Горячие темы:

Украина: Новые «антитеррористические» законы несут угрозу грубого нарушения основополагающих прав человека

12-14.08.2014 Верховная Рада Украины приняла три закона в сфере уголовного процесса и правоохранительной деятельности, которые грубо и масштабно нарушают общепризнанные международные стандарты в области прав человека (в частности, нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.), а также противоречат Конституции Украины.

Речь идет о:

Законе Украины «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Украины относительно особого режима предварительного расследования в условиях военного, чрезвычайного положения и в районе проведения антитеррористической операции (АТО)»;

Законе Украины «О внесении изменений в Закон Украины «О борьбе с терроризмом» по превентивному задержанию в районе проведения антитеррористической операции лиц, причастных к террористической деятельности, на срок более 72 часов»;

Законе Украины «О внесении дополнений в Закон Украины «О милиции» относительно условий применения силы, специальных средств и огнестрельного оружия в районе проведения антитеррористической операции».

В настоящее время все указанные Законы подписаны президентом Украины и вступили в силу.

Как следует из названий законов, а также из объяснений их инициаторов, все они предназначены для их применения во время антитеррористической операции и в районе проведения данной операции. Однако согласно действующему законодательству Украины, под признаки антитеррористической операции подпадает очень широкий круг случаев, а район проведения такой операции определяется исключительно руководством Службы безопасности Украины на свое усмотрение.

Таким образом, потенциально нормы указанных законов могут быть применены на любой части территории Украины. Кроме того, нормы указанных законов имеют не временный, а постоянный характер действия.

1.Новые «антитеррористические» законы могут привести к грубому нарушению основополагающих прав человека в Украине

1.1. Нарушение права на свободу и личную неприкосновенность

Уголовный процессуальный кодекс Украины дополнен Законом Украины «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно особого режима предварительного расследования в условиях военного, чрезвычайного положения и в районе проведения антитеррористической операции»  в качестве нового раздела УПК, которым определено, что в зоне правового режима военного, чрезвычайного положения, проведения антитеррористической операции, некоторые важные полномочия судьи в области ограничения прав человека должны быть переданы в компетенцию органов прокуратуры.

Так, законом предусмотрено, что прокурор без решения суда при расследовании ряда составов преступлений в районе проведения антитеррористической операции имеет право самостоятельно решать следующие вопросы:

  1. осуществление временного доступа к вещам и документам;
  2. осуществление обыска жилища или иного владения лица;
  3. осуществлениенегласныхследственныхдействий;
  4. избрание в отношении лица меры пресечения в виде содержания под стражей на срок до 30 суток.

Указанные положения проекта прямо противоречат Конституции Украины. В статье 29 Конституции указано, что никто не может быть арестован или содержаться под стражей иначе как по мотивированному решению суда. В статьях 30-31 Конституции Украины указано, что проведение обыска квартиры, нарушение тайны переписки и телефонных разговоров осуществляется по мотивированному решению суда. Кроме того, в статье 124 Конституции Украины установлено, что делегирование функций судов, а также присвоение этих функций другими органами или должностными лицами не допускаются.

О невозможности выполнения прокурором функций судьи четко указано в п. 17 Рекомендации Комитета Министров Совета Европы Rec (2000) 19 «О роли прокуратуры в системе уголовного судопроизводства», где указано, что один человек не может одновременно выполнять обязанности прокурора и судьи.

Вышеупомянутый закон, а также Закон Украины «О внесении изменений в Закон Украины «О борьбе с терроризмом» по превентивному задержанию в районе проведения антитеррористической операции лиц, причастных к террористической деятельности, на срок свыше 72 часов» (которым предусмотрено увеличение, как исключение, сроков «превентивного» задержания лиц, подозреваемых в причастности к террористической деятельности, без решения суда с 72-х часов до 30 суток) грубо нарушает право на свободу и личную неприкосновенность, что гарантируется статьей 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод с 1950г.

В пункте 3 статьи 5 Конвенции указано, что каждый задержанный или заключенный под стражу незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, уполномоченному законом осуществлять судебные функции, и ему должно быть обеспечено судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. При этом, в соответствии с практикой Европейского Суда по правам человека, ни следователи, ни прокуроры не могут рассматриваться как «должностные лица, которым предоставлено право осуществлять судебную власть» в смысле пункта 3 статьи 5 Конвенции.

Европейский Суд по правам человека указал, что пункт 3 статьи 5 Конвенции гарантирует лицам, задержанным или заключенным под стражу по подозрению в совершении преступления, защиту от произвольного или необоснованного лишения свободы. Указанная норма Конвенции имеет целью обеспечение немедленного и автоматического судебного контроля над задержанием лица полицией (п. 48 решение по делу Мироненко и Мартенко против Украины от 10.12.2009). Европейский Суд также считает, что не существует никаких возможных исключений из правила о немедленной доставке задержанного в суд (п. 46 решение по делу Корнева и Карпенко против Украины от 21.10.2010).

Положение двух указанных выше законов, которые предоставляют правоохранителям право без решения суда содержать лицо под стражей в течение 30 дней, противоречит статье 29 Конституции Украины, где установлено, что обоснованность задержания лица должна быть проверена судом в течение 72 часов. Указанное положение Конституции Украины действует даже в условиях военного или чрезвычайного положения (статья 64 Конституции). Такое же правило закреплено и в статье 211 Уголовно-процессуального кодекса Украины.

Кроме того, указанные положения законов противоречат пункту 3 статьи 5 Конвенции также и в аспекте того, что каждый задержанный или заключенный под стражу немедленно доставляется к судье. В практике Европейского Суда по правам человека (пункты 90, 91 решение по делу Захаркина против Украины от 24.06.2010) указано, что содержание лица без решения суда даже в течение шести дней является нарушением требования «неотложности», предусмотренной пунктом 3 статьи 5 Конвенции.

В то же время, согласно двум вышеуказанным законам, правоохранительным органам предоставляется право безосновательно и по своему усмотрению в течение 30 суток удерживать человека под арестом без решения суда.

Следует отметить, что фактически с момента вступления в силу указанных законов, Украина отступила от своих обязательств соблюдать положения пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 1950 г.  В соответствии с пунктами 1, 3 статьи 15 Конвенции, во время войны или иной общественной опасности, угрожающей жизни нации, любая из Высоких Договаривающихся Сторон может принимать меры в отступление от своих обязательств по настоящей Конвенции. При этом Украина должна была проинформировать в полном объеме Генерального секретаря Совета Европы о принятых мерах, причинах их принятия и о времени прекращения действия таких мер.

Как известно, Генеральному секретарю Совета Европы от Украины не поступали какие-либо сообщения, кроме того, ограничения прав человека, которые введены указанными законами, имеют не временный, а постоянный характер.

1.2. Расширение прав работников милиции может привести к росту уровня насилия со стороны правоохранителей

Законом Украины «О внесении дополнений в Закон Украины «О милиции» относительно условий применения силы, специальных средств и огнестрельного оружия в районе проведения антитеррористической операции» предусмотрено внесение изменений в Закон Украины «О милиции», которым предоставляется право работникам милиции применять оружие в районе проведения антитеррористической операции без предупреждения и без наличия угрозы жизни или здоровью граждан, или работников милиции.
Такое положение противоречит пунктам 9, 10 Основополагающих принципов применения силы и огнестрельного оружия служащими органов правопорядка (приняты Конгрессом Организацией Объединенных Наций 27.08.-7.09.1990), где указано, что оружие работником правоохранительного органа может быть применено только после предупреждения и в случае самозащиты или для защиты жизни других людей. Важным также является то, что согласно пункту 8 Основополагающих принципов, исключительные обстоятельства, такие, как внутренняя политическая нестабильность или любая чрезвычайная ситуация не может быть оправданием для ухода от норм Основополагающих принципов.

Таким образом, указанный закон может стать основанием для ничем не ограниченного насилия с применением оружия со стороны работников милиции, а также представляет угрозу массового причинения вреда здоровью и жизни граждан Украины, которые находятся в зоне антитеррористической операции, но непричастны к террористической деятельности.

Действующее законодательство Украины предусматривает, что участники антитеррористической операции могут принимать участие в задержании лиц, а в случаях, когда действия последних реально угрожают жизни и здоровью заложников, участников антитеррористической операции или других лиц – обезвреживать их. Считаем, что такие существующие положения являются достаточными, а следовательно – не требуют расширения сферы применения оружия.

Вместе с тем, новым законом предложено фактически вообще отказаться от ограничений в применении оружия сотрудниками милиции, что является крайне недопустимым и нарушает многочисленные международно-правовые акты в области защиты основного права человека, которым является право на жизнь.

2.Выводыирекомендации

Военная и террористическая угроза, что сейчас нависла над Украиной, вызвала торопливое принятие некоторых изменений в законодательство Украины, которые должны оптимизировать проведение антитеррористической операции в Донецкой и Луганской областях. Однако правозащитники и юристы отмечают, что вновь принятые изменения в некоторые законы Украины в сфере уголовного процесса и правоохранительной деятельности грубо нарушают общепринятые международные стандарты в области прав человека, а также нормы Конституции Украины.

Подчеркиваем, что сложная внутриполитическая и ситуация безопасности не снимает с Украины обязательств в сфере соблюдения основных прав человека.
Во избежание случаев злоупотребления новым «антитеррористическим» законодательством и нарушения основополагающих прав человека считаем необходимым:

1.Принять закон, которым признать утратившими силу Законы Украины «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно особого режима предварительного расследования в условиях военного, чрезвычайного положения и в районе проведения антитеррористической операции», «О внесении изменений в Закон Украины «О борьбе с терроризмом» по превентивному задержанию в районе проведения антитеррористической операции лиц, причастных к террористической деятельности, на срок свыше 72 часов», «О внесении дополнений в Закон Украины «О милиции» относительно условий применения силы, специальных средств и огнестрельного оружия в районе проведения антитеррористической операции».

2.При необходимости разработать законопроект, в котором в соответствии с Конституцией Украины, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, другими международными нормативно-правовыми актами в области прав человека, урегулировать вопросы особенностей проведения некоторых процессуальных действий в ходе уголовного производства в районе проведения АТО.

Для получения более детальной информации, пожалуйста, обращайтесь:

Людмила Козловская – [email protected]