Горячие темы:

Об украинской и польской истории в «Украинском мире» – презентация автобиографии А. Веловейского

На одной из последних встреч в центре «Украинский мир» Анджей Веловейский представил увлекательные фрагменты из истории Польши и Украины. Поводом для дискуссии стала публикация его автобиографической книги «Наперекор судьбе».

Анджей Веловейский – солдат Армии Kрайовей во времена Польской Народной Республики, католический активист, на протяжении многих лет –редактор журнала «Вензь», один из основателей Клуба католической интеллигенции, приближенный к окружению «Prymasa Tysiąclecia» кардинала Вышинского, позже епископа, кардинала митрополита, и в итоге Папы Войтылы, глава экспертного центра во времена «Первой Солидарности», соучредитель гражданского комитета «S», соорганизатор «Круглого стола», вице-маршал первой каденции Сената, вице-президент Парламентской ассамблеи Совета Европы, позже – посол и сенатор Речи Посполитой, член Европарламента.

Как это было? Рассказывает Богуслав Станиславский:

«Во время презентации свей последней книги – автобиографии «Наперекор судьбе», увлекательной, очень личной истории свидетеля исторических событий последних десятилетий, очень критической, но так же к близкой тому, что наше поколение (я младше, чем сенатора всего на три года) называет «Делом», автор не развил ни одной мысли, которых в книге бесчисленное количество, но поделился тремя размышлениями, иными словами, сутью того, что заключено в этой работе.

Первое – это история польской Сарматии, начиная Барской конфедерацией, образованной в защиту «веры отцов» и в знак протеста против терпимости по отношению к инакомыслящим. Этот способ мышления – что «польская идея» с чертами ксенофобии, национальной гигантомании и акцентом на негативных национальных особенностях – имел место почти во время всех драматических моментов польской истории девятнадцатого и двадцатого веков (Национально-демократическая партия).Был сформирован драматический стереотип «поляк – католик», который значительно повлиял на судьбу Польши. Вывод очевиден, хотя автор тактично намекал: польская Сарматия в двадцать первом веке чувствует себя отлично. Добавлю от себя: приходящие с Запада – сегодня это Брюссель – миазмы не нравятся, а нелюбовь к православной церкви и евреям превратились в исламофобию.

Второе касается двух способов описания истории в целом: первый разоблачает факты, способствующие формированию национальной гордости, но отвергающий неловкие факты, или второй – балансирующий между победами и поражениями, героизмом и слабостью, взлетами и падениями, поведением, достойным самого высокого признания и теми, кого автор назвал «историческим позором». В первом «неполном» описании (если не сказать – фальсифицированном) нация получает только половину правды, что позволяет создать миф, но исключает возможность самооценки. Только второе описание является зеркалом, в которое можно присмотреться, оценить, каковыми на самом деле мы являемся – это позволяет сделать выводы (чтобы избежать будущих неудач) и устранить дефекты. К этому следует добавить: оно учит покорности.

Третье размышление – это то, «что могло бы быть, если…»: если бы польско-украинские отношения с семнадцатого века до двадцатого века не были бы обременены отсутствием политического воображения и национальной гордости с обеих сторон. Начиная от конфликта с казаками, в результате которого усилился российский царизм со всеми вытекающими последствиями для обеих стран, до братоубийственной войны «орлят» с «сечевыми стрельцами», разрушенного союза с атаманом Петлюрой, эндецкой политикой по отношении к украинскому народу, трагических событий на Волыни и Западной Галиции. Если бы… Существует большая вероятность того, что не было бы никаких разделов – Польша не потеряла бы более 120-ти лет независимого существования, Украина в течение трех столетий усиливала бы свою государственность, в 1939 – если бы не было войны – не было бы драматического «удара в спину», не было бы повода, спровоцированного врагами наших народов, появления антагонизма, не пролилось бы море крови … к счастью, из этого урока мы сделаем выводы, но каждый ли из нас?

Это был выдающийся, несущий обширный опыт, проникнутый заботой о Польше урок истории – попавший в цель, поскольку он современен. Об этом стоит послушать, но слушателей было немного. Искренне благодарю Вас, Господин Сенатор».