• Дата

Казахстан: реформа уголовного законодательства угрожает правам человека

  • 20.11.2014
  • Автор: Катерина Савченко

Новое казахстанское уголовное законодательство содержит политизированные и размытые уголовные обвинения, которые могут широко и субъективно интерпретироваться государством с целью преследования оппозиционных активистов, журналистов и политиков. Принятие репрессивных законов можно рассматривать как успешное завершение борьбы с политическим плюрализмом и инакомыслием, которую развернули казахстанские власти после Жанаозенской трагедии. Учитывая отсутствие справедливого суда, новое уголовное законодательство может стать окончательным ударом для гражданского общества и уничтожить остатки свободы слова и свободы собраний в Казахстане. Теперь жертвам политических репрессий будет труднее искать защиты закона, поскольку сам закон способствует политическим преследованиям.

В начале июля 2014 года президент Назарбаев подписал новые Уголовный Кодекс (УК), Уголовно-процессуальный Кодекс (УПК) и Уголовно-исполнительный Кодекс (УИК), а также Кодекс об административных правонарушениях (АК)[1][2][3]. С 01.01.2015 Казахстан будет жить по новому уголовному законодательству. Процесс реформирования кодексов был инициирован Генеральной прокуратурой Казахстана по поручению Нурсултана Назарбаева от 06.01.2012.

Некоторые изменения в уголовном законодательстве можно расценивать как позитивные, в частности: исключение дополнительного наказания в виде конфискации имущества из санкций 45-ти статей; ужесточение наказания за пытки; криминализация санкций за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста. Кроме того, казахстанские власти отказались от внесения в уголовный кодекс нарушений законодательства о религиозной деятельности и исключили запрет на хранение религиозной литературы заключенными в местах лишения свободы.

Однако в большинстве случаев внесенные в законодательство изменения противоречат Конституции и международным обязательствам Казахстана. К сожалению, остались безрезультатными многочисленные обращения Европейского парламента, ОБСЕ, Human Rights Watch [1][2], Amnesty International, Reporters Without Borders, The International Center for Non-for-Profit Law к казахстанским властям с призывами пересмотреть реформу уголовного законодательства в соответствии с требованиями прав человека и международными обязательствами Казахстана. Большинство принципиальных рекомендаций казахстанских НПО были также проигнорированы [1][2][3]. Проекты кодексов не были направлены на экспертизу в Венецианскую комиссию и ОБСЕ. Казахстанские НПО просили президента наложить вето на принятые проекты кодексов, однако и в этот раз представители гражданского общества остались не услышанными.

Вопреки требованиям международного сообщества, казахстанские власти сохранили много противоречивых статей, ограничивающих права человека, а в некоторых случаях даже ужесточили наказание по этим статьям.

1. Право на свободу собраний

  • Статья 3 УК – введение понятия «лидер общественного объединения»

Лидером может быть не только «руководитель», но и «иной участник общественного объединения, способный посредством своего влияния и авторитета единолично оказывать управляющее воздействие на деятельность этого общественного объединения». Это понятие используется в ряде статей и значительно отягощает преступление. Текущая формулировка дает возможность рассматривать как «лидера» любого участника объединения.

  • Статья 400 УК «Нарушение порядка организации и проведения собраний, митингов, пикетов, уличных шествий и демонстраций»

Новый кодекс рассматривает как уголовное преступление факт организации и участия в незаконном собрании «или ином незаконном публичном мероприятии». Санкции за данные действия были уменьшены, но остаются несоразмерно жесткими: арест до 75 суток и штраф до 300 месячных расчетных показателей (около 2580 евро). Теперь УК предусматривает ответственность также за «оказание содействия организации или проведению таких мероприятий».

Правозащитники обращают внимание, что формулировка «содействие» позволяет арестовывать журналистов и пользователей социальных сетей, которые обменивались информацией и готовили митинг, который впоследствии не получил государственного разрешения. Данный факт позволяет утверждать, что представитель Генеральной прокуратуры Канат Сейтгапаров дезинформировал представителей государств ООН, когда 30.10.2014 во время рассмотрения UPR заявил, что статья 400 «сужает ответственность по сравнению с ранее действовавшим уголовным кодексом».

  • Статья 402 УК «Действия, провоцирующие к продолжению участия в забастовке, признанной судом незаконной»

За такие действия активистам, журналистам и пользователям социальных сетей может грозить штраф до 25810 евро или до 3-х лет тюрьмы. Казахстанские правозащитники отмечают, что в условиях отсутствия независимого суда любая забастовка может быть объявлена незаконной.

  • Статья 403 УК «Незаконное вмешательство членов общественных объединений в деятельность государственных органов»

Данная норма была перенесена с некоторыми послаблениями из действующего УК. Власти могут ее свободно интерпретировать, так как неясно, что именно означает «вмешательство в деятельность государственных органов», и почему ответственность распространяется именно на членов общественных объединений.

  • Статья 404 УК «Создание, руководство и участие в деятельности незаконных общественных и других объединений»

Новый УК существенно ужесточает санкции по этой статье. За «активное участие» в незаконных общественных или религиозных объединениях грозит штраф до 51620 евро или лишение свободы до 6 лет. При этом «незаконным» является то объединение, которое «побуждает граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей», «подрывает безопасность государства», провозглашает «нетерпимость», в т.ч. «социальную».

  • Статья 489 АК «Нарушение законодательства Республики Казахстан об общественных объединениях…»

Статья была перенесена из текущей версии административного кодекса, однако с ужесточением санкций. Дополнительно устанавливается ответственность за участие в незарегистрированных общественных и религиозных объединениях, что противоречит закрепленному на международном уровне праву на неформальные объединения граждан. При этом заместитель министра юстиции Казахстана Эльвира Азимова заявляет, что «регистрация религиозных объединений нами не рассматривается как ограничение права на свободу вероисповедания».

  • Статья 490 АК «Нарушение законодательства Республики Казахстан о религиозной деятельности и религиозных объединениях»

Статья была перенесена из текущей версии АК и сохраняет достаточно жесткие ограничения права на свободу вероисповедания, введенные после принятия в 2011 году Закона РК «О религиозной деятельности и религиозных объединениях»: цензура на религиозную литературу; ограничение деятельности миссионеров и нетрадиционных, неформальных религиозных групп; запрет деятельности незарегистрированных религиозных объединений.

2. Право на свободу слова

  • Статья 130 УК «Клевета»

Статья была перенесена из текущей версии кодекса, однако с существенным ужесточением санкций: штрафы увеличены в 6 раз (до 25810 евро), при этом в каждом случае может применяться мера наказания в виде лишения свободы. Непомерно высокие штрафы являются непосильными для СМИ и приводят к их закрытию. По сообщениям правозащитников, ежегодно в Казахстане происходит 20-30 судебных процессов по обвинению в клевете. Журналисты Наталья и Айдос Садыковы были вынуждены бежать из Казахстана в поисках защиты.

30.10.2014 во время рассмотрения UPR представители Казахстана заявили, что не считают криминализацию клеветы нарушением международных обязательств, так как обвинения в клевете базируются на частном заявлении гражданина и не привязаны к какой-либо профессиональной деятельности.

  • Статья 174 УК «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни»

Власти не только установили новый тип «розни» – «сословную», но и ужесточили максимальное наказание по этой статье с 12 до 20 лет. При этом не определены термины и не объяснены критерии для рассмотрения того или иного деяния как преступного. Именно по этим обвинениям в 2012 году был осужден к 7,5 годам тюрьмы оппозиционный политик Владимир Козлов, которого международная общественность признала политическим заключенным.

  • Статья 274 УК «Распространение заведомо ложной информации»

Если в текущей версии кодекса это обвинение присутствует как подраздел статьи о терроризме, то в новой редакции оно выступает как отдельная статья, что расширяет возможность его применения. Максимальное наказание за распространение ложной информации, которая может «нарушить общественный порядок» или «причинить вред правам и законным интересам граждан» составляет 10 лет лишения свободы. Данная норма подвергает опасности всех журналистов, которые пишут о проблемах коррупции или о внутриэлитных конфликтах в Казахстане.

  • Статья 456 АК «Нарушение порядка объявления выходных данных»

Статья перенесена из действующей версии АК и сохраняет чрезмерное наказание за нарушение выходных данных: штраф до 430 евро или приостановление выпуска СМИ. Приостановление выпуска независимых СМИ за незначительные технические нарушения стало новым методом репрессий за последние два года. С нарушением принципа соразмерности и пропорциональности наказаний в 2013-2014 гг. был прекращен выпуск «Правдивой газеты» и приостановлен выпуск газет «Правда Казахстана» и «Трибуна». 

3. Право на жизнь и защиту от насилия

  • Статья 146 УК «Пытки»

Новая редакция УК увеличила максимальные штрафы за применение пыток с 4300 евро до 43000 евро и максимальный строк лишения свободы с 10 до 12 лет. В Казахстане значительно возрастает количество жалоб на пытки. Однако количество открытых уголовных дел по факту пыток в десятки раз меньше, чем количество заявлений о пытках, при этом часто полицейских судят за «превышение власти и должностныхполномочий».

  • Статья 47 УК «Смертная казнь»

Несмотря на то, что с 2003 года в Казахстане действует мораторий на смертную казнь, такой вид наказания сохраняется в новом УК как высшая мера наказания. Более того, увеличилось количество преступлений, предусматривающих смертную казнь (в частности, в новый УК добавлена статья 164 «Нарушение законов и обычаев войны»).

4. Право на справедливый суд

  • Статья 53 УПК «Полномочия суда»

В отличие от предыдущей версии, новая статья запрещает суду выносить частное постановление в адрес нижестоящего суда (судьи). Таким образом, по словам адвоката Серика Сарсенова, новый УПК не предусматривает ответственность судей за нарушения законности при отправлении правосудия.

  • Глава 30 УПК «Негласные следственные действия»

Это новая статья в УПК, которая предусматривает негласную (тайную) слежку за лицом, аудиопрослушивание, видеосъемку, проникновение в жилище, снятие информации с компьютера. При этом не указана регламентация проведения подобных негласных действий, что может служить произволу правоохранительных органов и добыче доказательств незаконным путем. Юрист Александр Гинзбург отмечает, что в данном случае идет слияние уголовного процесса и оперативно-розыскной деятельности, что противоречит Конституции и законам РК.

  • Статья 87 УПК «Отвод судьи»

Как и в действующем УПК, новая редакция не детализирует обстоятельства, которые дают основания считать, что судья лично, прямо или косвенно заинтересован в деле. Поэтому, даже когда есть все признаки ангажированности судьи, его отвод остается без удовлетворения.

5. Право на юридическую защиту

  • Исключение доследственной проверки (стадии возбуждения уголовного дела)

Александр Банчук, представитель Центра политико-правовых реформ (Украина), позитивно оценивает такое нововведение в УПК: становится невозможным немотивированный отказ потерпевшему в возбуждении уголовного дела, упрощается работа органов досудебного расследования. С другой стороны, отмена доследственной проверки означает, что сразу после регистрации заявления будет возбуждаться уголовное дело, и следователи получат возможность проводить обыски, арестовывать счета, контролировать переписку и телефонные звонки и т.д. Юрист редакции газеты «Central Asia Monitor» Тамара Симахина считает, что теперь люди смогут «сводить счета» друг с другом посредством возбуждения уголовных дел, и этот механизм может также применяться к политически неугодным лицам. Адвокат Таир Назханов отмечает, что подобные полномочия следователей могут использоваться для нанесения ущерба бизнесу.

  • Роль адвоката

По словам члена Алматинской коллегии адвокатов Данияра Канафина, несмотря на расширение полномочий защитника, в новом УПК «производство по уголовным делам фактически продолжает сохранять классический инквизиционный характер, где вся полнота власти сконцентрирована в руках органов уголовного преследования, а защитник может выступать только в роли жалобщика и просителя, рассчитывающего на милость упомянутых органов». В том числе это проявляется в процедуре допуска к государственным секретам, когда многим «неугодным» адвокатам необоснованно отказывают в доступе к необходимым материалам, вследствие чего адвокаты не могут эффективно защищать интересы своих подзащитных.

6. Права заключенных

Как и в действующем УИК, в новом кодексе сохраняются формальные показатели оценки поведения заключенных (количество взысканий и поощрений). Однако такая система оставляет возможность для субъективного, избирательного или коррупционного подхода со стороны администрации колонии. В частности, злоупотребления взысканиями со стороны администрации имели место в случаях с политическими заключенными Владимиром Козловым, Вадимом Курамшиным и Ароном Атабеком.

  • Статья 104 УИК «Права и обязанности осужденных»

Согласно статье, которая была перенесена из текущей версии кодекса, все осужденные обязаны трудиться на работах, которые определяет администрация учреждения. Это делает труд в местах лишения свободы принудительным, т.к. не позволяет осужденному отказаться от работы на невыгодных для него условиях. Норма противоречит Конституции и Трудовому кодексу РК, где запрещен принудительный труд.

  • Статья 106 УИК «Свидания»

Несмотря на то, что новый кодекс предоставляет право свидания гражданским супругам, время свиданий родных с заключенными сокращено: краткосрочные свидания с 4 до 2 часов, долгосрочные – с 3 до 2 дней.

Отвечая на вопросы делегатов государств-членов ООН о преследовании журналистов и правозащитников, представители Казахстана неоднократно подчеркивали, что они исходят из принципа «равенства всех перед законом», независимо от рода занятий и профессии. Однако на практике новое уголовное законодательство отдельно определяет ответственность некоторых групп: членов «общественных и религиозных объединений». Если уголовное законодательство касается в равной степени всех лиц и объединений, тогда остается невыясненным, зачем власти дискриминационно выделяют ответственность общественных активистов.

«Казахстан всегда был и остается приверженным принципам открытости, честности и беспристрастности в области поощрения и защиты прав человека», – заявила на заседании ООН заместитель министра юстиции Казахстана Эльвира Азимова. К сожалению, подобные заявления имеют исключительно декларативный характер. Проведя реформу уголовного законодательства, казахстанские власти имели возможность показать, что хотя бы на законодательном уровне выполняют свои международные обязательства по соблюдению прав человека, однако не воспользовались этим шансом.

Фактически, консервация авторитарного режима была закреплена законодательно. Это можно объяснить в том числе реакцией казахстанских властей на события украинского Евромайдана и падение авторитарного режима Януковича. Новым законодательством власти дают понять, что будут жестко пресекать любые возможные волнения в обществе во время ожидаемой смены элит в Казахстане.

В июле 2013 года Нурсултан Назарбаев заявил британским журналистам: «За советы, замечания благодарим вас, но указывать, как нам жить, строить нашу страну — нам никто не имеет права». Казахстан продолжает откровенно попирать международными обязательствами в сфере прав человека и при этом позволяет себе открыто и публично дезинформировать структуры ООН, Европарламента, ОБСЕ и международные правозащитные организации. Ужесточение давления на права человека в новом уголовном законодательстве не стали преградой для подписания расширенного договора о сотрудничестве между ЕС и Казахстаном.

Демократическая общественность не может в очередной раз закрыть глаза на попирание принципами прав человека и оставить действия казахстанских властей без каких-либо правовых или политических последствий. Призываем международную общественность оказывать давление на казахстанские власти, требуя пересмотреть реформу уголовного законодательства с учетом рекомендаций казахстанских и международных НПО, Европарламента, ОБСЕ, а также направить новые кодексы на экспертизу в Венецианскую комиссию и привлечь иностранных и независимых экспертов в сфере уголовного права и защиты прав человека для усовершенствования кодексов.

Для получения более детальной информации, пожалуйста,  обращайтесь:
Катерина Савченко - katerina.savchenko@odfoundation.eu
Игорь Савченко - igor.savchenko@odfoundation.eu