• Дата

Пытки в Казахстане - краткий обзор ситуации с пытками в Казахстане в 2013 и 2014 гг.

1. Введение

Заявления казахстанских властей о нетерпимости к пыткам и готовности сотрудничать с гражданским обществом в решении данной проблемы пока что остаются на уровне деклараций и не реализовываются эффективно на практике. Процедура Национального превентивного механизма сохраняет достаточно сильную государственную централизацию, а его участники слишком зависимы от решений и действий омбудсмена.

Количество открытых уголовных дел по факту пыток в десятки раз меньше, чем количество заявлений о пытках. Жертвам пыток и правозащитникам трудно добиться от прокуратуры возбуждения уголовных дел в отношении представителей полиции. Суды в большинстве случаев отказываются передавать заявления о пытках в отдельное производство и признают как доказательства данные, полученные под пытками (как в деле нефтяников Жанаозена). 21.10.2014 казахстанский суд отказался выполнить решение Комитета ООН против пыток в отношении жертвы пыток Олега Евлоева.

Сроки, которые получают виновные в пытках, значительно меньше, чем тюремные сроки политических заключенных. Власти ограничивают доступ независимых правозащитников к заключенным, которые заявляют о пытках. Медицинские работники колоний часто зависимы от администрации и не обеспечивают надлежащую медицинскую помощь заключенным. Применяется практика принудительного психиатрического лечения или обследования.

Казахстанская делегация столкнулась с резкой критикой членов Комитета ООН против пыток во время рассмотрения периодического доклада. Казахстанские власти заявляют об «эффективном противодействии пыткам», при этом акцентируют внимание на юридических изменениях, а не на фактической реализации обязательств по борьбе с пытками. Критика на заседаниях Совета ООН по правам человека и Комитета ООН против пыток принесла серьезные имиджевые потери для казахстанских властей, что вынудило их освободить активистку Розу Тулетаеву и правозащитницу Зинаиду Мухортову.

2. Недостаточная эффективность национального превентивного механизма

Национальный превентивный механизм (далее – НПМ), который был учрежден 02.07.2013, пока что не реализовывается эффективно на практике. НПМ сохраняет достаточно сильную государственную централизацию и пока что не является институционально полноценным, так как был учрежден не отдельным законом, а путем внесения изменений в некоторые нормативные акты. НПМ не охватывает все места заключения, в том числе спецучреждения Комитета национальной безопасности. Поскольку руководящий орган НПМ не имеет полномочий определять объем государственного финансирования, материальное обеспечение работы НПМ и сроки визитов в места заключения зависят от выделенных правительством средств. Состав участников НПМ согласовывает омбудсмен. Известны случаи, когда региональные НПМ не работали по несколько месяцев из-за бездействия и препятствий со стороны руководства НПМ [1].

Согласно процедуре, участники НПМ регистрируют жалобы о пытках в порядке, определяемым омбудсменом, и потом передают эту информацию на рассмотрение омбудсмену (при этом могут параллельно передать жалобу в прокуратуру). Однако механизм рассмотрения жалоб государственными органами остается неэффективным и часто длительным. Участникам НПМ под угрозой санкций запрещается разглашать полученные сведения о пытках без согласия потерпевшего.

Государственная централизация и зависимость от решений омбудсмена могут негативно отразиться на оперативности и незаангажированности работы НПМ. Институт омбудсмена пока что не выполняет своих функций в соответствии с международными стандартами. Омбудсмен, сам являясь государственным служащим, иногда ведет себя достаточно толерантно по отношению к государственной системе, даже если представители гражданского общества указывают на многочисленные грубые нарушения прав человека. Например, в августе 2014 года правозащитники неоднократно просили омбудсмена срочно вмешаться в ситуацию с неоказанием медицинской помощи Арону Атабеку. Однако омбудсмен отказался посетить Атабека в тюрьме, а лишь сослался на выводы прокуратуры и МВД, которые не увидели нарушений прав политического заключенного.

3. Решения Комитета ООН против пыток в пользу жертв пыток в Казахстане

  • 24.05.2012 принято решение в пользу Александра Герасимова. 18.11.2013 и 23.01.2014 казахстанский суд обязал департамент внутренних дел Костанайской области выплатить пострадавшему компенсацию в размере 2 млн. тенге (около 9590 евро). 
  • 17.12.2013 принято решение в пользу Олега Евлоева, который был подвергнут жестоким пыткам со стороны астанинских полицейских. Комитет ООН потребовал от Казахстана провести надлежащее беспристрастное расследование для выявления виновных в пытках и возместить вред пострадавшему. Однако 21.10.2014 Сарыаркинский районный суд Астаны отказался выполнить решение Комитета ООН против пыток.
  • В мае 2014 года принято решение в пользу Расима Байрамова, которого полицейские Костанайской области избивали, таскали за волосы, морили голодом и отсутствием сна, выбивая признание в ограблении. После решения Комитета ООН против пыток 30.07.2014 прокуратура возбудила уголовное дело по статье «Пытки». Пострадавшая сторона подала иск против местного департамента внутренних дел с требованием компенсации вреда.

4. Власти ненадлежащим образом реагируют на заявления о пытках

Количество заявлений о пытках в полицейских участках и тюрьмах растет. Заместитель Генерального прокурора Нурмаханбет Исаев признал, что сведения о пытках продолжают поступать и это подрывает доверие населения к полиции [5]. Из официальной статистики следует, что количество уголовных дел, открытых по обвинению в пытках против сотрудников правоохранительных органов, ничтожно мало по сравнению с количеством заявлений о пытках. В 2011 году в Казахстане зарегистрировано 52 заявления о пытках (открыто 18 уголовных дел), в 2012 году – 602 заявлений о пытках (открыто 18 уголовных дел), в 2013 году Коалиция НПО против пыток получила 410 сообщений о пытках (возбуждено 35 уголовных дел)[1]. Распространенной практикой являются отказы в возбуждении уголовных дел по причине того, что «факты пыток не подтвердились». В случае возбуждения дел, расследования проводятся на протяжении длительного времени. Тюремные сроки осужденным за пытки сравнительно небольшие. В 2013 году было осуждено 31 лиц, из них 3 человека получили наказание до 1 года лишения свободы, 22 человека – от 1 года до 3 лет, 5 человек – от 3 до 5 лет, 1 человек – штраф. При этом часто сотрудников правоохранительных органов судят не по статье «Пытки», а по обвинению в «Превышении власти и должностных полномочий».

5. Принудительное психиатрическое лечение (обследование) как метод давления на преследуемых по политическим мотивам

  • Правозащитница и адвокат из г. Балхаш Зинаида Мухортова 02.07.2014 в четвертый раз с применением силы изолирована в психиатрическую больницу, несмотря на решения судов предыдущих инстанций об отмене принудительного лечения и заключения нескольких независимых экспертов о психическом здоровье правозащитницы. 
  • Принудительная психиатрическая экспертиза назначалась также осужденному правозащитнику Вадиму Курамшину; обвиненному в экстремизме 67-летнему пастору Бахтжану Кашкумбаеву; а также обвиненному в возбуждении религиозной вражды 62-летнему активисту Александру Харламову.

6. Отказ в предоставлении надлежащей медицинской помощи

  • Один из лидеров забастовочного движения нефтяников Жанаозена Роза Тулетаева страдает хронической мастопатией, у нее низкое давление 80/50, растет киста, ухудшается зрение. В колонии Роза Тулетаева не получала необходимой медицинской помощи. Она неоднократно сообщала о жестоких пытках с целью выбить из нее обвинительные признания во время допросов: ее подвешивали за волосы, душили мусорным пакетом и давили железным прутом на стенки кишечника, а также угрожали расправой с ее родственниками.
  • Врачи следственного изолятора диагностировали у Арона Атабека ишемическую болезнь сердца, церебросклероз, остеохондроз, однако при этом заявили, что «общее состояние осужденного удовлетворительное». МИД и офис казахстанского омбудсмена также настаивают, что Арон Атабек «получает всю необходимую медицинскую помощь» в исправительном учреждении. Ранее за попытки отстоять свои права его неоднократно сажали в карцер как «злостного нарушителя». Атабек заявлял об избиении со стороны сотрудников изолятора, однако в МВД отказались возбуждать уголовное дело «за отсутствием состава преступления».
  • Бывший президент национальной атомной компании «Казатомпром» Мухтар Джакишев мог умереть во время рассмотрения дела, так как судья и следователи игнорировали критическое его состояние здоровья и отказывали в предоставлении надлежащей медицинской помощи. За время рассмотрения уголовного дела Джакишев перенес около 14 случаев гипертонического криза.
  • В 2014 году Вадим Курамшин был вынужден несколько раз объявлять голодовку, чтобы добиться от администрации тюрьмы предоставления медицинской помощи.

7. Власти препятствуют правозащитникам и наблюдателям в посещении заключенных

  • В сентябре 2014 года правозащитная организация «Ар.Рух.Хак» и международный PEN-клуб получили отказ в свидании с Ароном Атабеком. По сообщениям Атабека, Комитет уголовно-исполнительной системы заявил, что он якобы не желает встречаться с правозащитниками и может «создать опасность» для посетителей, при этом сам Атабек не был даже проинформирован о возможной встрече.
  • Правозащитница Бахытжан Торегожина получала отказ в посещении Вадима Курамшина. К Зинаиде Мухортовой в психиатрическую больницу несколько раз не допускали адвоката. 
  • В июне 2014 года Председателя Комитета по демократии, правам человека и гуманитарным вопросам ПА ОБСЕ Изабель Сантос не допустили к встрече с Розой Тулетаевой в колонии.
  • К политзаключенному Владимиру Козлову неоднократно не допускали международных наблюдателей. В 2013 году делегации Главной коллегии адвокатов Польши и делегации ЕС в Астане было отказано в визите к Козлову. В сентябре 2014 года руководство тюрьмы отказало журналистам «Радио Азаттык» посетить Козлова после появившейся информации о давлении на него со стороны администрации. Следует отметить, что из-за широкой международной огласки в 2014 году к Козлову допустили Изабель Сантос и представителей международного PEN-клуба. Долгое время Владимир Козлов содержался в колонии, которая находится далеко от места жительства его семьи, что является грубым нарушением требования казахстанского законодательства. 
  • 19.03.2010 власти не допустили к Мухтару Джакишеву швейцарских кардиологов, которые имели мандат от Всемирной организации по борьбе с пытками.

8. Условия содержания в местах заключения в Казахстане зачастую являются опасными для жизни

  • В последние годы значительно возросло количество случаев, когда заключенные причиняли себе физические увечья, протестуя против жестоких тюремных условий и издевательств. Согласно последним статистическим данным, в 2012 году было зафиксировано 340 таких актов членовредительства.
  • 11.09.2014 Генеральный прокурор Асхат Даулбаев сообщил: «За последние 10 лет на фоне общего снижения «тюремного населения» на 35%, смертность заключенных возросла в 1,5 раза... Как и прежде сохраняются некомплект персонала и квалифицированных специалистов, низкое качество проводимого лечения. При проверке обстоятельств смерти заключенных сотрудники МВД ограничиваются лишь констатацией признаков насилия, а вопросы качества и своевременности оказанной медицинской помощи и проведенного лечения не изучаются. Комитет контроля медицинской и фармацевтической деятельности также самоустранился от этой работы».

9. Сообщения о пытках и жестоком обращении в местах заключения (некоторые примеры)

  • 21.05.2013 30 заключенных тюрьмы АК-159/22 в городе Каражал Карагандинской области нанесли себе резаные раны в знак протеста против жестокого обращения со стороны администрации колонии. 
  • 20.08.2013 в колонии общего режима РУ - 170/2 в Уральске более 60 заключенных нанесли себе резаные раны в знак протеста против избиений со стороны администрации. 21.08.2013 около 30 заключенных на крыше одного из бараков выставили плакат с надписью «Помоги». Несколько родственников, которые получили разрешение навестить заключенных, сообщили об увиденных телесных повреждениях. Вместо расследования заявлений о пытках, власти обвинили 7 заключенных в неповиновении администрации и умышленном причинении себе повреждений. Они были приговорены к 5-7,5 годам лишения свободы [1], [2].
  • 30.12.2013 суд Северо-Казахстанской области переквалифицировал дело полицейских Кайрата Сарсенбаева и Руслана Козырева с «Превышения должностных полномочий» на «Пытки». Однако суд уменьшил на полгода тюремные сроки каждому полицейскому: Сарсенбаев получил 4 года тюрьмы, а Козырев – 3,5 года. Полицейские пытали Ивана Рожнова, в результате чего ему ампутировали ступни обеих ног. 
  • Осужденный адвокат Андрей Деркунский, у которого якобы были доказательства своей невиновности, 22.01.2014 был найден мертвым в своей камере. Cокамерник покойника Данияр Толендинов сообщил, что был свидетелем того, как администрация следственного изолятора сотрудничала с убийцами. Вскоре свидетель отказался от своих показаний из-за опасности расправы над ним со стороны тюремщиков. Уголовное расследование продолжается. 
  • В апреле 2014 года было возбуждено дело против полицейских из города Шардара Южно-Казахстанской области по обвинению в пытках. Пострадавших Мухтара Ахметова, Асана Жарбаева и еще нескольких лиц жестоко избивали, душили и изнуряли голодом в СИЗО. О результатах уголовного дела пока не известно [15].
  • 30.04.2014 в Алматы за пытки осуждены к 2 годам тюрьмы двое полицейских, которые избивали граждан М. Керимбаева и А. Есенова с целью получения признательных показаний
  • 08.05.2014 стало известно, что судмедэкспертиза зафиксировала факты избиения сотрудниками Костанайского РОВД двоих задержанных местных жителей, подозреваемых в краже. Прокуратура возбудила уголовное дело по факту пыток, однако пока якобы «не установила» виновных лиц.
  • В июле 2014 года Диас Акшалов был осужден к 3 годам тюрьмы по обвинениям в квартирных кражах. Еще в СИЗО он заболел туберкулезом. Медицинские работники СИЗО начали лечить Диаса, после чего у него появились обострения – язва желудка, варикозное расширение вен пищевода и цирроз печени. Родители Диаса несколько месяцев не могли добиться его госпитализации в городской больнице. Врачи сообщили, что состояние здоровья Акшалова очень плохое, и он нуждается в постоянном медицинском наблюдении. МВД сообщает, что состояние здоровья Акшалова «удовлетворительное». Родители боятся, что их сын не выживет в тюремных условиях без надлежащей медицинской помощи.
  • 06.09.2014 в колонии ЛА-155/8 в поселке Заречный Алматинской области был проведен обыск с привлечением внутренних войск. Родственники заключенных сообщали, что из-за ворот колонии были слышны крики о помощи, которые могут свидетельствовать о жестоких избиениях. Администрация заявила, что «изолировала» в следственный изолятор заключенных, которые были «отрицательно настроены».

10. Выводы

17-18.11.2014 во время представления отчета в Комитете ООН против пыток делегация Казахстана заявила, что власти придерживаются принципов демократии, соблюдения прав человека и обеспечивают «всесторонние расследования» жалоб о пытках. Члены Комитета ООН против пыток (в частности, Фелис Гаер и Георгий Тугуши) подвергли критике несоответствие заявлений казахстанской делегации данным правозащитным НПО. Было указано на ряд проблем, в частности: неэффективная реализация законодательства по противодействию пыткам; большое количество жалоб о пытках и их ненадлежащее расследование; признание судами показаний, полученных под пытками; отсутствие независимого расследования пыток в отношении нефтяников Жанаозена и др. Также Фелис Гаер упомянула индивидуальные кейсы Евгения Жовтиса, Арона Атабека, Зинаиды Мухортовой, Розы Тулетаевой и Базарбая Кенжербаева (задержанного после Жанаозенских событий, который умер после жестоких пыток).

19.11.2014 Роза Тулетаева добилась условно-досрочного освобождения и была выпущена из тюрьмы. Еще несколько месяцев назад суд отказался ее освободить, хотя прокурор и администрация колонии поддержали досрочное освобождение активистки. Есть все основания полагать, что данное решение было принято на политическом уровне в ответ на резкую критику Казахстана во время рассмотрения Универсального периодического обзора и заседания Комитета ООН против пыток.

15.12.2014 адвокат и правозащитница Зинаида Мухортова была выпущена из психиатрической больницы. Однако она остается под наблюдением врачей и будет вынуждена в будние дни отмечаться в больнице. Во время рассмотрения УПО Австрия призвала казахстанские власти незамедлительно освободить от принудительного психиатрического лечения Зинаиду Мухортову. Однако представители делегации Казахстана отмечали, что политическая мотивация в деле Мухортовой отсутствует, и вопрос о ее госпитализации находится в компетенции врачей. Примечательно, что решение об освобождении Мухортовой было принято по инициативе главврача балхашской психбольницы Рысбека Искакова, который до этого полгода уверял, что правозащитница должна находиться на стационарном лечении .

Несмотря на то, что представители Казахстана отрицают большинство замечаний со стороны ООН и правозащитных организаций, желание сохранить международный имидж вынуждает власти идти на единичные позитивные изменения. Эффективная коммуникация на дипломатическом уровне и четкая позиция относительно недопустимости игнорирования обязательств в области прав человека имеют конкретные результаты. Подчеркиваем, что дальнейшее осуществление международного давления со стороны ЕС, ОБСЕ и ООН может защитить от репрессий гражданских активистов и независимых журналистов и облегчить участь других политзаключенных в Казахстане: Владимира Козлова, Арона Атабека, Мухтара Джакишева, Вадима Курамшина.

Для получения более детальной информации,  пожалуйста,  обращайтесь:
Игорь Савченко - igor.savchenko@odfoundation.eu
Катерина Савченко - katerina.savchenko@odfoundation.eu

Фото на обложке: заключенные колонии РУ - 170/2 в Уральске 21.08.2013 на крыше одного из бараков выставили плакат с надписью «Помоги». Фото: Рауль Упоров, газета «Уральская Неделя»: http://www.uralskweek.kz/