Горячие темы:

Защита политических беженцев и незаконные экстрадиции – дискуссия в Киеве

10.12.2019 в Киеве состоялась дискуссия на тему: «Как защитить политических беженцев от незаконных экстрадиций и злоупотреблений межгосударственной правовой помощью?». Мероприятие было проведено в рамках IV Национальной правозащитной НеКонференции. Организаторами выступили Фундация «Открытый Диалог», Благотворительный фонд «Право на защиту», Харьковский институт социальных исследований и Коалиция «Правозащитная повестка дня».

В заполненном зале участие в дискуссии принимали более 30 человек. Среди них – правозащитники, эксперты, адвокаты, журналисты, активисты, а также беженцы и искатели убежища из России, Казахстана и Таджикистана. Из представителей власти мероприятие посетил только сотрудник офиса омбудсмена. Что касается представителей Генеральной прокуратуры, Министерства юстиции и миграционной службы – они не откликнулись на приглашение.

Со вступительным словом выступили эксперты – аналитик Фундации «Открытый Диалог» Катерина Савченко и адвокат БФ «Право на защиту» Александра Журко. Модерировала ивент advocacy officer Фундации «Открытый Диалог» Катажина Щипская.

Злоупотребление Интерполом – старт незаконной экстрадиционной процедуры

На мероприятии обсуждалось то, как авторитарные государства, охотясь на беженцев и политических оппонентов, злоупотребляют механизмами Интерпола, экстрадиций и правовой помощи по уголовным делам. Уже более 6 лет над этой проблемой работают правозащитники, а также органы ЕС и ПАСЕ.

Вначале эксперты обозначили случаи, при которых международные соглашения по правам человека запрещают экстрадицию: политический характер преследования; угроза пыток несправедливого суда; если лицо со статусом беженца хотят экстрадировать на родину; если заявление просителя убежища находится на этапе рассмотрения.

Катерина Савченко отметила, что старт незаконной экстрадиционной процедуре дают злоупотребления Интерполом. Статья 3 Конституции Интерпола запрещает Организации вмешиваться в дела политического характера. Эксперт проинформировала о первых результатах реформы Интерпола, который стал более тщательно отслеживать политически мотивированные запросы на розыск.

Далее спикеры сосредоточили внимание на злоупотреблениях процедурами экстрадиций и межгосударственной правовой помощи со стороны Украины. Таким образом Украина помогает таким авторитарным странам, как Россия, Турция, Казахстан, Азербайджан и Таджикистан, осуществлять политические преследования.

Обвинительный уклон украинской прокуратуры и судов в делах по экстрадиции

Адвокат Дмитрий Моргун напомнил, что экстрадицией в Украине занимаются два органа: Генеральная прокуратура и Министерство юстиции (последнее имеет полномочия по экстрадиции осужденных лиц). Однако на практике Министерство юстиции передает соответствующие поручения Генеральной прокуратуре. При этом, подчеркнул адвокат, нереформированная прокуратура действует с мотивацией на удовлетворение запросов об экстрадиции.

«В рамках экстрадиционных процедур украинская прокуратура и суды часто «автоматически» принимают решения об аресте. При этом прокуратура пытается обосновать свои действия ссылкой на авторитет Интерпола [Так прокуратура объясняла решения об аресте в ответ на запросы Азербайджана (дело Фикрата Гусейнова), Узбекистана (дело Нарзулло Охунжонова) и Казахстана (дело Жанары Ахметовой) в 2017 году ред]. Однако запрос Интерпола – это не «ордер на арест». Государство, на территории которого было обнаружено лицо, самостоятельно принимает решение о мере пресечения, и о том, экстрадировать лицо или нет», объяснила Катерина Савченко.

Решения об экстрадиционном аресте принимаются даже при наличии очевидных фактов фабрикации или политической мотивированности обвинений. Адвокат Дмитрий Моргун рассказал, что на практике украинский суд рассматривает лишь соблюдение формальных требований к экстрадиционному запросу.

Михаил Савва, руководитель общественной организации «экспертная группа Сова», который получил статус беженца в Украине, подчеркнул необходимость закрепить на законодательном уровне инструмент политологической экспертизы. Таким образом миграционная служба и судьи должны будут приобщать эту экспертизу к материалам дела и учитывать дополнительные документальные сведения о деле или стране происхождения.

Политический заказ в экстрадиционных делах и похищения искателей убежища

Адвокат Моргун отметил, что движение экстрадиционных документов осуществляется через дипломатические каналы, и высказал мнение, что в любом экстрадиционном деле есть элемент политического давления. «Если есть политический заказ – он будет выполнятся вопреки любым обязательствам по правам человека», – подчеркнул адвокат.

В качестве примера он привел дела Аловсата Алиева и Кемаля Кутана. Их Украина пыталась экстрадировать по запросам, соответственно, Азербайджана и Турции, хотя они лица получили статус беженца в Германии. Катерина Савченко рассказала об еще одном подобном случае – деле журналиста Фикрата Гусейнова. Он получил статус беженца и гражданство в Нидерландах, но все равно оказался в шаге от экстрадиции из Украины в Азербайджан.

«Вопиющими являются случаи, когда с территории Украины похищают или внепроцессуально выдворяют искателей убежища. Это осуществляется тайно, без соблюдения законных процедур, в результате сотрудничества правоохранительных органов и спецслужб обеих государств. Особенно это характерно для постсоветких государств-членов Минской конвенции о правовой помощи», – подчеркнула Катерина Савченко. Известными стали, в частности, случаи Аминат Бабаевой, Владимира Егорова, Александра Францкевича, Юсуфа Инана и Салиха Зеги Игита.

Эксперт Харьковского института социальных исследований Андрей Черноусов добавил, что годами наработанные неформальные связи членов Минской конвенции приводят ко многим нарушениям, и часто правозащитники узнают о человеке уже после того, как его незаконно выдворили.

Эксперты также торкнулись проблемы тесного сотрудничества Украины и России. При этом Россия осуществляет военную агрессию, а также преследует граждан Украины, злоупотребляя Интерполом. Представитель офиса омбудсмена Андрей Мамалыга напомнил о деле своего коллеги, участника боевых действий в зоне АТО Игоря Мазура. В ноябре 2019 года его задержали в Польше по российскому запросу в Интерпол, и его удалось спасти от экстрадиции. Андрей Мамалыга высказал мнение о необходимости в рамках двусторонних межгосударственных контактов вносить предостережение о взаимном невыполнении запросов от государств, которые систематически злоупотребляют Интерполом.

Нарушения прав искателей убежища со стороны миграционной службы

Кроме того, на мероприятии обсуждался важный аспект – почему, попадая в Украину, политические беженцы не избавляются от проблем, а получат новые. При чем проблемы начинаются уже с момента прибытия в украинские аэропорты.

Адвокат БФ «Право на защиту» Александра Журко рассказала, как в транзитных зонах украинских аэропортов искателей убежища задерживают без какого-либо решения компетентных органов. Миграционная служба отказывается принимать у них заявление об убежище, после чего происходит выдворение. Представитель офиса омбудсмена Андрей Мамалыга считает, что задержанные в аэропортах лица должны получать поддержку от центров бесплатной правовой помощи.

По словам Александры Журко, в 90% случаях миграционная служба Украины отказывает в предоставлении убежища или дополнительной защиты. Далее искателя убежища ждет длительное обжалование в судах – процесс, который может растянуться на несколько лет. Все это время лицо имеет при себе лишь справку об обращении в миграционную службу за защитой – документ, который даже не удостоверяет личность. «С этим документом человек не может устроиться на работу, зарегистрировать детей, жениться, открыть счет в банке ничего, кроме как выживать и надеяться, что когда-то их проблема разрешиться», – отметила Александра Журко.

Иллюстрируя необоснованность решений миграционной службы, Катерина Савченко сообщила о том, как ранее было отказано в убежище российским активистам, которые преследуются за поддержку Евромайдана (Петр Любченков, Сергей Анисифоров, Алексей Ветров, Сергей Сахарчук). «Миграционная служба Украины объяснила свои решения тем, что, согласно российскому законодательству, Россия является «демократическим правовым государством», где «нет пыток»», – выразила удивление Савченко.

Александра Журко более детально рассказала о еще одном случае – деле Жанары Ахметовой, журналистки и активистки оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана». Миграционная служба дважды отказала ей в убежище несмотря на то, что украинские суды признавали эти решения необоснованными и требовали их пересмотреть. Журко отметила, что данная проблема характерна и для других дел.

Жанара Ахметова рассказала, как в Украине за ней ведут слежку казахстанские спецслужбы и предположила, что миграционная служба предоставляет спецслужбам информацию о ней. Оппозиционный активист из Таджикистана Махмадсобир Сайгозиев рассказал, как таджикистанские спецслужбы угрожали ему и сообщили, что ему откажут в убежище в Украине. Сразу после этого он узнал, что миграционная служба действительно так и сделала.

Рекомендации

Катерина Савченко перечислила несколько рекомендаций Фундации «Открытый Диалог» к украинскому правительству и другим государствам Совета Европы, а также призвала коллег совместно их продвигать:

  • Вовлекать независимых экспертов по вопросам экстрадиций, международного права и прав человека в процесс оценки экстрадиционного дела, в частности на предмет его политической составляющей.
  • В рамках экстрадиционных процедур прилагать к материалам дела рекомендации и выводы международных правозащитных организаций, документы ПАСЕ, Европарламента и Еврокомиссии о ситуации с правами человека в запрашивающем государстве.
  • При вынесении решения по запросу на экстрадицию и/или международное правое сотрудничество учитывать историю злоупотреблений этими механизмами со стороны запрашивающего государства.
  • Придерживаться запрета на арест, экстрадицию либо международную правовую помощь по запросу государства, в отношении которого лицо получило статус беженца, а также в политически мотивированных делах.
  • Необходимо отдавать предпочтения другим видам ограничительных мер, не связанным с содержанием под стражей. Во время экстрадиционных процедур недопустимым является нарушение разумных сроков содержания под стражей (согласно практике ЕСПЧ).
  • Оптимизировать систему предоставления убежища или дополнительной защиты, отталкиваясь от рекомендаций УВКБ ООН. В частности, необходимо привлекать к решению вопроса о предоставлении убежища или дополнительной защиты офис омбудсмена, а также пользоваться экспертизой правозащитных организаций.
  • Расширить действие Global Magnitsky Human Rights Accountability Act в отношении лиц, причастных к случаям злоупотребления экстрадициями и межгосударственной правовой помощью, которые привели к серьезным последствиям, таким как пытки, политически мотивированное заключение или смерть преследуемого лица.

Для получения более детальной информации, пожалуйста, обращайтесь:
Игорь Савченко – [email protected]
Людмила Козловская – [email protected]

Читать: