Евгений Жовтис: «Ардак Ашим, похоже, стала жертвой карательной психиатрии»

  • 10.04.2018
  • Автор: Бахытгуль Макимбай, газета «Общественная позиция» (проект «DAT»)

«Власти за эти годы так зачистили оппозиционное политическое поле, что сейчас любой высунувшийся или недовольный ситуацией и критикующий власти рассматривается, если уж не как «враг народа», так уж как явно дестабилизирующий фактор».

31.03.2018 г. активистка и блогер из г. Шымкент Ардак Ашим после допроса в отделении полиции была принудительно помещена в психиатрическую больницу. Ее обвиняют в «возбуждении социальной розни» за то, что публиковала в Facebook посты «отрицательной направленности против властей»; также ее допрашивали о причастности к ДВК. По словам Ардак Ашим, следователь Бакытжан Сыздыков сказал ей: «Зачем ты лезешь до Старика (возможно, имеется в виду Назарбаев – Прим. ред.)? Ты причиняешь вред обществу!».

Активистка отмечает, что ей не вручили постановление суда о принудительном помещении в психиатрическую больницу сроком на месяц. Соответствующее решение принял судья С. Айнабеков без участия обвиняемой, ее адвокатов или родственников, что нарушает ст. 67 Уголовно-процессуального кодекса Казахстана. Неизвестно, кто из экспертов или врачей, согласно ст. 271 УПК РК, заявил о необходимости помещения Ашим в психбольницу.

Айнура Ашимова – дочь Ардак Ашим, сообщила, что главный врач областного психоневрологического диспансера Кобланбек Оналбаев угрожал родственникам Ашим и запретил видеться с ней. Дочь Ашим опасается, что ее также могут подвергнуть преследованию или поместить в психбольницу.

Ардак Ашим через свою дочь сообщает, что ей будут пытаться колоть инъекции психотропных веществ, чтобы сделать из нее «невменяемую». Ардак Ашим считает, что один из организаторов ее преследования – аким Южно-Казахстанской области Жансеит Туймебаев. Она говорит, что находится в опале акима в связи со своей активной гражданской позицией и оппозиционной деятельностью.

Как сообщает дочь Ашим, по состоянию на 02.04.2018, сотрудники правоохранительных органов никого не пускают в психиатрическую больницу. Мы попросили прокомментировать ситуацию у известного правозащитника Евгения Жовтиса.

– В Шымкенте гражданскую активистку Ардак Ашим после вызова на допрос в полицию по уголовному делу принудительно поместили в психоневрологический диспансер. Насколько нам известно, ее привезли на «скорой» в сопровождении вооруженных полицейских. Как вы думаете, каким образом полицейские могли установить, что ее надо поместить в психушку? Как по закону должно было бы быть?

– Как следует из соответствующего постановления суда, в 2015 году госпоже Ашим был поставлен диагноз, связанный с психиатрическим заболеванием. В то же время она не была признана недееспособной, что в свою очередь не влечёт признания её невменяемой ни на момент размещения ею постов «отрицательной направленности» против властей в социальных сетях, ни на настоящий момент времени. Как я понимаю, против неё возбудили уголовное дело по статье 174 Уголовного кодекса Республики Казахстан за «разжигание социальной розни».

Можно предположить, что наши власти рассматривают себя самих как некую «социальную группу», с которой якобы и возбуждала рознь блоггер Ардак Ашим. Конечно же, с точки зрения таких наук, как социология и политология, «власть» не может быть никакой социальной группой, но и в Казахстане, и в соседней России социальной группой признают полицейских, прокуроров, судей, так что, наверное, они решили и всю власть представить такой обобщённой социальной группой.

Если применяются меры принудительного медицинского характера, то, конечно же, должно быть заключение медицинской комиссии, комиссии психиатров для установления того, что состояние госпожи Ашим именно таково, что её срочно надо поместить для лечения. Может, власти полагают, что наличие самого диагноза им позволяет так действовать. Можно также предположить, что власти хотят объявить её невменяемой на момент якобы совершения преступления.

Тут можно только гадать. Но то, что написано в постановлении суда о постах «отрицательной направленности против властей», делает всё дело явно политическим, а применяемые против госпожи Ашим средства уж очень похожими на печально известные средства «карательной психиатрии».

– Двумя неделями ранее по адресу активистки в Шымкенте полиция провела обыск, после чего полиция забрала ее на допрос в департамент внутренних дел ЮКО. В полиции ее допрашивали о том, причастна ли она к запрещенному судом в Астане движению «Демократический выбор Казахстана», и отпустили, предварительно взяв с нее расписку о том, что она не выйдет из дома на улицу города с голубыми шарами в голубой одежде в период с 21 по 24 марта. Насколько законно такое принудительное требование «силовых органов»?

– Никакой законной силы такая расписка не имеет. Запрет заниматься какой-то деятельностью может содержаться только в обвинительном приговоре суда. Это вид наказания. Кроме того, в нашем Уголовном кодексе или Кодексе об административных правонарушениях ни про голубые шары, ни про голубую одежду ничего не сказано. Вообще-то это классическая дискриминация по цвету. А если серьёзно, крайне печально, что полицейские считают себя вправе отбирать такие абсолютно незаконные расписки.

Поскольку нет сведений подтверждающих, что психическое состояние А.Ашим не позволяет ей лично участвовать в судебном заседании, как быть с судебным процессом, который шел до этого времени по иску некоего гражданина Суйин? Напоминаем, что Ардак Ашим проходит также ответчиком по уголовному делу в Шымкенте «о клевете и оскорблении» инициированному местным гражданским активистом.

– Судя по тому, что к госпоже Ашим были применены принудительные меры медицинского характера, видимо, власти считают, что её психическое состояние таково, что требует срочного принудительного лечения и на это время, соответственно, она не может участвовать в других судебных разбирательствах.

- Как видно, столько «дел» разом навалились только одному гражданскому активисту. Что кроется за всеми этими делами? Не считаете ли вы, что тем самым власти начали кампанию запугивания гражданских активистов и сторонников ДВК, когда данное движение начало влиять на умы и сердца народа?

– Ну, наши власти стабильно запугивают сторонников любой политической оппозиции на протяжении, как минимум, последних 20 лет. Вспомните давление на Республиканскую народную партию Казахстана (РНПК) в конце 90-х, аресты в начале 2000-х лидеров тогдашнего движения «Демократический выбор Казахстана», потом ликвидацию одноимённой партии за якобы экстремизм, потом давление на партию «Алга!» и т.д. Так что ничего нового.

Власти за эти годы так зачистили оппозиционное политическое поле, что сейчас любой высунувшийся или недовольный ситуацией и критикующий власти рассматривается, если уж не как «враг народа», так уж как явно дестабилизирующий фактор, и с ним проводятся беседы, привлекают к административной ли уголовной ответственности, следят, предупреждают, давят через родственников. При этом ни политические, ни экономические, ни социальные проблемы никуда не деваются, не говоря уже о явно растущем недовольстве всей правоохранительной и судебной системами. Так что не ДВК, так кто-то другой всё равно будет их озвучивать.

– Сразу после решения суда, в котором ДВК признан экстремистской организацией, в разных регионах Казахстана активистов и журналистов стали вызывать или доставлять в отделения полиции. Это коснулось тех, кто в социальных сетях выражал поддержку ДВК, критиковал решение о запрете ДВК или просто ставил «лайки» под соответствующими постами. Как вы прокомментировали бы эту ситуацию?

– ДВК уже был ликвидирован более 10 лет назад и тоже якобы за экстремизм, хотя никакого экстремизма ни в действиях, ни в выступлениях его лидеров, по моему мнению, не было. Но властям надо же как-то обосновывать преследование гражданских активистов, недовольных и инакомыслящих. Вот и по второму разу его признали экстремистской и теперь имеют как бы законные основания прессовать всех, кто как-то демонстрирует свою нелояльность.

Чего боится власть? Неужели все это связано с предстоящим транзитом власти?

– А если власть нелигитимна, то есть не обеспечена поддержкой, выраженной на свободных и справедливых выборах, она всего боится. Потому что понимает, что проценты можно любые нарисовать, можно 24 часа в сутки промывать, извините, засорять мозги, как это делает российское телевидение, можно закатать под асфальт всю оппозицию и не дать возможности проявиться никаким не контролируемым властью лидерам, но от этого легитимность не добавляется. А на фоне обострения борьбы элитных групп в связи с предстоящим транзитом власть собственной тени боится. Это характерная черта авторитарных режимов. И они ликвидируют любые, даже воображаемые угрозы имеющимся у них инструментарием, что неизбежно делает государство всё больше «полицейским». Что мы и наблюдаем.

Источник: Газета «Общественная позиция» (проект «ДАТ»)