• Дата

Казахстан: оппозиционеры лишены права на справедливый суд

  • 06.09.2012
  • Автор:

Дальнейший ход судебного разбирательства по делу оппозиционеров Владимира Козлова, Серика Сапаргали и Акжаната Аминова свидетельствует о предвзятости суда и неравенстве между стороной обвинения и стороной защиты. Новые судебные заседания подтвердили: оппозиционеры лишены права на справедливый суд, предусмотренного Конвенцией о защите прав человека и основополагающих свобод.

Следствие обвиняет оппозиционеров в том, что они своими действиями подтолкнули бастующих нефтяников к «массовым беспорядкам», имевшим тяжкие последствия.

  •   Владимир Козлов полностью отрицает выдвинутые ему обвинения.
  •   Акжанат Аминов признал свою вину.
  •   Серик Сапаргали признал вину частично, заявив, что сожалеет о том, что его действия привели к кровопролитию.

Можно предположить, что больные сахарным диабетом А. Аминов и С. Сапаргали надеются получить свободу так же, как Болат Атабаев и Жанболат Мамай, которые в июле написали заявления-раскаяния и были освобождены от уголовного преследования в связи деятельным признанием.

С помощью суда над В. Козловым, С. Сапаргали и А. Аминовым власть пытается взять под контроль своих главных конкурентов и уменьшить влияние оппозиции в целом. Подобные дела против бизнесмена М. Ходорковского в России и экс-премьера Ю. Тимошенко в Украине стали яркими примерами, когда власть использует судебную систему как метод борьбы с политическими конкурентами,

1. Особенности допроса свидетелей заставляют усомниться в легитимности обвинения.

1.1. Показания бывших активистов забастовочного движения. Сторона обвинения вызвала свидетелей, которые в прошлом были осужденные по делу «о социальной розни», но впоследствии освобождены из-под ареста в связи с «деятельным раскаянием». Сегодня эти же люди дают показания против своих бывших соратников. У присутствующих на процессе журналистов и правозащитников возникли предположения, что слова этих свидетелей были заранее заготовлены и сказаны под давлением.

-       28.08.2012 осужденные в прошлом за беспорядки в Жанаозене нефтяники давали показания. причем некоторые из них противоречат тому, что они говорили раньше. Например, участник забастовок Естай Карашаев не смог вспомнить своих занесенных в протокол  слов о том, что Сапаргали, Мамай, Атабаев - люди Мухтара Аблязова. Еще один бывший организатор забастовок Наталия Ажигалиева в ходе допроса прокурора и адвокатов постоянно путалась в своих показаниях и ссылалась на мнения третьих лиц.

-       Наталья Соколова, бухгалтер и юрист профсоюза бастующих нефтяников, на допросе 20.08.2012 заявила, что некорректно провела некоторые расчеты оплаты труда нефтяников, что подбило их к забастовкам. Но правозащитник Евгений Жовтис заявляет, что Н. Соколова рассчитала все верно, а поэтому имела все основания для обнародования таких расчетов. Следует отметить, что в 2011 году Н. Соколова была приговорена к 6 годам тюремного заключения – за разжигание социальной розни. Однако вскоре, 08.03.2012, она была освобождена из тюрьмы. Можно предположить, что основанием для такого решения было не только чистосердечное раскаяние, но и негласное соглашение на дачу показаний по жанаозенскому делу в выгодном для прокуратуры свете.

-       Айжангуль Амирова, бывшая соратница Серика Сапаргали, во время дачи показаний против Владимира Козлова заявила, что адвокат Козлова ей угрожает и совершает на нее давление. В свою очередь адвокат Венера Сарсембина полностью отрицает это.

-       Бывший директор АО «Озенмунайгаз» К. Ешманов отказался от своих прежних показаний.  17.08.2012 он заявил, что по указанию акимата 200 полицейских готовы  были освободить площадь от забастовщиков. Но уже спустя два дня К. Ешманов отрицал заявленное ранее. Правозащитник Е. Жовтис считает, что власти вынудили свидетеля сменить свои показания.

-       Отдельные свидетели строят свои показания не на фактах, а на собственных оценках, сразу возлагая вину на подсудимых. Представители власти не видят причины Жанаозенской трагедии в своем бездействии, обвиняя вместо этого оппозицию, общественных деятелей и независимые СМИ. Так же считают вице-министр труда Б. Нурымбетов и бывший первый заместитель акима Мангистауской области А. Айткулов.

-       Еще один свидетель, допрошенный 20.08.2012, почетный пенсионер Айдаров Асылбек заявил, что сам лично не видел и не слышал то, что говорили оппозиционные политики рабочим, но обвиняет в трагедии именно В. Козлова, Б. Атабаева, С. Сапаргали и Ж. Мамая. Сходными по содержанию были и показания заместителя директора АО «Озенмунайгаз» Тараса Кунтузова. Он обвинил Владимира Козлова и телеканал «К-плюс» в искажении фактов и подстрекательстве к протесту, но, тем не менее, сказал, что сам он не знает, выступал Козлов перед рабочими или нет.

1.2. Предвзятость и оскорбительный характер показаний экспертов. Показания приглашенных 20.08.2012 на суд экспертов вызывают сомнения в их компетентности и непредвзятости.

-       Нагима Абишева, главный специалист центра судебной экспертизы в Алматы, заявила, что в словах Серика Сапаргали содержится призыв к насильственному свержению конституционного строя, несмотря на то, что С. Сапаргали выступал в Алмате 17.12.2011, а трагические события в Жанаозене произошли 16.12.2011.

-       Роза Акбарова, эксперт и политолог, назвала Мухтара Аблязова главным спонсором оппозиционной партии «Алга!» и объявила эту партию экстремистской организацией. Как заявил Алексей Плугов, адвокат Владимира Козлова, некоторых документов, анализ которых производила Акбарова, нет в материалах дела. Другие опрошенные эксперты критиковали независимые СМИ в разжигании социальной розни, при этом цитируя заголовки статей, вышедших после событий в Жанаозене и в п. Шепте.

-       Опрос трех экспертов, которые проводили психолингвистический анализ телефонных разговоров подсудимых, показал, что выводы экспертов основаны на материалах, которые были предоставлены не полностью. Экспертам отправили не полный текст или же фразы, вырванные из контекста.

2. Провокации и давления со стороны власти.

2.1. Препятствия работе защиты. Коллеги оппозиционеров сообщают о физическом препятствовании их прибытию на процесс.

  -  16 августа текущего года сына одного из руководителей партии «Алга!» Марата Жанузакова забрали полицейские и держали в участке несколько часов. М. Жанузаков назвал это событие попыткой воспрепятствовать его поездке в Актау на судебный процесс по делу Владимира Козлова.

  -  20.08.2012 в Актау была задержана активистка незарегистрированной партии «Алга!» Фатима Касенова. Она раздавала информационные листовки о ходе и характере суда над оппозиционерами. По мнению Актауских прокуроров, в таких действиях усматривается вмешательство в деятельность суда. После составления протокола Ф. Касенову отпустили.

  -  Владимир Козлов не исключает провокаций в свой адрес. По словам В.Козлова,  в камере по соседству находятся неизвестные лица, которые не представляются, ведут себя грубо, постоянно проверяют камеру политика во время его отсутствия. Также он сообщил, что они перехватывают его передачи, после чего видно, что все продукты были подвержены механическому воздействию. В связи с этим подсудимый боится посягательств на свою жизнь и готов объявить голодовку, пока суд не разберется с этими фактами.

  -  Созданы неравные возможности для освещения процесса: в отличие от блогеров, представители независимых СМИ не имеют возможности пользоваться мобильными телефонами. Сотрудники суда пытались обыскать адвокатов и забрать у них мобильные телефоны, тогда как казахстанский закон запрещает такие действия, сообщает Freedom House.

2.2. Политический характер дела. Наблюдатели сообщают, что суд над тремя оппозиционерами имеет заказной характер, а сам процесс похож на открытую конфронтацию президента Нурсултана Назарбаева с его личным врагом Мухтаром Аблязовым.

-       Владимир Козлов обвиняется именно как член «экстремистской ОПГ Аблязова». Можно предположить, что этим судебным процессом власть хочет негативно повлиять на имидж Мухтара Аблязова, который находится за пределами страны. Еще одно тому подтверждение: бастующих нефтяников поддерживали также представители партий «Азат» и Общенациональной социал-демократической партии, но на скамье подсудимых они не оказались.

-       Во время судебного заседания прокуроры открыто нарушают принцип презумции невиновности, называя Мухтара Аблязова «злоумышленником» - притом, что в 2003 году европейское сообщество  оправдало оппозиционера, а также признало его политическим заключенным.

-       Любую критику оппозиционеров в адрес власти прокуроры называют «лживой», «преступной», «провокационной», «подрывающей конституционные основы государства». Например, оппозиционерам инкриминируется «постановка под сомнение легитимности законно избранного Президента РК путем создания у граждан ощущения, что он их якобы обманул». Оппозиционеров обвиняют в создании положительного политического имиджа Аблязова, что ставит под сомнение возможность свободной политической конкуренции в Казахстане.

-       Следователи называют забастовку жанаозенских нефтяников незаконной и осуждают политическое неповиновение. Это создает прецедент, когда защита гражданами своих трудовых прав становится противозаконной, а выражение политического несогласия с действиями власти – уголовно  преследуемое деяние.  

Нет никаких причинно-следственных связей между помощью, которую оказывали нефтяникам политики, и тем, что случилось 16 декабря в Жанаозене, - так заявил известный правозащитник Евгений Жовтис. Данные факты говорят о том, что у стороны обвинения нет достаточных доказательств против оппозиционеров, кроме сомнительных показаний экспертов и свидетелей.

Подводя итоги, важно подчеркнуть необходимость участия европейской общественности в освещении и наблюдении за судебным процессом над казахскими оппозиционными лидерами. Призыв к проведению справедливого суда над Владимиром Козловым и другими оппозиционными лидерами уже выразили помощник государственного секретаря США по делам Южной и Центральной Азии Роберт Блейк, известный российский правозащитник Лев Пономарев,  Международная правозащитная организация Human Rights Watch и европарламентарии.