• Дата

Мониторинг событий на судебных процессах в Актау 01.05.2012 – 18.05.2012

  • 19.05.2012
  • Автор:

Суд по делу о беспорядках в Жанаозене 16-17 декабря 2012 года

02.05.2012. На 24-м по счету заседании суда свидетельствовал бывший аким Жанаозена – Орак Сарбопеев. В суде он заявил, что считает требования, которые выдвигали нефтяники во время забастовки, законными (раньше он заявлял обратное). Также он рассказал, что знал о планирующихся беспорядках: «Что намечаются массовые беспорядки, слышал, но что их будут организовывать нефтяники — нет!». По словам бывшего акима – дополнительные силы полицейских стали прибывать в Жанаозен еще 14 декабря. Разместили их в городских гостиницах, а питание обеспечивала компания «Озенмунайгаз».

02.05.2012. В качестве потерпевшего дал свои показания в суде бывший руководитель компании «Озенмунайгаз» Кийкбай Ешманов. Его дом во время массовых беспорядков в Жанаозене в декабре 2011 года был разграблен и подожжен. Кийкбай Ешманов ранее оценивал нанесенный ему ущерб в 41 млн. тенге (€ 220 тыс.), но государственная комиссия оценила нанесенный ему ущерб в 10 млн. тенге (€ 53 тыс.). От своих претензий к подсудимым он не отказался, заявив, что виновных определит суд.

03.05.2012. На заседании суда прокуроры выступили с заявлением, в котором говорилось об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников правоохранительных органов: «Факты пыток, о которых написали в своих заявлениях в прокуратуру подсудимые, требуя правовой оценки действия сотрудников правоохранительных органов, не подтвердились. В возбуждении уголовного дела в отношении их отказано».

03.05.2012. В судебном зале начался просмотр видеоматериалов следствия, которые состоят из 19 видеокассет, на которых сняты эпизоды событий в Жанаозене в середине декабря 2011 года. Видеозаписи никоим образом не подтвердили того, что беспорядки начали именно подсудимые нефтяники.

10.05.2012. Свидетель обвинения Закария Сейдахметов на суде отверг свои прежние показания, заявив, что на него оказывал давление (принуждал дать нужные для следствия показания) заместитель начальника следственной группы полковник КНБ Кыдыралиев.

11.05.2012. Суд приступил к прениям сторон. Сторона обвинения заявила, что вина всех подсудимых доказана и что ни один из них не может быть оправдан. Прокуроры огласили, какие наказания они требуют для каждого подсудимого:

Роза Тулетаева – ст. 241, ч. 1 – 8 лет исправительной колонии общего режима;

Шабдал Уткилов –ст. 241, ч. 1 – 9 лет лишения свободы;

Танатар Калиев – ст. 241, ч. 2 – 8 лет лишения свободы;

Максат Досмагамбетов – ст. 241, ч. 1, 2, ст. 321, ч. 2 – 9 лет лишения свободы;

Нарын Джарилгасинов – ст. 241, ч. 1, 2, ст. 321 ,ч. 2 – 5 лет лишения свободы;

Ертай Ермуханов – ст. 241, ч. 2 – 7 лет лишения свободы;

Нурлан Аскарулы – ст. 241, ч. 1, ст. 321, ч. 2, ст. 175 – 6 лет лишения свободы;

Муратбай Жумагалиев – ст. 241, ч. 2, 3, ст. 321 – 6 лет лишения свободы;

Мурат Косбармаков – ст. 241, ч. 2, 3, ст. 321 – 7 лет лишения свободы;

Бауыржан Непес – ст. 241, ч. 2, ст. 321, ч. 2 – 6 лет лишения свободы;

Жанат Муринбаев – ст. 241, ч. 2 – 3 года лишения свободы;

Парахат Дюсембаев – ст. 241, ч. 2, ст. 321, ч. 2 – 6 лет лишения свободы;

Серик Акжигитов – ст. 241, ч. 2, ст. 321, ч. 2 – 8 лет лишения свободы;

Жанбыр Ергазев – ст. 241, ч. 2, 3, ст. 321, ч. 2 – 6 лет лишения свободы;

Саламат Искаков - ст. 241, ч. 2, ст. 321, ч. 2 – 6 лет лишения свободы;

Жарас Бесмагамбетов – ст. 241, ч. 2, ст. 321, ч. 2 – 6 лет лишения свободы;

Сесен Аспентаев - ст. 241, ч. 2, ст. 321, ч. 3 – 6 лет лишения свободы;

Женис Бапилов - ст. 241, ч. 2, 3 – 6 лет лишения свободы;

Самат Койшибаев - ст. 241, ч. 2, 3 – 6 лет лишения свободы;

Расул Мухамедов - ст. 241, ч. 2, ст. 321, ч. 2 – 6 лет лишения свободы;

Ислам Шамилов - ст. 241, ч. 2, ст. 321, ч. 2 – 7 лет лишения свободы;

Бауыржан Телегенов - ст. 241, ч. 2, ст. 321, ч. 2 – 7 лет лишения свободы;

Анауарбек Тадженов - ст. 241, ч. 2, ст. 321 – 7 лет лишения свободы;

Жанайдар Уткилов - ст. 241, ч. 2, ст. 321, ч. 2 – 7 лет лишения свободы;

Кайрат Эдилов - ст. 241, ч. 2 – 5 лет лишения свободы;

Мелс Сарыбаев – ст. 241, ч. 2 – 6 лет лишения свободы;

Кайрат Койшибаев - ст. 241, ч. 2, ст. 321, ч. 2 – 5 лет лишения свободы и 1 год условно;

Нурсултан Мукашев – ст. 241, ч. 2 – 1 год условно;

Айжан Дюсембаева - ст. 241, ч. 2, 3, ст. 321, ч. 2 – 5 лет лишения свободы и 2 года условно;

Марат Аминов – ст. 241, ч. 2, ст. 175, ч. 2 – 6 лет лишения свободы;

Есенгельды Абдрахманов – ст. 175, ч. 2 – 3 года лишения свободы;

Адил Шамов – ст. 175, ч. 2 – 3 года лишения свободы;

Карл Бекжанов – ст. 175, ч. 1 – наказание в виде домашнего ареста и подписку о невыезде сроком на 2 года;

Жигер Аманжолов – ст. 241, ч. 2 – 6 лет лишения свободы;

Айбек Мунайтпашеву – ст. 24, ч. 3, ст. 175, ч. 2 – подписка о невыезде.

14.05.2012. На прениях в суде выступали подсудимые нефтяники. Все из них (кроме Нарына Джарылкасинова) заявили о своей невиновности. Нарын Джарылкасинов признал свою вину частично.

Процесс по уголовному делу о беспорядках на станции Шетпе 

02.05.2012. Во время опроса свидетелей двое мальчиков отказались от своих показаний. По словам полицейских, которые проводили видеосъемку 17 декабря 2011 года на месте событий, рядом с ними находились двое мальчиков. В свою очередь, мальчики рассказали, что не были рядом с полицейскими, когда те вели видеозапись, а текст показаний вместо их писали сотрудники правоохранительных органов.

11.05.2012. Прокуроры огласили наказания, которые они требуют для каждого подсудимого:

Жумабек Мырзатаев – 3 года лишения свободы;

Асан Адиев - 3 года лишения свободы;

Куаныш Толеуов - 3 года лишения свободы;

Бекберген Жылкышиев - 3 года лишения свободы;

Дюсенбек Садигулов - 3 года лишения свободы;

Асылбек Толеев - 3 года лишения свободы;

Есенкос Дурысбаев - 3 года лишения свободы;

Касым Ермуханулы – 6 лет лишения свободы; 

Нурболат Сабырбаев – 7 лет лишения свободы;

Габиден Бахытжанов – 8 лет лишения свободы;

Ержанов Мамбетов – 8 лет лишения свободы;

Кажымурат Овезов – 9 лет лишения свободы.

Дата вынесения приговора назначена на 21 мая.

Суд по делу полицейских, причастных к стрельбе по демонстрантам в Жанаозене

03.05.2012. Нурлан Аязбаев, один из раненых 16 декабря во время событий в Жанаозене, принес в судебный зал, в качестве вещественного доказательства, две пули, которые врачи извлекли из его тела. Судья Гулмаржан Адилсултани отказалась приобщить их к материалам дела потерпевшего, аргументируя свой отказ тем, что  эти пули он должен был ранее предоставить следователям. Это уже не первый случай на суде по делу полицейских, когда потерпевшие в качестве улик предоставляют пули, которыми были ранены или убиты демонстранты. Хасан Дуйсекенов, отец убитого Атабергена Дуйсекенова, добился баллистической экспертизы пуль, которые он извлек из тела своего сына. Экспертиза показала, что стреляли из пистолета Макарова, 1953 года выпуска. Как стало известно, этот пистолет принадлежит первому заместителю начальника полиции города Жанаозен майору полиции Ерлану Бахыткалиулы, которого судят за превышение полномочий.

04.05.2012. Свидетель Нуркен Жаналбеков, дознаватель из Жанаозена, сообщил суду, что применить оружие во время столкновений полиции и демонстрантов 16 декабря 2011 года приказал заместитель начальника Департамента внутренних дел (ДВД) Мангистаутской области полковник Кабдыгали Утегалиев. Свидетель Абдрасула Утешов (заместитель начальника Управления внутренних дел Мунайлинского района Мангистаутской области) также подтвердил, что сводным полицейским отрядом, который стрелял в демонстрантов 16 декабря 2011 года, командовал Кабдыгали Утегалиев. Свидетель Ерлан Акмуканов (сотрудник дорожной полиции) сказал на допросе, что во время декабрьских событий в Жанаозене, у него было незарегистрированное оружие, а первый заместитель начальника ДВД Мангистауской области Ержан Саденов подтвердил, что из взятых полицейскими 29 автоматов 8 были незарегистрированы. Свидетель Марат Агизбаев, который в данное время работает в жанаозенской инспекции по делам несовершеннолетних, сообщил суду, что оружие полицейским начали раздавать еще 6 декабря. Когда Агизбаеву задали вопрос, почему он носил с собой огнестрельное оружие, он ответил, что поступило указание руководства, однако при этом отказался уточнять имена и должности руководителей, отдавших такое распоряжение.

11.05.2012. Один из полицейских (по фамилии Казылкулулы) во время допроса в качестве свидетеля признался, что стрелял по людям на площади Жанаозена – он расстрелял все 30 патронов, которые были в магазине. При этом он уточнил, что стрелял в основном в воздух и только несколько пуль выпустил в «хулиганов», стараясь попадать по ногам.

Суд по делу бывшего начальника изолятора временного содержания Женисбека Темирова

03.05.2012. Один из потерпевших, допрашиваемый на суде, Николай Сергеев, рассказал, что полицейские задержали его вечером 16 декабря. Омоновцы его сначала избили, затем отвезли в гараж полицейского участка. Там его били, раздели, снова били и обливали холодной водой. Николай Сергеев рассказал, что в ИВС он сидел в одной камере с Базарбаем Кенжебаевым (скончался от полученных в ИВС травм), который жаловался на то, что был очень сильно избит полицейскими в масках. В этот же день, в качестве потерпевшего, был допрошен Адылбек Шамов (одновременно проходит как обвиняемый по делу о беспорядках в Жанаозене). Он рассказал, что его и других задержанных били через каждые полчаса, заставляли таким образом подписать заготовленные протоколы о том, что они берут на себя вину за какие-то действия. Также он рассказал, что видел 16 декабря Базарбая Кенжебаева – настолько сильно избитого, что тот еле говорил.

04.05.2012. Состоялась очная ставка между Женисбеком Темировым и Мухтаром Кожаевым (бывший начальник Управления внутренних дел Жанаозена). По словам Ж. Темирова, во время декабрьских событий в Жанаозене он получал команды именно от М. Кожаева. Во время очной ставки Темиров сказал Кожаеву, что говорил тому, что не может без письменных оснований содержать людей в ИВС и что именно Кожаев дал ему приказ всё равно содержать людей в ИВС. Это Кожаев не стал отвергать и подтвердил слова Темирова. Кожаев сказал, что во время чрезвычайного положения людей можно сажать в ИВС и без письменного распоряжения. «Я ему тогда сказал, что 16 декабря еще не было режима чрезвычайного положения. Он ответил, что в тот день были массовые беспорядки и в этих условиях можно сажать людей в ИВС без письменного основания. Я ему тогда сказал: «Хорошо, если так считаете, то будете отвечать», - рассказал на суде Ж. Темиров.

17.05.2012. Окончание судового процесса. Бывшего начальника ИВС Жанаозена Женисбека Темирова суд приговорил к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества. Кроме того, Темиров выплатит 1 млн. тенге (€ 5300) родным потерпевшего Базарбая Кенжебаева за нанесенный моральный ущерб.