Горячие темы:

Ответ казахстанских властей на письмо Свенцицкого об условиях содержания А. Атабека и В. Курамшина

Комитет уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Республики Казахстан дал ответ на письмо Марцина Свенцицкого о казахстанских диссидентах Вадиме Курамшине и Ароне Атабеке. В нём казахстанские власти описывают нереальную картину сказочных условий содержания заключённых в тюрьмах Казахстана.

В своём письме посол Свенцицкий выразил обеспокоенность условиями содержания Арона  Атабека и Вадима Курамшина, которые подвергаются репрессиям со стороны тюремного начальства. В своих отчётах Фундация «Открытый Диалог» неоднократно информировала о тяжёлом состоянии здоровья Атабека и систематическом отказе тюремных властей в оказании ему медицинской помощи. Постоянное давление испытывает и Вадим Курамшин, который для того, чтобы получить медицинскую помощь, вынужден был неоднократно объявлять голодовку на протяжении 2014 года. Однако в ответе на письмо заместитель председателя Комитета уголовно-исполнительной системы Азамат Базылбеков отрицает неоказание медицинской помощи Атабеку.

По информации казахстанских властей, 17.07.2014 Атабеку была сделана компьютерная томография левого колена. После консультации с лечащим врачом ему было рекомендовано ходить на костылях и принимать обезболивающие препараты. При этом, по заверению властей, Атабек отказался от предоставленных ему ортопедических костылей и принял решение передвигаться самостоятельно. В ответе на письмо посла заместитель председателя Комитета оценил состояние заключённого как «удовлетворительное» и указал на отсутствие необходимости в его госпитализации, ибо якобы за состоянием Атабека круглосуточно следит дежурный врач.

Что же касается условий содержания Вадима Курамшина, то в течение 2014 года, как следует из письма, для него были организованы 9 встреч с адвокатом. Однако эти встречи Курамшина со своим адвокатом не носили конфиденциальный характер, что власти объясняют необходимостью в обеспечении ему безопасности. Ввиду отсутствия свободных камер во время бесед общественного деятеля с адвокатом, в соседнем кабинете во время этих встреч присутствовал сотрудник исправительного учреждения. Тем не менее, заместитель председателя комитета уверяет, что данный сотрудник «никоим образом не нарушал конфиденциальности беседы». Затем, чтобы подчеркнуть якобы «гуманность» системы исполнения наказаний Республики Казахстан, Базылбеков приводит в качестве примера количество встреч заключённого с женой, которые ему были разрешены.