• Дата

Дело Параскевич: Украина продолжает сотрудничество с Россией и Казахстаном в преследовании политических беженцев

  • 19.05.2016
  • Автор: Игорь Савченко

Еще в 2014 году Чехия предоставила Татьяне Параскевич дополнительную защиту и отказала Украине и России в ее экстрадиции. Однако в 2016 году Украина и Россия почти одновременно отправили повторные запросы на экстрадицию Параскевич. Есть все основания полагать, что настойчивость России и Украины объясняется политическим и коррупционным влиянием Казахстана, который стоит за этим преследованием. Татьяна Параскевич обвиняется в рамках дела Мухтара Аблязова, которое признано международной общественностью как политически мотивированное. Уже несколько лет длится охота казахстанского режима на оппозиционера Аблязова и его соратников, получивших убежище в Европе.

Украинская прокуратура уже два года не может привлечь к ответственности ни одного представителя режима Януковича. Российские солдаты участвуют в боевых действиях на Востоке Украины. На этом фоне сотрудничество с Россией и ее ближайшим союзником Казахстаном в политическом деле Аблязова компрометирует новые украинские власти, которые не демонстрируют политической воли к реформированию правоохранительных органов.

Гражданка России Татьяна Параскевич – бывшая соратница казахстанского оппозиционного политика и бизнесмена Мухтара Аблязова, который ранее руководил казахстанским БТА Банком. В 2009 году, после конфликта с президентом Назарбаевым, Аблязов был обвинен в «хищении средств банка». Позже Казахстан инкриминировал Аблязову также «возбуждение социальной вражды» и «подготовку террористического акта». Аблязов получил политическое убежище в Великобритании. По просьбе Казахстана, у которого отсутствуют договора об экстрадиции с большинством стран ЕС, Россия и Украина также возбудили уголовные дела против Аблязова и его соратников (в том числе против Параскевич). Россия и Украина обвиняют Параскевич в «хищении средств казахстанского БТА Банка» в составе «преступной группы Аблязова».

УКРАИНА И РОССИЯ НЕ СОГЛАСНЫ С РЕШЕНИЯМИ ЧЕШСКИХ ВЛАСТЕЙ

18.02.2014 Чехия предоставила Параскевич дополнительную защиту (один из видов международной защиты). 16.02.2015 решением чешского МВД этот статус Параскевич был продлен до 16.02.2017.

07.06.2012 и 14.06.2013, соответственно, Украина и Россия отправили запросы на экстрадицию Параскевич. 18.03.2014 Министерство юстиции Чехии запретило экстрадицию Параскевич в Украину. 28.03.2014 Краевой суд г. Пльзень запретил ее экстрадицию в Россию.

Спустя два года, 18.02.2016 Генеральная прокуратура Украины, а 08.04.2016 Генеральная прокуратура России вновь обратились в Министерство юстиции Чехии. К повторным экстрадиционным запросам приложены те же документы, которые Украина и Россия уже высылали (датируемые 2012-2013 гг. постановления об обвинении и об аресте). Украинский и российский запросы имеют похожие формулировки и структуру изложения.

Заместитель Генерального прокурора Украины Анатолий Матиос отметил, что Чехия отклонила предыдущий запрос на экстрадицию Параскевич в связи с «состоянием безопасности в Украине». Однако на самом деле Министр юстиции Чехии ссылался на решения судов. В частности, Краевой суд в Пльзене 02.01.2013 заявил, что факты, описанные в украинских постановлениях о возбуждении уголовного дела, являются «весьма неотчетливыми», и кроме того, Украина не может гарантировать соблюдения ст. 3 (Запрет пыток) и ст. 6 (Справедливый суд) Европейской конвенции по правам человека.

В повторном запросе украинская прокуратура заявляет, что Чехия может экстрадировать Параскевич, поскольку «согласно полученной через каналы Интерпола информации, в настоящее время компетентные органы Чешской Республики выдают Украине разыскиваемых лиц». Кроме того, в документах, приложенных к экстрадиционному запросу, следователь МВД Украины Александр Пиддубняк в качестве аргумента ссылается на решение Конституционного суда Чехии от 26.05.2015. Этот суд рассматривал одну из жалоб Параскевич за 2014 год об освобождении из-под стражи. Однако, помимо этого, Конституционный суд также выразил свое мнение, что «возможное наличие дефицитов в системе правосудия и в области тюремных учреждений» в России и Украине «не является автоматическим препятствием» для экстрадиции в эти страны.

По сравнению с Украиной, российские власти более резко высказываются в своем экстрадиционном запросе. Фактически Генеральная прокуратура России раскритиковала решения чешских судов и правительства по делу Параскевич. Заместитель Генерального прокурора России Сабир Кехлеров выразил недовольство предоставлением дополнительной защиты Параскевич: «Никакая информация по данному делу чешскими властями у нас не запрашивалась, в связи с чем полагаем, что компетентные органы Чешской Республики были введены в заблуждение». Примечательно, что Генеральная прокуратура России просит не только «выдать Параскевич», но и «заключить ее под стражу», хотя вопрос избрания меры пресечения выходит за рамки экстрадиционного запроса.

КОРРУПЦИОННОЕ ВЛИЯНИЕ КАЗАХСТАНА НА УКРАИНСКОЕ И РОССИЙСКОЕ СЛЕДСТВИЕ

04.09.2012 представитель казахстанского БТА Банка Войтех Трапл в письме к адвокату Параскевич прямо заявил: в обмен на «дачу правдивых показаний относительно деятельности М. Аблязова» Казахстан может в один момент закрыть уголовные дела против Параскевич в Украине и России. 

Такие неограниченные «возможности» Казахстана были подтверждены опубликованной в 2014 году взломанной перепиской казахстанских чиновников. Переписка подтвердила, что представители Казахстана готовили для украинского и российского следствия проекты обвинений в отношении Аблязова и Параскевич, а также давали другие указания по делу. Власти Казахстана и России координировали даже «контроль над судебными процессами». В России дело Аблязова и Параскевич ведут следователи из «списка Магнитского», которые угрожали другим обвиняемым, вынуждая «сознаться в преступлениях» и «признать» вину Аблязова.

Адвокат Параскевич требовал закрытия уголовного дела в России в связи с тем, что следствие не предоставило доказательств вины. 27.04.2015 и 04.09.2015 МВД России отказало адвокату, сообщив, что закон «не обязывает» следователя приводить доказательства в тексте постановления об обвинении. В соответствии со ст. 17 УПК РФ, следователь (как и судья) оценивает доказательства по «внутреннему убеждению», основанному на имеющихся доказательствах, на законе, «на совести».

В Украине Казахстан управлял следствием через юридическую фирму «Ильяшев и Партнеры». Например, согласно переписке, 02.08.2012 следователь МВД Украины Максим Мельник получил указания от казахстанской стороны, что допрос фигурантов дела «должен показать», что Параскевич была одной из «людей Аблязова», которые якобы «управляли оффшорами».

Благодаря общественной огласке, против следователя Мельника было возбуждено уголовное дело по обвинению в превышении полномочий. Дело против Мельника неоднократно пытался закрыть следователь прокуратуры г. Киева Сергей Ходаковский. Им могли руководить представители казахстанской стороны (согласно данным опубликованной переписки). Фундация «Открытый Диалог» через суд добилась того, что 23.07.2015 против следователя Ходаковского было возбуждено уголовное дело по обвинению в превышении полномочий. Однако 30.09.2015 прокуратура г. Киева закрыла дело против своего следователя, не сообщив об этом заявителю – Фундации «Открытый Диалог». ГПУ проигнорировала замечания о наличии в СМИ материалов, которые подтверждают возможные коррупционные действия следователя.

Британские власти отклонили запросы Украины на экстрадицию Игоря Кононко и Романа Солодченко, которые проходят по тому же делу, что и Параскевич. По этому же делу в Украине обвиняется и родственник Аблязова Сырым Шалабаев. Литва предоставила ему политическое убежище в отношении Казахстана. В Литве проходят судебные процессы по рассмотрению запросов Украины и Казахстана на экстрадицию Шалабаева.Основанием для украинского запроса стало письмо одиозного прокурора Владимира Гузыря, участника громких коррупционных скандалов. Впоследствии Гузырь подал в отставку под давлением общественности.

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ МЕХАНИЗМАМИ ИНТЕРПОЛА И СИСТЕМАМИ ПРАВОСУДИЯ ГОСУДАРСТВ ЕС

Возможной целью повторных запросов на экстрадицию являетсяограничение Параскевич в передвижении, открытии счетов, поиске жилья или работы, а также изнурение ее новыми длительными судебными тяжбами. Выполняя указания Казахстана в деле Аблязова, Россия и Украина злоупотребляют механизмами Интерпола и системой правосудия государств ЕС.

Настоящие мотивы оглашения в международный розыск объясняются в справке, которую представитель БТА Банка Войтех Трапл передал адвокату Параскевич: «Даже в случае отказа правоохранительным органам Украины в экстрадиции Т. Параскевич из Чехии, она оглашена в международный розыск правоохранительными органами Российской Федерации, а также останется оглашенной в розыск Украиной, что затруднит ее передвижение и проживание на территории ЕС и других стран».

31.03.2014 адвокат Махиткова подала запрос в Интерпол об удалении Параскевич из розыска. До сих пор, уже более двух лет, Интерпол не отвечает на запрос адвоката. 31.03.2015 чешское МВД выдало Параскевич заграничный паспорт. Однако при этом существует риск того, что Параскевич может оставаться в непубличном списке Интерпола.

В украинском и российском запросе на экстрадицию указываются одни и те же гарантии по делу Параскевич: отсутствие политических мотивов преследования, защита от пыток, обеспечение справедливого суда и надлежащих условий содержания, предоставления доступа дипломатическим представителям Чехии. Однако эти гарантии являются формальными, несостоятельными и не будут выполняться Россией и Украиной.

Правозащитные организации и дипломаты констатируют саботирование реформы прокуратуры и системную коррупцию в органах правосудия в Украине. Показательные судебные процессы по делу Савченко и других политзаключенных еще раз подтвердили, что Россия не собирается прислушиваться к позиции стран цивилизованного мира. Россия все более изолируется и отменяет для себя приоритет международного права. Новые законодательные изменения позволяют России не исполнять решения ЕСПЧ и других международных судебных инстанций, которые «противоречат Конституции РФ».

Международные правозащитные организации и представители Европарламента неоднократно отмечали политический характер дела Аблязова. 9 государств ЕС предоставили убежище соратникам Аблязова, которым выдвинуты те же обвинения, что и Параскевич. О недопустимости экстрадиции Параскевич заявляли Amnesty International, Spolek Salamoun, Чешский Хельсинкский комитет, депутаты Европарламента, а также около 20 чешских, польских и итальянских парламентариев.

Депутаты Европарламента неоднократно призывали новые украинские власти прекратить вовлекаться в политические преследования Казахстана в рамках дела Аблязова. Однако Украина не отозвала запрос на экстрадицию Аблязова, а, напротив, активизировала сотрудничество с авторитарными режимами Казахстана и России по этому делу. Украина заявляет, что Интерпол отказывается объявлять в розыск Януковича и некоторых его соратников. Но при этом усилия украинской прокуратуры направлены не на то, чтобы надлежащим образом обосновать обвинения против представителей режима Януковича, а на преследования через Интерпол лиц, получивших статус беженца в Европе.

Дело Аблязова и его соратников – не единственный пример продолжающегося сотрудничества Украины с авторитарными режимами. 17.04.2016 в Украине был задержан азербайджанский правозащитник Аловсат Алиев, которого Азербайджан объявил в розыск Интерпола по обвинению в «краже» и «подделке документов».

Украинские власти проигнорировали то, что Германия предоставила Аловсату Алиеву политическое убежище. До 06.05.2016 Алиев содержался в нечеловеческих условиях в украинском СИЗО. Лишь 10.05.2016, в том числе благодаря общественной огласке, Генеральная прокуратура Украины отказала в экстрадиции Алиева в связи с наличием у него статуса беженца.

Толерирование преследований авторитарных режимов проявляется и в том, что за последние два года Украина систематически и необоснованно отказывает в предоставлении убежища гражданам Беларуси и России, которых преследуют за поддержку Евромайдана. Например, в 2015 году 86 российских граждан обратились с просьбой о предоставлении убежища, и только 11-ти их них Украина предоставила защиту.

Мы призываем власти Чешской Республики принять во внимание информацию правозащитных организаций о политическом контексте преследования Аблязова, учесть масштабы коррупционного влияния Казахстана, а также несамостоятельность украинского и российского следствия в этом деле. Мы призываем отклонить повторные запросы на экстрадицию, по которым ранее чешские власти уже приняли решения.

Для получения более детальной информации, пожалуйста, обращайтесь:
Игорь Савченко – igor.savchenko@odfoundation.eu
Людмила Козловская – lyudmylakozlovska@odfoundation.eu