• Дата

Суд начался с нарушений международных стандартов справедливого судебного процесса

  • 20.08.2012
  • Автор: Редакция

16.08.2012  в 10.00 в Мангистауском областном суде в городе Актау начался судебный процесс над Владимиром Козловым, руководителем незарегистрированной оппозиционной партии «Алга!», Сериком Сапаргали, активистом общественного движения "Халык Майданы - Народный Фронт" и Акжанатом Аминовым, лидером забастовочного движения.

Обвинения, выдвинутые против Владимира Козлова и Акжаната Аминова, базируются на трех статьях Уголовного Кодекса Республики Казахстан (далее именуемые УК РК):

1. Статья 164, пункт 3 («разжигание социальной розни»),
2. Статья 170, пункт 2 («призывы к свержению конституционного строя"),
3. Статья 235, пункт 1 ("создание и руководство организованной группой с целью совершения одного или нескольких преступлений, а равно участие в ней»).

Серик Сапаргали получил обвинения по двум статьям УК РК:

1. Статья 164, пункт 3 («разжигание социальной розни»),
2. Статья 170, пункт 2 («призывы к свержению конституционного строя»).

Акжанат Аминов и Серик Сапаргали признали свою вину. Лидер незарегистрированной партии «Алга!» Владимир Козлов заявил, что обвинения сфабрикованы.

По версии стороны обвинения, Владимир Козлов руководил организованной преступной группой (далее - ОПГ), которую он создал вместе с оппозиционным политиком Муратбеком Кетебаевым, в настоящее время находящимся за пределами Казахстана, по указанию банкира Мухтара Аблязова, находящегося в бегах, от которого регулярно получал средства на финансирование ОПГ. 

Примечательно, что многие пассажи из речи прокурора вызывали смех в зале: «...злоумышленник Аблязов, убедившись, что рост благосостояния народа не дает ему возможности реализовать его политические амбиции, встал на путь политического экстремизма», «...радикализированные СМИ под логотипами «Голос Республики», «К плюс», «Взгляд» из медиахолдинга злоумышленника Аблязова» и так далее.

По словам прокурора, ОПГ, в которую также вошли Серик Сапаргали и Акжанат Аминов, занималась возбуждением социальной вражды и призывами к насильственному изменению конституционного строя. При этом прокурор упомянул и о скайп-конференции, которая была проведена, по его словам, руководителями ОПГ в преступных целях.

Владимир КозловПо версии прокуратуры, Владимиру Козлову удалось направить трудовой спор нефтяников в политическое русло — при встрече с бастующими нефтяниками Жанаозена оппозиционные политики намеренно указывали на неравенство доходов между топ-менеджерами нефтяных компаний и простыми рабочими. В результате, по словам прокурора, стало невозможным проведение конструктивных переговоров между бастующими рабочими и руководителями нефтяных компаний. Также по этой причине, говорит прокурор, нельзя было приостановить многомесячную забастовку. В итоге сторона обвинения делает вывод, что все это и привело к массовым волнениям.

Прокурор квалифицирует распространение листовок «Подними голову, казах!», «Сними ярмо с шеи!» среди нефтяников как призывы к насильственному изменению конституционного строя.

Таким образом, по версии прокурора незарегистрированная оппозиционная партия «Алга!», руководимая Владимиром Козловым и Муратбеком Кетебаевым, является экстремистской организацией. Во время обвинительной речи прокурора Владимир Козлов демонстрировал присутствующим лист бумаги, на котором было написано: «1937». Ранее он проводил параллели между сегодняшними политическими событиями в Казахстане и сталинскими репрессиями, достигнувшими пика в 1937 году.

Судьей по данному делу назначен Бердыбек Мырзабеков, который также вел процесс по делу «о беспорядках в поселке Шетпе». 

Судебный процесс ведется открыто, в то же время журналистам  запрещено пользоваться техническими средствами, в том числе и диктофонами. Разрешено вести только рукописные записи. Исключением было только начало суда 16.08.2012, когда судья разрешил журналистам в течение 10 минут проводить фото- и видеосъемку.

Наблюдатели, в т.ч. представители международных организаций и СМИ, отметили, что начало процесса сопровождалось многочисленными грубыми нарушениями международных стандартов справедливого судебного процесса. Приведем некоторые из них:

 І.  Ограничение времени ознакомления обвиняемых с материалами дела, форсирование следственной группой КНБ, прокуратурой и судом рассмотрения уголовного дела в кротчайшие сроки.

09.08.2012 Работники прокуратуры Мангистауской области за один день «ознакомились» с материалами уголовного дела оппозиционера Владимира Козлова, состоящих из 62 томов (около 11 000 страниц), и  в тот же день  подписали и «изучили» обвинительное заключение объемом более 1300 страниц против Козлова, Сапаргали и Аминова. Как мы сообщали ранее, В.Козлову предоставили лишь 12 дней на ознакомление с делом. При этом следствие велось с 23.01.2012  до 13.07.2012, то есть почти семь месяцев, а следственные действия проводили 67 (!) человек.

По словам правозащитника Евгения Жовтиса, при этом нарушается статья 14 ратифицированного Казахстаном Международного пакта ООН о гражданских и политических правах, согласно которой «каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения как минимум на следующие гарантии на основе полного равенства: ... b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься с выбранным им самим защитником...».

Правозащитника Евгения Жовтиса возмутило и  то, что судья Мырзабеков нарушил статью 336 Уголовно-процессуального Кодекса, не передав подсудимому обвинительное заключение в надлежащие сроки и  отказал в ходатайстве стороны защиты отложить процесс и дать Владимиру Козлову возможность ознакомиться с обвинительным заключением в течение 3-х дней. «Это грубейшее нарушение норм уголовно-процессуального кодекса», — сказал Евгений Жовтис.

 ІІ.  Отсутствие профессионального перевода с казахского на русский язык материалов следствия, а также во время судебного процесса, в результате чего допускались значительные расхождения по смыслу и искажение фактов, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты.

Судебный процесс ведется на казахском языке, однако перевод на русский язык, по замечаниям стороны защиты обвиняемых и наблюдателей процесса, осуществляется со значительными расхождениями по смыслу. Так, на вопрос судьи  Бердыбека Мырзабекова, понятен ли смысл предъявленного обвинения, ответ Владимира Козлова: «Это тридцать седьмой год!» был переведен с русского на казахский язык как: «Понятен». 

Примечателен факт, что на второй день суда 17.08.2012 у переводчиков был готовый текст выступления прокурора Амиргали Жанаева на русском языке, и они считывали его с экрана компьютера. Но, даже не смотря на это, «трудности перевода» продолжились. По словам наблюдателей, прокурор пропускал целые абзацы, и переводчики долго не могли найти нужное место в тексте, затем, пытаясь выйти из положения, начинали перевод сказанного, при этом забывая смысл произнесенного прокурором. Иногда получалось следующее: «...Пользуясь конституционным строем, Аблязов, Кетебаев, Козлов пытались разрушить конституционный строй». Не менее 6 – 7 раз прокурор произносил отрывок из текста листовок, якобы распространявшихся в прошлом году в Жанаозене: «Киели Мангыстау курескерлер! Бастарынды котериндер! Желкелериндеги жендетти тусириндер!», что в буквальном переводе на русский означает: «Борцы священного Мангыстау! Поднимите головы, воспряньте! Сбросьте с шеи палача!». Но раз за разом переводчик не желал переводить эти слова на русский и повторял их на казахском языке. В другой раз новый переводчик расшифровал УОС-5 (управление по обслуживанию скважин) как управление социального обеспечения.

 ІІІ.  Игнорирование рассмотрения жалоб и ходатайств со стороны обвиняемых и их защитников, отсутствие по ним мотивированных ответов.

16.08.2012 суд заслушал и отклонил все ходатайства, заявленные Владимиром Козловым и его адвокатами, в том числе по отводу судьи Бердыбека Мырзабекова. Уже после обеда  в этот же день было зачитано обвинение подсудимым. Во время его выступления оказалось, что предъявляемое обвинение не соответствует в полной мере тексту обвинительного заключения, копией которого располагает защита Владимира Козлова. Адвокат Венера Сарсенбина, защищающая оппозиционера, ходатайствовала по данному вопросу, однако судья не стал прерывать речь прокурора.

По состоянию на 18.08.2012 начались слушания показаний свидетелей. Темпы рассмотрения судебного дела над оппозиционерами превышают ожидания даже самых пессимистично настроенных наблюдателей гражданского общества Казахстана.

Фонд «Открытый Диалог» глубоко обеспокоен тем, что к судебному процессу над Владимиром Козловым и другими представителями оппозиции отсутствует внимание со стороны зарубежных организаций. На сегодняшний день обвиняемые и представители гражданского общества Казахстана остались абсолютно беззащитны перед судом, направленным на уничтожение оппозиции и независимых СМИ, с грубейшими нарушениями международных стандартов справедливости суда. Несмотря на резолюцию от 15.03.2012 по ситуации с правами человека в Казахстане, на судебном процессе нет ни официальной миссии наблюдения от Евросоюза, Европарламента или ОБСЕ, ни представителей США.

Мы призываем международное сообщество в срочном порядке сформировать миссии наблюдения и направить их в Казахстан. По мнению местных наблюдателей, то, что происходит в Актау сейчас на судебном процессе над оппозицией, будет иметь катастрофические последствия для общего подхода и отношения казахских властей к оппозиции, оппонентам, журналистам, гражданским активистам и т.д. Тенденция заимствования Казахстаном репрессивных методов России на сегодня становится все более очевидной: процесс над Pussy Riot откинул Россию в религиозное средневековье, также и Казахстан стремительно движется в сторону средневековья, но уже политического характера.

Тем не менее, практика показывает, что Казахстан, в отличие от России, чувствителен на реакцию Европейского и Атлантического гражданского сообщества. Примером тому является освобождение редактора газеты "Взгляд" Игоря Винявского, театрального режиссера Болата Атабаева, молодого политика и журналиста Жанболата Мамая. В данном случае каждое письмо, направленное в посольство Казахстана по их запросу, помогло избежать до 12 лет тюремного заключения и оказало огромную поддержку гражданскому обществу Казахстана в отстаивании прав человека и демократических ценностей.