Казахстан: Письмо Генеральному Прокурору о событиях в Жанаозене и Шетпе (продолжение)

  • 11.02.2012
  • Автор:

Заявления о кражах и вымогательстве со стороны полиции

Хьюман Райтс Вотч также документированы заявления о случаях вымогательства и грабежа со стороны сотрудников полиции после событий 16 декабря. Трое опрошенных нами жителей утверждали, что 18 и 19 декабря сотрудники полиции отбирали у них или у третьих лиц деньги и вещи. При этом двое утверждали, что когда люди пытались протестовать, полицейские угрожали им задержанием и привлечением за мародерство.

Темир Т. заявил Хьюман Райтс Вотч, что в период задержания был свидетелем того, как омоновцы, особенно те, кто, по-видимому, был из других областей Казахстана, отбирали у задержанных вещи: «Отбирали у людей все: сотки [мобильные телефоны], обручальные кольца, кольца с печаткой, деньги - у кого сколько было. … У меня шапку отняли, им понравилась. Ну и деньги, конечно… А еще сотку забрали, как у всех».

По словам домохозяйки Жанны Ж. (настоящее имя не разглашается), от таких действий омоновцев пострадали трое ее знакомых: «Просто так, на ровном месте на людей на улице набрасывались, вообще без причины. Хватали их, отбирали сотки, деньги, ценные вещи, если были. А попробуй только протестовать – тебя сразу задержат, в милицию потащат, дело на тебя повесят - причастность к мародерству. Люди все отдавали. Трех моих знакомых так 18-го и 19-го числа остановили, все забрали – а они еще рады были, что ноги унесли. И так сотни людей было задержано».

Улан У. (настоящее имя не разглашается) в интервью Хьюман Райтс Вотч рассказывал: «Я поехал в Актау 18-го числа, снял там денег [в Жанаозене банкоматы не работали]. Домой возвращаюсь. Я на своей машине был. К дому подъезжаю. Ставлю ее во дворе, а тут омоновцы эти приезжие подходят. Начинают трясти меня, документы требуют. Я паспорт дал. Они карманы мне вывернули, а там бумажник, в нем – 80 тысяч тенге [USD540]. Все деньги себе забрали! Я говорю: «Вы что делаете? Это грабеж!» А они мне: «Умный нашелся? Будешь возмущаться - мы тебя в машину забросим и как мародера оформим, хочешь?» Ну, я все отдал и ушел».

Аресты нефтяников и активистов

22 декабря президент Назарбаев в Жанаозене объявил о мерах по восстановлению порядка, включая серьезные кадровые перестановки в руководстве областной администрации и в компании «Озенмунайгаз». В СМИ приводились его слова о том, что «вцелом, требования работников компании были обоснованы. Если и были нарушения трудовой дисциплины со стороны рабочих, работодателям не надо было забывать, что это наши граждане и они не свалились с Луны. Их надо было выслушать и по возможности максимально поддержать. К сожалению этого не было сделано. … Сложной ситуацией воспользовались третьи лица, не имеющие к этому спору никакого отношения. Они-то и организовали массовые беспорядки».

При введении чрезвычайного положения 17 декабря президент недвусмысленно высказался в том ключе, что правоохранительным органам следует проводить различие между трудовым спором в нефтяной отрасли и насилием 16 декабря: «При этом считаю, что трудовой спор нефтяников нельзя смешивать с деяниями бандитствующих элементов, которые хотели воспользоваться ситуацией для своих преступных замыслов».

Однако имеются основания опасаться, что в своем стремлении привлечь к уголовной ответственности зачинщиков и участников насилия правоохранительные органы на западе Казахстана фактически отождествляют мирную семимесячную забастовку с погромами, грабежами и поджогами, которые происходили 16 декабря.

Во-первых, Хьюман Райтс Вотч известно, что по меньшей мере трое из шести человек, названных Генеральной прокуратурой «организаторами массовых беспорядков» с предъявлением соответствующих обвинений, принадлежат к числу нефтяников, принимавших активное участие в 7-месячной забастовке в 2011 г. Это, в частности, Талгат Сактаганов и Роза Тулетаева из числа активистов-нефтяников, впоследствии – одних из лидеров забастовки в «Озенмунайгаз» с ее начала в мае 2011 г. Талгат Сактаганов в конце сентября 2011 г. ездил в Польшу и рассказывал о забастовке на имплементационной встрече ОБСЕ по человеческому измерению, Роза Тулетаева на протяжении всех семи месяцев забастовки предоставляла информацию и комментарии СМИ и представителям международных организаций, посещавшим западный Казахстан. Третий активист-нефтяник – Максат Досмагамбетов был задержан 20 декабря.

Как следует из заявления Генеральной прокуратуры от 25 января, все трое обвиняются в «организации массовых беспорядков» по части 1 статьи 241 УК РК.

Из заявления генерального прокурора от 25 января следует, что, помимо названных поименно, «арестованы 23 активных участника массовых беспорядков и 11 лиц, совершавших погромы и грабежи». Хьюман Райтс Вотч полагает, что среди последних также могут быть забастовщики-нефтяники, и просит обнародовать их имена.

21 декабря нам позвонила Жанар Сактаганова из числа бастовавших нефтяников, которую в тот момент везли в полицию в Жанаозене. Впоследствии Сактаганова рассказала Хьюман Райтс Вотч, что у нее взяли объяснение и отпустили вечером того же дня, заявив ей, что она является подозреваемой по уголовному делу об участии в массовых беспорядках (ч. 2 статьи 241 УК РК), однако для дальнейших объяснений не вызывали. Хьюман Райтс Вотч также получена информация о том, что по меньшей мере еще двое активистов-нефтяников вызваны для дачи объяснений в связи с насилием 16 декабря.

10 января, после обыска на квартире первого секретаря мангистауской областной организации в настоящее время приостановленной Компартии Казахстана Нурияш Абдраимовой, в полицию был временно доставлен ее муж Карасай Андырбаев – бывший работник «Каражанбасмунай». Абдраимова сообщила Хьюман Райтс Вотч, что власти утверждали, что ищут оружие и подозревают ее мужа в участии в беспорядках в Жанаозене 16 декабря, хотя в тот день Андырбаев находился в Актау. В ходе обыска были изъяты ноутбук Абдраимовой, несколько дисков и бумаг. Андырбаева отпустили вечером того же дня.

Утром 6 января в аэропорту Актау по обвинению в «возбуждении социальной вражды» по статье 164 УК РК была задержана Айжангуль Амирова – активист и участник оппозиционного политического движения «Народный фронт». Как сообщил Хьюман Райтс Вотч ее брат – Ермурат Амиров, сначала ее привезли в офис «Народного фронта» в Актау, где был проведен обыск, оттуда увезли в Жанаозен. Он утверждает, что в тот же день был проведен обыск на квартире их матери в Жанаозене. По словам Амирова, полиция выбила дверь, когда ни его, ни матери не было дома, в квартире были изъяты его личный компьютер, принтер и некоторые бумаги. Вечером 8 января Амирова была заключена под стражу на 10 дней, 16 января суд в Жанаозене санкционировал ее арест еще на два месяца.

Источник: HRW