• Дата

Список казахстанских политзаключенных и других жертв политически мотивированных преследований (обновлено)

  • 14.11.2018
  • Автор: Игорь Савченко, Андрей Осаволюк, Катерина Савченко

1. Введение

На данный момент, более 42 случая политически мотивированных уголовных преследований зафиксировано в Казахстане.

18 политических заключенных удерживаются в тюрьмах и СИЗО:

  • Макс Бокаев, Мухтар Джакишев, Арон Атабек, Абловас Джумаев, Кенжебек Абишев, Алмат Жумагулов, Муратбек Тунгишбаев, Асет Абишев, Искандер Еримбетов, Ярослав Голышкин, Санат Букенов, Махамбет Абжан, Санат Досов, Руслан Гинатуллин, Игорь Чуприна, Игорь Сычев, Муратхан Токмади, Сакен Тулбаев.

13 человек находятся под действием ограничительных мер:

  • Олеся Халабузарь, Алима Абдирова, Болатбек Блялов, Лариса Харькова, Жанболат Мамай, Амангельды Батырбеков, Бигельды Габдуллин, Асет Нуржаубай, Фарит Ишмухаметов, Азат Ибраев, Арман Алакаев, Бакиза Халелова, Муратбек Аргынбеков.

В отношении 2 лиц применяется карательная психиатрия:

  • Ардак Ашим и Наталья Уласик.

Минимум 5 лиц являются жертвами политического преследования путем злоупотребления механизмами Интерпола, экстрадиций и межгосударственной правовой помощи:

  • Жанара Ахметова, Татьяна Параскевич, семья Храпуновых (Виктор, Лейла и Ильяс Храпуновы и др.).

На данный момент в отношении некоторых политически мотивированных дел реакция органов ЕС является особенно важной. Некоторые заключенные нуждаются в срочной помощи из-за серьезных проблем со здоровьем. В некоторых случаях уголовные дела еще находятся на стадии рассмотрения или апелляции, а значит, есть возможность существенно повлиять на ситуацию.

Политические заключенные, которые находятся на стадии обжалования приговоров:

  • Абловас Джумаев был приговорен к 3 годам тюрьмы за критику власти в социальных сетях и поддержку оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК).
  • Искандер Еримбетов был приговорен к 7 годам тюрьмы. Власти подвергли Еримбетова незаконному преследованию, чтобы заставить его сестру, юриста Ботагоз Джардемали, вернуться в Казахстан и «сотрудничать со следствием» в деле против оппозиционера Мухтара Аблязова.

Политические заключенные, которые находятся в СИЗО в ожидании решения суда:

  • Кенжебек Абишев, Алмат Жумагулов, Муратбек Тунгишбаев, Асет Абишев, которых обвинили в публикации в социальных сетях постов в поддержку оппозиционного движения ДВК и «формировании негативного образа власти». Их преследуют на основании решения казахстанского суда, который в марте 2018 года постановил, что ДВК «побуждает к политическому неповиновению» и является «экстремистским».

Активисты, которые на данный момент на свободе, однако находятся под следствием и угрозой тюремного заключения:

  • Айгуль Акбердиева, Женис Бисенгазиев, Евгений Кравец, которых обвинили в поддержке оппозиционного движения ДВК и критике властей в социальных сетях.
  • Правозащитница Елена Семенова, которая на встречах с депутатами Европарламента рассказала о фактах массовых жестоких пыток заключенных в Казахстане. По фактам этих высказываний власти Казахстана возбудили против нее уголовное дело за «распространение заведомо ложной информации».

Политические заключенные, которые подверглись пыткам и жестокому обращению:

  • Искандер Еримбетов, Муратхан Токмади, Асет Нуржаубай, Муратбек Тунгишбаев, Мухтар Джакишев, Абловас Джумаев, Алмат Жумагулов, Кенжебек Абишев. Во всех указанных случаях власти Казахстана игнорируют обращения международной общественности и отказываются надлежащим образом расследовать факты пыток.

Власти Казахстана используют полученные под пытками «признания» для дальнейших политических преследований и дискредитации правозащитников:

  • По имеющейся информации, Муратхан Токмади подвергался пыткам в СИЗО КНБ. От него требовали «признаться», что 13 лет назад он «совершил убийство по заказу» оппозиционера Мухтара Аблязова. На основании этих «признаний» власти организовали новый заочный судебный процесс против Аблязова.
  • В рамках «сделки со следствием» власти требуют от обвиняемых не только «раскаяться», но и произнести клеветническую информацию в отношении правозащитников. Так произошло в делах жертв пыток Асета Нуржаубая и Муратбека Тунгишбаева. Нуржаубай, его мать, а также супруга Тунгишбаева Мира Калиева сделали публичные заявления, согласно которым преследуемых «выставляют» перед европейским сообществом как политических заключенных, правозащитники «подконтрольны Аблязову», а члены международных правозащитных миссий являются «псевдозащитниками».

Критическое состояние здоровья заключенных:

  • Мухтар Джакишев страдает опасными для жизни заболеваниями. Однако власти Казахстана не обеспечивают ему эффективного лечения. За последние несколько месяцев власти отказали трем правозащитным наблюдательным миссиям в визите к Джакишеву.
  • Также серьезные проблемы со здоровьем зафиксированы у Макса Бокаева, Арона Атабека, Кенжебека Абишева.

Кроме того, власти Казахстана игнорируют требования органов ООН об освобождении Макса Бокаева и Мухтара Джакишева.

В Казахстане активисты и журналисты подвергаются уголовным преследованиям и получают тюремные сроки за общественную и профсоюзную деятельность, участие в мирных митингах, критику в адрес властей и публичное проявление несогласия. Власти прибегают к массовому устрашению и контролю над обществом.

Более того, после запрета оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана» фактически была поставлена вне закона оппозиционная деятельность в стране. На этом основании, с марта по октябрь 2018 года в Казахстане около 450 человек были грубо задержаны за участие в мирных митингах. За чтение, репосты и лайки «запрещенных материалов» ДВК можно получить реальный тюремный срок. Любая критика власти может быть расценена как «поддержка ДВК» и, соответственно, преследоваться в уголовном порядке как «поддержка экстремисткой организации» или «возбуждение социальной розни».

Фундация «Открытый Диалог» мониторит случаи политически мотивированных преследований в Казахстане. Мы не разделяем взгляды и мнения лиц, включенных в данный отчет.

2. Лица, которые находятся в заключении

А) Отбывают срок в тюрьме

Макс Бокаев – общественный активист из г. Атырау. В апреле 2016 года Бокаев был участником массовых мирных митингов против изменений в Земельный кодекс. Его обвинили в «возбуждении социальной розни» (ст. 174 УК), «распространении заведомо ложной информации» (ст. 274 УК) и «нарушении порядка организации митингов» (ст. 400 УК РК). 28.11.2016 суд приговорил Бокаева к 5 годам тюрьмы и запретил ему заниматься общественной деятельностью на протяжении 3-х лет.

В январе 2017 года Бокаева перевели в колонию г. Петропавловск - за 2000 км от г. Атырау, где проживают его родственники. Он несколько раз безуспешно пытался обжаловать решение о переводе. В 2018 году администрация колонии налагала на Бокаева дисциплинарные взыскания, из-за чего он провел полгода в строгих условиях содержания, без права на звонки и переписку. Причиной взысканий стало не выполнение Бокаевым внутренних приказов МВД, а именно отказ выходить на зарядку в 25-градусный мороз и отказ снимать головной убор во время проверок. Бокаев подчеркнул, что эти правила являются непубличными и нарушают права заключенных. Он подавал соответствующие жалобы, но прокуратура и суд отклонили их.

В сентябре 2018 года Бокаева перевели в колонию г. Актобе. У него диагностирован ряд заболеваний, в частности, гепатит C и остеохондроз. Казахстан до сих пор не выполнил требование Рабочей группы ООН по произвольным задержаниям об освобождении Бокаева.

Арон Атабек (Арон Едигеев) – диссидент, поэт. Атабек был председателем жилищного комитета микрорайона Шанырак (пригород г. Алматы). Здесь 14.07.2006 произошли столкновения между правоохранительными органами и местными жителями, которые протестовали против сноса своих домов. Атабека обвинили в «организации массовых беспорядков» (ст. 241 УК), в результате которых погиб полицейский.

18.10.2007 суд приговорил Атабека к 18 годам тюрьмы. Два раза после публикаций цикла оппозиционных стихов его отправляли в одиночную камеру в самую строгую тюрьму Казахстана в г. Аркалык. За попытки отстоять свои права его неоднократно сажали в карцер как «злостного нарушителя». В тюрьме у 65-летнего Атабека существенно ухудшилось здоровье – у него диагностированы ишемическая болезнь сердца, церебросклероз, остеохондроз.

В августе 2018 года власти Казахстана не позволили членам правозащитной миссии из Швейцарии навестить Атабека в тюрьме.

Мухтар Джакишев – бывший глава национальной компании «Казатомпром». Его обвинили в «растрате вверенного имущества» (ст. 176 УК), «получении взятки» (ст. 311 УК) и «мошенничестве» (ст. 177 УК). В 2010 и 2012 годах в отношении Джакишева было проведено два судебных процесса. Его приговорили к 14 годам тюрьмы.

В декабре 2015 года Комитет ООН по правам человека признал, что Джакишеву не было обеспечено право на справедливый и публичный суд, право на защиту, право на контакты с адвокатами и право на гуманное обращение. В ООН потребовали отменить приговор и освободить Джакишева. Однако Казахстан отказывается выполнять решение Комитета ООН.

У Джакишева обострились опасные для жизни заболевания. Он находится под риском инсульта и инфаркта. Последние обследования показали нарушения функций головного мозга. Власти Казахстана не обеспечивают ему эффективного и длительного лечения. При этом представители МВД называют его состояние здоровья «относительно удовлетворительным», а прокуратура говорит об «отсутствии жалоб».

В июне 2018 года Джакишеву была присвоена инвалидность. В августе 2018 года адвокат сообщил, что Джакишев уже не может самостоятельно передвигаться. Адвокат сообщает, что в Казахстане нет условий для надлежащего лечения таких сложных заболеваний, как у Джакишева.

С апреля по август 2018 года три наблюдательные миссии по правам человека, которые приезжали в Казахстан, ходатайствовали о встрече с Джакишевым. Но власти отказали им.

Ярослав Голышкин – журналист газеты «Версия». Голышкин проводил журналистское расследование дела об изнасиловании в Павлодаре. Журналист записал показания двух пострадавших девушек, согласно которым в изнасиловании участвовал сын акима Павлодарской области. Голышкина обвинили в «вымогательстве» денег у акима Павлодарской области (ст. 194 УК, ст. 132 УК).

30.10.2015 суд приговорил журналиста к 8 годам тюрьмы.

Санат Букенов – правозащитный активист из г. Балхаш. В 2014 году Букенов, выступая в суде в качестве защитника по одному делу, заявил о том, что руководство полиции, судьи, прокурор и сотрудники администрации г. Балхаш вовлечены в коррупционные схемы, связанные с квартирным мошенничеством. Букенова обвинили в «заведомо ложном доносе» (ст. 419 УК).

03.03.2017 суд приговорил его к 4 годам тюрьмы.

 

Санат Досов – гражданский активист и предприниматель из г. Актобе. В своих постах и комментариях он критиковал политику Президента России (в частности, по отношению к Украине), а также называл Путина «фашистом» и «убийцей». Его обвинили в «возбуждении социальной розни» в публикациях на Facebook (ст. 174 УК).

27.12.2016 суд приговорил его к 3 годам тюрьмы.

В апреле 2018 года Санат Досов просил заменить ему неотбытую часть наказания на штраф, однако суд отказал в этом. При этом суд сослался на результаты экспертизы психолога государственного центра «Ансар», согласно которым Досов «имеет стержень в плане религиозной привязанности», «обладает ораторскими способностями, отличатся аналитическим складом ума и завышенной самооценкой». Сам Досов сообщил, что не участвовал в экспертизе. Представители центра «Ансар» в разговоре с супругой Досова отрицали свою причастность к данной экспертизе.

Руслан Гинатуллин – житель г. Павлодар. В социальной сети «Вконтакте» Гинатуллин опубликовал ссылки на размещенные в открытом доступе видеоролики о военных действиях на Востоке Украины и о националистах в России. Его обвинили в «возбуждении национальной розни» в социальных сетях (ст. 174 УК) и «участии в транснациональной преступной организации» (ст. 264 УК).

14.12.2016 суд приговорил Гинатуллина к 6 годам тюрьмы.


Игорь Чуприна
– житель Северо-Казахстанской области. В комментариях в социальной сети «Вконтакте» он призывал «объединить» Казахстан и Россию. Его обвинили в «возбуждении национальной розни» в социальных сетях (ст. 174 УК) и «пропаганде нарушения целостности Республики Казахстан» (ст. 180 УК).

05.12.2016 суд приговорил его к 5,5 годам тюрьмы.

 

Игорь Сычев – житель города Риддер. Сычев был администратором страницы «ВКонтакте» «Подслушано в Риддере». Следователи обвинили его в том, что он разрешил публикацию на этой странице опроса относительно перспективы «вступления» Восточно-Казахстанской области в состав России. Его обвинили в «пропаганде нарушения целостности Республики Казахстан» (ст. 180 УК) в социальной сети «ВКонтакте».

18.11.2015 суд приговорил его к 5 годам тюрьмы.

 

Махамбет Абжан – активист из Астаны, руководитель общественного объединения «Шанырак». Абжан занимается защитой прав граждан, которые вложили инвестиции в строительство жилья, но так и не получили своих квартир. Его обвинили в «мошенничестве» (ст. 190 УК) и «самоуправстве» (ст. 389 УК).

27.11.2017 суд приговорил его к 3,5 годам тюрьмы.

 

 

Сакен Тулбаев – один из многих граждан Казахстана, которые были осуждены по обвинению в причастности к религиозной организации «Таблиги Джамаат», которая в 2013 году была запрещена в Казахстане. Сакена Тулбаева обвинили в «возбуждении религиозной розни» (ст. 174 УК). Дело Тулбаева, в отличие от других «религиозных» дел, получило огласку. Он отказался «признавать вину» и заявлял о фабрикации обвинений.

02.07.2015 Тулбаева приговорили к 4 годам и 8 месяцам лишения свободы. Правозащитники заявляли, что в тюрьме на его теле появились гематомы, что может свидетельствовать о пытках.

Муратхан Токмади – казахстанский крупный бизнесмен. Его обвинили в «вымогательстве» 12-летней давности. Токмади поместили в СИЗО КНБ, после чего у него обнаружили телесные повреждения. Прокуратура заявила, что он «упал с турника».

По имеющейся информации, сотрудники спецслужб пытали Токмади, требуя от него «признаться», что 13 лет назад он «совершил убийство» банкира Ержана Татишева «по заказу» оппозиционного политика Мухтара Аблязова. В результате, Токмади во всем публично «признался».В марте 2018 года суд приговорил Токмади к 10,5 годам тюрьмы. Власти Казахстана организовали заочный судебный процесс против Мухтара Аблязова по обвинению в организации убийства Татишева. Токмади является ключевым свидетелем на процессе.

Абловас Джумаев из г. Актау был задержан 10.05.2018 возле места проведения митинга, организованного активистами оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана». Джумаева обвинили в «возбуждении социальной розни» (ст. 174 УК) и «публичных призывах к захвату власти» (ст. 179 УК). Следствие обвинило Джумаева в том, что он «подписан на страницы ДВК и Аблязова» в социальных сетях, «читал программу ДВК» и «призывал выходить на митинги».

Абловас Джумаев заявил, что сотрудник спецслужб осуществлял давление на него в СИЗО и требовал подписать обвинительные показания. В СИЗО к Джумаеву привели пожилого больного отца, который сказал: «Сынок, признайся. ...Они говорят, что завтра с тобой может что-нибудь случиться и тогда привезут твое тело».

Судебный процесс по делу Джумаева прошел в краткие сроки (длился около месяца). Суд отказался вызвать на допрос сотрудника спецслужб, который участвовал в деле Джумаева. 18.09.2018 Джумаеву сообщили о смерти отца. Подсудимый почувствовал себя плохо и попросил перенести суд. Судья Аралбай Нагашибаев ответил отказом со словами: «Разве не вы сами довели до такой ситуации?».

20.09.2018 суд приговорил Джумаева к 3 годам тюрьмы. Джумаев обжаловал приговор. 08.11.2018 апелляционный суд постановил провести новое судебное разбирательство по данному делу. Айгуль Акбердиевой, супруге Джумаева, также выдвинули обвинения в «призывах к захвату власти» (ст. 179 УК). Акбердиева отметила, что сотрудники правоохранительных органов осуществляют давление на ее семью. У Абловаса Джумаева и Айгуль Акбердиевой четверо несовершеннолетних детей. 24.09.2018 суд г. Актау начал рассматривать дело Акбердиевой.

Б) Удерживаются в СИЗО в ожидании суда или проходят стадии апелляции на решение суда

Искандер Еримбетов – казахстанский бизнесмен, брат казахстанской правозащитницы и юристки Ботагоз Джардемали. Она предоставляла юридические консультации оппозиционному политику Мухтару Аблязову и жертвам политических преследований в Казахстане.Джардемали проживает в Бельгии, где получила политическое убежище.

С ноября 2017 года Искандера Еримбетова удерживают в СИЗО г. Алматы. Его обвинили в «отмывании денег» (ст. 193 УК) якобы похищенных Аблязовым. Еримбетов заявил, что в СИЗО сотрудники спецслужб требовали от него убедить свою сестру вернуться в Казахстан и дать ложные показания, выгодные для следствия, против Аблязова.

После того, как следствию не удалось сфабриковать уголовное дело по обвинению в «отмывании денег», против Искандера Еримбетова было возбуждено уголовное дело по обвинению в «мошенничестве» (ст. 177). Следствие по новому уголовному делу было проведено за 3 дня. По версии обвинения, компания Sky Service, которую основал Еримбетов, якобы «незаконно» завышала тарифы на предлагаемые услуги. При этом в законодательстве Казахстана нет такого понятия как «незаконное завышение тарифов». Компания продавала свои услуги на открытых тендерах.

Еримбетов неоднократно заявлял, что его пытали в СИЗО. Он подтверждал эти факты в т.ч. на встречах с представителями ЕС, Великобритании, Германии, США, Польши которых допустили к нему в СИЗО. Независимые правозащитники, которые в феврале 2018 года навестили Еримбетова, также подтвердили факты пыток. Однако все это власти Казахстана игнорируют, и в феврале 2018 года уголовное дело относительно пыток было закрыто.

Кроме Искандера Еримбетова к уголовной ответственности были привлечены его деловые партнеры - Михаил Зоров, Дмитрий Пестов и Василина Соколенко. На суде Пестов и Соколенко заявили, что следователи угрожали им и требовали сознаться в преступлении, которого они не совершали.

22.10.2018 суд признал Еримбетова, Зорова, Пестова и Соколенко виновными в «мошенничестве». Еримбетов был осужден к 7 годам заключения, Пестов и Соколенко – к 4,5 годам заключения. Зоров, который согласился сотрудничать со следствием, был приговорен к 3 годам лишения свободы условно.

Кенжебек Абишев – казахстанский поэт, блогер. Он попал под жернова борьбы казахстанских властей с оппозиционным движением «Демократический выбор Казахстана» (ДВК). Абишев говорит, что не поддерживает ДВК и не имеет отношения к оппозиции. Он оказался «случайной» жертвой уголовного дела «о пропаганде терроризма» (ст. 256 УК). Обвинения имеют признаки фабрикации.

Кроме того, Абишеву инкриминируют распространение листовок ДВК с целью «дестабилизации обстановки в обществе» и «формирования негативного образа действующей власти»

С ноября 2017 года Абишев находится под арестом. В СИЗО следователи требовали от него подписать «обвинительные» показания и «дать интервью или написать пост на Facebook» против оппозиционного политика Мухтара Аблязова. Абишеву угрожали, что с его женой и 14-летней дочерью может «что-то случится». Несколько недель его держали в холодной камере (+8 °C) без окон в антисанитарных условиях. Абишев страдает от пиелонефрита и проблем с сердцем. В СИЗО у него несколько раз обострялись сильные боли в области сердца. Ему отказывают в госпитализации. Адвокат Гульнара Жуаспаева добилась возбуждения уголовного дела по пыткам в отношении Абишева, но власти закрыли это дело.

В октябре 2018 года в Алматы начался судебный процесс по этому делу.

Алмат Жумагулов – активист оппозиционного движения ДВК. Жумагулову, как и Абишеву, выдвинуты сомнительные обвинения в «пропаганде терроризма» (ст. 256 УК). Его также обвинили в «возбуждении национальной розни» (ст. 174 УК). Алмата Жумагулова и Кенжебека Абишева обвинили в подготовке видеообращения с призывами к джихаду, но никто из них на видео не присутствует. При этом лица, которые действительно снимали видеоролик, остаются на свободе. События в этом деле очень похожи на провокацию казахстанских спецслужб с целью дискредитировать ДВК.

Согласно обвинению, Жумагулов агитировал за ДВК с целью «создания социально-психологической атмосферы общественного беспокойства» и «провоцирования протестных настроений среди граждан».

С ноября 2017 года Жумагулов находится под арестом. В СИЗО от него требовали отказаться от своего адвоката и подписать «обвинительные» показания под угрозой того, что с его с его детьми «могут что-то сделать». Несколько дней его держали в карцере на бетонном полу, без окон, в антисанитарных условиях.

В октябре 2018 года в Алматы начался судебный процесс против Жумагулова и Абишева.

Муратбек Тунгишбаев – известный казахстанский блогер, который создавал видеоролики о нарушениях прав человека в его стране. Власти Казахстана возбудили против него уголовное дело по обвинению в поддержке и участии в деятельности оппозиционного движения ДВК. Его обвинили в «оказании информационных услуг преступной группе» ДВК (ст. 266 УК) и «участии в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ст. 405 УК).

16.06.2018 Муратбека Тунгишбаева экстрадировали из Кыргызстана в Казахстан с грубыми нарушениями законодательства. Его вывезли из Бишкека, не проинформировав адвокатов и родственников. Власти Кыргызстана не стали ждать апелляции и окончания процедуры рассмотрения ходатайства Тунгишбаева об убежище.

По прибытии в Казахстан, Тунгишбаева посадили в СИЗО г. Алматы. По словам адвоката, следователь говорил Тунгишбаеву, что может его отпустить под домашний арест только в обмен на «признательные показания».

Ранее, перед арестом, Тунгишбаев перенес операцию на глазу. Врачи диагностировали у него тромбоз центральной вены сетчатки глаза из-за чрезмерного кровяного давления.В СИЗО Тунгишбаев неоднократно сообщал об ухудшении зрения и испытуемых болях, но казахстанские власти игнорировали это.

Врачи заявляют о необходимости его срочной госпитализации. В СИЗО из-за отсутствия надлежащей медицинской помощи он рискует полностью потерять зрение. Подобное обращение с арестованным является формой пыток и жестокого обращения.

11.10.2018 казахстанские пропагандистские СМИ распространили видеозапись выступления Миры Калиевой, супруги Тунгишбаева.Заявления Калиевой могут свидетельствовать о том, что она пошла на «сотрудничество со следствием».Мира Калиева заявила, что ее супруг пострадал «по вине амбиций Аблязова, по вине того, что он хочет создать свой имидж оппозиционного политика». Также Калиева сказала, что от правозащитников и международных правозащитных миссий «нет никакой помощи», что они «подконтрольны Аблязову» и «выставляют Тунгишбаева как политического заключенного».

Учитывая практику казахстанских следственных органов, есть все основания полагать, что власти путем давления заставили Калиеву пойти на «сотрудничество», а также использовали ее с целью дискредитации правозащитников.В частности в пропагандистском видеоролике Калиева упоминала казахстанских правозащитников Бахытжан Торегожину и Евгения Жовтиса.

Асет Абишев– житель Алматы. Его обвинили обвинили в публикации в Facebook постов в поддержку ДВК, которые «дискредитируют Главу государства, членов его семьи и действующую власть Казахстана».По мнению следствия, Абишев «формировал негативный образ власти» и «провоцировал протестные настроения населения».

Асет Абишев обвинен в «оказании информационных услуг преступной группе» ДВК (ст. 266 УК) и «участии в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ст. 405 УК).

С июля 2018 года Асет Абишев находится под стражей. Он заявил, что перед началом судебного заседания его перевели в малую холодную камеру, где его содержат в нечеловеческих и антисанитарных условиях.

26.09.2018 Алмалинский районный суд г. Алматы стал рассматривать это дело.

3. Лица, которым ограничили свободу

Асет Нуржаубай – житель г. Алматы. Нуржаубая обвинили в том, что он написал фразы «Шал кет» («старик, уходи») и «Алга ДВК» («вперед ДВК») на нескольких автобусных остановках. Также он выставил на улице плакат с этими надписями. Впоследствии полиция изъяла у него плакат вместе с красками для рисования.

Нуржаубая обвинили в «хранении и распределении имущества преступной группы» (ст. 266 УК), «участии в деятельности организации после ее признания экстремистской» (ст. 405 УК), а также в «мошенничестве» (ст. 190 УК).

Согласно обвинению, Нуржаубай «участвовал в группах ДВК в социальных сетях», «призывал к акциям протеста» и «стремился вовлечь в свою деятельность наибольшее количество граждан». Эти действия следователи назвали «тяжким уголовным правонарушением против общественного порядка».

В апреле 2018 года Нуржаубай был арестован. Нуржаубай заявил, что в СИЗО сотрудники правоохранительных органов заламывали ему руку и несколько раз ударили по почкам.Врачи зафиксировали у Нуржаубая кровоподтек правого плеча.

От него требовали дать «признательные показания». По словам Нуржаубая, сотрудники КНБ обещали «закрыть дело», если он выступит с «видеообращением к народу» со словами, что якобы «Мухтар Аблязов обещал мне заплатить и обманул».Следователь угрожал посадить в тюрьму его мать, и в знак протеста Нуржаубай порезал себе вены.

В суде Нуржаубай зачитал заявление о «раскаянии». Нуржаубай прочитал слова, которые дословно повторяют тезисы казахстанской государственной пропаганды, в частности, что «в Казахстане нет преследуемых по политическим мотивам. Каждый несет наказание за совершенные деяния». Подсудимый назвал обещания Аблязова «лживыми и пустыми», и что Аблязов «пытается оправдаться перед европейским сообществом».

Нуржаубай сказал, что «не имеет претензий к сотрудникам правоохранительных органов». Именно эту фразу несколькими днями ранее публично произнесла его мать, Галия Оспанова. 18.09.2018 полиция не допустила ее на встречу с делегацией Европарламента, и в ответ на критику европарламентариев казахстанская власть апеллировала к тому, что у Оспановой «нет претензий».

После зачитанного «раскаяния» суд приговорил Нуржаубая к 4 годам условного срока.

Фарит Ишмухаметов – житель г. Семей. Его обвинили в участии в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ст. 405 УК)

Согласно обвинению, Фарит Ишмухаметов «опубликовал в Facebook пост, выражавший негативное отношение к действующей власти, чем создал условия для комментирования его другими пользователями социальной сети. Далее Ф. Ишмухаметов в ходе комментирования стал выражать недовольство к действующей власти». В материалах следствия указано, что Ишмухаметов «побуждал к необходимости требовать отставки действующей власти», «требовал повышения социального статуса трудящихся», а также «выражал положительное одобрение идей ДВК».

24.10.2018 суд № 2 г. Семей приговорил Ишмухаметова к 1 году ограничения свободы, а также привлек его к 100 часам принудительного труда.

Олеся Халабузарь – бывший руководитель общественных организаций «Общество молодых профессионалов» и «Центр социально-политических исследований». Согласно обвинению, Халабузарь «совершила тяжкое преступление против мира и безопасности человечества», так как на ее компьютере был обнаружен текст листовки, в котором «представлены сведения о негативных последствиях внесения поправок в Конституцию Республики Казахстан» (относительно Земельной реформы). Ее обвинили в «возбуждении национальной розни» (ст. 174 УК).

01.08.2017 суд приговор ее к 2 годам ограничения свободы. Ей запрещено выезжать за пределы Алматы. В декабре 2017 года Халабузарь узнала, что все ее счета, в т.ч. для получения алиментов для детей, оказались заблокированы. Власти внесли ее в список лиц, «связанных с финансированием терроризма и экстремизма».

Алима Абдирова – правозащитная активистка из г. Актобе, бывший член Национального превентивного механизма против пыток. В 2014 году Абдирова как член Национального превентивного механизма посетила Центр адаптации несовершеннолетних в Актюбинской области. О выявленных нарушениях она сообщила в отчете омбудсмену. Абдирову обвинили в «клевете» (ст. 130 УК) и «неисполнении приговора суда» (ст. 430 УК).

18.09.2017 Абдирову приговорили к 2 годам ограничения свободы. В марте 2018 года Абдирова сообщила, что полиция потребовала от нее «уведомлять» посредством sms о случаях, когда она «выйдет из дома», в магазин, аптеку и т. п. В противном случае ей угрожают составлением акта об «отсутствии по месту прописки».

Болатбек Блялов - активист из Астаны. Следствие обратило внимание на посты в Facebook и интервью на YouTube, в которых Блялов критиковал политику России по отношению к Украине, употребляя термин «русский фашизм». Блялова обвинили в «возбуждении социальной и национальной розни» (ст. 174 УК РК).

21.01.2016 его приговорили к 3 годам ограничения свободы. На Блялова наложено множество ограничений, в т. ч. из-за того, что его поместили в список «лиц, связанных с финансированием терроризма и экстремизма».

Жанболат Мамай – казахстанский журналист, бывший главный редактор газеты «Трибуна». Его обвинили в «отмывании денег» (ст. 193 УК) в рамках дела Аблязова. Мамаю инкриминировали то, что в 2011-2014 годах его газета «получала спонсорскую помощь от Аблязова», и власти назвали это «отмыванием средств». Мамай отказался «признать вину», после чего подвергся избиению в СИЗО.

07.09.2017 суд приговорил Мамая к 3 годам ограничения свободы и 3 годам запрета заниматься журналисткой деятельностью. После 6 месяцев пребывания в СИЗО, журналист вышел на свободу. Газета «Трибуна» прекратила работу.

Лариса Харькова – бывший председатель Конфедерации независимых профсоюзов. Харькова подверглась преследованию после голодовки нефтяников, которые выступили против запрета деятельности Конфедерации независимых профсоюзов. Ее обвинили в «злоупотреблении полномочиями» (ст. 250 УК).

25.07.2017 суд приговорил ее к 4 годам ограничения свободы, конфискации имущества и 5-ти годам запрета на занятие руководящих должностей в общественных объединениях.

В 2018 году против Харьковой был подан частный иск с требованием взыскать с нее членские профсоюзные взносы на сумму около 2,5 млн. тенге (около 6000 евро). Харькова заявила, что считает это дело политическим заказом. 12.11.2018 суд г. Шымкент отклонил иск и закрыл данное дело.

Бигельды Габдуллин – бывший главный редактор газеты Central Asia Monitor, президент казахстанского PEN-клуба. Согласно обвинению, Габдуллин осуществлял «информационные атаки на руководителей государственных органов, публикуя материалы, порочащие репутацию чиновников», после чего якобы требовал увеличить государственное финансирование своей газеты. Его обвинили в «вымогательстве» (ст. 194 УК).

24.01.2017 его приговорили к 5 годам ограничения свободы с лишением права занимать руководящие должности сроком на 10 лет.

Азат Ибраев и Арман Алакаев – гражданские активисты из г. Костанай. Азата Ибраева и Армана Алакаева обвинили в том, что они вели «агитационную деятельность в поддержку ДВК», которая «сопровождалась тем», что они подарили сотрудникам полиции «воздушные шарики синего цвета в количестве 2 штук». Таким образом Ибраев и Алакаев решили поздравить полицейских с Днем защитника отечества. Их обвинили в «участии в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ст. 405 УК).

Спустя несколько часов Ибраева и Алакаева задержали полицейские и сотрудники КНБ. При обыске автомобиля у Ибраева изъяли синие ленты и шарики, а также фото политзаключенных Мухтара Джакишева и Искандера Еримбетова. На допросе от Ибраева требовали «признаться», что он «получил деньги от Аблязова». У Алакаева при обыске изъяли 3 синих шарика и 4 синие ленты.

19.06.2018 суд №2 г. Костанай приговорил Азата Ибраева к 1 году ограничения свободы. 13.07.2018 этот суд приговорил Армана Алакаева к 1,5 годам ограничения свободы. Также суд запретил Алакаеву размещать в Интернете информацию и комментарии, «связанные с поддержкой ДВК».

Бакиза Халелова – жительница г. Уральск. Ее обвинили в «участии в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ст. 405 УК).

Бакиза Халелова была одной из задержанных на мирном митинге 10.05.2018, который был посвящен проблеме пыток и политзаключенных. После этого, согласно обвинению, она «призвала выходить на митинг в поддержку ДВК и смены власти», тем самым «положительно одобряя идеи ДВК».

При обыске у Халеловой изъяли три казахстанских флага и спущенный синий шарик. Их приложили к делу как вещественные доказательства.

26.09.2018 Уголовный суд города Уральск приговорил Халелову к 1 году ограничения свободы. Помимо этого, суд запретил Халеловой «посещать акции, протесты, митинги», а также писать в социальных сетях комментарии, «направленные на дискредитацию деятельности властей».

02.11.2018 апелляционный суд отклонил жалобу Халеловой и оставил приговор без изменений.

Муратбек Аргынбеков – житель Акмолинской области. Его обвинили в «участии в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ст. 405 УК).

В обвинительном акте указано, что Муратбек Аргынбеков «выложил в Facebook брошюру с фотографиями Мухтара Аблязова» и «призывами в поддержку ДВК», «достоверно зная о том», что «население страны прочитает выложенную им информацию».

Следователи заявили, что в постах Аргынбекова содержатся «признаки одобрения поддержки идеологии ДВК», а также «негативная оценка существующей власти и Президента Казахстана Н. Назарбаева».

02.11.2018 суд в поселке Акмол Акмолинской области приговорил Муратбека Аргынбекова к 1 году ограничения свободы, а также привлек его к 100 часам принудительного труда.

4. Активисты, которые находятся под следствием и угрозой лишения свободы

Елена Семенова – правозащитница из г. Павлодар.

В июле 2018 года Семенова провела ряд встреч с депутатами Европарламента в Страсбурге, где рассказала о массовых фактах жестоких пыток заключенных в Казахстане. Она озвучила информацию, которую получила непосредственно от заключенных и их родственников. По фактам этих высказываний, которые следователи считают «ложными», против Семеновой возбудили уголовное дело по ст. 274 УК.

Во время допросов следователь сказал, что выступления Семеновой «нанесли политический вред стране».

При обыске у Семеновой изъяли компьютер, телефон, а также много документов, среди которых - заявления заключенных о пытках.

08.10.2018 Семенову не выпустили из Казахстана на основании решения следственных органов. Из-за этого Семенова не смогла попасть в Страсбург, где у нее были запланированы правозащитные встречи с членами ПАСЕ.

В ночь на 09.10.2018 кто-то кинул в ее дом две бутылки с зажигательной смесью, в результате чего одно из окон дома обгорело.

Семеновой грозит 3 года тюрьмы. Более того, на данный момент в отношении Семеновой рассматривается частный иск сотрудника колонии г. Семей о защите чести и достоинства в связи с тем, что Семенова «распространяет информацию о пытках».

Айгуль Акбердиева – жительница г. Актау. Ее обвинили в публичных призывах к захвату власти (ст. 179 УК).

Айгуль Акбердиева проходит по тому же делу, по которому ее супруг Абловас Джумаев был приговорен к 3 годам тюрьмы. Согласно обвинению, Акбердиева «ознакомилась с программой М. Аблязова», после чего у нее «появились идеи отрицательной направленности» и «сформировался негативный образ к действующей власти».

24.09.2018 суд г. Актау начал рассматривать дело Акбердиевой. Статья, по которой ее обвиняют, предусматривает до 10 лет тюрьмы.

По словам Акбердиевой, следователь сказал ей: «Мужа твоего закроем, и тебя закроем. А твоих детей отправим в детский дом».У Айгуль Акбердиевой и Абловаса Джумаева четверо несовершеннолетних детей.

Женис Бисенгазиев – житель г. Актау. Его обвинили в «возбуждении социальной розни» (ст. 174 УК) и «публичных призывах к захвату власти» (ст. 179 УК).

Согласно обвинению, в январе 2018 года (до принятия судом решения о запрете ДВК) Бисенгазиев расклеивал листовки ДВК. 06.03.2018 при обыске у него дома полиция вновь обнаружила листовки ДВК. Бисенгазиев говорит, что полицейские отвлекли его жену и подкинули листовки.

По словам Бисенгазиева, следователи добились, чтобы работодатель отстранил его от работы.

Сейчас Бисенгазиев находится под подпиской о невыезде. Ему угрожают арестом.

Евгений Кравец – активист ДВК из Павлодара. Сейчас проживает в Украине. Его обвинили в «участии в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ст. 405 УК).

Активиста ДВК Евгения Кравца задерживали и подвергали аресту в казахстанском городе Павлодар за участие в митингах 10.05.2018 и 23.06.2018. Он снял видеоролик в поддержку ДВК, за что ему выдвинули уголовные обвинения.

Евгений Кравец приехал в Украину, где продолжил свое участие в ДВК. В разговоре с ним следователь «просил» его вернуться в Казахстан. Власти Казахстана могут начать добиваться его экстрадиции.

5. Жертвы карательной психиатрии

Ардак Ашим – казахстанская оппозиционная активистка и блогер из г. Шымкент. Ей выдвинули обвинения в «возбуждении социальной розни» (ст. 174 УК) и «оскорблении представителя власти» (ст. 378 УК).

Ардак Ашим обвинили в публикации в Facebook постов «отрицательной направленности против властей». Следователи заявили, что Ашим писала о Мухтаре Аблязове и Президенте Назарбаеве.

Власти Казахстана принудительно поместили Ардак Ашим в психбольницу, где она провела больше месяца. Там Ашим жаловалась на плохое самочувствие, что, по ее мнению, могло быть связано с добавлением в пищу психотропных препаратов, чтобы сделать из нее «невменяемую». 05.05.2018, под давлением международной общественности, власти освободили Ашим из психбольницы.

10.05.2018 Абайский районный суд Шымкента вынес решение о том, что в «момент совершения преступления» Ардак Ашим «находилась в состоянии невменяемости». На этом основании суд освободил ее от уголовной ответственности и взамен назначил принудительное амбулаторное лечение в психоневрологическом диспансере. В июне 2018 года суд дополнительно назначил ей психиатрическую экспертизу.

На данный момент Ардак Ашим находится в Украине, где ожидает ответа от миграционной службы на ее заявление о предоставлении статуса беженца.

Наталья Уласик – гражданская активистка и блогер из г. Жезказган. В социальных сетях Уласик писала о социальных проблемах и критиковала местные власти. По заявлению бывшего мужа против нее выдвинули уголовные обвинения в «клевете». По результатам судебной медицинской экспертизы Уласик поставили диагноз «хроническое бредовое расстройство».

14.10.2016 суд принудительно отправил ее в Республиканскую психиатрическую больницу - самую суровую больницу такого типа, где содержатся опасные преступники.

В июле 2017 года врачи психиатрической больницы заявили, что нет необходимости в принудительном лечении Уласик. Однако суд считал «неубедительными» заключения врачей и называл Уласик «опасной для общества».

В январе 2018 года власти Казахстана позволили перевести ее на более облегченный режим в психиатрическую клинику ближе к дому.

10.09.2018 суд удовлетворил заявление психиатрической клиники о переводе Уласик на общие условия содержания, что позволяет ей проводить выходные дома.

6. Казахстан злоупотребляет механизмами интерпола и межгосударственной правовой помощи

Используя механизмы Интерпола и межгосударственного сотрудничества по уголовным делам, казахстанские власти пытаются достать своих оппонентов за рубежом. В большинстве случаев речь идет об «охоте» на бывших коллег оппозиционера Мухтара Аблязова, которого Президент Назарбаев считает личным врагом.

09.12.2016 Государственный совет Франции отказал в экстрадиции Аблязова и признал его дело политически мотивированным. Интерпол удалил из списка розыска Аблязова и несколько других обвиняемых по делу БТА Банка в связи с политическим контекстом обвинений. 13 коллег и родственников Аблязова получили убежище или дополнительную защиту в ЕС и США.

Игнорируя решения Франции и других государств ЕС, власти Казахстана стали искать новые способы добиваться экстрадиции Аблязова, пытаясь получить «дополнительные показания» против него. С этой целью казахстанские следователи применяют угрозы, пытки, давление на адвокатов, преследования родственников.

Жанара Ахметова – журналистка и активистка оппозиционного движения ДВК. В 2009 году казахстанский суд приговорил ее к 7 годам тюрьмы по обвинению в «мошенничестве». Исполнение приговора было отсрочено до достижения ее ребенком 14-летнего возраста (до 2021 года).

Жанара Ахметова стала активно заниматься журналистикой и оппозиционной деятельностью, после чего власти Казахстана начали слежку и давление против нее. В июне 2017 года власти, не имея юридических оснований, отменили отсрочку исполнения приговора.

В октябре 2017 года Ахметова была арестована в Украине по экстрадиционному запросу Казахстана. В ноябре 2017 года суд освободил ее из-под стражи, что стало возможным благодаря усилиям правозащитных организаций, адвокатов, депутатов и международной общественности. На суде стали известны факты, которые могут говорить о сотрудничестве между украинскими и казахстанскими спецслужбами с целью экстрадиции Ахметовой.

05.07.2018 Жанара Ахметова сообщила, что неизвестные лица пытались ее похитить в Киеве. Журналистка считает, что к этому причастны казахстанские спецслужбы. Это произошло в канун митинга в защиту казахстанских политзаключенных, где Ахметова являлась одним из организаторов. В Украине активистка часто замечает слежку за собой.

Миграционная служба Украины отказала ей в предоставлении статуса беженца. Однако 31.07.2018 Киевский апелляционный суд обязал миграционную службу повторно рассмотреть заявление Ахметовой. 17.09.2018 Верховный суд Украины подтвердил это решение.

Ахметова все еще находится под риском экстрадиции. Если Ахметова получит убежище, то законодательство обязывает Украину отказать в ее экстрадиции.

Татьяна Параскевич – бывшая коллега Мухтара Аблязова, которая проживает в Чехии. В 2014 году Чехия отказала России и Украине в экстрадиции Параскевич. Однако Россия и Украина выразили несогласие с этим решением. В 2016 году эти страны почти одновременно отправили повторные аналогичные запросы на экстрадицию Параскевич, однако в декабре 2017 года получили от Чехии повторный отказ.

В 2014 и 2015 гг. Чехия предоставляла Параскевич дополнительную защиту. Сейчас она подала заявление на продление этого статуса. Юристы национализированного казахстанского БТА Банка неоднократно обращались в чешские правоохранительные органы, чтобы не допустить предоставления Параскевич международной защиты. В апреле 2017 года Интерпол удалил Параскевич из списка розыска.

Виктор Храпунов – бывший министр энергетики Казахстана и бывший мэр г. Алматы. Лейла Храпунова – бизнесвумен и бывшая руководитель государственной Корпорации по телевидению Казахстана. Ильяс Храпунов – казахстанский бизнесмен, зять казахстанского оппозиционного политика Мухтара Аблязова.

Власти Казахстана преследуют семью Храпуновых из-за их оппозиционных взглядов и родственных связей с Аблязовым. Виктор Храпунов – автор книги «О диктатуре Нурсултана Назарбаева». Храпуновы сообщают, что в 2008-2011 гг. власти Казахстана требовали от них разорвать отношения с Аблязовым и дать показания против него. Они отказались это сделать, после чего стали жертвами уголовных преследований.

В 2011-2012 гг. власти Казахстана возбудили 21 уголовное дело против Виктора Храпунова и других членов семьи Храпуновых. Казахстанские следователи назвали Храпуновых «преступной группой семейного типа». По версии казахстанских властей, Ильяс Храпунов «был членом преступной группы» еще в 14-летнем возрасте, когда он учился в швейцарской школе.

Швейцария дважды (в 2011 году и в 2014 году) отказала Казахстану в экстрадиции Виктора Храпунова. По словам Храпуновых, они получили от властей Швейцарии уведомление о том, что Казахстану было отказано и в экстрадиции Лейлы Храпуновой.

Семья Храпуновых имеет вид на жительство в Швейцарии. В европейских СМИ широкую огласку получила информация о том, что власти Казахстана пытались подкупить некоторых швейцарских парламентариев и бывших чиновников с целью лоббирования вопроса об экстрадиции Храпуновых.

11.10.2017 26 депутатов ПАСЕ в письменной декларации заявили, что дело Храпуновых является одним из примеров политических преследований в Казахстане. Более 10 депутатов Европейского парламента упомянули дело Храпуновых в своих письмах к казахстанским властям, в которых выражается обеспокоенность по поводу политических репрессий в Казахстане.

7. Выводы и рекомендации

Пытаясь не допустить сокращения объема внешних инвестиций в экономику страны, а также сохранить свой международный имидж власти Казахстана вынуждены идти на единичные уступки в делах политических заключенных. Благодаря последовательному давлению международной общественности в последние годы удалось добиться освобождения многих лиц, преследуемых по политическим мотивам, в частности, Владимира Козлова, Гюзяль Байдалиновой, Сейтказы Матаева, Асета Матаева, Талгата Аяна, Едиге Батырова, Ержана Оразалинова, Саята Ибраева, Зинаиды Мухортовой, нефтяников Жанаозена, а также профсоюзных активистов Амина Елеусинова и Нурбека Кушакбаева, которые провели более года в заключении за протест против ликвидации Конфедерации независимых профсоюзов Казахстана. В то же время количество политических заключенных в Казахстане растет.

Уважение к демократическим свободам, правам человека и верховенству права являются фундаментальными принципами, на которых основывается внутренняя и внешняя политика Европейского Союза. Европейские государства не должны жертвовать этими принципами в обмен на экономическое сотрудничество с авторитарными режимами.

Фундация «Открытый Диалог» обращается к компетентным органам ЕС и правительствам демократических государств с призывом занять твердую позицию: предоставление финансовой помощи и развитие торгово-экономического сотрудничества с Казахстаном должно зависеть от конкретных улучшений ситуации со свободой мнений, свободой собраний и ассоциаций, свободой распространения информации в стране.

Мы призываем Европейскую Комиссию:

  • Немедленно вмешаться в те политические дела, где еще не принято окончательное судебное решение. В частности, это дела Абловаса Джумаева, Искандера Еримбетова, Кенжебека Абишева, Алмата Жумагулова, Муратбека Тунгишбаева, Асета Абишева, Айгуль Акбердиевой, Жениса Бисенгазиева, Елены Семеновой. Требовать от властей Казахстана прекратить уголовное преследование и освободить тех преследуемых, которые удерживаются в заключении. Дело Елены Семеновой должно иметь особую важность и принципиальность для ЕС. Правозащитница подверглась уголовному преследованию в связи с выступлением в Европейском парламенте. Власти не позволяют ей выехать из Казахстана в ЕС для участия в правозащитных встречах.
  • В рамках Соглашения о партнерстве между Казахстаном и ЕС начать комплексный мониторинг условий содержания политических заключенных в Казахстане, а также информировать Европейский парламент и международную общественность о прогрессе в переговорах с властями Казахстана с целью освобождения всех политических узников и обеспечения прав человека.
  • Высказать публичную позицию относительно фактов пыток и политических преследований в Казахстане.
  • Требовать прекращения политических преследований в Казахстане.
  • Выполнить рекомендации ООН и освободить Мухтара Джакишева и Макса Бокаева. Необходимо напомнить властям Казахстана, что систематическое нарушение прав человека и политические преследования повлекут за собой санкции согласно Договору о расширенном партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Казахстаном.
  • Рекомендовать Международному валютному фонду, Всемирному банку, правительствам стран ЕС развивать экономическое и инвестиционное сотрудничество с Казахстаном с привязкой к ситуации с правами человека в стране.
  • Требовать от властей Казахстана удалить из Уголовного кодекса размытые и политические статьи, которые предусматривают ответственность за «клевету», «возбуждение социальной розни», «распространение заведомо ложной информации» и «нарушение порядка организации митингов».
  • Предупредить власти Казахстана о недопустимости любых форм преследования и давления на адвокатов и юристов из-за их профессиональной деятельности. В том числе не допустимым является преследование родственников адвокатов и юристов.
  • Требовать от властей Казахстана отменить решение о запрете мирного оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана», поскольку оно не имеет юридической определенности и дает возможность присуждать тюремные сроки за выражение права на свободу слова и собраний.
  • Во время визитов в Казахстан проводить встречи с представителями гражданского общества и жертвами политических преследований.
  • Отправлять наблюдательные миссии и мониторить судебные процессы против активистов, журналистов и лиц, преследуемых по политическим делам.
  • Отправлять казахстанским властям запросы о ситуации с политическими заключенными, поскольку международный контроль помогает прекратить пытки в отношении них и добиться их освобождения.

Все желающие могут поддержать наши требования, обратившись по адресам:

  • Президент Европейского парламента Антонио Таяни - 1047 Brussels, Belgium, Bât. Paul-HenriSpaak 09B011, RueWiertz / Wiertzstraat 60, e-mail: antonio.tajani@europarl.europa.eu, тел: +32(0)2 28 45503 (Brussels), +33(0)3 88 1 75503 (Strasbourg);
  • Глава комитета Европейского парламента по иностранным делам Дэвид МакАлистер – 1047 Brussels, Belgium, Bât. Altiero Spinelli 05E240, Rue Wiertz / Wiertzstraat 60, e-mail: david.mcallister@europarl.europa.eu, тел: +32(0)2 28 45323 (Brussels), +33(0)3 88 1 75323 (Strasbourg);
  • Глава подкомитета Европейского парламента по правам человека Антонио Панзери – 1047 Brussels, Belgium, Bât. Altiero Spinelli 11G354, Rue Wiertz / Wiertzstraat 60, e-mail: pierantonio-panzeri@europarl.europa.eu,тел: +32(0)2 28 45846 (Brussels), +33(0)3 88 1 75846 (Strasbourg);
  • ПрезидентЕвропейскойКомиссииЖан-КлодЮнкер – 1049 Brussels, Belgium Rue de la Loi / Wetstraat 200, e-mail: president.juncker@ec.europa.eu;
  • Президент Европейского Совета Дональд Туск -– 1048 Brussels, Rue de la Loi / Wetstraat 175, e-mail: donald.tusk@european-council.europa.eu, тел: +32 2 28 15650;
  • Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини – 1049 Brussels, Rue de la Loi / Wetstraat 200, e-mail: federica.mogherini@ec.europa.eu, тел.: +32 2 584 11 11; +32 (0) 2 295 71 69.