в руках российских правоохранительных органов. СБУ утверждает, что не имеет отношения к данному делу.
  • В июле 2018 года турецкие спецслужбы осуществили операции по фактическому похищению с территории Украины двух граждан Турции – оппозиционного журналиста Юсуфа Инана и бизнесмена Салиха Зеги Игита. Не исключено, что операции проводились при содействии украинских спецслужб. 12.07.2018 в Николаеве был задержан Юсуф. 13.07.2018 неизвестные затолкали Салих Зеги Игита в автомобиль и доставили на территорию турецкого консульства. Оба похищенных были вывезены в Турцию. В полиции Николаева сообщили, что Юсуфа Инана задержали сотрудники СБУ.
  • Ранее известность получили другие инциденты с похищением иностранцев на территории Украины. После похищения они оказывались в руках спецслужб стран происхождения. В частности, были похищены узбекистанец Хамидулло Торгунов (в 2009 году), палестинец Дирар Абу Сиси (в 2011 году), россияне Денис Солопов и Леонид Развозжаев (в 2011 и 2012 годах соответственно).
  • В сентябре 2017 года журналист Нарзулло Охунжонов был арестован в Украине по запросу Узбекистана. Благодаря широкой огласке дела, через месяц Охунжонова удалось освободить из-под стражи. Он сообщал, что в Украине чувствовал угрозу со стороны узбекских спецслужб. В ноябре 2018 года Украина предоставила Охунжонову убежище и отказала в его экстрадиции.
  • Казахстанская журналистка и оппозиционная активистка Жанара Ахметова попросила об убежище в Украине. Миграционная служба отказала ей в убежище и не проинформировала об этом. Сразу после этого, в октябре 2017 года, Ахметова была арестована в Украине по экстрадиционному запросу Казахстана. Через месяц суд освободил ее из-под стражи, что стало возможным в т. ч. благодаря усилиям международной общественности, правозащитникам, украинским парламентариям.

    В официальных документах казахстанские власти назвали возможный адрес проживания Ахметовой в Украине. Это может свидетельствовать о проведении властями Казахстана оперативных мероприятий в Украине, а также о сотрудничестве спецслужб обеих государств. В июле 2018 года Ахметова сообщила, что неизвестные лица пытались ее похитить в Киеве. Журналистка считает, что к этому причастны казахстанские спецслужбы.

    Киевский апелляционный суд и Верховный суд обязали миграционную службу повторно надлежащим образом рассмотреть заявление Ахметовой о получении статуса беженца. Она все еще находится под риском экстрадиции.

  • Есть высокая вероятность, что власти Казахстана прибегнут к злоупотреблению экстрадиционными процедурами в деле еще одной оппозиционной активистки, которая попросила убежище в Украине - Ардак Ашим. Казахстан обвинил ее в публикации в Facebook постов «отрицательной направленности против властей». Власти принудительно поместили Ардак Ашим в психбольницу, где она провела больше месяца. В мае 2018 года под давлением международной общественности власти освободили Ашим из психбольницы. Казахстанский суд вынес решение о том, что в «момент совершения преступления» Ардак Ашим «находилась в состоянии невменяемости» и назначил ей принудительное амбулаторное лечение в психоневрологическом диспансере. Ашим решила искать защиты в Украине.

    В Украине Ардак Ашим почувствовала, что ее состояние здоровья ухудшается. Результаты медицинских исследований показали низкий уровень гемоглобина и наличие тяжелых металлов в крови. Ашим уверена, что ее отравили в психиатрической больнице в Казахстане. Ее печень оказалась поражена на 35%. Ашим перенесла операцию в Украине. Она могла умереть, если бы вовремя не обратилась за медицинской помощью.

  • Незаконной экстрадиции или выдворению в Казахстан может подвергнуться также Айнура Ашим, дочь Ардак Ашим. Айнура занималась публичной кампанией по защите матери, контактировала с правозащитными организациями, участвовала в судебных процессах. Также Айнура является активисткой оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана», которое казахстанский суд назвал «экстремистским». На основании этого решения более 30 человек подверглись уголовному преследованию за поддержку ДВК и комментарии в соцсетях (четверо из них уже приговорены к тюремным срокам). Репрессии, связанные с запретом ДВК, были раскритикованы в нескольких письменных декларациях депутатов ПАСЕ [1], [2], [3]. Миграционная служба рассматривает заявление Айнуры Ашим на убежище.
  • Муратбек Тунгишбаев – известный казахстанский блогер, который создавал видеоролики о нарушениях прав человека в Казахстане. Власти Казахстана выслали Кыргызстану запрос на его экстрадицию. О недопустимости экстрадиции заявляли омбудсмен Кыргызстана и правозащитные организации [1], [2].

    Однако 25.06.2018 киргизский суд санкционировал экстрадицию Тунгишбаева. Сразу после этого, в ночь с 26.06.2018 на 27.06.2018 его тайно вывезли из Бишкека, не проинформировав адвокатов и родственников. Власти Кыргызстана не стали ждать апелляции и окончания процедуры рассмотрения ходатайства Тунгишбаева об убежище. Фактически, данный инцидент можно расценивать как похищение искателя убежища при сотрудничестве киргизских спецслужб и казахстанских властей.

    Кроме того, власти Казахстана грубо нарушили экстрадиционные гарантии, поскольку преследуют Тунгишбаева по статье, по которой не была санкционирована экстрадиция.

    Ранее, перед арестом, Тунгишбаев перенес операцию на глазу. В казахстанском СИЗО он рисковал ослепнуть из-за неоказания надлежащей медицинской помощи. В конце 2018 года супруга Тунгишбаева и вслед за ней сам Тунгишбаев заявили о «раскаянии» и повторили риторику казахстанской пропаганды. Власти перевели Тунгишбаева под домашний арест.

  • В январе 2017 года власти Казахстана вывезли из Турции на чартерном самолете Жаксылыка Жаримбетова, обвиняемого по делу Мухтара Аблязова. Жаримбетов получил статус беженца в Великобритании. Поэтому Турция и Казахстан нарушили одну из базовых норм международного права – принцип невозвращения беженца в страну происхождения.

  • Ботагоз Джардемали – правозащитница и юрист из Казахстана. В 2013 году власти Бельгии предоставили ей политическое убежище. Казахстан выдвинул Джардемали обвинения в рамках дела оппозиционного политика Мухтара Аблязова и пытался ее экстрадировать. В 2016 году Интерпол удалил ее из списка розыска. Казахстан организовал слежку за Джардемали и вероятно причастен к попытке ее похищения. Полиция Бельгии проводит расследование данных фактов.

    В защиту Ботагоз Джардемали выступили объединения юристов: Международное наблюдение за юристами в опасности и Совет адвокатских и юридических сообществ Европы.
    Чтобы заставить Ботагоз Джардемали вернуться в Казахстан и «сотрудничать со следствием» в деле против Аблязова, в ноябре 2017 года власти арестовали, подвергли пыткам и незаконному уголовному преследованию ее брата Искандера Еримбетова.

    В ноябре 2017 года предпринимателя Еримбетова обвинили в «отмывании денежных средств для Мухтара Аблязова». Сотрудники КНБ (в прошлом «КГБ») требовали от Еримбетова, чтобы он заставил свою сестру Джардемали вернуться в Казахстан, а также дал признательные показания в том, что он якобы вступил в «преступный сговор» со своей сестрой и Мухтаром Аблязовым и занимался отмыванием денежных средств для последнего. Однако Еримбетов, несмотря на пытки, отказался лжесвидетельствовать и подписывать не соответствующие действительности «признательные показания». Других доказательств у следствия не было.

    В марте 2018 года Еримбетову выдвинули другие обвинения – в «мошенничестве». По версии обвинения, частное акционерное общество, в которое инвестировал Еримбетов, якобы «необоснованно» завышало цены на предлагаемые услуги. При этом назначенные следствием «пострадавшие» не выдвигали каких-либо претензий Еримбетову, а само акционерное общество не является монополистом. Судебный процесс по делу проходил с обвинительным уклоном и грубыми нарушениями. В октябре 2018 года Еримбетова приговорили к 7 годам тюрьмы. В ноябре 2018 года Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям признала арест Еримбетова произвольным и потребовала его немедленного освобождения. Члены ПАСЕ подписали 4 письменные декларации, в которых упоминается дело Еримбетова [1], [2], [3], [4].

    В рамках дела Еримбетова Казахстан отправил в Лихтенштейн запрос на межгосударственную правовую помощь. По версии властей Казахстана, юридическое лицо, зарегистрированное в Лихтенштейне, основала от имени Еримбетова офшорные компании, которые потом якобы «использовались в преступных целях». В рамках политически мотивированного дела Казахстан также отправил запросы на межгосударственную правовую помощь в другие юрисдикции.

    Казахстан сможет использовать любую полученную информацию для фабрикации новых дел и создания видимости наличия доказательств.

  • В мае 2013 года супруга Аблязова Алма Шалабаева вместе с 6-летней дочерью были вывезены из Италии в Казахстан (их задержали на основании запроса казахстанских властей). Незаконная депортация семьи обернулась международным скандалом. Благодаря вмешательству правозащитных организаций, ООН и Европейского парламента, в декабре 2013 года казахстанские власти разрешили Шалабаевой с дочерью выехать в ЕС. Италия предоставила им статус беженцев.
  • Эмин Ахмедбеков – бывший сотрудник правоохранительных органов Азербайджана, оппозиционный журналист. С целью защиты своих прав он подал жалобу в ЕСПЧ, после чего власти Азербайджана стали его преследовать. Три года Ахмедбеков провел в азербайджанской тюрьме. В декабре 2012 года он вместе с семьей попросил в Украине политического убежища. Ахмедбековы поселились в Ивано-Франковске (Западная Украина). Спецслужбы Азербайджана узнали их адрес и номер телефона и стали угрожать им, требуя от Эмина Ахмедбекова отозвать свои жалобы из ЕСПЧ. Пытаясь скрыться от азербайджанских спецслужб, Ахмедбековы переехали жить в Киевскую область.

    В декабре 2013 года в Киеве к Ахмедбекову подошел человек и представился родственником консула Азербайджана в Украине. Он потребовал от Ахмедбекова отозвать жалобы из ЕСПЧ, а также сообщил, что вопрос о его депортации в Азербайджан «уже решен» с властями Украины. Вскоре миграционная служба Украины отказала Ахмедбековым в убежище.

    В январе 2014 года Ахмедбековы переехали в Болгарию, где также попросили политического убежища. По словам Эмина Ахмедбекова, в болгарском Агентстве по делам беженцев ему прямо сказали, что он и его семья не получат убежища в Болгарии, так как болгарские власти не пойдут на конфликт с Азербайджаном.

    В 2017 году при поддержке правозащитной организации «Репортеры без границ» семья Ахмедбековых смогла выехать во Францию, где в 2018 году они получили убежище. В связи с их журналистской деятельностью, Ахмедбековым грозят преследования со стороны Азербайджана, поэтому им рекомендовано не покидать ЕС.

  • В Болгарии Абдуллах Буйук подвергся аресту по запросу Турции. Болгарский суд признал экстрадицию Буйука недопустимой. Однако в августе 2016 года правоохранительные органы Болгарии задержали его и сразу же передали турецким властям. Имеющиеся факты позволяют оценить данное событие как спецоперацию болгарских и турецких спецслужб. ЕСПЧ запросил у Болгарии документы и детальную информацию относительно данного случая.

5.5. Коррупционное влияние на правоохранительные органы государств Совета Европы с целью добиться экстрадиции

  • Обнародованные на kazaword.wordpress.com документы переписки подтвердили, что представители казахстанских властей готовили для украинского и российского следствия проекты обвинений и давали прямые инструкции по делу Мухтара Аблязова. Эти документы получили широкую огласку среди СМИ [1], [2] и правозащитных организаций.

    Во Франции было возбуждено уголовное дело против французского прокурора Соланж Легра. Выяснилось, что представители Украины, России и казахстанского БТА Банка, которые требовали экстрадиции Аблязова, в обход официальной процедуры предоставляли французскому прокурору документы по делу.

  • В европейских СМИ широкую огласку получила информация о том, что власти Казахстана пытались подкупить некоторых швейцарских парламентариев и бывших чиновников с целью лоббирования вопроса об экстрадиции семьи Храпуновых [1], [2], [3], [4].

    Казахстан преследует бывшего мэра г. Алматы Виктора Храпунова, бизнесвумен Лейлу Храпунову и Ильяса Храпунова, зятя Мухтара Аблязова. Храпуновы сообщают, что в 2008-2011 гг. власти Казахстана требовали от них разорвать отношения с Аблязовым и дать показания против него. Они отказались это сделать, после чего стали жертвами уголовных преследований. Власти Казахстана возбудили 21 уголовное дело против Виктора Храпунова и других членов семьи. По версии казахстанских властей, Ильяс Храпунов «был членом преступной группы» еще в 14-летнем возрасте

    Швейцария дважды (в 2011 году и в 2014 году) отказала Казахстану в экстрадиции Виктора Храпунова. Храпуновы сообщают, что Швейцария также отказала Казахстану в экстрадиции Лейлы Храпуновой. 11.10.2017 26 депутатов ПАСЕ в письменной декларации заявили, что дело Храпуновых является одним из примеров политических преследований в Казахстане.
  • 17.02.2015 Верховный суд Испании предоставил убежище Александру Павлову, обвиняемому по делу Аблязова. Казахстану было отказано в экстрадиции Павлова. Обнародованные в СМИ документы вызвали подозрения в том, что казахстанские власти могли влиять на предыдущие решения испанского правосудия по делу (работающие на Казахстан юристы знали о позициях судей).

    Также стало известно о деле судьи Альфонсо Гевары, который пытался осуществить экстрадицию Павлова в то время, пока рассмотрение прошения об убежище не было закончено. Казахстанский посол сообщил судье Геваре, что Павлова уже ждал самолет. Дисциплинарное расследование против судьи было закрыто.

5.6. Злоупотребление повторными экстрадиционными запросами или запросами в Интерпол, а также злоупотребления межгосударственной правовой помощью

  • Интерпол семь раз отклонял российский запрос на розыск Уильяма Браудера, гражданина Великобритании, лидера кампании в поддержку справедливости по делу Магнитского. Однако Россия каждый раз отправляла повторный запрос. В ноябре 2018 года Россия выдвинула Браудеру дополнительные обвинения в «организации преступного сообщества». Более того, представители Генеральной прокуратуры России заявили, что Браудер отравил Магнитского и «был более других заинтересован в смерти Магнитского».
  • В 2014 году Чехия отказала России и Украине в экстрадиции Татьяны Параскевич, обвиняемой по делу Мухтара Аблязова. Однако Россия и Украина выразили несогласие с этим решением. В 2016 году эти страны почти одновременно отправили повторные запросы на экстрадицию Параскевич. К запросам были приложены те же документы, которые Чехия уже рассматривала в 2014 году. В декабре 2017 года Чехия повторно отказала в экстрадиции.

    Чехия предоставила Параскевич международную защиту. При этом юристы национализированного казахстанского БТА Банка (фактически представляют позицию властей Казахстана) обращались в чешские правоохранительные органы с целью не допустить предоставления Параскевич международной защиты.

  • В январе 2014 года Австрия отказала России в экстрадиции Артура Трофимова, который проходит по одному делу с Параскевич. Гражданин России Трофимов получил международную защиту в Австрии. Интерпол удалил его из списка розыска. Однако Россия добилась повторного экстрадиционного ареста. В октябре 2018 года правительство Узбекистана пригласило Трофимова в Ташкент на Международный инвестиционный форум. По словам Трофимова, консул Узбекистана предоставил ему заверения безопасности.

    В ноябре 2018 года Трофимова арестовали в Ташкенте по запросу России. Однако в результате он был экстрадирован в Казахстан. Об этом 28.01.2019 сообщила Генеральная прокуратура Казахстана. Экстрадиция осуществлена с целью привлечения Трофимова к уголовной ответственности по делу Мухтара Аблязова в Казахстане.

    Однако ранее Трофимов обвинялся только в рамках российского уголовного дела против Аблязова. В России дело против него ведут следователи из «списка Магнитского». Австрия предоставила Трофимову международную защиту по отношению к России. Поэтому экстрадиция в Россию прямо запрещена международным правом. Скорее всего, чтобы избежать очередного скандала, было принято решение об экстрадиции Трофимова в Казахстан. Есть все основания полагать, что с этой целью власти Казахстана в сжатые сроки «организовали» уголовное дело против Трофимова и подали запрос на экстрадицию.

    Таким образом, власти Узбекистана, Казахстана и России, будучи тесными союзниками, совместными усилиями осуществили незаконную экстрадицию обвиняемого по политически мотивированному делу.

  • В 2013 году Польша предоставила убежище Муратбеку Кетебаеву, казахстанскому оппозиционному политику. Но Казахстан продолжал добиваться его экстрадиции. Позже он был задержан в Испании по «красному уведомлению» Интерпола. В 2015 году Испания отказала в его экстрадиции.
  • Молдова дважды подавала запросы на розыск бизнесменов Виктора Цопа, Виорела Цопа и Владимира Морари, но Интерпол дважды (в 2013 и 2015 году) их отклонял. Они заявили, что молдавский олигарх Владимир Плахотнюк совершил рейдерский захват их бизнеса. В Молдове их заочно приговорили к тюремным срокам. В 2015 году Германия отказала Молдове в экстрадиции Виктора Цопа и Виорела Цопа. Однако Министр юстиции Молдовы заявил о намерении отправить в Германию дополнительные экстрадиционные документы.
  • Еще один случай, где молдавские власти могут злоупотребить системой Интерпола и экстрадиционными процедурами - преследование адвоката Анны Урсаки. Она участвует в громких делах, в частности, защищает интересы оппонентов молдавского олигарха Владимира Плахотнюка. В 2016 году СМИ, принадлежащие Плахотнюку развернули кампанию по дискредитации Урсаки. В их сюжетах утверждалось о «причастности Урсаки к убийству 20-летней давности». После этого прокуратура возобновила уголовное дело с целью «установления степени причастности Урсаки к преступлению».

    В 2017 году власти Молдовы выдвинули Урсаки еще одно уголовное обвинение в «незаконных действиях» «при предоставлении адвокатских консультаций» в 2012 году. В марте 2018 года молдавский суд удовлетворил ходатайство прокуратуры об аресте Урсаки. На суде интересы Урсаки «представлял» государственный адвокат, от которого она отказалась. Молдова может начать добиваться экстрадиции Урсаки. В защиту Урсаки выступили правозащитные организации и международные объединения юристов. Ее дело упоминается в нескольких письменных декларациях депутатов ПАСЕ [1], [2], [3].

  • Кроме того, власти Молдовы злоупотребляют международным правовым сотрудничеством с целью политического преследования правозащитницы и Президента Фундации «Открытый Диалог» Людмилы Козловской.

    В октябре 2018 года представители правящей Демократической партии (лидер - олигарх Владимир Плахотнюк) инициировали создание парламентской комиссии для расследования «вмешательства Фундации «Открытый Диалог» во внутренние дела Молдовы». Комиссия подготовила доклад, в котором Фундации вменяются, в частности, такие «преступления»: «подрывная деятельность» и «очернение» Республики Молдова в Европе; лоббирование резолюции Европарламента, где отмечены факты политических преследований, и Молдова характеризируется как государство, захваченное олигархическими интересами; лоббирование решения Еврокомиссии о приостановлении финансовой помощи Молдове; лоббирование персональных санкций против представителей молдовских властей; «незаконное финансирование» молдавских оппозиционных партий, которое заключалось в том, что в мае 2017 году Фундация «Открытый Диалог» оплатила авиабилеты для оппозиционных политиков Майи Санду и Андрея Нэстасе, чтобы они приняли участие в конференции в Европарламенте.

    Доклад молдавского парламента является компиляцией фейков, которые в разное время появлялись в проправительственных и сомнительных СМИ, а также на страницах социальных сетей. В докладе широко использован прием перекручивания информации и сообщения откровенно ложных данных. Очерняющие информационные атаки против Фундации «Открытый Диалог» в Молдове стали продолжением аналогичных атак в Казахстане и Польше. Атаки являются местью за правозащитную деятельность Фундации.

    На основании доклада парламентской комиссии молдавская прокуратура возбудила против Людмилы Козловской уголовное дело по обвинению в «отмывании денег» (ст. 243), «шпионаже» (ст. 338) и «незаконном финансировании партий» (ст. 181). 29.01.2019 молдавские власти передали Людмиле Козловской через бельгийскую полицию повестку на допрос в молдавскую прокуратуру. В повестке указано, что Людмила Козловская является подозреваемой по уголовному делу. При этом молдавская прокуратура отказывается предоставить Козловской материалы дела.

    На данный момент существует реальная угроза, что власти Молдовы могут объявить Людмилу Козловскую в международный розыск. Политическое преследование молдавскими властями Фундации «Открытый Диалог» и Людмилы Козловской получило широкую международную критику, которую выразили, в частности, Президент ALDE в Европейском Парламенте Ги Ферховстадт, заместитель помощника Госсекретаря США Джордж Кент, 26 депутатов ПАСЕ.

  • В 2016 году Нидерланды предоставили убежище правозащитникам Лейле Юнус и Арифу Юнусову, которые подверглись преследованию и жестокому обращению в Азербайджане. После этого, по информации правозащитников, власти Азербайджана готовились объявить их в розыск Интерпола, но Интерпол, под давлением международной общественности, отказался это делать.
  • В 2016 году Германия предоставила убежище Яфезу Хасанову, бывшему журналисту «Радио Свобода», который освещал нарушения прав человека в Нахичиванской автономной республике Азербайджана. После этого в 2017 году Азербайджан возбудил уголовное дело против Хасанова. Германия отказала в его экстрадиции. Хасанов неоднократно получал угрозы, в числе угрозы смерти, если он не прекратит свои журналистские расследования.

5.7. Граждане ЕС и США, которые стали жертвами злоупотреблений экстрадиционными процедурами

  • Марек Змысловски, польский предприниматель, был задержан в аэропорту Варшавы в январе 2018 года. Власти Нигерии объявили его в розыск Интерпола по обвинению в «мошенничестве». Дело возбуждено на основании заявления его бывших деловых партнеров, которые требовали у Змысловского как одного из основателей компании возвратить их инвестиционные средства. Фактически, это дело является корпоративным конфликтом и имеет коммерческий характер. Система Интерпола не может использоваться в таких делах. Змысловский подчеркивает, что его никто не уведомлял об уголовном преследовании и не вызывал на допросы.

    В апреле 2018 года апелляционный суд Нигерии установил незаконность преследования Змысловского. Несмотря на это, Нигерия продолжает добиваться его экстрадиции. На данный момент Нигерия не отправила Польше документы по делу Змысловского. Это может свидетельствовать о том, что они не располагают реальными доказательствами против него. Змысловский сообщает, что он находится под риском экстрадиции в Нигерию и вероятной физической расправы со стороны заказчиков преследования.

  • Фикрат Гусейнов азербайджанский журналист, который получил статус беженца и гражданство в Нидерландах. В октябре 2017 года он был арестован в Украине по запросу Азербайджана. Более двух недель он находился в СИЗО. На протяжении нескольких месяцев в Украине рассматривался вопрос экстрадиции Гусейнова в Азербайджан. За это время его едва не похитили. По словам Гусейнова, в марте 2018 года к нему на съемную квартиру пришли лица в штатском и представились сотрудниками украинской полиции. Среди них были те, кто разговаривал на азербайджанском языке. Гусейнову удалось бежать, выпрыгнув из окна.

    Интерпол удалил Гусейнова из списка розыска, но украинская прокуратура продолжала экстрадиционную процедуру. Во время суда сотрудник прокуратуры забрал паспорт Гусейнова. В офисе омбудсмена назвали такие действия незаконными. В апреле 2018 года во время одного из судебных заседаний Гусейнову удалось вернуть паспорт, после чего он выехал в Нидерланды.

  • Николай Кобляков – российский бизнесмен и оппозиционный активист, имеющий французское гражданство. В 2014 году он провел три месяца за решеткой в Болгарии. Болгарский суд отказал России в его экстрадиции.

  • Леонардо Хоменюк – гражданин США и Канады, который в прошлом возглавлял золотодобывающую компанию в Кыргызстане. В июне 2014 года, после смены власти в Кыргызстане, местные правоохранительные органы объявили Хоменюка в розыск Интерпола по обвинению в коррупции. Хоменюк называет обвинения политически мотивированными. В октябре 2015 года Болгария отказала в его экстрадиции.

  • Айсен Фюрхофф и Халис Айдоган – бывшие граждане Турции, преследуемые турецкими правоохранительными органами. После бегства из Турции Фюрхофф и Айдоган получили гражданство, соответственно, Швеции и Франции. Эти государства признали политический характер их преследования и недопустимость экстрадиции. На основании «красного уведомления» Интерпола, в 2015 году Фюрхофф и Айдоган порознь были задержаны в Грузии. Несколько месяцев их удерживали под арестом, пока решался вопрос экстрадиции. В результате, они смогли вернуться в Европу.

  • Хамза Ялчин – писатель и активист турецкого происхождения, который получил убежище, а позже и гражданство Швеции. В августе 2017 года его задержали в Испании по турецкому запросу в Интерпол. Два месяца он провел под арестом. Власти Швеции выступили в его защиту. В сентябре 2017 года Испания отказала в его экстрадиции.

  • Американские эксперты указывают на многочисленные случаи, когда Россия, действуя в том числе через следователей из списка Магнитского, использует судебную систему США для преследования своих оппонентов. Один из методов таких преследований – подача «поверхностно законных исков». Суды США рассматривают эти иски согласно законным процедурам. Однако власти России злоупотребляют этим, затягивая процесс и изнуряя оппонентов судебными тяжбами.

6. Рекомендации

Во время подписания региональных и межгосударственных договоров о правовом сотрудничестве провозглашаются цели борьбы с общеуголовной преступностью. Однако, к сожалению, все чаще фиксируются случаи, когда некоторые государства злоупотребляют механизмами Интерпола и международного правового сотрудничества для розыска и поимки лиц, чье преследование является политически мотивированным.

Таким образом, государства пренебрежительно относятся к своим международным обязательствам по защите прав человека. Национальные интересы и обязательства перед другими государствами ставятся выше прав человека.

Лицо, в отношении которого поступил запрос на экстрадицию или межгосударственную правовую помощь, находится под юрисдикцией государства, которое получило запрос. Соблюдение прав этого лица является международным обязательством запрашиваемого государства. Государства, которые осуществили незаконную экстрадицию лиц, несут ответственность за пытки, жестокое обращение и несправедливый суд, с которыми сталкиваются жертвы таких экстрадиций.

Рекомендации странам-участницам Совета Европы:

  • Придерживаться принципа безусловного запрета на экстрадицию, если существует реальная угроза пыток или жестокого обращения.
  • Придерживаться принципа невыдачи беженцев и просителей убежища в страну происхождения. Не допускать случаев, когда к лицам, которые пребывают под экстрадиционным арестом, допускают представителей властей страны происхождения.
  • Исполнять решения и рекомендации органов ООН и ЕСПЧ о недопустимости или приостановлении экстрадиции лиц. В рамках экстрадиционных процедура прилагать к материалам дела рекомендации и выводы международных организаций, документы ПАСЕ, Европарламента и Еврокомиссии.
  • Осудить практику похищения лиц под видом процедуры принудительного выдворения или возвращения.
  • Региональные и двухсторонние соглашения о правовом сотрудничестве должны основываться на уважении к правам человека. Необходимо прописывать в таких соглашениях конкретный механизм защиты от незаконных экстрадиций в соответствии с международными соглашениями о правах человека.
  • При рассмотрении экстрадиционных запросов изучать историю злоупотреблений механизмами международного правового сотрудничества со стороны государства, которое подало запрос на экстрадицию, а также с особой тщательностью оценивать текущую ситуацию с соблюдением прав человека в таком государстве. Также необходимо проверять историю выполнения таким государством своих экстрадиционных гарантий.
  • При рассмотрении запросов на экстрадицию и запросов на оказание межгосударственной правовой помощи учитывать решения других государств, которые уже принимались в отношении конкретного лица.
  • В соответствии со ст. 2 Европейской конвенции о взаимной помощи в уголовных делах, отказывать в предоставлении помощи в политически мотивированных делах. В частности, отказывать в предоставлении межгосударственной правовой помощи в делах, которые признаны органами ООН, ЕС и правозащитными организациями как политически мотивированные и незаконные. Отказывать в предоставлении конфиденциальной информации, связанной с политически преследованными лицами, их родственниками и близкими.
  • Лица, в отношении которых поступил запрос на межгосударственную помощь в уголовных делах, во всех случаях должны быть проинформированы о таком запросе. Таким образом, им должна быть предоставлена возможность обратиться за правовой помощью, а также выразить свою позицию по делу, в т. ч. предоставить аргументы о политической мотивации дела.
  • Обратить внимание на все более распространенные случаи, когда недемократические государства осуществляют политические преследования в отношении граждан других государств, которые проживают на территории ЕС или США. Эти лица не могут получить убежище или дополнительную защиту, поскольку формально страна происхождения не является субъектом преследования. Однако эта страна де-факто может быть заказчиком данного преследования, то есть путем политических договоренностей организовать, чтобы другое государство отправило запрос на экстрадицию или межгосударственную правовую помощь.
  • Жертвами политических преследований при использовании «государств-посредников» становятся, в том числе, оппозиционные активисты, адвокаты и правозащитники. Государствам следует использовать экспертизу правозащитных организаций, органов ООН, ЕС, ПАСЕ относительно политической составляющей и/или коррупционного сотрудничества государств в таких делах, а также получать аргументы от самого преследуемого. Государства должны определять, является ли запрос на экстрадицию или межгосударственное правовое сотрудничество способом преследования лица за оппозиционную или правозащитную деятельность, и отклонять такой запрос.
  • Решения об экстрадиционном аресте должно приниматься только в тех случаях, когда существует обоснованная угроза, что разыскиваемое лицо может скрыться от правоохранительных органов. Необходимо отдавать предпочтения другим видам ограничительных мер, не связанным с содержанием под стражей.
  • Предоставлять преследуемым лицам эффективные меры правовой защиты.
  • Расширить действие Global Magnitsky Human Rights Accountability Act в отношении лиц, причастных к случаям незаконных экстрадиций и злоупотребления межгосударственными соглашениями о правовой помощи.
  • Поддержать Рекомендацию ПАСЕ 2121 о разработке Европейской конвенции о профессии юриста.
  • Поддержать отчет и рекомендации ПАСЕ о проведении реформы Интерпола.

Рекомендации относительно искателей убежища или дополнительной защиты:

  • Оптимизировать систему предоставления убежища или дополнительной защиты, отталкиваясь от рекомендаций УВКБ ООН. В частности, необходимо привлекать к решению вопроса о предоставлении убежища или дополнительной защиты офис омбудсмена, а также пользоваться экспертизой правозащитных организаций.
  • Расследовать факты коррупционного влияния недемократических государств на процесс рассмотрения вопроса о предоставлении убежища или дополнительной защиты преследуемым лицам.

Рекомендации для Совета Европы:

  • Создать профильный комитет в рамках Совета Европы, который бы занимался мониторингом случаев злоупотребления экстрадиционными процедурами, системой Интерпола, межгосударственной правовой помощью.
  • Инициировать создание рабочей группы для разработки практических рекомендаций касательно общих критериев оценки рисков, которым может подвергнуться лицо в случае экстрадиции, а также касательно механизмов защиты лиц от политически мотивированных запросов на межгосударственную правовую помощь.
  • Создать международный фонд для выплаты компенсаций лицам, которые стали жертвами злоупотребления механизмами Интерпола, а также незаконных экстрадиций и межгосударственного правового сотрудничества.
  • Поддерживать участие гражданского общества в проектах, направленных на информирование правоохранительных и судебных органов о политически мотивированных преследованиях, злоупотреблениях экстрадиционными процедурами и процедурами межгосударственной правовой помощи.
  • Поддерживать реформы в правоохранительной системе и сфере правосудия в странах-участницах Совета Европы. Средства на проекты по реформе правосудия должны выделяться в привязке к конкретным улучшениям ситуации в соответствии с международными стандартами справедливого следствия и суда.