Игра в хулиганов

  • 27.03.2012
  • Автор:

27.03.2012, Виталий Портников

Назарбаев предпочел выстроить правовую декорацию прямо на трупах погибших в Жанаозене - и забыть

Практически через сто дней после событий в казахстанском Жанаозене в Актау начинается суд над участниками беспорядков в этом городе нефтяников. На скамье подсудимых оказалось 37 человек, двое из которых несовершеннолетние. В качестве потерпевших выступают сто человек, которые потеряли имущество в ходе этих беспорядков. И уже сама направленность процесса показывает, как власть решила его трактовать.

Жанаозен стал одним из самых серьезных испытаний для режима Нурсултана Назарбаева за все годы правления казахстанского президента. Происходившее в городе продемонстрировало, что даже нефтяные сверхдоходы не способны воспрепятствовать тотальной коррумпированности властей и обеднению работников нефтяных предприятий, что никакие протесты - если только они не перерастают в открытый бунт - не могут заставить руководство страны обратить внимание на происходящее. Президент Нурслултан Назарбаев, по сути, начал решать проблемы бастующих несколько месяцев кряду нефтяников только после того, как в Жанаозене начались настоящие беспорядки и власть вынуждена была применять силу против бастующих. Жанаозен стал для Назарбаева тем, чем когда-то стал Андижан для узбекского президента Ислама Каримова - режим вынужден был перейти даже через самим собой установленные границы авторитаризма.

Но дальше уже начинаются отличия. Каримов предпочел «не заметить» Андижана, не вписывать происшедшего в этом узбекском городе в правовые рамки, объяснить происшедшее происками врагов стабильности, постоянно нападающими на Узбекистан с территории нестабильных соседних стран. Для Назарбаева Жанаозен стал типичной уголовщиной - в Актау судят тех, кто громил машины и магазины, а свидетелями выступают лишившиеся собственности. Этот суд будет попросту играться в хулиганство. Суд не собирается исследовать причины происшедших событий, связанных с коррумпированностью властей и деградацией городской инфраструктуры, не будет выяснять, почему это нефтяникам - нефтяникам! - не выплачивали зарплат, и они вынуждены были выйти на улицы. Собственно, у этого суда нет и не может быть таких задач, потому что любой более-менее разумный ответ поставит вопрос о выживаемости режима, превратившего обычного казахстанца в безгласного подданного местной политической элиты, склонившейся перед семьей первого лица, которая, в свою очередь, пытается угодить Назарбаеву - и даже у нее, как мы знаем, это не всегда получается.

Жанаозен должен был бы стать для одного из самых искушенных и хитрых политиков постсоветского пространства сигналом, доказательством того, что все прогнило в казахстанском королевстве. Но Назарбаев предпочел выстроить правовую декорацию прямо на трупах погибших в Жанаозене - и забыть. Забыть, однако, еще не означает - предотвратить повторение жанаозенских событий в каком-нибудь другом казахстанском городе, с какими-нибудь другими рабочими, которым не выплатят заработанные ими деньги. А несколько Жанаозенов - это крах власти: учитывая социальную и национальную инфраструктуру Казахстана, эта страна просто не может позволить себе роскоши нестабильности. Назарбаев, ее создатель, знает это лучше кого бы то ни было - но привычно закрывает глаза на необходимость изменить государство и предотвратить его крах.

Источник: politcom.ru