Горячие темы:

Супруге и дочери Мухтара Аблязова разрешили выехать из Казахстана

24.12.2013, в канун католического Рождества, Алме Шалабаевой и Алуа Аблязовой было разрешено покинуть пределы Казахстана.

«Правоохранительными органами Казахстана было принято решение об изменении меры пресечения в отношении Алмы Шалабаевой с подписки о невыезде за пределы города Алматы на материальный залог», – сообщил официальный представитель Министерства иностранных дел Казахстана Жанболат Усенов на брифинге. Фонд «Открытый Диалог» получил подтверждение данной информации от родственников, которые сообщили, что в качестве материального залога у Алмы Шалабаевой прокуратура потребовала родительский дом.

Уголовное дело по обвинению Алмы Шалабаевой в «незаконной выдаче казахстанских паспортов», заведенное против Алмы в Казахстане за день до ее незаконной депортации из Италии в Казахстан, остается открытым.

В понедельник 23.12.2013 года Алме Шалабаевой и Алуа Аблязовой выданы новые паспорта в обмен на аннулированные паспорта при незаконной депортации из Рима. В настоящий момент они вылетели в Астану для  оформления Шенгенской визы. Члены семьи оппозиционного политика Мухтара Аблязова воздерживаются от каких-либо комментариев до момента, пока Алма Шалабаева и Алуа Аблязова не покинут территорию Казахстана.

Одновременно казахстанский информационный портал «Республика» опубликовал комментарии представителей гражданского общества по случаю внезапного решения Астаны. Журналисты поставили вопрос: «что означает решение властей выпустить семью Аблязова из страны — жест доброй воли или попытку повысить уровень доверия к Казахстану перед тем, как французский суд вынесет решение по опальному политику?».

Президент общественного фонда «Амансаулык» Бахыт Туменова предположила, что «на данное решение повлияли геополитические процессы, которые связаны с тем, что в России выпустили Ходорковского. Может, и Козлова отпустят, и жанаозенцев. Но лично мне хотелось бы верить в то, что это жест доброй воли, что власти по-человечески решили отнестись к Алме». В свою очередь общественный деятель Жасарал Куанышалин считает, что в Акорде решили «сохранить мину при плохой игре», чтобы не выглядеть на фоне России, где по амнистии освободили всех политических заключенных, диктаторской страной.

Политолог Андрей Чеботарев отметил, что на решение властей могло повлиять «желание властей подняться в глазах мирового сообщества, так как, возможно, возникли дипломатические сложности после депортации Шалабаевой». Кроме того, по мнению эксперта, «Аблязов находится в тюрьме и его жена с дочерью не могут быть полноценным предметом торга, поэтому смысла удерживать их в стране нет. Насколько власти рассчитывают на передачу Аблязова после его экстрадиции в Россию или Украину, не знаю. Но они, наверное, считают, что он нейтрализован».

В комментарии Фонду «Открытый Диалог» казахстанский правозащитник Евгений Жовтис отметил, что юридическую логику решения в деле Алмы Шалабаевой искать сложно, потому что здесь главными являются исключительно политические мотивы. По мнению правозащитника, дело Алмы Шалабаевой (и в целом война с семьей Аблязова) создают определенные проблемы для взаимоотношений Казахстана с Западом, и не только в сфере прав человека, а в целом во внешней политике. А учитывая критику Европы по поводу соблюдения прав человека, проблем с коррупцией, проблем с демократическим развитием, то, скорее всего, власти приняли решение позволить Алме Шалабаевой выехать за границу, чтобы снять напряженность в этом вопросе и таким образом не усугублять проблемы международного имиджа страны. Кроме того, на принятие решения могли повлиять и события в России, где недавно были выпущены некоторые политические заключенные. Ведь оба режима имеют похожие проблемы и, чтобы ситуация не накалялась, иногда нужно немного «отпускать» гайки (что никак не свидетельствует о начале «оттепели»).

При этом, отмечает Евгений Жовтис, казахстанская власть, условно говоря, «не потеряла лицо», так как уголовное дело не закрыто, а лишь приостановлено для выяснения дополнительных обстоятельств (в частности, следствию нужно расследовать, использовался ли якобы поддельный паспорт в какой-либо другой стране ЕС). Это также позволяет казахстанским следователям держать дело в «подвешенном» состоянии, так как выяснение обстоятельств использования документов Шалабаевой в Европе может занять продолжительное время. В случае выезда Алмы Шалабаевой на территорию ЕС, теоретически казахстанские следователи могут вызывать ее на допрос в Казахстан, а также могут поручать итальянской прокуратуре проводить определенные допросы. Однако, по мнению Евгения Жовтиса, дальнейшие действия Казахстана в деле Алмы Шалабаевой будут, скорее всего, зависеть от хода и результата процесса по экстрадиции Мухтара Аблязова.