Горячие темы:

Влияние санкций ЕС, США и других стран на экономику России

29.07.2014 г. ЕС принял решение о введении третьего уровня санкций против РФ. Санкции касаются энергетического и финансового секторов, изделий военного и двойного назначения (Council Regulation(EU) No 833/2014 г) . Санкции применяются на период в один год с возможностью пересмотра через 3 месяца.

Банковский сектор

Финансовые санкции предусматривают ограничение для пяти крупнейших российских банков возможности использования финансовых инструментов для привлечения средств на срок более 90 дней. Также запрещен выпуск госбанками евробондов и выпуск акций в пользу европейских  владельцев.

Данные санкции не вызовут кризиса ликвидности в российском банковском секторе в краткосрочном периоде, поскольку большинство российских компаний и банков имеют достаточное количество денежных средств для обеспечения текущей ликвидности. Российские компании и банки имеют значительные долги в иностранной валюте, которые должны быть погашены в течение ближайших 18 месяцев, но их большие денежные запасы и финансовые активы покрывают почти все потребности в рефинансировании.

Вместе с тем, санкции будут усиливать тенденцию к снижению потенциала роста экономики России, которая приведет к снижению кредитования всех секторов экономики России и окажет негативное влияние в среднесрочном и долгосрочном периоде.

Долговременные неблагоприятные рыночные условия также будут оказывать существенное негативное влияние на банковскую систему России, на повышение ее зависимости от финансирования ЦБ РФ и на дальнейшее снижение прибыльности банковской системы. Однако значительные валютные резервы Центрального банка Российской федерации (более 450 млрд долл. США) позволят сгладить краткосрочные негативные тенденции банковского сектора.

Кроме этого, сокращение инвестиций в развитие компаний, в том числе иностранных инвестиций и выведение средств за границу, приводит к негативному влиянию на производственные мощности и конкурентоспособность в среднесрочной перспективе.

Нефтегазовый сектор

В соответствии с введенными санкциями против России компаниям из стран ЕС запрещено осуществлять поставки высокотехнологичного оборудования для нефтегазовой промышленностипо новым контрактам, которые будут заключены. Срок действия запрета – 1 год с возможностью пересмотра через 3 месяца. Данное оборудование, запрещенное для поставки в РФ, используется для добычи нефти и газа на труднодоступных участках морского шельфа, а также для добычи сланцевого газа.

От этих мероприятий больше всего пострадают «Газпром» и «Роснефть», которым необходимы западные технологии для добычи на арктическом шельфе. Под угрозой окажутся проекты по разработке труднодоступных запасов и сланцевой нефти.

Ожидается, что данные санкции приведут за три года  к тому, что добыча нефтисократится минимум на 26 млн т в год (5% годовой добычи).

Для разработки месторождений с труднодобываемыми запасами в Западной Сибири российские компании используют американские технологии, позволяющие сократить время освоения месторождения почти вдвое. По данным Министерства энергетики и Министерства промышленности и торговли РФ, 25% оборудования, используемого в нефтегазовой отрасли, покупается российскими компаниями за рубежом. Из-за применения санкций европейские производители и поставщики потеряют от запрета не более 150 млн евро в год.

РФ очень зависит от поставки данного технологического оборудования, поскольку у нее отсутствуют равноценные аналоги оборудования для работы на месторождениях с труднодобываемыми запасами. Без участия иностранных нефтесервисных компаний возникнут проблемы при работе с труднодобываемыми запасами, высокотехнологичными скважинами (горизонтальное бурение), при добыче сланцевой нефти. В этих сегментахдоля иностранных технологий превышает 80-90%.

В зону риска попадает не только добыча, но и разведка новых месторождений. Здесь проблемы возникнут после 2018 года. Запасы углеводородов, которые Россия не сможет «распечатать» в результате очередной волны санкций, оцениваются в 8,2 трлн долл. Более всего Россия зависит от поставок современного оборудования для бурения горизонтальных скважин, а также внедрения технологий гидроразрыва пласта.

Пример действия санкций против Российской Федерации:

1) 28 июля 2014 г. Федеральное агентство по недропользованию досрочно прекратило право пользования недрами, предоставленное дочерним компаниям британской компанииShellв пределах двух углеводородных участков.  «Шелл Нефтегаз Девелопмент (III)» 3 июня обратилась с заявлением об отказе от права пользования недрами Барун-Юстинского участка в Калмыкии. Кроме того, «Шелл Нефтегаз Девелопмент (I)» 5 июня обратилась в «Роснедра» с соответствующим заявлением относительно Аркатойского участка в Ямало-Ненецком автономном округе.

2) Московский офис американской компанииHalliburtonсообщил компании «Газпром бурение» о «прекращении отношений». Это первый случай, когда из-за санкций российским нефтяникам и сервисным компаниям ограничивают доступ к заграничным технологиям. Руководство Halliburton приостановило отношения и договоры между компаниями из-за того, что Аркадий Ротенберг (ему принадлежит 100% акций компании «Газпром бурение») был включен в список санкций, подготовленный Министерством финансов США в мае этого года. «Запрет касается любых коммерческих отношений, соглашений (продажа товаров, услуг и т.д.) с любыми юридическими лицами, которые прямо или опосредствовано связаны с Ротенбергом. 17 мая 2014 г. мы получили поручение из главного офиса с требованием о соответствии», – идет речь в письме Halliburton. Среди заказчиков американской компании – все большие нефтяные и газовые структуры: «Газпром», «Газпром нефть», «Роснефть», ЛУКОЙЛ и другие, – говорится на сайте Halliburton.

Например, в августе 2013 г. компания Halliburton заключила договор о совместной разработке месторождений с труднодобываемыми запасами с компанией «Газпром нефть». Его задание – до 2020 года довести добычу до 100 млн т нефтяного эквивалента. Более половины нефти будет добываться с применением инновационных технологий. На данный момент «Газпром нефть» продолжает сотрудничество с Halliburton.Ориентировочная годовая выручка Halliburton в России0,5 млрд долл. Аналогичный показатель у Baker Hughes. Schlumberger зарабатывает здесь приблизительно 3 млрд долл., часть активов Weatherford (предприятия по бурению и ТКРС) в России и Венесуэлеоколо 1 млрд долл. Часть бюджетов Halliburton достанется ее российским конкурентам, частьразделят американские.

Некоторые из подрядчиков из США начали заранее готовить запасные варианты для работы в России. Schlumberger в этом году открыли московский научно-исследовательский центр «Шлюмберже». Минэнерго намеревается оказывать поддержку компаниям порасширению деятельности в России.

3) Санкции западных государств против России окажут негативное влияние на ЛУКОЙЛ. Об этом 31 июля заявил глава компании Вагит Алекперов. Кроме этого, он не исключил, что санкции все же могут негативно отразиться на инвестпрограмме ЛУКОЙЛа. В середине июня ЛУКОЙЛ отложил размещение евробондов на 1,5 млрд долл. из-за «несоответствующей ситуации на мировом рынке».

4) Основной владелецVolga Group Геннадий Тимченкосообщил, что готов передать государству активы, которые входят в его инвестиционную группу, или на благотворительность. Кроме того, непосредственно на нем отражаются введенные санкции: «Семья вот отправилась на лето на юг Франции, где мы традиционно отдыхаем каждый год, а я оказался отрезанным от всего этого. От родных, от любимой собаки … 11 июля сыну исполнилось 19 лет. Чтобы нам отпраздновать день рождения вместе, он приезжал в Россию из Швейцарии, где учится в университете.

Кроме этого, компания Gulfstream перестала выполнять договорные обязательства, прекратив полеты самолета, приобретенного у нее. Мой Gulfstream нельзя эксплуатировать, поскольку компания не обеспечивает его запасными частями, летчики не имеют права пользоваться навигацией, встроенными картами. Сотрудникам этой компании запрещено со мной общаться». Он рассказал, что хотя ЕС не вносил его в черные списки, поехать он туда не может: «Есть основания всерьез побаиваться провокаций со стороны спецслужб США».

For more detailed information, please contact:
Victor Maziarchuk, [email protected]
The Open Dialog Foundation