• Дата

Коллективная жалоба: Молчи! Иначе будешь обвинен в «экстремизме»

  • 05.11.2018
  • Автор: Игорь Савченко, Катерина Савченко

С марта по октябрь 2018 года в Казахстане около 450 человек были грубо задержаны за участие в мирных митингах. Десятки человек стали жертвами угроз, допросов и слежки со стороны правоохранительных органов. Более 30 человек подверглись уголовным преследованиям за критические по отношению к власти комментарии в социальных сетях. Как минимум, 6 обвиняемых подверглись пыткам и жестокому обращению. Эти преследования осуществляются на основании решения о запрете оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана».

Более 150 человек, которые стали жертвами этих преследований, отправили обращения в Фундацию «Открытый Диалог». Из них в данный отчет вошли дела 129 заявителей, которые предоставили Фундации документы и доверенности на защиту их прав.

Почему власти Казахстана запретили мирное оппозиционное движение и что это значит

Оппозиционное движение «Демократический выбор Казахстана» (ДВК) начало свою деятельность в апреле 2017 года [Предыдущее движение ДВК в 2005 году было запрещено казахстанским судом по обвинению в «экстремизме»]. ДВК поставило цель – сменить авторитарный казахстанский режим путем мирных акций протеста и построить парламентскую республику. Также ДВК обнародовал свою программу социальных и экономических реформ.

Лидером ДВК является оппозиционный политик Мухтар Аблязов. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев считает его личным врагом [Власти Казахстана на протяжении многих лет осуществляют уголовное преследование Аблязова. В декабре 2016 года Государственный совет Франции отказал в экстрадиции Аблязова и признал его дело политически мотивированным]. Движение ДВК распространяет информацию через социальные сети. Спустя год после начала деятельности ДВК членами организации, по словам Аблязова, стали 32000 человек, а количество подписчиков насчитывалось более 180 тыс. в Instagram и более 140 тыс. в Telegram. ДВК является единственной политической силой в Казахстане, которая выступает за полную смену режима. В ответ на рост популярности ДВК, власти развернули массовые политические преследования активистов.

13.03.2018 казахстанский суд принял решение о признании ДВК «экстремистской» организацией и о запрете ее деятельности на территории Казахстана. Основанием для запрета стали обвинения в «распространении экстремистских призывов» через социальные сети. В решении суда указывается, что ДВК «возбуждает социальную рознь», «формирует негативный образ власти и отдельных должностных лиц», «провоцирует протестные настроения» и «нагнетает социальную напряженность».

Ссылаясь на решение суда, Генеральная прокуратура Казахстана заявила об уголовной ответственности за поддержку и «положительное одобрение» идей ДВК и ее лидера Мухтара Аблязова, в частности, за посты в социальных сетях в их поддержку; агитацию и распространение листовок; «оказание информационных и иного рода услуг» Аблязову и ДВК; участие в митингах и акциях ДВК.

Сколько человек подписало данную жалобу

Данный отчет является коллективной жалобой, которую подписали 129 человек из 19 городов Казахстана. Все они подверглись или продолжают подвергаться политически мотивированным преследованиям в связи с запретом ДВК.

Эти люди отправили Фундации «Открытый Диалог» свои анкеты-обращения и доверенности (документы поступали с марта по октябрь 2018 года). В своих доверенностях заявители указали паспортные данные, а также предоставили Фундации «Открытый Диалог» право распространять информацию об их деле, защищать их права в международных организациях и инстанциях, а также подавать обращения от их имени.

В целом Фундация «Открытый Диалог» получила обращения от более 150 человек. Однако из них в данную жалобу вошли только дела 129 человек, которые предоставили Фундации и обращение, и доверенность.

Каким преследованиям подверглись заявители

На основании поступивших обращений мы выделили перечень преследований, которым на данный момент подверглись активисты. Часто один человек подвергался различным преследованиям, поэтому количество случаев преследований больше, чем количество заявителей, подписавших данную жалобу.

  • Массовые задержания на мирном митинге 10.05.2018. Протестующие требовали освободить политических заключенных и прекратить пытки в Казахстане. Всего было задержано более 150 человек в Алматы и Астане, а также в сумме около 30 человек в других городах (Актау, Актобе, Павлодар, Семей, Уральск, Усть-Каменогорск, Шымкент). В данном отчете рассмотрены случаи 55 заявителей.
  • Массовые задержания на мирном митинге 23.06.2018. Протестующие выступили в поддержку бесплатного образования. Всего было задержано около 100 человек в Алматы, около 80 человек в Астане, более 20 человек в Шымкенте, а также по несколько человек в других городах (Каскелен, Кызылорда, Павлодар). В данном отчете рассмотрены случаи 21 заявителя.
  • Задержания 06.07.2018 с целью не допустить акции протеста. Активисты планировали митинг в поддержку кредитной амнистии. Всего было задержано около 50 человек (преимущественно в Астане), а также несколько человек в Алматы и Шымкенте. В нашем отчете рассмотрены случаи 3 заявителей.
  • Задержания 17-18.09.2018 с целью не позволить активистам встретиться с делегацией Европарламента. Всего известно как минимум о 5 задержанных в Астане и 2 задержанных в Алматы. В данном отчете рассмотрены случаи 4 заявителей.
  • Допросы и доставки в полицию людей, которые гуляли с синими воздушными шариками или синими лентами, поскольку власти считают это демонстрацией поддержки ДВК. Полицейские заставляли людей сдуть шарики, а также оформляли протоколы изъятия синих шариков и синих лент. Известно о нескольких десятках человек, которые стали жертвами таких действий полиции. В данном отчете рассмотрены случаи 12 заявителей.
  • Другие случаи задержаний и допросов с целью выдачи «разъяснений» об уголовной ответственности за поддержку ДВК. В данном отчете рассмотрены случаи 12 заявителей.
  • Уголовные преследования за участие в чатах ДВК в социальных сетях. Пользователи соцсетей пишут о социальных проблемах, коррупции, нарушениях прав человека, а следователи расценивают эти комментарии как агитацию за ДВК, «дискредитацию власти» и «дестабилизацию обстановки в обществе». Всего известно о более 30 случаях уголовных преследований за поддержку ДВК, и это количество растет. В данном отчете рассмотрены случаи 20 заявителей.

К каким методам прибегают правоохранительные органы, преследуя сторонников ДВК

Полицейские задерживали мирных протестующих и тащили их по асфальту. В отделения полиции доставляли людей пожилого возраста, детей с родителями, журналистов, случайных прохожих. Задержанным не разрешали обратиться к адвокатам. Сотрудники правоохранительных органов отбирали у задержанных телефоны и проверяли переписку в социальных сетях.

Во многих случаях задержанных держали в участках до поздней ночи, у них брали отпечатки пальцев. Полицейские записывали номера их документов, данные родственников, адреса проживания, IMEI-коды телефонов, что указывает на возможное создание чего-то вроде списка «политически неблагонадежных» граждан.

Несколько обвиняемых в поддержке ДВК подверглись пыткам, давлению и жестокому обращению в СИЗО. Это, в частности, Абловас Джумаев, Муратбек Тунгишбаев, Алмат Жумагулов, Кенжебек Абишев и Асет Нуржаубай. Следователи требовали от них «признать вину». Активистка ДВК Ардак Ашим стала жертвой карательной психиатрии.

Каким образом правоохранительные органы следят за «политическим повиновением»

Основанием для задержаний, допросов, уголовных преследований является критика власти и поддержка оппозиционных идей. Допросы в отделениях полиции не имеют ничего общего с административным или уголовным процессом. На допросах у задержанных спрашивают, какие у них политические убеждения, поддерживают ли они ДВК, читают ли программу ДВК, поддерживают ли Президента Назарбаева.

Сотрудники правоохранительных органов заставляли задержанных писать заявления «об отказе от своих политических убеждений», «об отказе принимать участие в митингах», «о поддержке политики Президента Назарбаева».

Казахстанский суд приговорил Бакизу Халелову к году ограничения свободы за участие в мирном митинге, а также запретил ей писать в социальных сетях комментарии, «направленные на дискредитацию деятельности властей».

Таким образом, на данный момент основной функцией казахстанских правоохранительных органов является не защита верховенства права, а защита политического режима. «Негативная оценка действующей власти» и «политическое неповиновение» рассматриваются в решениях следственных органов и судов как уголовное преступление.

Как власти проводят очерняющую кампанию против правозащитников и членов международных наблюдательных миссий

Международная общественность отреагировала на многочисленные факты политических преследований в связи с запретом ДВК. В ответ казахстанский режим идет на единичные уступки в делах отдельных политических узников. Но при этом режим хочет «сохранить лицо», а поэтому заставляет обвиняемых и членов их семей публично «раскаяться» и поддержать позицию властей.

Так произошло в делах жертв пыток Асета Нуржаубая и Муратбека Тунгишбаева. Нуржаубай, его мать, а также супруга Тунгишбаева Мира Калиева сделали публичные заявления (Нуржаубай зачитал текст, а Мира Калиева говорила и смотрела на бумагу с текстом). После «раскаяния» Нуржаубай получил условный срок. Суд по Тунгишбаеву еще не состоялся.

Заявления Нуржаубая и супруги Тунгишбаева имеют много общих тезисов, которые повторяют риторику государственной пропаганды. Согласно их заявлениям, они «поняли», что Аблязов «создает себе имидж оппозиционного политика перед европейским сообществом», «выставляя их как политических заключенных». Они также сказали об «отсутствии пользы» от правозащитных организаций и международных наблюдателей, которые якобы «подконтрольны Аблязову».

Примечательно, что в рамках «сделки со следствием» власти требуют от обвиняемых произнести клеветническую информацию в отношении правозащитников. Цель этих действий очевидна: дать сигнал другим преследуемым, что правозащитники и международная поддержка им «не помогут».

Кто ответственный за политику массовых преследований сторонников оппозиционного движения

Отчаянные шаги властей в виде борьбы с правозащитниками и членами наблюдательных миссий можно объяснить стремлением остановить инициативы по продвижению международных санкций за нарушения прав человека.

В разных регионах Казахстана массовые задержания и уголовные преследования по делам ДВК проходили по одному алгоритму. Правоохранительные органы действовали синхронно: во всех городах зафиксированы одинаковые нарушения. Рядовые сотрудники часто говорили активистам, что они лишь «выполняют приказ». В задержаниях и допросах участвовали представители Комитета национальной безопасности, МВД, прокуратуры, Местных полицейских служб.

Это говорит о том, что вышеописанные действия координируются на политическом уровне высшими должностными лицами государства: Министром внутренних дел Калмуханбетом Касымовым, Генеральным прокурором Кайратом Кожамжаровым, Председателем Комитета национальной безопасности Каримом Масимовым. При этом они выполняют поручения Президента и отчитываются перед ним. По словам Касымова, «как прикажут - так и будем работать».

В данном отчете задокументированы многочисленные факты нарушений. Мы подчеркиваем необходимость персональной ответственности тех, кто подавляет в Казахстане свободу собраний и ассоциаций, свободу мнений, свободу распространения информации, право на справедливый суд и защиту от пыток.