• Дата

Российские правозащитники в обращении к властям Чехии выступили в защиту Татьяны Параскевич

  • 20.09.2016
  • Автор: Редакция

Генеральному прокурору Чешской Республики Павелу Земану
660 55, улица Езуитска 4, город Брно, Чешская Республика,
podatelna@nsz.brn.justice.cz;

Директору Отдела убежища и миграционной политики Министерства внутренних дел Чешской Республики Томашу Хаишману
21/ОАМ, ул. Над Штолоу, 3, 170 34 Прага 7,
katerina.stehlikova@mvcr.cz; tomas.haisman@mvcr.cz;

Министру юстиции Чешской республики Роберту Пеликану
16 Vyšehradská Street, 128 10 Prague 2, Чешская Республика,
posta@msp.justice.cz;

Министру иностранных дел Чешской Республики Любомиру Заоралеку
5 Loretánskénáměstí, 118 00 Prague 1, Чешская Республика,
epodatelna@mzv.cz; info@mzv.cz;

Главе Правительственного Совета по правам человека в Чешской Республике Якубу Махачке
4 Edvarda Beneše Embankment, Prague 1, Чешская Республика,
machacka.jacub@vlada.cz;

19 сентября 2016 года, Москва

Уважаемые Господа,

Мы, представители российских правозащитных организаций, разделяем опасения по поводу судьбы гражданки России Татьяны Параскевич, которой угрожает экстрадиция из Чехии. Татьяна Параскевич обвиняется в рамках дела против казахстанского оппозиционного политика, бизнесмена и политического беженца Мухтара Аблязова. Известно, что Мухтар Аблязов являлся одним из основателей оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана», и из-за своей оппозиционной деятельности в 2002-2003 гг. отбывал срок в казахстанской тюрьме. Аблязов остается одним из последних политиков, кто открыто выступает против многолетнего правления автократа Назарбаева.

Мы осведомлены с деталями дела Аблязова, а также ознакомились с опубликованными документами, имеющими отношение к делу. В апреле 2016 года в письме к правительству Франции мы изложили результаты анализа дела Мухтара Аблязова. Сейчас мы представляем информацию относительно преследования Татьяны Параскевич в рамках дела Аблязова, и будем признательны чешскому правительству за возможность ознакомиться и принять во внимание наши выводы.

В 2009 году власти Казахстана обвинили Мухтара Аблязова и его соратников в «хищении средств казахстанского БТА Банка». Россия и Украина также возбудили уголовные дела по просьбе Казахстана, который не имеет договоров об экстрадиции с большинством стран ЕС. При этом российский суд заявил, что «похищенные Аблязовым средства» использовались для «подготовки свержения власти в Казахстане» (решение от 24.08.2016 в отношении оппозиционера и националиста Александра Поткина, одного из фигурантов дела Аблязова). Это стало еще одним свидетельством политического контекста дела Аблязова, о чем неоднократно заявляли правозащитные организации и представители Европарламента. 9 государств ЕС предоставили убежище соратникам Аблязова и отказали в их экстрадиции в Казахстан, Россию или Украину.

Нам известно, как казахстанский режим охотится на своих оппонентов. Широкую огласку получило дело супруги Аблязова Алмы Шалабаевой, которая вместе с 6-летней дочерью была похищена из Италии, и только благодаря усилиям Европарламента и ООН семью удалось вернуть из Казахстана в Европу. В деле Параскевич казахстанский режим применяет свои методы при тесном коррупционном сотрудничестве с Украиной и Россией.

В 2014 году на оппозиционном портале kazaword.wordpress.com была обнародована переписка казахстанских чиновников. Власти Казахстана заявили, что правительственная переписка была взломана. В апреле этого года в письме к правительству Франции мы представили наиболее показательные документы переписки, которые были опубликованы в СМИ. Эти материалы подтвердили, что представители Казахстана готовили для украинского и российского следствия проекты обвинений в отношении Аблязова и Параскевич, а также указывали следователям «нужную» сумму якобы похищенных денег.

Российские следователи из «списка Магнитского» угрожали родственникам Параскевич физической расправой. Кроме того, как сообщила адвокат Параскевич, представители казахстанского БТА Банка предлагали «закрыть уголовные дела в Украине и России» в обмен на «дачу правдивых показаний относительно деятельности Аблязова». Данный факт иллюстрирует масштаб влияния Казахстана на украинские и российские следственные органы в рамках дела Параскевич.

В 2014 году Чехия отказала России и Украине в экстрадиции Параскевич. Однако Россия и Украина почти одновременно отправили повторные запросы на экстрадицию. Известно, что к запросам были приложены те же документы, которые Чехия уже рассматривала в 2014 году.

Еще одной угрозой для Параскевич стало инициирование процедуры лишения ее убежища. Так, 18.02.2014 МВД Чехии предоставило Параскевич дополнительную защиту – один из видов международной защиты. 16.02.2015 этот статус был продлен еще на два года. Как сообщила адвокат Параскевич, представители национализированного казахстанского БТА Банка обращались в чешские правоохранительные органы с требованием отказать Параскевич в дополнительной защите.

Сейчас чешская прокуратура пытается через суд аннулировать дополнительную защиту Параскевич, что, по имеющейся информации, является первым подобным случаем в Чехии. Известно, что суд г. Праги удовлетворил иск прокуратуры об отмене решения от 18.02.2014 о предоставлении Параскевич дополнительной защиты, и теперь прокуратура требует также отмены решения от 16.02.2015 о продлении дополнительной защиты. Учитывая обнародованную информацию о действиях казахстанских лоббистов, есть основания полагать, что они могли оказать влияние на инициирование аннулирования статуса беженца Параскевич.

Одним из аргументов прокуратуры в поддержку отмены дополнительной защиты было доверие гарантиям России о недопустимости пыток в отношении Параскевич или ее передачи Казахстану. Обращаем внимание, что данные выводы противоречат реальным фактам, а также информации правозащитников и институций ЕС. Экстрадиционные гарантии России являются формальными и несостоятельными.

На данный момент мы констатируем системные нарушения прав человека в России, а также глубокий кризис в правоохранительной, судебной и пенитенциарной системах государства. Применение пыток с целью получения признательных показаний стало обыденным явлением в России. По нашим данным, в 2014-2015 гг. около 25% заключенных жаловались на пытки (то есть каждый четвертый российский заключенный подвергается пыткам).

Распространенной практикой является давление на обвиняемых в СИЗО посредством использования криминальных элементов. Факты насильственных смертей в СИЗО и колониях умышленно скрываются, а виновные остаются ненаказанными. Жертвы произвола правоохранительной системы лишились последней возможности добиться справедливости, так как российские власти отказались от обязательного выполнения решений ЕСПЧ.

Вероятность справедливого суда в России является практически нулевой. Доля оправдательных приговоров составляет 0,3%. По данным правозащитного общества «Мемориал», количество политических заключенных в России составляет больше 80 человек.

Кроме того, казахстанские спецслужбы будут иметь беспрепятственный доступ к Параскевич в России. Например, согласно документам kazaword, представители казахстанских властей сами допрашивали фигурантов дела Аблязова в России и вынуждали их подписать «нужные» показания.

Аннулирование статуса дополнительной защиты Параскевич будет свидетельствовать о беззащитности политических беженцев из авторитарных государств, поэтому мы призываем чешские власти не допустить этого. Кроме того, можно с уверенностью утверждать, что в случае экстрадиции жизнь и здоровье Параскевич будут под угрозой. Мы призываем власти Чешской Республики принять во внимание политический контекст дела, реальную угрозу пыток, несправедливого суда и передачи в Казахстан, и в связи с этим отклонить повторные запросы на экстрадицию Параскевич.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы
Валерий Борщев, член Московской Хельсинкской группы
Александр Петров, член Московской Хельсинкской группы
Сергей Сорокин, член Московской Хельсинкской группы
Светлана Ганнушкина, руководитель Комитета «Гражданское содействие», член Московской Хельсинкской группы
Лев Пономарёв, директор Общероссийского общественного движения «За права человека», член Московской Хельсинкской группы