Горячие темы:

Французский активист Николай Кобляков возвращается домой

Во вторник 28.10.2014 вступило в силу решение городского суда Софии об отказе экстрадировать в Россию французского активиста, выступающего в защиту демократии – Николая Коблякова. Это произошло вследствие смелого жеста болгарского прокурора, который на рассмотрении, состоявшемся неделю назад, отказался поддерживать российские обвинения, указав на их политическую мотивацию. После трех месяцев ареста в Болгарии Кобляков может вернуться домой в Париж.

– Суд умело вышел из неудобной политической ситуации, – говорит Войцех Монджчицки, представитель польской «адвокатуры», который присутствовал на заседании в качестве наблюдателя от Фундации «Открытый Диалог». – Хотя он учел аргументацию прокурора, решение было основано на правовой слабости доказательств. Тем самым суд избежал дискуссии о политическом характере дела. Удивлением для всех стал голос прокурора, который встал на защиту демократических стандартов. Отрадно, что молодая демократия, которой является Болгария, осуществила то, чего не смогли сделать Италия и Франция – добавил он, имея в виду громкие дела Алмы Шалабаевой и Мухтара Аблязова, когда государства старой демократии поддержали авторитарные режимы России и Казахстана.

Кобляков – один из основателей общества Russie-Libertés, которое распространяет во Франции информацию об идеях демократических перемен в России и критикует правление Путина. Был соавтором представленного во французском парламенте отчета о коррупции в России. Во время визита президента России по случаю годовщины высадки союзников в Нормандии 6 июня текущего года, вышел встречать российскую делегацию с флагом Украины. Таким образом он хотел показать, что поддерживает страну, подвергшуюся российской агрессии.

Россия внесла Коблякова в список разыскиваемых Интерполом, в связи с делом ООО «Станкоимпорт» 2004-2005 годов, активы которого он нелегально перевел на себя. Заявления представителей общества и постановления французских судов неоднократно указывали на безосновательность обвинения. Российская сторона, требуя от Интерпола преследования Коблякова, скрыла, что ей известно место его проживания (более десяти лет он живет и работает во Франции). Также было заявлено, что он является гражданином России, хотя имеет также французский паспорт и при необходимости может отвечать перед французским судом.

После выдачи «красного циркуляра» Интерполом Кобляков свободно осуществлял деловые поездки по Европе, посетил Грецию, Великобританию, Германию, Португалию, Литву и Чехию. И только в Болгарии был арестован. Появились опасения, что это не случайно, – в этой стране Россия имеет большое влияние, в том числе в судебной системе. Задержание и судебное разбирательство именно в Болгарии могло бы помочь России достичь необходимого результата. Предполагалось, что задержка выдачи судом решения продиктована ожиданием назначения нового правительства, в том числе, сменой министра юстиции. На недавних парламентских выборах укрепились пророссийские силы.

Вопреки этим опасениям во время рассмотрения 21 октября против экстрадиции выступил… прокурор Валентин Кирилов. Он сослался на отчеты неправительственных организаций, в частности Freedom House и Human Rights Watch, которые описывают политические репрессии в России, коррупцию и отсутствие независимости судов, а также нарушение права на справедливый процесс. Он заявил, что в таких условиях было бы неуместно экстрадировать в Россию кого-либо, а в частности – оппозиционного деятеля. Прокурор сослался на нормы международного права, которые запрещают экстрадицию по политическим убеждениям и в ситуации риска нарушения прав человека в запрашивающей стране.

Суд учел аргументы прокурора и отказал в экстрадиции. В обосновании приговора было сказано, что обвинения против Коблякова расплывчаты и очень слабо мотивированы, а действия, в которых он обвиняется, не являются преступлением в соответствии с болгарским законодательством. Также было отмечено, что слабые обвинения, касающиеся событий десятилетней давности, свидетельствуют о том, что существовали иные причины, по которым Россия требовала экстрадиции.