Горячие темы:

Казахстан: диалог или блеф?

Как Казахстан выполняет резолюцию Европарламента о правах человека в стране от 14.03.2019 (2019/2610(RSP)

1. Введение

В данном отчете приведен анализ выполнения Казахстаном Резолюции Европейского парламента от 14.03.2019 о ситуации в области прав человека в стране (2019/2610(RSP). Европарламент дал властям Казахстана конкретные рекомендации, касающиеся, в частности, таких вопросов: изменения в Уголовный кодекс; реформа законодательства и политики в сфере свободы собраний, ассоциаций, СМИ; обеспечение честных выборов; борьба с пытками; освобождение политических заключенных. Спустя почти год – что из этого выполнено?

Анализ подготовлен при сотрудничестве Фундации «Открытый Диалог» с Итальянской федерацией по правам человека, а также казахстанскими правозащитными организациями: «Ар.Рух.Хак», Либерти, «Мы против пыток», Qaharman и движение 405.

Мы проанализировали результаты по 20 рекомендациям резолюции Европарламента, которые адресованы властям Казахстана. Из них 18 рекомендаций не выполнены, а 2 рекомендации выполнены частично.

Казахстан отказывается отменить уголовные обвинения в «возбуждении социальной розни» (ст. 174 УК) и «распространении заведомо ложной информации» (ст. 274 УК). Власти говорят только о возможной «корректировке формулировок» статьи 174. При этом осужденные по данным статьям политзаключенные остаются за решеткой (см. Раздел 2 данного отчета).

После принятия резолюции Европарламента власти выпустили (с различными условиями) из тюрьмы нескольких политзаключенных – Махамбет Абжан, Абловас Джумаев, Ярослав Голышкин и Амангельды Батырбеков. Также под давлением международной общественности несколько политзаключенных были освобождены из-под предварительного ареста и осуждены к условным срокам (ограничению свободы). Однако условно осужденные (или приговорены к ограничению свободы) – таких уже более 25 человек – как и досрочно освобожденные политзаключенные сталкиваются с общей проблемой: власти держат их «на крючке» и парализуют их общественную деятельность.

В конце 2019 года по состоянию здоровья был освобожден жертва жестоких пыток Искандер Еримбетов, однако ему может грозить повторное заключение. Власти так и не выполнили несколько пунктов решения ООН по делу Еримбетова: немедленное освобождение; полное и независимое расследование произвольного лишения свободы; наказание виновных в нарушении его прав; предоставление Еримбетову компенсации (Пункты 92 и 93).

Проблема с пытками в казахстанских метах заключения остается системной. Власти не расследуют факты пыток, и лишь мизерное количество дел доходят до суда (статистика по этому вопросу приведена в Разделе 7).

На данный момент в казахстанских СИЗО и тюрьмах находятся минимум 16 политических заключенных. Это общественные активисты Асет Абишев, Алмат Жумагулов, Кенжебек Абишев, Ержан Елшибаев, Кайырлы Омар, Санат Букенов, Арон Атабек и профсоюзный лидер Ерлан Балтабай; блогеры Жамбыл Кобейсинов, Руслан Гинатуллин, Игорь Чуприна и Игорь Сычев; искатели убежища Мурагер Алимулы и Кастер Мусаханулы. Также власти отказываются выполнять требования органов ООН и Европарламента об освобождении Макса Бокаева и Мухтара Джакишева (жизнь последнего находится под угрозой из-за опасных заболеваний).

На протяжении более 10 лет органы ООН и ЕС рекомендовали Казахстану снять жесткие ограничения на свободу собраний. Наконец, в декабре 2019 года Президент Казахстана сообщил о разработке нового закона о мирных собраниях. Однако оказалось, что проект закона противоречит рекомендациям ООН, ЕС и ОБСЕ, а также еще более подавляет право на мирные собрания. Власти предусмотрели нормы, которых нет в международной практике, в частности о том, что митинги возможны только в «специализированных местах» (Раздел 4).

На практике ситуация с мирными собраниями еще более ухудшилась. В период после принятия резолюции Европарламента и до этого времени более 5000 мирных протестующих были подвергнуты силовым произвольным задержаниям. В разрез с рекомендациями Европарламента, власти подвергают задержаниям и уголовным преследованиям тех, кто выражает поддержку оппозиционному движению ДВК и участвует в мирных митингах. Фактически, власти приравняли инакомыслие к «экстремизму».

Власти Казахстана обещают внести незначительные изменения в порядок регистрации партий. Но это вовсе не решит системной проблемы отсутствия конкурентной политической среды. Кроме того, Казахстан вошел в список стран с наихудшими условиями для деятельности профсоюзов (Раздел 5).

Также власти декларируют готовность декриминализировать клевету – статью, которая много лет является инструментом устрашения журналистов. Преследования по этой статье продолжаются. Пространство для свободы СМИ остается минимальным. Журналисты преследуются за проведение журналистских расследований, они подвергаются нападениям и задержаниям во время освещения митингов. Власти регулярно блокируют онлайн-СМИ и социальные сети (Раздел 6).

В июне 2019 года в результате выборов, которые не были признаны международными наблюдателями как честные, Президентом стал преемник Назарбаева Касым-Жомарт Токаев (Раздел 8). Если раньше власти Казахстана открыто отклоняли принципиальные рекомендации ООН и ЕС по правам человека, то сейчас новый Президент смягчил официальную риторику.

В коммуникации с ЕС Токаев пытается показать себя более благосклонным и «слышащим» рекомендации, а также представляет свои инициативы как «достижения». Однако данная риторика не отражает действительности. На деле это лишь имитация реформ, ведь они концептуально противоречат требованиям ООН, ЕС и ОБСЕ. Поэтому заявления органов ЕС о «приветствии» анонсируемых Токаевым реформ не выглядят достаточно взвешено. Тем самым ослабляются экспертные выводы международных правозащитных организаций.

Декларации Казахстана о приверженности демократическим стандартам используются «для отвода глаз». Тем самым власти Казахстана пытаются усилить доверие к себе, чтобы использовать это в экономических интересах, а также для продолжения злоупотреблений механизмами межгосударственной правовой помощи в охоте на политических оппонентов (Раздел 9).

При этом следует особо подчеркнуть, что давление ЕС и других демократических государств является важным фактором, сдерживающим репрессии. Опасаясь репутационных рисков и персональных санкций, власти Казахстана вынуждены реагировать. При этом казахстанский режим идет на уступки, пытаясь «не потерять лицо». Но это позволяет спасти судьбы отдельных политических заключенных, защитить местное гражданское общество и не дать Казахстану откатиться в уровне открытости и свобод до соседних Узбекистана или Таджикистана.

Также в отчете проанализировано, на каком этапе находится выполнение рекомендаций Европарламента, адресованных Делегации ЕС в Казахстане, Европейской службе внешних связей и высшим должностным лицам ЕС. В частности, рассмотрены проблемы недостаточной вовлеченности ЕС в решение системных проблем прав человека в Казахстане и нехватки объективной информации для оценки ситуации в стране (Раздел 9), а также необходимость пересмотреть принципы, на которых строятся отношения с Казахстаном (Раздел 10).

2. Уголовное законодательство

Рекомендация ЕП: пересмотреть и внести изменения в положения статьи 174 Уголовного кодекса («возбуждение социальной, национальной или иной розни») и статьи 274 («распространение заведомо ложной информации») для предотвращения произвольных преследований, нарушающих нормы в области прав человека; не использовать нормы статьи 174 и статьи 274 Уголовного кодекса как основание для обвинения и заключения в тюрьму активистов гражданского общества и журналистов.

Результат: не выполнено.

Эти статьи остаются без изменений. Они расплывчаты и не конкретизированы, что создает дополнительные условия для политических преследований. В декабре 2019 года Президент Токаев заявил о намерении «гуманизировать» статью 174 УК и «более корректно» изложить ее формулировки.

По данным правозащитников, по состоянию на декабрь 2019 года было возбуждено 68 уголовных дел по ст. 174 УК. Что касается дел по 274 статьи УК – с января по ноябрь 2019 года таких было зафиксировано минимум 7.

Рекомендация ЕП: принять все необходимые меры для отмены соответствующих статей в новом Уголовном кодексе, касающихся уголовной ответственности за клевету; ввести мораторий на уголовную ответственность за клевету.

Результат: не выполнено.

В Казахстане уголовные дела по «клевете» возбуждаются на основании частных жалоб. Журналистские расследования часто заканчиваются для их авторов уголовным преследованием. Во многих случаях представители органов власти подают гражданские иски, требуя от журналистов и блогеров возмещения «морального вреда» за «клевету» и «оскорбление чести». В 2019 году суды взыскали по таким искам более 23000 евро.

13.12.2019 казахстанский суд приговорил блогера Жамбыла Кобейсинова к 6 месяцам заключения за «клевету» против руководителя отделения полиции. 23.09.2019 журналист Амангельды Батырбеков был приговорен к 2 годам и 10 месяцам тюрьмы за «клевету» в отношении местного чиновника. Журналист провел несколько месяцев в тюрьме, после чего в январе 2020 года был оправдан.

В целом, по данным фонда защиты свободы слова «Адил соз», в 2019 году было зафиксировано минимум 26 случаев уголовных обвинений в «клевете».

На протяжении нескольких лет Казахстан игнорировал рекомендации ООН и ОБСЕ о декриминализации клеветы. В декабре 2019 года Президент Токаев пообещал перевести данную статью в Административный кодекс. «При этом нужно сохранить высокую меру ответственности, чтобы гарантировать права других граждан и защитить их от клеветнических измышлений и нападок», – подчеркнул Токаев. Кроме того, в международной практике дела о защите чести рассматриваются, как правило, в рамках не Административного, а Гражданского кодекса, где нет повышенной роли государства.

3. Политические заключенные

Рекомендация ЕП: освободить активистов, журналистов и других критикующих власть лиц, которые на данный момент содержатся под стражей по статьям 174 и 274 УК.

Результат: не выполнено.

Продолжают находиться в тюрьме политзаключенные, осужденные по ст. 174 УК: активист Алмат Жумагулов, блогеры Руслан Гинатуллин и Игорь Чуприна. Осужденный по этой статье правозащитник Серикжан Билаш находится под ограничениями, предусмотренными условным сроком. Новое уголовное дело по ст. 174 УК было возбуждено против блогера Азамата Байкенова «за публикации в социальных сетях файлов оппозиционного содержания».

Сразу по обеим статьям УК – 174 и 274 – был осужден политзаключенный Макс Бокаев.

Рекомендация ЕП: выполнить решение Рабочей группы ООН по произвольным задержаниям о немедленном освобождении Макса Бокаева и обеспечении ему полной реабилитации.

Результат: не выполнено.

Уже почти 4 года общественный активист Макс Бокаев находится в заключении. В 2016 году он был приговорен к 5 годам тюрьмы за правозащитную деятельность и участие в мирном митинге против изменений в казахстанский Земельный кодекс (тогда власти задержали более чем 1000 митингующих). В апреле 2017 года Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям призвала немедленно освободить Бокаева и выплатить ему компенсацию. Власти Казахстана до сих пор не выполнили рекомендацию ООН.

В заключении Бокаев страдает от серьезных проблем со здоровьем, в частности от гепатита С и остеохондроза. В сентябре 2019 года Бокаев сообщил, что представитель Администрации Президента обещал ему освобождение в обмен на «раскаяние» и отказ от общественной деятельности. Бокаев отказался идти на условия властей. Этот случай стал очередным подтверждением того, что в политических делах судебные решения «спускаются сверху», в частности из офиса Президента.

Рекомендация ЕП: выполнить решение Рабочей группы ООН по произвольным задержаниям о немедленном освобождении Искандера Еримбетова, а также пересмотреть его дело и обеспечить ему полную реабилитацию; обеспечить надлежащее расследование заявлений о пытках в отношении Искандера Еримбетова.

Результат: частично выполнено.

Искандер Еримбетов был освобожден лишь 27.12.2019, спустя год после решения Рабочей группы ООН. Освобождение не было осуществлено в рамках выполнения требований ООН. Власти Казахстана освободили Еримбетова «в связи с тяжелой болезнью», согласно ч. 2 ст. 75 Уголовного кодекса.

Тяжелое состояние здоровья Еримбетова является следствием перенесенных в СИЗО жестоких пыток. Власти Казахстана так и не признали нарушений и не выполнили требования пунктов 92 и 93 решения ООН и международной общественности [1] [2]: Еримбетов не был освобожден немедленно и безусловно; не было проведено независимого расследования обстоятельств произвольного лишения свободы; никто не наказан за нарушение прав Еримбетова и жестокие пытки в отношении него; ему не была выплачена компенсация за несправедливый суд и незаконное заключение.

Еримбетов продолжает находиться под риском повторного заключения. Чиновники пенитенциарной системы будут контролировать его состояние здоровья. Еримбетов по-прежнему является политическим заложником: если власти посчитают, что Еримбетов «выздоровел», они могут возобновить отбывание наказания и вновь посадить его за решетку.

Рекомендация ЕП: немедленно освободить Мухтара Джакишева и обеспечить ему полную реабилитацию.

Результат: не выполнено.

Политзаключенный и жертва пыток Мухтар Джакишев уже более 10 лет находится в тюрьме. В декабре 2015 года Комитет ООН по правам человека признал, что Джакишеву не было обеспечено право на справедливый и публичный суд, право на защиту, и право на гуманное обращение. В ООН потребовали отменить приговор и освободить Джакишева. Однако Казахстан отказывается выполнять решение Комитета ООН.

Джакишев страдает от опасных для жизни заболеваний. Он находится под риском инсульта и инфаркта. Последние обследования показали нарушения функций головного мозга и катаракту обоих глаз. К нему не допускают международных наблюдателей.

В ноябре 2018 года и в июле 2019 года казахстанский суд дважды отказал Джакишеву в условно-досрочном освобождении. 10.09.2019 суд отклонил его апелляцию, повторно отказав его освободить. «Данное решение суда является «приговором к медленной мучительной смерти в неволе», – заявило Казахстанское международное бюро по правам человека. 06.02.2020 Джакишев в очередной раз подал заявление о досрочном освобождении. Заседание суда запланировано на 03.03.2020.

Рекомендация ЕП: немедленно освободить Арона Атабека, Саната Букенова, Махамбета Абжана и Сакена Тулбаева; подчеркнуть, что общественные активисты Алмат Жумагулов, Кенжебек Абишев, Асет Абишев и Абловас Джумаев были приговорены к тюремному заключению за критику властей в Интернете и поддержку оппозиционного движения ДВК.

Результат: частично выполнено.

Алмат Жумагулов, Кенжебек Абишев, Асет Абишев, которые подверглись жестокому обращению, а также Санат Букенов, продолжают отбывать срок в тюрьме. Поэт-диссидент Арон Атабек уже на протяжении 13 лет находится в заключении.

В 2019 году условно-досрочно были освобождены Махамбет Абжан и Абловас Джумаев. До окончания срока наказания они находятся под контролем властей и не могут вести общественную деятельность. Сакен Тулбаев, как и активист Едиге Батыров, вышли на свободу лишь после того, как полностью отсидели назначенный срок.

Рекомендация ЕП: призыв к полной реабилитации и немедленному освобождению всех активистов и политических заключенных, находящихся в настоящее время в тюрьме.

Результат: не выполнено.

На данный момент как минимум 16 человек, которые находятся в СИЗО или тюрьме, являются политическими заключенными. 17.01.2020 Министр юстиции Казахстана заявил, что «никаких политических заключенных нет у нас».

Кроме лиц, упомянутых в предыдущих пунктах данного документа, в заключении также продолжают находиться осужденные за общественную деятельность активисты Ержан Елшибаев и Кайырлы Омар, профсоюзный лидер Ерлан Балтабай, а также искатели убежища из Синьцзяна Мурагер Алимулы и Кастер Мусаханулы.

В 2019 году несколько политзаключенных, обвиненных в критике властей в социальных сетях и участии в мирных митингах, были освобождены из-под ареста в СИЗО. Их приговорили к ограничению свободы: матери-одиночки Гульзипа Джаукерова и Жазира Демеуова, многодетная мать Оксана Шевчук, а также активисты Ануар Аширалиев, Болатхан Жунусов и Серик Жахин. На приговоренных к ограничению свободы и на условно осужденных казахстанский суд налагает дополнительные ограничения, в т. ч. запрет участвовать в общественных объединениях, ходить на митинги, пользоваться соцсетями.

Кроме того, в 2019-2020 гг. были досрочно освобождены из тюрьмы журналисты Ярослав Голышкин и Амангельды Батырбеков.

На данный момент, общее количество политически преследуемых лиц в Казахстане растет, прежде всего, за счет участников мирных митингов.

4. Свобода мирных собраний и свобода выражения мнений

Рекомендация ЕП: настоятельно призывает правительство Казахстана положить конец всем формам произвольных задержаний, репрессий и преследований в отношении правозащитников, организаций гражданского общества и политических оппозиционных движений, в том числе в отношении фактических или предполагаемых сторонников ДВК; выражает обеспокоенность по поводу применения чрезмерной силы против мирных демонстрантов.

Результат: не выполнено.

За последние два года в разных регионах страны состоялись многотысячные антиправительственные мирные митинги. Они закончились беспрецедентными в истории Казахстана массовыми произвольными задержаниями протестующих. В 2018-2019 гг. было задержано более 6000 участников мирных собраний. Из них более 5000 человек были задержаны после принятия резолюции Европарламента, в период с марта 2019 по январь 2020 года. Управление ООН по правам человека назвало действия властей «крайне прискорбными».

Задержанных на мирных митингах доставляли в отделения полиции и подвергали допросам об их политических взглядах. Полицейские отбирали у задержанных телефоны и проверяли, подписаны ли они в соцсетях на страницы оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК).

В марте 2018 года казахстанский суд по заявлению прокуратуры признал ДВК «экстремистской» организацией. Суд заявил, что ДВК «возбуждает социальную рознь» и «формирует негативный образ власти». Ссылаясь на решение суда о запрете ДВК, казахстанская прокуратура заявила об уголовной ответственности за «положительное одобрение» идей ДВК и его лидера Мухтара Аблязова. Начиная с марта 2018 года, более 40 человек подверглись уголовному преследованию на основании решения о запрете ДВК. По данному делу три человека продолжают находиться в тюрьме (Асет Абишев, Алмат Жумагулов и Кенжебек Абишев) и более 23 человек получили условные сроки.

Кроме того, систематическими стали случаи, когда перед запланированными мирными акциями протеста власти прибегают к превентивным задержаниям и арестам лиц. Мишенью стают лица, которых власти подозревают в «намерении участвовать в митинге», которые ранее участвовали в митингах, а также те, кто состоит в группах в соцсетях, где обсуждаются будущие митинги.

Последними примерами стали превентивные преследования перед митингом, запланированным оппозиционным движением ДВК на 22.02.2020. С начала февраля было задержано минимум 20 человек (в т. ч. участников одиночных пикетов), из них 12 подвергнуто административному аресту. Также правозащитники фиксируют случаи слежки и вызовов активистов в полицию, где им угрожают уголовной ответственностью за поддержку ДВК и участие в митингах.

Рекомендация ЕП: выполнить рекомендации Специального докладчика ООН по вопросу о праве на свободу мирных собраний и свободе ассоциаций.

Результат: не выполнено.

На протяжении более 10 лет ООН и ЕС рекомендовали Казахстану заменить разрешительный порядок проведения митингов на уведомительный. Наконец, в декабре 2019 года Президент Токаев пообещал это сделать. Однако его декларации не соответствуют действительности.

Опубликованный 07.02.2020 проект нового закона о мирных собраниях предусматривает, что уведомительный порядок будет возможен только при условии участия в митинге «менее 250 человек». Если же митингующих будет больше, тогда необходимо разрешение властей. Данная расплывчатая норма может использоваться властями для злоупотреблений и разгонов митингов.

Новый закон предусматривает откровенно дискриминационные нормы. Проведение любых мирных собраний возможно только в «специализированных местах», определенных местными властями. Если организаторы будут не согласны с назначенным властями местом проведения, то мирное собрание не разрешается. Также запрещается агитация до момента получения разрешения на проведение собрания.

Мирное собрание запрещено проводить без «организатора», который во время собрания должен иметь «специальный отличительный знак». Например, закон требует от организатора «сообщить об источниках финансирования» проведения собрания, «обеспечить медицинскую помощь и пожарную безопасность» во время собрания.

Законопроект предлагает увеличить размера штрафа в 5 раз (более 650 евро), а также арест до 20 суток за нарушение законодательства о мирных собраниях.

Также законопроект устанавливает, что журналист сможет освещать мирное собрание только при условии, что он включен в список журналистов, «приглашенных организатором для освещения собрания». Он обязан иметь удостоверение журналиста и «отличительный знак». В связи с этим, освещение мирных собраний блогерами будет считаться незаконным. Также журналисты обязаны предъявлять по требованию властей фото- и видеосъемку митинга.

Казахстанский правозащитник Евгений Жовтис подчеркивает, что новый закон не только противоречит обязательствам Казахстана в рамках Международного пакта о гражданских и политических правах, но еще более ухудшает ситуацию со свободой собраний.

При этом власти Казахстана утверждают, что законопроект соответствует международным обязательствам Казахстана, и при его разработке был учтен в т. ч. опыт западных стран. Но факты подтверждают, что это неправда.

Кроме того, в казахстанском уголовном кодексе сохраняются статьи за «нарушение порядка проведения собраний» (статья 400) и «провоцирование к продолжению участия в незаконной забастовке» (статья 402).

5. Свобода ассоциаций

Рекомендация ЕП: пересмотреть Закон «Об общественных объединениях».

Результат: не выполнено.

В декабре 2019 года Президент Токаев заявил, что «считает возможным снизить пороговое значение по численности членов политических партий для их регистрации в два раза: с 40 тысяч до 20 тысяч человек». Однако только этой меры недостаточно для создания конкурентной политической среды. Ведь в Казахстане оппозиционные партии и реальные оппозиционные кандидаты не участвуют в политическом процессе; жесткое избирательное законодательство исключает возможность выдвижения независимых кандидатов; представители власти имеют монопольный доступ к государственным СМИ.

Одним из показательных примеров является то, что на законодательном уровне к кандидатам на пост Президента установлены очень жесткие требования, которые сводят практически к нулю возможность выдвижения независимых кандидатов. Так, согласно Конституционному Закону «О выборах», кандидат должен иметь опыт работы не менее 5 лет на государственной службе или на выборных государственных должностях. Эта норма была введена в 2017 году и ограничивает возможность участвовать в выборах для лиц из вне системы.

Кроме того, кандидат в Президенты должен быть поддержан не менее чем одним процентом от общего числа избирателей, в равной мере представляющих не менее 2/3 областей, городов республиканского значения и столицу республики. В настоящий момент 1% от общего числа избирателей в Казахстане – это не менее 118 тысяч подписей. Лица, которые ставят подпись о поддержке кандидата, должны предоставить полную личную информацию. Таким образом, существует опасность формирования списка «неблагонадежных лиц», которые готовы поддержать оппозиционных кандидатов.

Кроме того, только 7 политических партий зарегистрировано в Казахстане. Фактически, реальные оппозиционные партии находятся под запретом или маргинализированы посредством законов против «экстремизма» и сфабрикованных уголовных обвинений против их лидеров.

Кроме того, целый ряд статей Уголовного кодекса предусматривают членство или лидерство в общественном объединении как отягощающий фактор.

Рекомендация ЕП: пересмотреть условия доступа неправительственных организаций к финансированию и подчеркнуть, что законодательство наложило обременительные обязательства по отчетности и обременительное государственное регулирование финансирования через назначенный правительством орган.

Результат: не выполнено.

Данная проблема остается актуальной. В ноябре 2019 года во время Универсального периодического обзора ООН власти Казахстана пообещали в будущем «рассмотреть и дать ответ» по этому вопросу.

Рекомендация ЕП: прекратить репрессии против независимых профсоюзов и снять ограничения в отношении их деятельности; прекратить политически мотивированные уголовные преследования лидеров профсоюзов, учесть озабоченность Европейского парламента в отношении уголовного расследования против Ерлана Балтабая; отменить обвинительные приговоры в отношении Ларисы Харьковой, Нурбека Кушакбаева и Амина Елеусинова и позволить им возобновить их профсоюзную деятельность без вмешательства и преследования.

Результат: не выполнено.

Власти так и не выполнили рекомендацию Международной Организации Труда о внесении изменений в закон о профсоюзах. Этот закон требует, чтобы местные профсоюзы зарегистрировались в Министерстве юстиции и в течение 6 месяцев стали членами вышестоящего профсоюза. Ссылаясь на этот закон, власти запретили Конфедерацию независимых профсоюзов Казахстана. Международная конфедерация профсоюзов включила Казахстан в список 10 стран с наихудшими условиями для деятельности профсоюзов.

В 2019 году Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам выразил озабоченность по поводу преследований профсоюзных активистов. В отношении Ларисы Харьковой, Нурбека Кушакбаева и Амина Елеусинова продолжает действовать запрет на занятие общественной и профсоюзной деятельностью.

В июле 2019 года профсоюзный лидер Ерлан Балтабай был осужден к 7 годам заключения. Однако в связи с давлением международной общественности он был помилован в августе 2019 года. Неотбытую часть наказания Балтабаю заменили на штраф. Он отказался платить штраф, поскольку считает себя невиновным. 31.10.2019 суд арестовал Балтабая на 5 месяцев из-за отказа исполнять условия помилования.

6. Свобода медиа и распространения информации

Рекомендация ЕП: пересмотреть поправки в Закон о средствах массовой информации; прекратить блокирование доступа к информации как онлайн, так и в режиме оффлайн.

Результат: не выполнено.

За последние несколько лет в Казахстане были ликвидированы почти все независимые СМИ. Власти так и не отменили поправки в законодательство, которые требуют, чтобы инфраструктура онлайн-СМИ находилась исключительно на территории Казахстана. Также закон запрещает журналистам распространять личные или коммерческие данные без согласия субъекта этих данных.

Правоохранительные органы имеют право блокировать работу социальных сетей и доступа к Интернет-ресурсам без решения суда, в частности, «в случае потенциальной или реальной социальной, природной или технической чрезвычайной ситуации». Блокирование Интернета и социальных сетей во время мирных митингов стало обыденным явлением в Казахстане.

Последние системные блокировки Интернета в Казахстане зафиксированы после того, как 07.02.2020 в нескольких селах Кордайского района Жамбылской области произошли столкновения на почве этнической неприязни. В результате столкновений погибло более 10 человек. 13.02.2020 Президент Токаев потребовал усилить работу в информационном пространстве, «жестко пресекая любые попытки распространения ложной информации и провокаций».

В период с 13.02.2020 по 17.02.2020 международная мониторинговая группа NetBlocks.org фиксировала масштабные блокировки доступа к сервисам Google в Казахстане. После того, как казахстанские интернет-пользователи начали массово жаловаться на проблемы с доступом к интернет-ресурсам и мессенджерам, в пресс-службе Токаева сообщили, что Президент, «узнав о сбое в работе Интернета», «поручил восстановить работу всех информационных ресурсов».

Рекомендация ЕП: прекратить преследования и репрессии против журналистов, критикующих правительство.

Результат: не выполнено.

По данным Фонда защиты свободы слова «Адил соз», в 2019 году более 30 журналистов было задержано во время освещения мирных митингов. Неоднократно зафиксированы случаи, когда в местах массового задержания протестующих появлялись неизвестные лица в масках (так называемые «титушки») которые помогали задерживать протестующих и препятствовали работе журналистов.

Журналисты, которые освещают мирные митинги, также становятся жертвами провокаций. Например, журналисты Сания Тойкен и Светлана Глушкова были задержаны и оштрафованы под выдуманными предлогами, а в действительности – за то, что освещали акции протеста. Их дела упоминаются в письменной декларации 22 депутатов ПАСЕ, которые в апреле 2019 года призвали ввести персональные санкции против лиц, причастных к нарушению прав человека в Казахстане.

Светлана Глушкова, как и ее коллега Асем Токаева, являются бывшими журналистами казахстанской редакции «Радио Свобода». Они утверждают, что руководство редакции подвержено влиянию властей Казахстана и не соблюдает принципов объективной журналистики.

22.07.2019 в Алматы около 20 неустановленных следствием женщин совершили нападение на журналистов и спикеров пресс-конференции, посвященной делам политически преследуемых лиц. Они толкались и наносили удары, а также отобрали смартфоны у нескольких журналистов и разбили им видеокамеры. Казахстанские правозащитные активисты считают, что за данной атакой стоят представители властей. Правоохранительные органы отказываются квалифицировать данный инцидент как воспрепятствование журналисткой деятельности. До настоящего времени полиция не провела необходимых следственных действий: виновные остаются безнаказанными.

7. Пытки и другие виды жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения в местах заключения

Рекомендация ЕП: защищать жертв пыток, предоставлять им надлежащую медицинскую помощь и проводить надлежащее расследование случаев пыток; также ЕП подчеркивает факт, что безнаказанность за пытки и жестокое обращение с заключенными и подозреваемыми остается нормой.

Результат: не выполнено.

Пытки в следственных изоляторах и тюрьмах Казахстана продолжают оставаться системным явлением. По данным Penal Reform International, в 2015 году в Казахстане зафиксировано 1413 случаев пыток на стадии уголовного преследования, а в 2016 году – 1460 случаев. Ежегодно Коалиция НПО против пыток регистрирует около 200 случаев пыток в местах заключения в Казахстане. Каждые полтора дня в казахстанских местах заключения в результате суицида, пыток или туберкулеза умирает один человек – такие данные привел правозащитник Амангельды Шорманбаев в октябре 2019 года.

По данным правозащитников, только за первое полугодие 2019 года более 50 человек заявили о применении к ним пыток. По официальным данным, с января по ноябрь 2019 года власти начали расследование только по 24 делам о пытках, и только 11 из них были направлены в суд.

Совет ООН по правам человека сослался на данные о том, что в Казахстане до сих пор нет эффективного механизма расследования пыток, и большинство дел закрываются. Жертвы пыток сталкиваются с угрозами уголовной ответственности за «ложный донос» и отказываются от своих заявлений. Также правозащитники неоднократно фиксируют случаи давления на свидетелей пыток в местах заключения. Угрожая пытками, власти требуют от них отказаться от своих показаний [1] [2].

Рекомендация ЕП: обеспечить, чтобы заявления о применении пыток, в том числе в контексте событий в Жанаозене, были полностью расследованы, а также отметить, что власти не провели достоверного расследования заявлений о пытках во время продолжительной забастовки в нефтяном секторе в Жанаозене в 2011 году.

Результат: не выполнено.

В ноябре 2019 года во время рассмотрения Универсального периодического обзора ООН было подтверждено, что Казахстан так и не выполнил рекомендации ООН по созданию международной комиссии по расследованию расстрела протестующих нефтяников в г. Жанаозен в 2011 году. Кроме того, никто так и не был наказан за жестокие пытки в отношении более 20 нефтяников, обвиненных в «организации и участии в массовых беспорядках».

8. Выборы

Рекомендация ЕП: полностью выполнить рекомендации международной наблюдательной миссии ОБСЕ / БДИПЧ, в соответствии с которыми стране еще предстоит пройти немалый путь для выполнения своих обязательств перед ОБСЕ в отношении демократических выборов.

Результат: не выполнено.

В марте 2019 года Нурсултан Назарбаев, который был Президентом на протяжении 30-ти лет, объявил об отставке с должности. 09.06.2019 состоялись внеочередные президентские выборы, на которых победу ожидаемо получил ставленник Назарбаева Касым-Жомарт Токаев.

В ОБСЕ заявили, что выборы прошли в «политической среде с доминированием правящей политической партии и в подавляющей критические мнения атмосфере». В организации отметили, что нарушения в день голосования не гарантировали честный подсчет голосов. В ОБСЕ также отметили массовые задержания гражданских активистов и участников акций протеста во время предвыборной кампании и в день голосования, что противоречит международным обязательствам Казахстана в области прав человека.

Таким образом, в Казахстане фактически был оформлен транзит власти от Назарбаева к своему ставленнику – Токаеву. Нурсултан Назарбаев сейчас является Председателем Совета Безопасности Казахстана и имеет рычаги контроля над всеми ключевыми государственными органами. А Касым-Жомарт Токаев, став Президентом, продолжает политику Назарбаева и укрепляет авторитарный режим.

9. ЕС и Казахстан

Рекомендация ЕП: положить конец злоупотреблению процедурами выдачи Интерпола и прекратить преследование политической оппозиции.

Результат: не выполнено.

Казахстан осуществляет политически мотивированные преследования с использованием механизмов Интерпола, экстрадиций и международного правового сотрудничества с целью достать из территории ЕС своих оппонентов. Преимущественно речь идет об оппозиционном политике Мухтаре Аблязове, а также членах его семьи и бывших коллегах. 09.12.2016 Государственный совет Франции подчеркнул политический характер дела Аблязова и отказал в его экстрадиции. Интерпол удалил его из списка розыска.

В отчете «Злоупотребления «красными уведомлениями» Интерпола и влияние на права человека», подготовленном по запросу Европарламента, указываются несколько жертв злоупотреблений Интерполом со стороны Казахстана, в частности, Жанара Ахметова, Татьяна Параскевич, Виктор и Ильяс Храпуновы.

Казахстан добивается экстрадиции из Украины Жанары Ахметовой – журналистки и одной из лидеров оппозиционного движения ДВК. Она продолжает тяжбы с миграционной службой Украины, которая отказывает ей в предоставлении статуса беженца. Международные [1] [2] и украинские правозащитные организации подчеркивают, что Ахметову преследуют за выражение взглядов и оппозиционную деятельность как одного из лидера ДВК.

В рамках межгосударственной правовой помощи Казахстан отправлял запросы к властям Швейцарии о расследовании обвинений против семьи Храпуновых, родственников Мухтара Аблязова. 12.11.2019 женевская прокуратура закрыла уголовное дело в отношении семьи Храпуновых и заявила, что Казахстан не соблюдает условия международной правовой помощи, в т. ч. пункты о недопустимости политического преследования.

Еще одним примером злоупотребления межгосударственной правовой помощью со стороны Казахстана стало дело Ботагоз Джардемали – юриста, которая предоставляла юридические консультации оппозиционному политику Мухтару Аблязову и жертвам политических преследований в Казахстане. Бельгия предоставила ей политическое убежище. Чтобы заставить Джардемали вернуться в Казахстан и дать показания против Аблязова, власти подвергли жестоким пыткам в казахстанском СИЗО ее брата Искандера Еримбетова. 01.10.2019 в Брюсселе, по запросу властей Казахстана, бельгийская полиция провела обыск в квартире Джардемали. Во время обыска присутствовали два неизвестных казахстанских чиновника, которые фотографировали изъятые документы. Передача властям Казахстана изъятых электронных устройств и документов, которые являются предметом адвокатской тайны, подвергнет серьезной опасности жертв политических преследований, которых защищает Джардемали.

Рекомендация ЕП: призывает власти Казахстана расширить мандат ОБСЕ в стране и, в частности, восстановить мандат Центра ОБСЕ в Астане как важное условие для дальнейшего сотрудничества между ЕС и Казахстаном.

Результат: не выполнено.

Казахстан не расширил мандат ОБСЕ. Более того, власти продемонстрировали свое неуважение к выводам ОБСЕ. В ответ на отчет ОБСЕ о системных нарушениях на выборах в Казахстане, новоизбранный Президент Касым-Жомарт Токаев заявил: «Я очень хорошо знаю всю эту кухню, как они составляют эти доклады, насколько политически предвзяты бывают в зависимости от страны, где они работают. Поэтому я отношусь к докладам ОБСЕ абсолютно спокойно, поверьте мне. … БДИПЧ ОБСЕ является всего лишь одной из международных организаций. Мы не должны фокусироваться на оценках именно этой организации».

В большинстве случаев Делегация ЕС публично не реагировала на массовые задержания мирных протестующих, даже когда митинги происходили непосредственно возле их здания. Так, 26.11.2019 и 27.11.2019, более 40 мирных протестующих собрались возле Представительства ЕС, чтобы привлечь внимание к нарушениям прав человека в стране. Однако никто из европейских дипломатов к ним не вышел. После этого, 16 человек подверглись административным арестам на срок от 10 до 15 суток за участие в этом митинге.

В июле 2019 года Глава Делегации ЕС Свен-Олов Карлссон дал интервью о приоритетах новой стратегии ЕС в Центральной Азии. К сожалению, в интервью вовсе не упоминается аспект соблюдения прав человека в регионе и, в частности, в Казахстане. Этот вопрос не упоминается и в нескольких других интервью представителя ЕС.

Кроме того, Делегация ЕС «положительно оценивает» результаты финансируемых ЕС проектов по реформе правосудия в Казахстане. В ноябре 2019 года Делегация ЕС представила новую региональную программу по верховенству закона с расширенным бюджетом в 8 миллионов евро. При этом в рамках данных программ Делегация ЕС не указывает на конкретные системные проблемы в работе казахстанского правосудия. Иллюстрацией реального положения дел в этой сфере являются массовые политические преследования за участие в мирных выборах и комментарии в социальных сетях.

Рекомендация ЕП: призывает ЕС, и, в частности, Европейскую службу внешних связей, внимательно следить за развитием событий в Казахстане, выражать озабоченность казахстанским властям, когда необходимо, и предлагать помощь.

Результат: не выполняется в полной мере.

Во время двусторонних встреч представители ЕС публично не делают особого акцента на критической ситуации с правами человека. Например, в июле 2019 года во время форума «Европейский Союз – Центральная Азия» вице-президент Европейской комиссии Федерика Могерини лишь в общих чертах отметила о необходимости улучшения стандартов прав человека и свободы мнений. В это время в Казахстане происходили массовые задержания мирных протестующих. 15.08.2019 на встрече с Президентом Токаевым Специальный представитель ЕС по Центральной Азии Петер Буриан не сделал акцент на приоритетности проблемы прав человека.

Практика показывает, что ежегодные диалоги по правам человека в большей степени напоминают обмен информацией, а поэтому нуждаются в трансформации в более структурированный, прозрачный и подотчетный процесс.

20.01.2020 состоялась очередная встреча Совета сотрудничества ЕС-Казахстан (EU-Kazakhstan Cooperation Council). По результатам встречи ЕС заявил, что Казахстан делает шаги для успешной реализации Соглашения о расширенном партнерстве, в т.ч. касательно пунктов о верховенстве права. Также ЕС приветствовал анонсированные Токаевым изменения в закон о мирных собраниях, а также обещания властей декриминализировать обвинения в «клевете» и «возбуждении социальной розни».

Подобные выводы могут говорить о нехватке объективной информации для оценки ситуации в стране. Приведенные в данном документе факты подтверждают, что обещания Токаева являются лишь полумерами, которые не решают системную проблему, а поправки в законодательство противоречат рекомендациям ЕС и ООН.

Власти Казахстана часто предоставляют неполную и пропагандистскую информацию. Поэтому в качестве альтернативы важна коммуникация и встречи с представителями гражданского общества страны. Проекты ЕС в сфере реформы правосудия и прав человека часто реализуются без надлежащего участия местного гражданского общества, из-за чего власти лишь создают видимость реформ. Усиление политической и финансовой поддержки гражданского общества сделает политику ЕС в Казахстане более эффективной.

10. Выводы и рекомендации

В январе 2020 года ЕС подтвердил, что Соглашение о расширенном партнерстве с Казахстаном полностью вступит в силу с 01.03.2020. Это Соглашение устанавливает принципы построения отношений, основанных на уважении к правам человека и верховенству права.

ЕС должен не только требовать от Казахстана выполнения обязательств по правам человека и верховенству права, но и сам должен следовать этим принципам при построении отношений с Казахстаном. Торговые и экономические отношения между демократическими государствами и Казахстаном должны развиваться на условиях соблюдения обязательств по правам человека. Тем более, от этого зависит безопасность самих европейских инвестиций.

Подход «экономика в первую очередь» способствовал почти полному уничтожению оппозиции и инакомыслия, что случилось в Казахстане. Укрепление авторитарного режима приводит к росту социальной напряженности и увеличению количества возможных очагов радикализации в стране и регионе, что, в свою очередь, создает прямые угрозы для ЕС в вопросах безопасности и защиты инвестиций.

Кроме того, ЕС является основным импортером, а также крупнейшим инвестором и кредитором Казахстана. Это дает ЕС рычаги влияния на Казахстан. Сейчас ЕС важно дать понять властям Казахстана, что вместо имитации диалога должны быть реальные положительные изменения. Мы также подчеркиваем необходимость введения персональных санкций против лиц, которые несут ответственность либо причастны к серьезным нарушениям прав человека в Казахстане, в т. ч. пыткам и политически мотивированным уголовным преследованиям, а также против лиц, вовлеченных в большую коррупцию.

Мы призываем ЕС потребовать от властей Казахстана:

  • Безоговорочно выполнить все положения Резолюции Европейского парламента от 14.03.2019, освободить всех политических заключенных и прекратить преследования за реализацию свободы мнений, собраний, ассоциаций и свободы распространения информации.
  • Немедленного выполнения требований органов ООН об освобождении политических заключенных Мухтара Джакишева и Макса Бокаева, а также обеспечить Искандеру Еримбетову полное освобождение без дополнительных ограничений и рисков повторного заключения и расследовать факты пыток в отношении него.
  • Прекратить преследования участников мирных собраний и освободить тех из них, кто находится в заключении или под домашним арестом.
  • Провести надлежащую реформу системы правосудия и, согласно рекомендациям ООН и ОБСЕ, убрать из уголовного законодательства явно политические статьи.
  • Надлежащим образом провести реформу уголовного законодательства, а также законодательства относительно свободы собраний, свободы ассоциаций и свободы СМИ в полном соответствии с рекомендациями и стандартами ООН, ЕС и ОБСЕ.
  • Прекратить использовать «борьбу с экстремизмом» в качестве инструмента нарушения права на свободу мирных собраний и свободу убеждений.
  • Отменить решение о запрете мирного оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана», поскольку оно не имеет юридической определенности и дает возможность присуждать тюремные сроки за выражение права на свободу слова и собраний.
  • Прекратить злоупотребление механизмами Интерпола, экстрадиционных процедур и международной правовой помощью, которые осуществляются с целью преследования политических оппонентов за границей.
  • Обеспечить эффективную борьбу с пытками и надлежащее рассмотрение всех заявлений о пытках, увеличив количество дел по пыткам, которые доходят до суда.