Нидерланды сопротивляются законопроекту ЕС о преступности

  • 16.01.2019
  • Автор: Мартин Мицельский

История Президента Фундации «Открытый Диалог» Людмилы Козловской недавно попала в статью ведущей нидерландской газеты «NRC Handelsblad».

Авторы статьи Руланд Термоте и Стефан Алонсо пишут, что «цифровой обмен судебными данными между странами ЕС становится все интенсивнее. Однако Нидерланды пытаются затормозить этот процесс, поскольку он грозит злоупотреблениями».

И далее:

«– Нидерланды не согласны с новым законом ЕС, который упрощает борьбу с трансграничной преступностью, но при этом может поставить под угрозу гражданские права. Две недели назад министр юстиции Грапперхаус выразил свой протест Европейской Комиссии и   государствам-членам ЕС.

– Согласно этому закону, любая страна ЕС вскоре сможет напрямую запрашивать цифровую информацию (электронные доказательства) о подозреваемых в другой стране ЕС – в том числе в Нидерландах без посредничества местных судов. Даже в юридически сомнительных случаях страны не смогут остановить подобные запросы.

– По словам Грапперхауса, если закон будет принят, многие начнут оспаривать его применение в суде. Однако позиции министра слабы. Большинство стран ЕС поддерживают новый закон.

Вечером 13 августа изумленная Людмила Козловская стоит перед бельгийским таможенником в аэропорту Завентем. «Польша объявила вас в розыск,» – говоритон. В Шенгенской Информационной Системе (ШИС) значится, что она «угрожает национальной безопасности Польши», а следовательно, и всему ЕС.

Украинскую правозащитницу, прожившую в Польше много лет вместе со своим мужем – поляком, – шокировало это сообщение. Однако оно не было полной неожиданностью – муж Козловской открыто критиковал сомнительные реформы, посредством которых польское правительство пытается контролировать судебную ветвь власти и систему назначения судей. Козловская подозревает, что именно из-за этой критики ей не позволили въехать в Бельгию.

То же самое подозревает член парламента от социалистической партии Михель ван Ниспен: легкий беспрепятственный обмен следственной информацией внутри ЕС – на первый взгляд положительное нововведение – используется для борьбы с политическими оппонентами. «Можем ли мы быть уверены, что другие страны ЕС будут так же осторожны с этими данными, как Нидерланды? Я очень в этом сомневаюсь,» – говорит ван Ниспен.

ШИС вступила в силу в 1995 году, но переход на цифровые технологии в сфере европейского закона и правосудия все еще продолжается. В четверг в Брюсселе обсудят новые предложения о том, как расширить возможности поимки преступников на международном уровне. Если итальянский следователь запрашивает данные о телефонных звонках или другие электронные доказательства у KPN [нидерландской телефонной компании], пока что он вынужден делать это через судебные органы Нидерландов, отправлять запрос на юридическую помощь; на такую процедуру уходит много времени. Если Европейская Комиссия добьется своего, вскоре это можно будет сделать напрямую, без вмешательства нидерландских властей. Организации будут сотрудничать между собой».

Далее статья комментирует перемены в стране, а потом возвращается к делу Козловской:

«В среду Палата представителей [Парламента Нидерландов] также обсудит принятие такой европейской директивы о хранении и передаче [данных]. Ван Ниспен из Социалистической Партии счел эти предложения рискованными. «Я прекрасно понимаю, что вы хотите ловить преступников и что они не сидят в границах одной страны», говорит ван Ниспен. «Но пока в других странах процессуальные гарантии отличаются от нидерландских, вы не можете это проделывать без системы сдержек и противовесов». Недавно еще две политические партии, Д’66 и GroenLinks (Зеленые Левые), тоже выразили тревогу по этому поводу.

В Брюсселе уже рассматривают следующий шаг после введения закона об электронных доказательствах: возможность получать информацию из другой страны напрямую, без участия местных судебных органов. «Это уж слишком,», – говорит ван Ниспен. Козловская считает, что ее история должна служить предостережением. «Непосредственный доступ к информации – это именно то, чего пытаются добиться авторитарные государства за пределами Европы».

Козловская провела ночь в зале ожидания в аэропорту Завентем; в конце концов ее депортировали в Украину. По ее словам, польские власти нападали на ее общественную организацию с тех пор, как в 2017 году ее муж Бартош Крамек в своем посте на Facebook призвал ненасильственными методами оказывать сопротивление польскому правительству, например, не платить налоги и устраивать учительские забастовки. Тогда правительство высказалось о «скандальном тексте, призывающем к государственному перевороту в Польше» и попросило налоговые службы расследовать деятельность общественной организации, которую возглавляет эта супружеская пара.

Польский пресс-секретарь в разговоре с NRC отрицает тот факт, что «политические убеждения» повлияли на решение назвать Козловскую «национальной угрозой». Однако сомнения международного сообщества насчет верховенства права в Польше и Венгрии продолжают расти. Недавно в связи с этим амстердамский суд даже отказался выдать подозреваемых Польше.

Предложения Комиссии вызывают тревогу не только в Палате представителей. Телекоммуникационные компании и интернет-провайдеры тоже обеспокоены. Согласно законопроекту, они смогут отклонять запросы на информацию, нарушающие Хартию Европейского союза по правам человека. Но компании не могут и не хотят брать на себя такую ответственность, о чем они заявили в своем недавнем письме в Палату представителей. Решать, законен ли запрос – обязанность судебных органов, а не предпринимательского сообщества».

Статья заканчивается размышлениями о вопросе легких наркотиков:

«Вот еще одна трудность: что если Польша, где легкие наркотики запрещены, начнет расследование в Нидерландах, где они разрешены? Не рискуют ли компании и лица, фигурирующие в деле, попасть в юридическую ловушку? Депутат от партии «Христианско-демократический призыв» Крис ван Дам в своем недавнем выступлении в Палате представителей сказал, что понимает эти многочисленные вопросы, но видит «также и полезную сторону» происходящего. «Если вы купите новый телефон у компании, находящейся где-то в Европе, и она вас обманет, то вы будете очень рады, что расследование вашего дела не сталкивается со множеством барьеров на своем пути,» – сказал член Парламента. «Если мы перекроем все каналы и вся информация будет проходить через руки наших собственных судей – это тоже не вариант».

Подавляющее большинство стран ЕС хочет, чтобы в течение ближайшего года новый закон ввели в действие. Правительство Нидерландов поначалу вроде бы поддерживало его, однако несколько недель назад оно нажало на тормоза. 20 ноября министр юстиции Грапперхаус написал государствам-членам ЕС неожиданно яростное письмо. Грапперхаус и семеро министров юстиции других стран, в том числе Германии, Латвии и Венгрии, заявили, что предложения Комиссии являются «революционными» и чреваты серьезными последствиями. Министры опасаются, что под угрозу могут попасть гражданские права, и требуют бо́льших гарантий.

Как пишет Грапперхаус, «здесь существенно важна широкая поддержка». Иными словами, когда речь идет о таком деликатном вопросе, сомневающееся меньшинство нельзя просто подавить численным перевесом голосов. В течение ближайших дней станет ясно, достаточно ли у Грапперхауса друзей в Брюсселе.

Источник: nrc.nl