Горячие темы:

Казахстан: Политические репрессии во время пандемии

1. Саммари

Коронавирусная инфекция COVID-19 стала вызовом не только для систем охраны здоровья, экономики, социальной политики и эффективности государственного управления большинства стран мира. Она также стала вызовом для прав человека. Особенно права человека оказались под угрозой в авторитарных государствах, в том числе в Казахстане.

По пути Китая: сокрытие информации о масштабах инфицирования

Скачать отчет

В Казахстане борьбу с инфекцией возглавили не медики, а Комитет национальной безопасности (КНБ) и правоохранительные органы. По примеру Китая власти Казахстана прибегли к цензуре информации, касающейся распространения инфекции и проблем при борьбе с ней.

Врачи и гражданские активисты сообщают о сокрытии реальных масштабов эпидемии, коррупции, нехватке средств индивидуальной защиты, отсутствии надлежащей социальной поддержки медиков, проблемах в медицинской сфере и неэффективности действий властей. За это их подвергают задержаниям и арестам, уголовной и административной ответственности, запугиваниям и информационным атакам. Врачам также угрожают дисциплинарными санкциями и увольнениями (Раздел 2.1, 2.2).

Еще в конце января 2020 года казахстанский врач Думан Айтжанов предупредил своих знакомых о десятках выявленных случаев заражения коронавирусом в Алматы. В это же время от медиков из Актобе, Алматы и Жанаозена поступали сообщения о наличии пациентов с коронавирусом. К примеру, работница одной из фармацевтических компаний сообщила о задержании в г. Актобе трех граждан Китая, больных коронавирусом. Однако в ответ власти Казахстана выдвигали медикам уголовные обвинения в «распространении ложной информации» и заставляли записывать видео с «раскаяниями» (Раздел 2.1).

Таким образом, власти жестко преследовали тех, кто в конце января говорил о появлении коронавируса из соседнего Китая, с которым у Казахстана протяженная граница и тесные связи. При этом, на фоне данных сообщений, 29.01.2020-03.02.2020 Казахстан прекратил автобусное, железнодорожное и авиасообщение с Китаем. Тем самым было подтверждено, что в то время действительно могли быть выявлены факты заражения в Казахстане, однако они умалчивались.

При этом официально власти не признавали наличия коронавируса в стране вплоть до 13.03.2020. Напомним, 11.03.2020 ВОЗ объявила пандемию. Спустя два дня Министр здравоохранения Казахстана Елжан Биртанов сообщил о «ввозе» коронавируса в страну, а именно о первых зараженных, «прибывших из Германии». Далее казахстанская государственная пропаганда делала акцент на том, что первые больные прибыли именно из стран Европы [1], [2], [3].

Как и в других авторитарных государствах, в Казахстане официально очень низкий процент смертности от коронавирусной инфекции (около 0,4% по состоянию на начало июля 2020 года), что может свидетельствовать о манипулировании статистикой. С целью занижения количества инфицированных, с июня 2020 года власти перестали включать в статистику тех, у кого болезнь протекает бессимптомно (Раздел 2.3). Также сообщается, что в статистику заболеваемости коронавирусом не включают больных с пневмонией. С начала июня 2020 года в Казахстане наблюдается значительный рост заболеваемости на пневмонию – до 2,5 тысяч случаев в день. Однако тест на коронавирус у пациентов с пневмонией якобы отрицательный.

Все это свидетельствует о том, что действия властей Казахстана по предотвращению распространения коронавируса оказались неэффективными, и ситуация вышла из-под контроля. Власти приняли решение вновь ввести жесткий карантин на всей территории страны с 05.07.2020.

Опыт Китая продемонстрировал, что сокрытие актуальной информации о коронавирусе и несвоевременное реагирование привели к еще более тяжелым последствиям. Как результат, вирус распространился по всему миру и достиг масштабов пандемии. Учитывая опасность коронавирусной инфекции, задача данного отчета задокументировать факты, которые опровергают дезинформацию и манипуляции властей Казахстана, разоблачают сокрытие информации о масштабах и последствиях пандемии в стране, а также освещают системные политические репрессии под прикрытием пандемии.

В июне 2020 года Фундация «Открытый Диалог» совместно с Итальянской федерацией по правам человека опубликовали отчет о том, как власти Китая, Ирана, Молдовы, Турции, Казахстана, России и оккупированных территорий Донбасса и Крыма используют пандемию для подавления прав человека. Сейчас Фундация «Открытый Диалог» при сотрудничестве с казахстанскими правозащитниками – Фондом защиты прав человека Qaharman и движением «405» – представляет расширенный обзор ситуации в Казахстане. Данный анализ подготовлен на основе информации от первоисточников: документы, материалы административных и уголовных дел, свидетельства жителей разных регионов страны.

Режим ЧП и произвольные ограничение прав человека

15.03.2020 на всей территории Казахстана был введен режим чрезвычайного положения (ЧП), который действовал до 11.05.2020. Международные стандарты в области прав человека предусматривают, что в ситуации чрезвычайного положения допустимы ограничения прав и свобод человека, однако они должны соответствовать принципам законности и соразмерности [1], [2].

Ограничения, к которым прибегли власти Казахстана, имели произвольный и дискриминационный характер. Ограничения не были конкретизированы, из-за чего власти применяли нецелесообразно жесткие меры (Раздел 3). Происходили такие случаи, как например:

  • заваривание дверей в подъездах многоквартирных домов, чтобы жильцы не могли выйти из них;
  • взяточничество на блокпостах за возможность беспрепятственного проезда;
  • запрет передвижения на личном транспорте и эвакуация автомобилей на штрафстоянки за «беспричинную езду»;
  • эвакуация на штрафстоянки транспорта, который развозит продукты питания в магазины;
  • запрет поездок в магазин или на дачные участки чаще, чем два раза в неделю.

При этом представители высшего государственного руководства не придерживались карантинных мер – участвовали в публичных мероприятиях без масок и не отменили практику рукопожатий.

Чтобы стимулировать социальное дистанционирование власти запретили пассажирские перевозки. При этом запутанная и неэффективная процедура реализации программы социальной помощи спровоцировала по всей стране столпотворения возле банков и почтовых отделений десятков тысяч казахстанцев, которые хотели получить помощь в размере 42 500 тенге (около 95 евро по курсу на апрель).

Очередь возле почтового отделения. Фото: Радио Азаттык / Ongar Saymosayev

Массовые аресты за нарушение карантина

В период действия в Казахстане чрезвычайного положения более 16000 человек были задержаны за нарушение режима ЧП, из них более 12000 человек привлечены к административной ответственности. Только за первый месяц режима ЧП более 1500 человек подверглись арестам.

Арестованные содержались в тесных и переполненных камерах, что является прямым нарушением карантинных мер. В местах лишения свободы в Казахстане отсутствуют надлежащие условия содержания и надлежащая медицинская помощь. Массовые аресты противоречили принципу социального дистанционирования и подвергали необоснованному риску жизнь и здоровье граждан (Раздел 5.1). В большинстве случаев аресты можно было заменить на штрафы или предупреждения, а во многих случаях наказания были незаконны и политически мотивированны.

Следует отметить, что во многих регионах часто сами полицейские не имели масок и перчаток. Руководство полиции заставляло их самим покупать себе дефицитные средства защиты. Только после публичной огласки данных случаев полицейских обеспечивали масками.

Политические репрессии под прикрытием пандемии

Несмотря на режим чрезвычайного положения и карантин, власти продолжали политические репрессии в стране. Более того, режим чрезвычайного положения предоставил властям дополнительные инструменты для этого.

Гражданских активистов, блогеров и правозащитников произвольно обвиняли в «нарушении режима ЧП» и «провоцировании нарушения правопорядка в условиях ЧП». Их массово подвергали произвольным арестам и штрафам за критику властей в социальных сетях, в т.ч. оценку эффективности мер по борьбе с коронавирусом (Раздел 4).

Фундация «Открытый Диалог», Фонд защиты прав человека Qaharman и правозащитное движение «405» зафиксировали более 80 случаев преследования оппозиционных активистов и блогеров во время действия режима чрезвычайного положения. Из них минимум 21 случай – это преследования под предлогом «нарушения режима ЧП».

Активистов регулярно вызывали на допросы в отделы полиции, что подвергало опасности их здоровье, поскольку они были вынуждены нарушать режим самоизоляции. Многие подверглись уголовным преследованиям. Блогер Азамат Байкенов получил год ограничения свободы, а Армана Хасенова держали в СИЗО и приговорили к 3 годам ограничения свободы за «публичное оскорбление и посягательство на честь» Нурсултана Назарбаева (Раздел 4.3). Также в отместку за оппозиционную деятельность в качестве инструмента преследования власти применяли принудительную госпитализацию активистов (Асанали Суюбаев, Руслан Нурканов) или угрозы госпитализацией (Марат Дуйсенбиев, Бекзат Джумабеков, Гарифулла Ембергенов) (Раздел 4.2).

Правозащитницы Дана Жанай, Алтынай Туксикова и Анна Шукеева, которые мониторят соблюдения прав человека в условиях пандемии, столкнулись с неоднократными силовыми задержаниями, допросами, штрафами и угрозами со стороны властей Казахстана. В отношении правозащитницы Елены Семеновой, которая предает огласке факты пыток и отсутствия надлежащей медицинской помощи в местах заключения, подано 7 исков со стороны руководства тюрем (Раздел 4.4).

Во время чрезвычайного положения власти подвергли массовым преследованиям активистов мирного оппозиционного движения «Коше Партиясы» и участников Telegram-чата этого движения (Раздел 6.2). Активисты остро критиковали действия правительства по замалчиванию реальных масштабов и последствий пандемии в Казахстане, что стало одной из главных причин их преследования. «Коше Партиясы» было создано в разных городах Казахстана в феврале 2020 года. В Telegram-чате активисты мирно обсуждали социально-политические вопросы. По состоянию на 19.05.2020, в чате было 177 456 человек. 19.05.2020 Есильский районный суд г. Нур-Султан по ходатайству Генеральной прокуратуры тайным решением признал «Коше Партиясы» «экстремисткой» организацией и запретил ее деятельность в Казахстане. Суд отказал активистам в праве на апелляцию, указав, что они якобы «не являются стороной дела», хотя именно этих активистов КНБ и МВД преследуют за участие в движении «Коше Партиясы».

Фундация «Открытый Диалог», Фонд защиты прав человека Qaharman и правозащитное движение «405» собрали данные о более 200 активистах, которые в период с 19.05.2020 до конца июня подверглись произвольным задержаниям и незаконным допросам в связи с поддержкой программы «Коше Партиясы» и участием в мирных митингах.

Точно таким же образом, 13.03.2018, власти назвали «экстремистским» оппозиционное движение Демократический выбор Казахстана (ДВК) (на момент запрета в Telegram-чате ДВК было более 100 000 членов). Европарламент признал ДВК мирным движением. С марта 2018 года по сегодняшний день власти произвольно задержали более 7000 мирных протестующих, ссылаясь на тайное решение суда о запрете ДВК.

После окончания режима ЧП и ослабления карантина 06.06.2020 в 14 городах Казахстана состоялись массовые мирные митинги с требованиями улучшения социальных гарантий на фоне пандемии коронавируса. К митингам призывали ДВК, «Коше Партиясы», а также позиционирующие себя как оппозиционные «Демократическая партия Казахстана» и движение «Oyan, Qazaqstan». Правоохранительные органы с применением грубой силы задержали несколько сотен мирных митингующих, а некоторым из них (Канчай Шермаханбетовой, Диане Мухаметовой, Асие Тулесовой, Максату Бегалиеву) выдвинули уголовные обвинения.

Правительство Казахстана злоупотребляет режимом карантина с целью недопущения проведения мирных собраний. 06.06.2020 места запланированных митингов были оцеплены под предлогом «проведения дезинфекции улиц». При этом представители Министерства здравоохранения угрожали, что участники митинга, в случае заражения, «будут изолированы, в т.ч. в карантинные госпитали».

Акция протеста 06.06.2020 в Алматы

Еще один пример – реакция властей на так называемые «субботажи» – акции объединения граждан, без политических лозунгов, в виде вечерних прогулок, танцев и песен, к которым призывает ДВК. Начиная с 13.06.2020 акции проходили по субботам, но сразу после этого власти ужесточили карантин по всей стране именно в выходные дни. За подобные прогулки в центре города активистов подвергают административным арестам на 15 суток, штрафам около 180 евро, а также угрожают их родственникам.

Участники акции «субботаж» в Нур-Султане, 26.06.2020

07.06.2020 Главный санитарный врач Казахстана Айжан Есмагамбетова предоставила право ужесточать карантинные меры на отдельных территориях главным санитарным врачам соответствующих территорий, а также руководителям структурных подразделений Министерства обороны, КНБ и полиции. Такие полномочия могут использоваться, чтобы под предлогом карантина препятствовать проведению мирных гражданских акций.

Новый репрессивный закон о мирных собраниях

Когда в разгар пандемии парламенты и правительства демократических государств принимали неотложные меры по укреплению системы здравоохранения и спасению экономики, в это время власти Казахстана в условиях чрезвычайного положения спешно приняли новый закон «О порядке организации и проведения мирных собраний». В марте-апреле 2020 года проект закона о мирных собраниях проходил непрозрачную процедуру рассмотрения в парламенте. 20.05.2020 парламент Казахстана окончательно одобрил закон, а 25.05.2020 Президент Токаев его подписал.

Данный обескураживающий факт стал примером того, как авторитарный режим Казахстана использовал чрезвычайное положение для принятия закона, который стал историческим ударом для гражданского общества, при этом открыто пренебрегая всеми рекомендациями международной общественности.

Органы ООН, ОБСЕ, депутаты Европарламента, Государственный департамент США, международные объединения юристов и правозащитные организации неоднократно подчеркивали, что предложенный властями закон фундаментально не соответствует международным стандартам, чрезмерно ограничивает право на мирные собрания и принципиально противоречит международным обязательствам Казахстана.

Шквал критики международной общественности касался многих пунктов закона, в частности обременительной «согласовательной» процедуры (фактически – разрешительной процедуры митингов), размытых и политизированных оснований для запрета митингов, а также абсурдной нормы о проведении митингов только в «специализированных местах» (краткий анализ проблемных моментов закона приведен в Разделе 6.1).

Президент Токаев представляет данный закон как «достижение» и одну из «демократических реформ». Но эти декларации используются «для отвода глаз». Риторика Токаева противоречит его делам: на практике он продолжает авторитарную политику Нурсултана Назарбаева.

Международная оценка действий Казахстана во время пандемии COVID-19

Власти Казахстана направили усилия, чтобы на международном уровне создать имидж успешного примера борьбы с распространением коронавирусной инфекции. Пиар-усилия и пропаганда властей не были безрезультатными. Директор Европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения Ганс Клюге назвал Казахстан «отличным примером проактивных действий по стабилизации ситуации с COVID-19». Положительно об усилиях Казахстана по борьбе с инфекцией отозвался и Государственный секретарь США Майкл Помпео.

Глава делегации Европейского парламента в странах Центральной Азии Фульвио Мартучиелло заявил, что Казахстан «находится на шаг впереди эпидемии». Власти Казахстана заявили, что Президент Европейского совета Шарль Мишель «дал высокую оценку практическим действиям и решениям Президента Казахстана по предотвращению дальнейшего распространения COVID-19 в стране».

Подобные заявления способствуют пропаганде авторитарного режима и не принимают во внимание голос гражданского общества, что может ухудшить имидж международных организаций в глазах граждан. Также подобные заявления резко контрастируют с фактами, которые подтверждают, что на самом деле Казахстан стал примером того, как имитировать борьбу с распространением инфекции, а также использовать карантинные меры для преследования критиков режима.

Международная общественность должна дать объективную оценку действиям властей Казахстана во время пандемии коронавирусной инфекции, чтобы предупредить в будущем массовые нарушения прав человека под предлогом борьбы с инфекцией.

Многие факты свидетельствуют о коррупции и неэффективном использовании бюджетных средств, выделенных на борьбу с коронавирусом в Казахстане. Власти Казахстана заявили, что выделили рекордные 13 млрд долларов из государственного бюджета для противостояния эпидемии коронавируса, однако медицинские работники оказались не обеспеченными в достаточной мере средствами индивидуальной защиты, а в больницах и аптеках наблюдается дефицит лекарств. Врачи и пациенты сообщают, что все регионы страны продолжают сталкиваться с острой нехваткой мест в больницах и нехваткой медицинского оборудования (в т.ч. аппаратов ИВЛ). При этом волонтеров, которые организовали бесплатную раздачу дефицитных медицинских препаратов, подвергли преследованию за «не обеспечение должных мер безопасности и социальной дистанции».

Во время режима чрезвычайного положения и в условиях экономического кризиса был увеличен бюджет Комитета национальной безопасности на 52 млрд тенге (116 млн евро). При этом только на 78 млрд тенге (170 млн евро) был увеличен бюджет на систему здравоохранения, которая в такие тяжелые времена реализует функцию общего общественного блага. 05.07.2020 власти сообщили, что дополнительно направили на борьбу с эпидемией коронавируса 18,1 млрд тенге (около 40 млн евро), что почти в три раза меньше, чем на дополнительное финансирование КНБ. Одна из реальных функций КНБ – это борьба с критиками и политическими оппонентами властей.

Ввиду этого, любая внешняя финансовая помощь Казахстану должна предоставляться при условии исполнения обязательств в области прав человека и верховенства права, а также предусматривать прозрачный механизм контроля за использованием средств и выделение помощи гражданскому обществу.

2. Замалчивание информации о распространении COVID-19 в Казахстане и давление на медиков

2.1. Преследования медиков, которые первые сообщили о случаях заражения COVID-19

Первые сообщения о заражениях коронавирусной инфекцией в Казахстане появились в конце января 2020 года. О них сообщили медицинские работники и фармацевты. Сразу же последовала реакция правоохранительных органов, которые назвали эту информацию «ложной» и начали преследовать медиков. Данные преследования стали очередным подтверждением, что Казахстан пытался скрыть информацию об инфицированных коронавирусом.

  • 29.01.2020 в г. Актобе фармацевт сообщила в социальной сети, что в городе выявлены три заболевших коронавирусом граждан Китая, которых удерживают в жилом доме и не везут в больницу. Фармацевта задержали, и после допроса она «раскаялась». Ее обвинили в «распространении заведомо ложной информации» (ст. 274 УК)
  • Двое водителей скорой помощи из г. Капшагай (Алматинская область) написали в мессенджере, что в городскую больницу доставили двух человек с подозрением на коронавирус. Полиция «начала искать, откуда пошли слухи». 31.01.2020 медики были задержаны, против них возбудили уголовное дело.
  • 30.01.2020 полиция Алматы сообщила о задержании врача Думана Айтжанова, который отправил своим друзьям в What’sApp видеосообщение о 70 заразившихся коронавирусной инфекцией в Алматы. Врачу выдвинули уголовные обвинения в «распространении заведомо ложной информации» (ст. 274 УК). Вскоре после задержания было опубликовано видео, на котором Думан Айтжанов «извиняется за содеянное» и призывает «не выкладывать всяческие видео». На видео врач прикован наручниками к полицейскому. Преследование врача Айтжанова вызвало значительный общественный резонанс и осуждение со стороны гражданского общества и правозащитников. В июне 2020 года уголовное дело в отношении Айтжанова было прекращено.

Думан Айтжанов прикован наручниками к полицейскому. Фото: Polisia.kz
  • В начале февраля 2020 года в СМИ появились сообщения о госпитализации десятков человек с подозрением на коронавирус. Однако официально власти сообщили, что у них диагноз «острая респираторная инфекция и грипп». Министр здравоохранения Елжан Биртанов заявил, что нет никакой необходимости тестировать всех прибывших из Китая.
  • В начале марта 2020 года медсестра больницы г. Жанаозен Арухан Шыракбаева сообщила в мессенджере, что к ним доставили пациентку с подозрением на коронавирус. Она прибыла из Южной Кореи. Правоохранительные органы «оперативно установили личность медсестры», после чего она записала видео с «извинениями» и заявила, что «неудачно пошутила».
  • 10.03.2020 Главный санитарный врач Казахстана Жандарбек Бекшин заявил: «По нашему прогнозу, где-то с 11-16-го марта у нас может всё же наконец-то появиться коронавирус в стране… . Наши ученные говорят о том, что это может быть и 10, и 16 марта». После того, как ВОЗ объявила пандемию, 13.03.2020 в Казахстане заявили о первых выявленных случаях заболеваний, а 26.03.2020 был зафиксирован первый случай смерти от коронавируса – Райкуль Акимжан из Акмолинской области. Она инфицировалась на территории Казахстана. Диагноз был поставлен уже после ее смерти. На протяжении нескольких суток ее отказывались госпитализировать. Родственники умершей подверглись давлению со стороны правоохранительных органов: их заставили дать подписку о неразглашении информации.
  • 04.04.2020 полиция заявила о задержании в г. Актобе сотрудницы частной клиники, которая в социальных сетях сообщила о массовом инфицировании сотрудников клиники. Она отметила, что количество инфицированных в Актобе намного выше, чем сообщают власти. После задержания было опубликовано видео, на котором обвиняемая просит прощения и «признает», что «распространила ложную информацию». Медика оштрафовали на около 240 евро.

Согласно официальным данным, с начала 2020 года в Казахстане было возбуждено 87 уголовных дел по фактам распространения заведомо ложной информации о коронавирусе.

2.2. Небезопасные условия труда медиков, а также запугивания медиков в ответ на их протесты

Согласно Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах государство должно создать условия для оказания всем необходимой медицинской помощи. Также государство обязано минимизировать риски производственных травм и заболеваний. Это значит, что медицинские работники, которые борются с коронавирусной инфекцией, должны быть обеспечены средствами индивидуальной защиты и условиями для безопасного труда.

С одной стороны, весь мир не был своевременно готов к пандемии, и медики стали главной группой риска. С другой стороны, по комплексу принятых мер можно оценивать адекватность и эффективность действий того или иного правительства. Факты подтверждают, что власти Казахстана в первую очередь сконцентрировали силы на цензуре и не допущении распространения информации о масштабах инфицирования в Казахстане и проблемах в медицинской сфере. С этой целью медики подвергались преследованиям, в т.ч. в уголовном порядке.

Кроме того, еще 01.02.2020 Президент Казахстана заявил о решении правительства оказать Китаю гуманитарную помощь на борьбу с коронавирусом. При этом внутри Казахстана власти провалили надлежащую подготовку к эпидемии. Медицинские работники, как и другие граждане, оказались не обеспечены средствами индивидуальной защиты. Медики круглосуточно пребывали в медицинских учреждениях и работали сверх графика. Все это стало причиной большого количества заболевших медиков, при этом ни правительство, ни Президент Казахстана не предоставляют регулярные и подтвержденные данные по этому вопросу. По официальной информации, в начале апреля 2020 года было 211 заразившихся медиков (21% от всех заболевших), а в конце апреля – 820 медиков (30% от всех заразившихся в стране). 18.06.2020 Министерство здравоохранения заявило о 1904 заболевших медиках (12% от всех инфицированных).

Крупнейший случай массового заражения медиков был зафиксирован в городской больнице Алматы. Там было заражено 60% медиков (согласно официальным данным, которые появились в конце июня). Главный санитарный врач Алматы Айзат Молдагасимова обвинила самих медиков, отметив, что они якобы «не соблюдали мер предосторожности».

Гаухар Амираева. Фото: Facebook

По словам медиков, после этих заявлений против них началась травля в СМИ. Медики выразили намерение подавать судебный иск против Главного санитарного врача г. Алматы Молдагасимовой – об этом заявила заведующая отделением гинекологии Гаухар Амираева. После этого власти сообщили, что у Амираевой был взят тест на коронавирус, который оказался положительным. Медики публично заявили, что считают, что сотрудники КНБ заставили сотрудников лаборатории подделать результаты теста с целью оказания давления на Амираеву. Случай получил широкую общественную огласку. Вскоре руководство Министерства здравоохранения заявило, что произошла «досадная ошибка», и тест Амираевой на самом деле негативный. Главный санитарный врач г. Алматы Молдагасимова была отстранена от должности.

Еще один массовый случай заражения медиков (около 100 человек) произошел в общежитии, куда заселили сотрудников разных больниц Алматы. По их словам, заражение произошло из-за антисанитарных условий проживания.

Мусорные пакеты в качестве защитного костюма в г. Тараз

По всей стране медицинские работники жаловались, что они вынуждены самостоятельно изготавливать средства индивидуальной защиты из подручных материалов [1], [2], [3]. В г. Тараз один из активистов снял на видео врачей, которые использовали в качестве индивидуальной защиты мусорные пакеты. Видео получило громкую огласку. После этого активист записал видеообращение с «извинениями» и сообщил, что на видео были «не врачи, а представители общественной организации». При этом активист заметно нервничал, а его речь была похожа на заготовленный текст.

«Если бы нам оказывали помощь, если бы нас обеспечивали всем необходимым заранее, было бы легче. Но, напротив, нас запугивают, нам угрожают увольнением, если мы расскажем правду» – рассказал СМИ на условиях анонимности один из казахстанских врачей.

Толкынай Ордабаева. Фото: Facebook
  • 16.06.2020 стало известно, что главный врач инфекционной больницы г. Уральск Надия Ахметова была уволена с должности. До этого она сообщала, что в больнице закончились резервы коек и препаратов из-за большого количества больных, однако власти бездействуют. После конфликта с местным управлением здравоохранения врач написала заявление об увольнении.
  • В начале апреля 2020 года широкую огласку получил случай заражения коронавирусом врача-инфекциониста из Жамбылской области Толкынай Ордабаевой. Она сообщила, что ее не обеспечивали средствами индивидуальной защиты. После этого в ее кабинете обнаружили 400 медицинских масок. По словам Ордабаевой, маски были подброшены, чтобы ее дискредитировать. Казахстанская общественность выразила широкую поддержку Ордабаевой. Руководство больницы, где она работает, было отстранено от должностей. Также Ордабаева сообщила, что в регионе скрываются факты заражения медиков. В одной палате с ней лежала врач-эпидемиолог, которую при поступлении в больницу записали как «безработную».
  • 26.06.2020 в соцсетях получило распространение видео, которое снял врач скорой помощи Арман Хамзин из г. Шымкент. Врач зафиксировал автомобили скорой помощи, которые не могут заехать на территорию городской больницы. «Я врач скорой помощи, везу тяжелого больного с пневмонией. Ни один стационар его не принимает, говорят, мест нет. Что теперь делать? Вчера умерли два больных в машине у нашей бригады», сказал Хамзин, попросив Министерство здравоохранения урегулировать проблему. На следующий день этот врач публично объяснил свой поступок «психоэмоциональным срывом» извинился за «панику». Есть все основания считать, что данные «извинения» являются результатом давления, учитывая системную практику преследований медиков со стороны сотрудников КНБ за разглашение проблем в медицинской сфере.
  • 26.06.2020 медсестра из г. Павлодар через мессенджер What’sApp разослала видеообращение, в котором сообщила о критической ситуации в городе в связи с большим количеством больных на пневмонию. «Весь город болеет какой-то пневмонией, COVID-положительных немного. Ситуация очень серьезная – персонала не хватает, коек не хватает, лекарств не хватает, всех врачей и медсестер отзывают из отпусков», рассказала медсестра. Спустя несколько часов она опубликовала еще одно видео, где заявила, что «высказала свое субъективное ощущение, которое оказалось неверным» и что «на самом деле в Павлодаре все достаточно благополучно».
  • 30.06.2020 был уволен врач Келесской районной больницы (Туркестанская область) Кайрат Сейдуалиев за то, что выложил в Facebook видеоролик, где показал некачественные медицинские перчатки, которые выдали врачам. При попытке надеть перчатки они рвались.

Власти объявили, что будут выплачивать надбавки к зарплате медикам, которые «задействованы в противоэпидемических мероприятиях». Однако оказалось, что надбавки были предусмотрены только для тех, кто «непосредственно работал с инфицированными пациентами». Такой подход выглядит дискредитирующим и не рациональным, поскольку если кто-то из рабочего коллектива контактирует из инфицированными лицами, то другие члены коллектива также находятся под угрозой. При этом был зафиксирован случай, когда надбавки не получили даже те, кто непосредственно контактировали с инфицированными.

29.06.2020 в социальных сетях было опубликовано видеообращение медицинского работника поликлиники Жуалынского района Жамбылской области Фариды Жанбатыровой. Она рассказала, что администрация поликлиники требовала, чтобы она возвратила часть надбавки (85 из 350 евро), полученной в апреле 2020 года. В мае 2020 года администрация потребовала, чтобы Жанбатырова возвратила 328 евро из полученных 437 евро. Она отказалась это делать и ее сняли с дежурства. Других сотрудников поликлиники также заставляли возвращать часть полученных надбавок.

Медики, которые не получили надбавок, провели акции протеста в нескольких городах Казахстана [1], [2]. [3]. Показательно, что медики не получили защиты со стороны профсоюзов. Например, в Акмолинской области представитель профсоюза сотрудников скорой помощи в ответ на жалобы обвинил работников в «саботаже». За последние годы с помощью репрессивного законодательства и преследований профсоюзных активистов власти расправились с независимыми профсоюзами в различных отраслях.

Акция протеста медицинских работников в Шымкенте. Фото: vera.kz

Сотрудники Мангистауской областной больницы заявили, что руководство начало угрожать им увольнением после того, как они в видеообращении к Президенту пожаловались на свои проблемы. В частности, медики заявили, что им только частично выдали зарплату, а в качестве компенсации за круглосуточную работу выдают кислое молоко. Также одному из них, Сыйлагану Муханбетову, угрожали уголовным преследованием.

2.3. Манипулирование статистикой заболеваемости и смертности от COVID-19

Как и в других авторитарных странах, в Казахстане официально фиксируется очень низкий уровень смертности от коронавируса (около 0,4%), тогда как, например, в среднем по ЕС этот показатель составляет около 11%. Даже в Южной Корее, которая успешно справляется с распространением инфекции, уровень смертности превышает 2%. Столь большой разрыв может свидетельствовать о манипулировании не только статистикой смертности, но также статистикой масштабов заболеваемости.

С ростом числа инфицированных Министерство здравоохранения Казахстана изменило алгоритм подсчета. С начала июня 2020 года в Казахстане стали отдельно считать симптомных и безсимптомных больных. Кроме того, в статистику заболеваемости коронавирусом не включают больных с пневмонией. По сравнению с июнем 2019 года, в июне 2020 года уровень смертности от пневмонии в Казахстане вырос в 4 раза. 

По состоянию на 09.07.2020, в Казахстане было официально зарегистрирован 264 случая смерти от коронавирусной инфекции. При этом от пневмонии только за июнь 2020 года умерло 628 человек. В статистику смертности от коронавируса не включили десятки человек, у которых диагностировали коронавирус, но в официальной причине смерти указали другие заболевания.

Зафиксированы случаи, когда правоохранительные органы угрожали родственникам погибших от коронавируса уголовной ответственностью, если те будут разглашать детали о смерти. Кроме того, журналисты выявили, что в Алматы количество могил в местах, отведенных для захоронения жертв инфекции, в три раза превышало официальные данные смертности (32 вместо 10).

Казахстан находится на четвертом месте в мире по количеству ПЦР-тестов на 100 тысяч человек, однако при этом показатели выявляемости инфекции в несколько раз ниже, чем в других странах. 29.06.2020 Президент Токаев признал, что тест-системы, которые использует Казахстан, и ПЦР-исследования могут быть «некачественными».

Даже на фоне манипулирования статистическими данными в Казахстане наблюдается резкий скачек заболеваемости на коронавирус, что свидетельствует о провале кампании по предотвращению распространения инфекции. Власти были вынуждены повторно ввести жесткие карантинные меры на всей территории Казахстана. Казахстан стал первым государством в мире, где после смягчения карантинных мер их вновь существенно ужесточили [1], [2].


График, который показывает резкий скачек заболеваемости на коронавирус в Казахстане в сравнении с другими странами. Фото: Our World in Data

3. Дискриминационные и произвольные ограничения во время режима ЧП

15.03.2020 на всей территории Казахстана был введен режим чрезвычайного положения (ЧП), который действовал до 11.05.2020. 16.03.2020 Казахстан закрыл границу, пассажирские перевозки по всей стране были остановлены. Также была приостановлена работа предприятий и заведений, кроме госорганов, коммунальных служб, аптек, магазинов и СМИ.

В условиях распространения опасного для жизни инфекционного заболевания целесообразными являются ограничение передвижения граждан, а также изоляция населения. Однако во время режима ЧП власти Казахстана прибегали к откровенно дискриминационным и произвольным ограничениям, которые едва ли способствовали борьбе с распространением коронавируса, однако сильно ограничивали конституционные права граждан.

В ряде областей Казахстана было запрещено или сильно ограничено движение личного транспорта. Фиксировались случаи, когда полиция забирала на штрафстоянки автомобили, которые имели разрешение на передвижение от санитарной службы, или которые развозили продукты в магазины. В Нур-Султане сотни частных автомобилей были эвакуированы на штрафстоянки за «беспричинную езду по городу». В Актобе ограничили возможность посещения магазина до одного раза в три дня. В Уральске запретили ездить на дачные участки чаще, чем два раза в неделю.

На въездах в крупные города установили блокпосты, к городам стянули дополнительные силы внутренних войск. На деле блокпосты оказались очагами коррупции, поскольку фиксировались случаи взяточничества в обмен за беспрепятственный проезд.

По всему Казахстану власти прибегали к методу принудительной изоляции многоквартирных домов. Если у кого-то из многоквартирного дома диагностировали коронавирус, всем жильцам запрещали выходить на улицу. В Актобе на карантин по ошибке был закрыт не тот подъезд, и десятки семей оказались заблокированными на несколько дней. Власти заявили, что произошла «ошибка полиции». Иногда жильцы оказывались запертыми в домах без продуктов питания, так как власти не решали своевременно вопрос обеспечения продовольствия.

Отверстия в дверях одного из домов Павлодара для передачи продовольствия. Фото: Instagram

В нескольких городах (Актау, Экибастуз, Караганда, Павлодар, Жанаозен) были зафиксированы случаи, когда на входные двери многоэтажных домов приваривали засовы, а в дверях вырезали небольшое отверстие для передачи пищи и продовольствия [1], [2], [3], [4]. Такой шаг возмутил многих жителей Казахстана, которые начали сравнивать вырезанные отверстия с теми, которые есть в дверях тюремных камер.

Активисты Нурсултан Тастаев, Айдар Сыздыков и Айбек Сабитов во время акции «субботаж» в Нур-Султане 26.06.2020

В одном из многоэтажных домов Павлодара на двери приварили засов лишь по той причине, что в нем проживает медик, который контактировал с жертвой коронавируса. Аким области Женис Касымбек признал, что власти «где-то переборщили». В Актау мужчина выпрыгнул с третьего этажа закрытого на карантин дома, поскольку не мог покинуть его другим способом. Его госпитализировали с переломом позвоночника.

Диана Баймагамбетова в больнице после задержания 06.06.2020

Еще один пример произвольных ограничений – реакция властей на так называемые «субботажи» – акции объединения граждан, без политических лозунгов, в виде вечерних прогулок, танцев и песен, к которым призывает ДВК. Начиная с 13.06.2020 акции проходили по субботам, но сразу после этого власти ужесточили карантин по всей стране именно в выходные дни. За подобные прогулки в центре города активистов подвергают административным арестам и штрафам. Например, 27.06.2020 активистка Диана Баймагамбетова была арестована на 15 суток за то, что просто прогуливалась по улице. Ранее полиция с применением грубой силы задержала ее за участие в мирном митинге 06.06.2020.

Участники акции «субботаж» в разных городах Казахстана

Власти Казахстана прибегли к жестким мерам, чтобы снизить социальные контакты в обществе, однако при этом сами не придерживались карантинных мер. Президент Касым-Жомарт Токаев и члены правительства пренебрегали запретом на рукопожатия, а также участвовали в публичных мероприятиях без масок. В частности, делегация Казахстана принимала участие в массовых мероприятиях в России по случаю празднования Дня Победы.

Игнорирование карантинных мер привело к тому, что коронавирусная инфекция была выявлена у многих высокопоставленных чиновников: Нурсултана Назарбаева, пресс-секретаря президента Берика Уали, Министра здравоохранения Елжана Биртанова, вице-премьера Ералы Тугжанова, заместителя акима Павлодарской области Асхата Оралова, спикера нижней палаты парламента Нурлана Нигматулина, акима Темиртау Галыма Ашимова, Главного санитарного врача Алматы Жандарбека Бекшина, руководителя управления общественного здоровья Алматы Камалжана Надырова.

Касым-Жомарт Токаев во время визита в Москву 24.06.2020.
Фото: Телеканал Хабар 24 , Facebook/Берик Уали

Президент Токаев заявил, что на борьбу с коронавирусной инфекцией государство потратило около 13 млрд. долларов, что составляет 8% ВВП Казахстана. Токаев назвал такие меры «беспрецедентными». Власти не предоставили прозрачного и полного отчета об использовании данных средств. После введения режима ЧП власти Казахстана объявили о программе социальной помощи в размере 42500 тенге (около 95 евро) для граждан, которые остались без дохода. Власти сообщили, что выплаты получили 4,5 миллиона человек. Тем не менее, из-за бюрократических сложностей и проволочек огромное количество казахстанцев (около 37% заявителей) не смогли получить помощь [1], [2] [3]. Согласно официальным данным, в марте-апреле 2020 года более 4,2 млн человек в Казахстане остались без работы.

Показательным примером неэффективного использования финансовых средств властями Казахстана является строительство новых инфекционных больниц в Алматы и Нур-Султане на 280 и 200 коек соответственно. На строительство двух объектов было выделено около 10 млрд тенге (около 22 млн евро). Очевидно, что практика срочной постройки новых больниц была заимствована у Китая, где в рекордно краткие сроки возвели больницу для больных коронавирусом, тогда как в странах Запада под медицинские цели переоборудовали готовые инфраструктурные объекты (экспоцентры, стадионы).

Кроме того, власти Казахстана намеревались провести ряд мероприятий в честь государственного праздника Дня столицы, который ежегодно проводится 6 июля и совпадает с днем рождения Нурсултана Назарбаева. Однако «в связи с эпидситуацией» запланированные мероприятия в последний момент были перенесены в режим онлайн. При этом расход средств на украшение города по случаю праздника, включая установку очередного монумента Нурсултану Назарбаеву, не был остановлен. По некоторым данным, на подготовку к праздничным мероприятиям в г. Нур-Султан было потрачено около 2,4 млн. евро. 06.07.2020 в Нур-Султане на фоне большого количества больных и умерших от коронавируса прошел праздничный фейерверк.

4. Преследование активистов и правозащитников в условиях эпидемии

Режим чрезвычайного положения, введенный на всей территории Казахстана, предоставил властям дополнительные инструменты для преследования оппозиционных активистов, блогеров и правозащитников. Власти стали избирательно и произвольно применять статьи Административного кодекса «нарушение режима чрезвычайного положения» (ст. 476 КоАП) и «действия, провоцирующие нарушение правопорядка в условиях чрезвычайного положения» (ст. 478 КоАП). Некоторые активисты были арестованы за то, что направлялись в магазин или аптеку.

4.1. Преследования активистов

  • В конце марта-начале апреля на 10 суток были арестованы активисты из Актобе Алибек Молдин, Асылхан Жаубатыров, Айтжан Темиргазиев и Сагындык Бекеев, а Карагоз Башигулова и Аклима Туксикова были оштрафованы на около 60 евро. Активистов обвинили в «нарушении режима ЧП» за то, что они пришли к зданию суда с целью наблюдения над процессами против активистов.

Верхний ряд: Карагоз Башигулова, Сагындык Бекеев, Алибек Молдин
Нижний ряд: Аклима Туксикова, Айтжан Темиргазиев, Асылхан Жаубатыров
  • 02.04.2020 активист Мурат Баймаганбетов из Кызылорды был грубо задержан и арестован на 5 суток за то, что накануне участвовал в акции протеста возле областного акимата. Акцию организовали многодетные матери и другие малоимущие граждане, которые оказались в тяжелом финансовом положении из-за пандемии коронавируса.
  • 09.04.2020 суд Уральска оштрафовал на около 60 евро активиста Исатая Утепова за «нарушение режима ЧП». Его задержали, когда он ехал в аптеку за лекарствами для своей больной матери.
  • 10.04.2020 в Алматы по дороге в супермаркет был задержан активист Асхат Жексебаев. Его обвинили в нарушении режима ЧП и арестовали на 4 суток.
  • 10.04.2020 активистка из Актобе Актамак Коптлеуова пришла в департамент полиции Актобе, чтобы забрать свой мобильный телефон, который ранее у нее конфисковали. За это ее оштрафовали на около 240 евро по обвинениям в «нарушении режима ЧП» и «действиях, провоцирующих нарушение правопорядка в условиях ЧП».
  • 17.04.2020 был задержан, а после водворен в СИЗО активист Альнур Ильяшев. Против него выдвинули уголовные обвинения в «распространении заведомо ложной информации в условиях чрезвычайного положения» (ст. 274 УК). Согласно материалам уголовного дела, Ильяшев опубликовал несколько постов в социальных сетях, «направленные на формирование мнения о несостоятельности деятельности партии «Нур-Отан» в условиях чрезвычайного положения». 22.06.2020 Ильяшева приговорили к 3 годам ограничения свободы и 5 годам запрета на общественную деятельность. Дело Альнура Ильяшева активно освещалось в казахстанских государственных СМИ, где его называли «политическим активистом». Такая риторика нехарактерна для провластных казахстанских СМИ, поскольку зачастую в отношении оппозиционных активистов они используют пропагандистские клише вроде «участник экстремистской организации».
  • 20.04.2020 активиста из Актюбинской области Серикболата Ногаева оштрафовали на около 240 евро за публикацию в Facebook информации о голодовке заключенных в спецприемнике Актобе. Ногаева обвинили в «нарушении режима ЧП».
  • 27.04.2020 активист из г. Актобе Берик Ногаев был осужден на 15 суток ареста за публикации в Facebook с критикой власти. Его обвинили в «провоцировании нарушения ЧП».

Верхний ряд: Мурат Баймаганбетов, Аскар Ибраев, Серик Идырышев, Серикболат Ногаев
Нижний ряд: Асхат Жексебаев , Исатай Утепов
  • Активист Серик Идырышев из г. Усть-Каменогорск был приговорен 05.05.2020, во время действия режима ЧП, к 9 месяцам тюрьмы. В декабре 2019 года его осудили к ограничению свободы по ст. 405 УК – «участие в деятельности организации после признания ее экстремистской» (за поддержку мирного оппозиционного движения ДВК). Теперь наказание изменено на реальный срок. Причиной стало то, что Идырышев публиковал в социальных сетях посты с критикой власти.
Роман Рейхерт
  • Еще один активист, которого во время ЧП преследовали и осудили по ст. 405 УК за поддержку ДВК – Роман Рейхерт из Актюбинской области. 31.03.2020 полицейские ворвались в дом, где находился Роман с супругой и детьми, нанесли ему побои, после чего провели обыск, изъяв в качестве улик мобильный телефон и синий воздушный шарик (синий – цвет символики ДВК). 22.05.2020 его приговорили к 1 году ограничения свободы.
  • Канчай Шермаханбетовой из г. Сарыагаш, Диане Мухаметовой и Асие Тулесовой из г. Алматы, а также Максату Бегалиеву из г. Нур-Султан выдвинули уголовные обвинения за участие в массовых мирных митингах 6 июня. Несколько сотен мирных протестующих были грубо задержаны, из них удалось идентифицировать данные по более 300 человек в 14 городах.
    Канчай Шермаханбетова сообщает, что полицейский в машине начал ее избивать и применять удушающие приемы. Чувствуя нехватку воздуха, она в целях самозащиты укусила его за руку. Ее обвинили в «применении насилия в отношении представителя власти» (ч. 1 ст. 380 УК). По ст. 378 УК («оскорбление представителя власти») преследуют Максата Бегалиева (якобы за ругательства в адрес полицейских при задержании) и Диану Мухаметову (за резкую критику в адрес Президента и Министра МВД после того, как в полицейском участке она увидела портрет Сталина на стене). Сразу по двум статьям – 378 УК и 380 УК – обвиняют Асию Тулесову за то, что она сделала два резких маха руками в сторону полицейского и сбила с него фуражку. Тулесова пояснила, что пыталась таким образом противостоять массовым произвольным задержаниям. С 08.06.2020 она находится в СИЗО.

Канчай Шермаханбетова, Диана Мухаметова, Максат Бегалиев
  • Активист Аскар Ибраев из г. Костанай был задержан перед митингом 06.06.2020. Ранее, 21.02.2020, его приговорили к году ограничения свободы по ст. 405 УК. Его обвинили в том, что он участвовал в митингах ДВК, подписан на страницы данного движения в социальных сетях, а также вывесил на улице плакаты «Вперед ДВК», «Старик, уходи», «Свобода». 12.06.2020 суд удовлетворил ходатайство прокуратуры о замене ограничения свободы на реальный тюремный срок: Ибраева приговорили к 11 месяцам заключения. О суде он узнал за час до заседания, ему не дали ознакомиться с материалами дела.

4.2. Угрозы госпитализации и карательная психиатрия в отношении активистов

  • 16.04.2020 активиста Асанали Суюбаева из Актобе насильно поместили в психоневрологический диспансер. В связи с травмой ног он имеет вторую группу инвалидности и передвигается на инвалидной коляске. Полицейские остановили его на улице, когда он возвращался из отделения почты. Суюбаев известен как один из администраторов Telegram-чата «Коше Партиясы» в г. Актобе. В день задержания он раздавал листовки данного мирного оппозиционного движения. Узнав, что Суюбаев находится на учете у психиатра, полицейские вызвали бригаду психиатрического диспансера. Дело получило широкую огласку, и спустя 20 дней его выпустили из психиатрической больницы.
Руслан Нурканов
  • 30.03.2020 к активисту Руслану Нурканову из г. Усть-Каменогорск пришел полицейский, чтобы вручить повестку. У Нурканова была температура, и полицейский вызвал скорую, при этом указав ложную информацию, что у активиста коронавирус. Его госпитализировали в туберкулезный диспансер. Тест на коронавирус оказался отрицательным, Нурканова далее лечили от пневмонии. Ему выдвинуто уголовное обвинение в ст. 405 УК за его поддержку ДВК и участие в мирных митингах. 01.07.2020 начались судебные заседания. Нурканов неоднократно подвергался избиениям во время произвольных задержаний, а также допросам.
  • 29.04.2020 активиста Марата Дуйсенбиева забрали из дома врачи скорой помощи и сотрудники правоохранительных органов. У него якобы заподозрили коронавирусную инфекцию. Сын активиста сообщил, что отец не болел, и что они не вызывали скорую помощь. Дуйсенбиев сообщил, что до задержания ему поступали угрозы от КНБ. 06.05.2020 Дуйсенбиева арестовали на 2 суток за якобы оскорбление врача.
  • Во время акции протеста 06.06.2020 полиция угрожала гражданскому активисту Бекзату Джумабекову из г. Тараз, что «закроют его на карантин» с диагнозом коронавирусная инфекция, если он не прекратит заниматься гражданской деятельностью. Накануне акции протеста в Актобе пытались поместить на карантин активиста Гарифуллу Ембергенова под тем предлогом, что он якобы контактировал с лицом, инфицированным коронавирусной инфекцией. На следующий день активист был задержан за участие в акции протеста. Ембергенов имеет 1-ю группу инвалидности.

Марат Дуйсенбиев, Гарифулла Ембергенов, Асанали Суюбаев

4.3. Преследования блогеров

  • 27.03.2020 активист и блогер из г. Алматы Диас Молдалимов опубликовал видеообращение «коронавирус в Казахстане», в котором призвал правительство оказать финансовую помощь гражданам. На следующий день он был задержан. Против Молдалимова завели уголовное дело по обвинению в «распространении заведомо ложной информации в условиях ЧП» (ст. 274 УК). У него изъяли телефон, его подвергают допросам.
  • 06.04.2020 активист и блогер из Жамбылской области Багдат Бактыбаев был арестован на 10 суток за то, что транслировал в социальной сети большую очередь возле здания почты. Его обвинили в «действиях, провоцирующих нарушение правопорядка в условиях ЧП». Согласно решению суда, Бактыбаев «вошел в социальную сеть Facebook и громко выражал недовольство действиями государственных органов». Багдат Бактыбаев систематически подвергается политически мотивированным преследованиям. В январе 2020 года Бактыбаев был осужден к 80 часам общественных работ по обвинению в «оскорблении представителя власти» за его комментарии, которые он делал во время трансляции судебного заседания. В 2020 году Бактыбаев в сумме был оштрафован на около 500 евро за его высказывания в адрес властей.
  • 12.04.2020 Арман Хасенов из г. Караганда опубликовал в социальных сетях видеообращение, в котором высказал мнение об отсутствии поддержки казахстанских медиков в период пандемии, а также масштабной коррупции в семье Нурсултана Назарбаева. На следующий день его поместили в СИЗО Комитета национальной безопасности, где он пробыл почти месяц. Хасенова обвинили в «публичном оскорблении и ином посягательстве на честь и достоинство Первого Президента Республики Казахстан – Елбасы» (ч. 2 ст. 373 УК). Следствие заявило, что обвиняемый «чистосердечно раскаялся». 30.04.2020 суд приговорил Хасенова к 3 годам ограничения свободы и 300 часам принудительного труда. В приговоре суда говорится, что Хасенов признал, что «не имел морального права материть Первого Президента Республики Казахстан – Елбасы», а также он «обязуется впредь не снимать подобное видео и быть полезным обществу».
  • 14.04.2020 суд Шымкента арестовал местного активиста Руслана Жанпеисова на 35 суток за то, что он передвигался на личном автомобиле по городу. Жанпеисов заявляет, что он имел разрешение на проезд. За день до ареста Жанпеисов опубликовал видеообращение к Президенту Казахстана, в котором раскритиковал жесткие и неэффективные меры властей по борьбе с коронавирусом. 24.04.2020 его арестовали еще на 5 суток за «провоцирование нарушения правопорядка в условиях ЧП». По сообщению адвоката, против Жанпеисова было возбуждено уголовное дело по обвинению в «распространении заведомо ложной информации» (ст. 274 УК). После отбытия административного ареста Жанпеисов извинился перед Президентом, извинился за критику полицейских и сказал, что «больше никогда не будет этим заниматься».
  • 05.05.2020 Азамат Байкенов, популярный блогер из Петропавловска, был арестован на 7 суток по обвинению в «нарушении режима ЧП» за то, что вышел в магазин. Также против него были выдвинуты уголовные обвинения в «участии в деятельности организации после признания ее экстремистской» (ст. 405 УК). Дело касалось поддержки мирного оппозиционного движения ДВК. Следствие заявило, что тексты Байкенова «формируют негативное мнение у граждан Казахстана к властям». 13.03.2020 в г. Алматы неизвестные лица в штатском (скорее всего, сотрудники КНБ) задержали Байкенова с применением грубой силы. Впоследствии эти неизвестные лица приобрели ему авиабилет до Нур-Султана, откуда его под конвоем доставили в г. Петропавловск (фактически похитили). 15.05.2020 Байкенова приговорили к году ограничения свободы и запретом пользоваться соцсетями на протяжении 3 лет.

Верхний ряд: Азамат Байкенов, Арман Хасенов
Нижний ряд: Диас Молдалимов, Багдат Бактыбаев
  • Блогер и гражданский активист Нурбол Онерхан стал жертвой политически мотивированного преследования из-за критических высказываний в сторону властей. В декабре 2019 года его арестовали на 10 суток. После отбытия ареста, прямо на выходе с изолятора временного содержания, ему вручили повестку в армию. Также Онерхана уволили с работы. Несмотря на карантинные меры по всей стране, Онерхана систематически вызывали для прохождения медицинской комиссии для отправки в армию. Медицинская комиссия выявила у Онерхана проблемы с сердцем, однако все равно признала, что он годен к прохождению военной службы. Блогер считает, что это решение было принято под давлением властей.

4.4. Преследование правозащитников

Преследованиям подвергаются казахстанские правозащитницы, которые занимаются в т.ч. мониторингом соблюдения прав человека в Казахстане в условиях пандемии.

Верхний ряд: Дана Жанай, Елена Семенова
Нижний ряд: Анна Шукеева, Алтынай Туксикова
  • 25.04.2020 Дана Жанай, правозащитница Фонда защиты прав человека Qaharman, была оштрафована на около 280 евро за «нарушение режима ЧП» и «действия, провоцирующие нарушение правопорядка в условиях ЧП». Она сообщила в Facebook о том, что более 70 административно арестованных в спецприемнике Актобе объявили голодовку в знак протеста против антисанитарных условий содержания, которые создают риск инфицирования коронавирусом. За последний год Дана Жанай несколько раз подвергалась задержаниям, в т.ч. за освещение мирных митингов. Представители прокуратуры и КНБ угрожали родственникам Жанай, требуя, чтобы она прекратила правозащитную деятельность.
  • В апреле 2020 года Алтынай Туксикова, правозащитница Фонда защиты прав человека Qaharman, сделала репост публикации Даны Жанай о голодовке административно арестованных, за что была оштрафована на около 240 евро. Ранее Туксикову задерживали за освещение мирных митингов. С конца марта 2020 года Алтынай Туксикова подвергается задержаниям и допросам в рамках уголовного дела о гибели актюбинской оппозиционной активистки Аманбике Хайроллы (фамилия по документам Мейрханова).
    Поводом для преследования правозащитницы Алтынай Туксиковой стало то, что имя «Алтынай» было упомянуто среди других имен в предсмертном письме на взломанной странице Facebook. Туксикова отмечает, что не была знакома с Хайроллой.
  • Одна из лидеров казахстанского правозащитного движения «405» Анна Шукеева неоднократно подвергалась задержаниям в дни проведения мирных митингов. Ее доставляли в полицию с грудным ребенком. 10.06.2020 в г. Нур-Султан Анна Шукеева вместе с группой активистов провели акцию протеста #Ослинаядемократия возле здания посольства ЕС в Казахстане, а 12.06.2020 – возле посольства США. Акции проходили в рамках глобальной акции #Icantbreathe, #BlackLivesMatter. Активисты требовали освободить арестованных во время акции протеста 6 июня 2020 и всех политических заключенных, а также обращали внимание на фасадный характер «демократии» под руководством Президента Токаева. Митингующие говорили о произволе правоохранительных органов и политических репрессиях в стране. Активисты подчеркнули, что никто из сотрудников силовых структур не наказан за политические убийства в стране [1], [2].

Акция активистов в г. Усть-Каменогорск 01.07.2020

Во время митинга Шукеева также требовала ввести персональные санкции в отношении руководителей КНБ (Карим Масимов), МВД (Ерлан Тургумбаев), Генеральной прокуратуры (Гизат Нурдаулетов), а также сотрудников этих ведомств, которые виновны и ответственны за систематические политические преследования, пытки и политические убийства оппозиционных активистов.

12.06.2020 Шукеева вместе с другими митингующими возле посольства США в Нур-Султане была грубо задержана. Шукеева сообщила, что ее более 6 часов удерживали в полиции, лишили права на звонок, запирали в кабинете, не давали пить и длительное время не пускали в туалет. Во время задержания ей расцарапали руку, а в ответ на ее возмущения угрожали вызвать психиатрическую бригаду. 06.07.2020 Шукеева сообщила, что нашла у себя на кухне в квартире подслушивающее устройство. В марте 2020 года соседи предупреждали Шукееву, что неизвестные лица искали ключи к ее квартире.

Акция #Ослинаядемократия возле посольства США в Нур-Султане
  • В последние месяцы началась новая волна преследований правозащитницы Елены Семеновой, руководителя общественной организации «Мы против пыток». Семенова получает от заключенных свидетельства о пытках, жестоком обращении и неоказании медицинской помощи, после чего предает эти факты огласке и требует расследования. В частности, 16.06.2020 Елена Семенова получила сообщение от заключенных колонии ЛА 155/12 в Алматинской области о том, что большая часть заключенных тяжело больны и подозревают, что это коронавирус. Они не получают медицинской помощи.
    Представители колоний г. Костанай, г. Тараз и п. Заречный подали против Семеновой 7 исков, в которых требуют от нее опровергнуть информацию о пытках и извиниться за «оскорбление чести и достоинства». Очевидно, что с помощью серии исков власти пытаются заставить Семенову замолчать и заблокировать ее правозащитную деятельность. По состоянию на 07.07.2020 суд удовлетворил 2 иска против Семеновой и вынес решение, что информация о пытках заключенных «не соответствует действительности». Суд обязал правозащитницу «дать опровержение». Также Семенова должна будет оплатить судебные издержки в размере около 210 евро.

5. Нарушение карантинных мер в местах лишения свободы

5.1. Высокие риски инфицирования в местах заключения в Казахстане

В некоторых странах власти прибегли к частичной амнистии заключенных – одной из наиболее уязвимых групп населения, которым грозит инфицирование. Вместо того, чтобы уменьшить число лиц, которые находятся в местах лишения свободы, власти Казахстана усилили репрессии и пошли путем увеличения числа заключенных. По состоянию на конец апреля 2020 года, более 1500 человек были водворены в изоляторы временного содержания за нарушение режима чрезвычайного положения.

Пренебрегая требованиями социального дистанционирования, заключенных удерживали в переполненных камерах. Например, активист Мурат Баймаганбетов, который в начале апреля 2020 года отбывал административный арест в спецприемнике г. Кызылорда, сообщил, что в камере содержалось 60 человек, а койкомест было только 34.

Статистика заражения коронавирусной инфекцией среди заключенных не раскрывается. 26.04.2020 в Алматинской области коронавирусная инфекция была выявлена у заключенной, когда она проходила плановое обследование в больнице в связи с беременностью. Ее изолировали от других заключенных. Однако сам факт заражения в закрытом учреждении может свидетельствовать о том, что инфицированными могли оказаться также заключенные, с которыми она контактировала. 19.05.2020 коронавирусная инфекция была выявлена у 25 сотрудников колонии г. Житикар. Столь массовое заражение сотрудников колонии может означать, что заключенные также заболели, однако администрация колонии не сообщила о подобных случаях.

5.2. Власти проигнорировали призыв освободить политических узников из мест лишения свободы

В связи с распространением коронавирусной инфекции казахстанские [1], [2] и международные правозащитники призвали к освобождению из мест лишения свободы политических узников. Однако власти Казахстана проигнорировали данные требования.

На данный момент в казахстанских СИЗО и тюрьмах находится минимум 11 политических заключенных, в частности:

  • Находятся в заключении по обвинению в поддержке оппозиционного движения ДВК: Асет Абишев, Алмат Жумагулов, Кенжебек Абишев, Серик Идырышев, Аскар Ибраев [Кроме того, в Казахстане уже более 25 активистов были осуждены к ограничению свободы за поддержку ДВК в социальных сетях. На них наложены дополнительные ограничения, в т.ч. запрет ходить на митинги и пользоваться соцсетями. Тем самым власти блокируют их общественную деятельность].
  • Находятся в заключении из-за общественной деятельности: Арон Атабек, Макс Бокаев, Ержан Елшибаев, Асия Тулесова.
  • Находятся в заключении из-за публикаций в социальных сетях: Руслан Гинатуллин, Игорь Чуприна, Игорь Сычев.
Верхний ряд: Асет Абишев, Алмат Жумагулов
Нижний ряд: Макс Бокаев, Кенжебек Абишев

Адвокат Асета Абишева сообщает, что в апреле 2020 года политзаключенный был переведен на строгие условия содержания за то, что требовал от администрации тюрьмы обеспечения надлежащих медицинских условий в связи с пандемией коронавируса. Суд отказал ему в условно-досрочном освобождении. 29.06.2020 12 американских сенаторов призвали Президента Токаева выпустить из тюрьмы Асета Абишева, а также активиста Макса Бокаева, в отношении которого власти отказываются выполнять рекомендацию ООН об освобождении. 01.07.2020 Макс Бокаев сообщил, что он уже несколько дней болеет и имеет симптомы, характерные для коронавируса (высокая температура, кашель, потеря чувства обоняния). Его лечат антибиотиками. По словам Бокаева, осужденные и администрация колонии также болеют.

29.04.2020 суд удовлетворил ходатайство Кенжебека Абишева об условно-досрочном освобождении. Но прокуратура выступила против его освобождения и подала апелляцию. Он остается в тюрьме. 01.07.2020 в условно-досрочном освобождении было отказано и Алмату Жумагулову.

6. Свобода мирных собраний и объединений

6.1. Новый закон о мирных собраниях

Принимая новый закон о мирных собраниях в условиях жесткого карантина и чрезвычайного положения, власти, скорее всего, пытались исключить надлежащее участие казахстанского гражданского общества и избежать критики международной общественности, внимание которой приковано к пандемии.

Верховный Комиссар ООН по правам человека, Специальный докладчик ООН по вопросу о свободе собраний и ассоциации, Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, Бюро Государственного департамента США по Центральной и Южной Азии, депутаты Европарламента, международные правозащитные организации [1], [2], а также ведущие международные объединения юристов призывали власти Казахстана отказаться от принятия закона и отправить его на экспертизу в ОБСЕ, ООН либо Венецианскую комиссию.

Однако Казахстан показательно проигнорировал рекомендации международной общественности и тем самым продемонстрировал презрение к своим международным обязательствам. Власти Казахстана представляют этот закон как свое «достижение». Ниже перечень его наиболее проблемных моментов.

  • За 5 дней до проведения собрания (и за 10 дней до проведения шествия) необходимо отправить уведомление в местные власти – с указанием личных данных организаторов собрания. Власти называют это «уведомительной процедурой», однако она имеет обременительный и де-факто разрешительный характер. С местными властями нужно согласовывать даже использование плакатов на митинге, и только с их разрешения можно установить палатки. Спонтанные собрания невозможны.
  • Новый закон предусматривает 10 оснований для отказа в проведении митинга, что намного больше, чем было в старом законодательстве. Закон запрещает митинги в случае «разжигания социальной розни», «использования материалов экстремистских организаций» (или участия лиц, осужденных за «экстремизм»), угрозы общественному порядку. Именно по этим размытым обвинениям власти признали мирные оппозиционные движения ДВК и «Коше» «экстремистскими». Тем самым закон лишает неугодных активистов возможности проводить санкционированные митинги.
  • Проведение любых мирных собраний возможно только в «специализированных местах», определенных местными властями. Данная норма подверглась шквалу критики со стороны международной общественности. Если активисты не согласны с назначенным властями местом, то митинг запрещается. «Услышанным же можно быть и в специальном месте», заявлял представитель Администрации Президента Даурен Абаев.
    Норма о «специализированных местах» была принципиальной для Президента Токаева, при этом он утверждал, что такие места должны быть «не на окраинах». Но местные власти уже начинают выделять места для митингов – и они на окраинах, как например в Петропавловске и Уральске. Более того, власти определяют «предельную заполняемость» мест для митингов. Например, в Алматы и Нур-Султане в одном месте митинговать могут не более 1000 человек, что ставит вне закона массовые митинги.
  • Мирное собрание запрещено проводить без «организатора», который во время собрания должен носить «отличительный знак», утвержденный властями.
  • Закон предусматривает дискриминационную норму о запрете иностранцам, беженцам и лицам без гражданства участвовать в мирных собраниях.
  • Усилено наказание за нарушения законодательства о митингах. Закон требует от митингующих «выполнять требования сотрудников органов внутренних дел и прокуратуры», в т.ч. требования о прекращении митинга. Журналисты обязаны «не препятствовать действиям сотрудников государственных органов». Закон запрещает митинги возле зданий правоохранительных органов, резиденции Президента и резиденции Нурсултана Назарбаева. За нарушения законодательства о мирных собраниях предусмотрены штрафы до 430 евро и административный арест до 20 суток, а также уголовная ответственность.

Принятием данного закона Казахстан прямо нарушил ратифицированные соглашения, а именно Международный пакт о гражданских и политических правах и Соглашение о расширенном партнерстве с ЕС, а также Руководящие принципы по свободе мирных собраний БДИПЧ и Венецианской комиссии, рекомендации резолюции Европарламента от 14.03.2019.

6.2. Запрет оппозиционного движения «Коше Партиясы»

Движение «Коше Партиясы» было создано в феврале 2020 года и провозгласило целью построение демократической правовой парламентской республики. Активисты создали чат в Telegram, где обсуждали социально-политические вопросы, проблемы коррупции, а также проводили правозащитные тренинги. Высокую популярность Telegram-чат «Коше Партиясы» получил во время режима ЧП в Казахстане. Участники чата остро критиковали сокрытие реальных масштабов и последствий пандемии в стране и неэффективные действия правительства. По состоянию на 19.05.2020, в чате «Коше» было 177 456 человек. 28.04.2020 один из лидеров «Коше» Асхат Жексебаев заявил о намерении после окончания режима ЧП подать документы на регистрацию движения в Казахстане.

Однако 19.05.2020 Есильский районный суд г. Нур-Султан тайным решением удовлетворил ходатайство Генеральной прокуратуры о признании «Коше Партиясы» «экстремисткой организацией». Следственные действия и судебное заседание прошло без участия представителей «Коше Партиясы». Ранее, 13.03.2018, точно таким же образом этот суд принял решение о признании мирного оппозиционного движения Демократический выбор Казахстана (ДВК) «экстремистским».

Участники движения «Коше Партиясы». Фото: Facebook

Активисты «Коше Партиясы» и ДВК акцентируют внимание на том, что их программа не отличается от лозунгов других казахстанских движений (например, «Демократическая партия Казахстана»), которые позиционируют себя как оппозиционные. Также власти позволяют другим лицам с более лояльной риторикой создавать «оппозиционные партии». Это говорит о том, что власти создают видимость наличия оппозиции, а на самом деле жестко преследуют оппозиционных активистов, которые добиваются отставки правительства и мирной смены власти.

О решении суда о запрете «Коше Партиясы» общественность узнала из пресс-релиза Генеральной прокуратуры, где говорится, что «ДВК трансформировалось в движение «Коше Партиясы», и что ДВК и «Коше» «стали одной экстремистской организацией». Адвокат Галым Нурпеисов указывает на неюридический и неясный характер термина «трансформация», а активисты отмечают, что «Коше Партиясы» – независимая организация.

По состоянию на 02.07.2020, ни правоохранительные органы, ни суд не предоставили активистам «Коше Партиясы» решение суда. 22.05.2020 13 активистов пришли к Есильскому суду, требуя предоставить решение о запрете «Коше Партиясы», но в ответ их грубо задержали.

25.05.2020 8 лидеров «Коше Партиясы» от имени организации подали апелляцию на решение суда. Однако 05.06.2020 суд возвратил активистам апелляцию, заявив, что они «не являются стороной по делу» и не участвовали в деле. При этом эти же активисты систематически подвергаются произвольным задержаниям, административным арестам и штрафам за поддержку «Коше Партиясы». Таким образом, представителей «Коше» не только исключили из процесса расследования дела, но и лишили права на апелляцию.

В марте-апреле 2020 года десятки активистов «Коше Партиясы» подвергали задержаниям и допросам за посты в социальных сетях с критикой власти. Несколько лиц были оштрафованы по ст. 489 Административного кодекса («участие в деятельности не зарегистрированного объединения»), например, Канат Джакупов, Ерлан Файзуллаев, Асылбек Караев, Андрей Пахотнов, Алия Исенова, Берик Ногаев.После того, как прокуратура и суд назвали «Коше Партиясы» «экстремистским», преследования активистов еще более усилились. На допросах у активистов спрашивают, какие у них политические взгляды, участвуют ли в чатах «Коше Партиясы», а также выдают разъяснения об уголовной ответственности за поддержку «Коше Партиясы». Активисты сталкиваются со слежкой и давлением на родственников.

Например, Серика Абызбаева из Кызылорды в отделении полиции заставляли сказать на камеру, что он не будет поддерживать «Коше Партиясы». Еще один активист из этого города, Каныш Бескулаков, подвергся избиению при задержании, а в отделении полиции ему пригрозили, что посадят в тюрьму, где будут пытать. Нинагуль Джуманиязова из Алматы столкнулась с угрозами физической расправы со стороны сотрудников КНБ и полиции. По словам активиста Биржана Такиянова из Нур-Султана, сотрудники КНБ пригрозили ему, что опубликуют видеосъемку его личной жизни. Активистка Асие Несипбаева из Караганды сообщила, что на ее работодателя оказывали давление полицейские, добиваясь ее увольнения с работы. Также Несипбаева отмечает, что полицейские угрожали забрать ее ребенка в детдом, а также пытаются добиться от арендодателя выселения ее с ребенком из квартиры.

7. Выводы и рекомендации

Ни одно государство мира не было готовым к вызовам, с которыми пришлось столкнуться из-за пандемии коронавирусной инфекции COVID-19. Карантинные меры привели к глобальному локдауну, который нанес ощутимый удар по экономикам государств. Миллионы человек остались без работы и средств к существованию. Государствам пришлось искать баланс между борьбой за жизни своих граждан и спасением экономики.

Результаты борьбы с распространением коронавирусной инфекции в Казахстане можно считать провальными. Власти выделили из бюджета около 13 млрд. долларов на борьбу с пандемией, привлекли внешнюю финансовую помощь в размере более 1 млрд. долларов от Азиатского банка развития и США [1], [2], а также прибегли к максимально жестким мерам, чтобы ограничить социальные контакты среди населения. Однако, по состоянию на 10.07.2020, количество зараженных в стране, которая имеет одну из наиболее низких плотностей населения в мире, возрастает изо дня в день.

ВОЗ сначала называла Казахстан «отличным примером проактивных действий по стабилизации ситуации с COVID-19», однако 25.06.2020 организация отнесла Казахстан к числу стран, где фиксируется возрастающая динамика заболеваемости, которая «вновь может поставить на грань системы здравоохранения в Европе». 29.06.2020 Президент Касым-Жомарт Токаев признал, что «система госуправления на центральном и местном уровне не подготовилась к эффективному функционированию», что привело к распространению инфекции. При этом еще в середине июня Токаев заявлял, что ситуация находится под контролем правительства.

Официально в Казахстане фиксируется относительно низкий уровень заболеваемости и смертности от коронавирусной инфекции. Однако достичь этого удалось не благодаря успешным действиям государства, а путем манипулирования статистикой, сокрытия реальных масштабов эпидемии и репрессий против тех, кто критиковал действия государства.

Эксперты ООН в области прав человека заявили, что ограничительные меры в связи с эпидемией коронавирусной инфекции не должны использоваться как прикрытие для преследования отдельных групп населения. Об этом также заявили в Европарламенте, ПАСЕ и ОБСЕ. Однако в Казахстане власти использовали режим ЧП для преследования своих критиков и политической оппозиции, а также для ужесточения законодательства о мирных собраниях.

Согласно руководящим принципам ООН, Совета Европы и ОБСЕ, каждое государство должно не только воздерживаться от действий, которые нарушают права правозащитников, но и создавать благоприятные условия для их беспрепятственной и безопасной деятельности. В Казахстане правозащитники, которые сообщали о массовых нарушениях прав человека во время режима ЧП, сами становились жертвами атак со стороны КНБ и правоохранительных органов.

При всем этом оценка действий властей Казахстана со стороны демократических государств, органов ЕС и представителей ВОЗ не выглядит взвешенной и объективной. Отсутствуют прозрачные механизмы и практика систематических онлайн-консультаций с гражданским обществом для сбора альтернативной информации. Несмотря на политические репрессии и манипулирование статистикой, Казахстан получил положительные отзывы за решительные действия по предотвращению распространения коронавируса. Также власти США и ЕС «положительно оценивают» анонсируемые президентом Токаевым реформы. Однако подобная риторика ослабляет экспертные выводы международных правозащитных организаций, которые фиксируют ужесточение политических репрессий в Казахстане.

Отсутствие международной реакции на массовые нарушения прав человека в Казахстане может привести к значительному ужесточению репрессивных мер в будущем. Президент Казахстана инициировал 10-кратное увеличение штрафов за нарушение режима ЧП (из нынешних 60 до 600 евро), и нижняя палата парламента уже поддержала эту инициативу. Также в связи с ростом заболеваемости власти Казахстана повторно ужесточили карантинные меры в стране.

Фундация «Открытый Диалог», Фонд защиты прав человека Qaharman и правозащитное движение 405 призывают международную общественность (правительства демократических государств, органы ЕС, ООН, Совета Европы, ОБСЕ и ВОЗ) дать объективную оценку действиям властей Казахстана во время эпидемии коронавирусной инфекции. Мы призываем требовать от Казахстана выполнения обязательств в области прав человека и политических свобод, в частности в рамках Международного пакта о гражданских и политических правах и Соглашения о расширенном партнерстве между ЕС и Казахстаном. Мы считаем необходимым:

  • Осудить чрезмерно жесткие и нецелесообразные действия Казахстана, направленные на борьбу с распространением коронавирусной инфекции COVID-19.
  • Осудить практику политически мотивированных преследований под прикрытием борьбы с коронавирусом.
  • Осудить практику сокрытия масштабов эпидемии. Осудить монополию государства на освещение событий вокруг масштабов распространения инфекции. Требовать от властей Казахстана предоставить реальную статистику заболеваемости и смертности от коронавируса.
  • Провести международное расследование фактов замалчивания информации о распространении коронавирусной инфекции, что способствовало переходу эпидемии к уровню пандемии.
  • Осудить практику преследования и давления на медицинских работников и пациентов.
  • Призывать власти Казахстана пересмотреть изменения в законодательство о мирных собраниях в соответствии с экспертными выводами ООН, ОБСЕ и правозащитных организаций.
  • Призывать власти Казахстана освободить политических заключенных и сократить общее число заключенных в стране в связи с пандемией коронавируса.
  • Во время коммуникации с представителями властей Казахстана поднимать вопросы преследования правозащитников, а также оказывать всестороннюю, в том числе публичную, поддержку преследуемым правозащитникам.
  • Требовать от властей Казахстана отменить решения по запрету мирных оппозиционных движений ДВК и «Коше Партиясы», а также прекратить преследования их активистов за выражения права на свободу мнений и собраний.
  • Ввести персональные санкции против лиц, которые несут ответственность либо причастны к серьезным нарушениям прав человека в Казахстане.
  • Создать прозрачные механизмы для систематических онлайн-консультаций между гражданским обществом Казахстана и представителями международных организаций и дипломатами. Данные консультации будут способствовать сбору независимой и всесторонней информации о ситуации с правами человека в стране, а также о дезинформации и коррупции со стороны властей на фоне пандемии.

Мы также призываем Международный валютный фонд, Всемирный банк, Азиатский банк развития, органы ЕС и правительства демократических государств пересмотреть принципы предоставления финансовой помощи Казахстану:

  • Финансовая помощь Казахстану должна предоставляться при условии выполнения обязательств в области прав человека и верховенства права. Казахстан должен выполнить требования международной общественности о прекращении политически мотивированных преследований и освобождении политических заключенных.
  • Необходимо предусмотреть прозрачный механизм контроля за использованием предоставленной финансовой помощи.