Отчет: Преследования активистов ДВК в Казахстане

  • 02.04.2018
  • Автор: Игорь Савченко, Людмила Козловская, Андрей Осаволюк

1. Введение

В марте 2018 года казахстанский суд запретил оппозиционное движение «Демократический выбор Казахстана» (ДВК). Начав свою деятельность в апреле 2017 года, ДВК быстро набрало популярность. Одними из основных каналов распространения информации у ДВК являются Instagram (182 тыс. подписчиков у Аблязова) и Telegram (более 90 тыс. подписчиков в группе «Активист ДВК», а в региональных группах ДВК в Telegram – около 40 тыс. подписчиков).

Один из основателей ДВК – оппозиционный политик Мухтар Аблязов, которого Президент Назарбаев считает личным врагом. Аблязов заявил, что его цель – смена авторитарного режима путем мирных массовых акций протеста, а также построение парламентской республики. Протестные настроения в Казахстане возрастают, что подтвердили последние забастовки и акции протеста нефтяников и членов профсоюзов.

В авторитарном Казахстане ДВК стало единственной политической силой, которая, действуя подпольно внутри страны и публично через социальные сети, стала выступать за полную смену режима и начала заниматься организацией протестных сил. Активисты ДВК проводят агитационную работу в регионах Казахстана.

Рост популярности оппозиционного движения стал серьезным раздражителем для властей, которые в ответ усилили борьбу с ДВК и репрессии против активистов. Начиная с 2017 года, неоднократно фиксируются случаи падения скорости Интернета в Казахстане во время выступлений Аблязова в Facebook, Instagram и Telegram. 

Теперь Генеральная прокуратура попросила суд признать оппозиционное движение ДВК «экстремистским».13.03.2018 Есильський районный суд г. Астаны удовлетворил это заявление и запретил деятельность ДВК в Казахстане. ДВК обвинили в «разжигании социальной розни», «формировании негативного образа власти», «провоцировании протестных настроений». Казахстанский суд принял решение молниеносно, в закрытом режиме и без проведения судебного разбирательства.

Решение суда предусматривает длительные (до 17 лет) тюремные сроки за любую поддержку ДВК: посты, комментарии и «лайки» в социальных сетях, агитацию, участие в митингах, оказание информационных услуг и т. п. Сторонники ДВК начали подвергаться уголовным преследованиям даже за чтение и обсуждение материалов ДВК в Интернете. На данный момент известно об около 8 лицах, которые подверглись уголовному преследованию в связи с поддержкой ДВК. Кроме того, активистка Ардак Ашим стала жертвой «карательной психиатрии». 

Власти блокируют Facebook, Instagram, Telegram и другие соцсети с целью удаления материалов ДВК.

21-22.03.2018 полиция останавливала людей (в т. ч. семьи с детьми), которые гуляли по улицам с синими воздушными шариками (цвет символики ДВК).Полицейские записывали данные их документов, угрожали им ответственностью «согласно закону». Несколько лиц были задержаны.

Не все упомянутые в данном отчете лица – активисты либо сторонники ДВК, и мы не можем утверждать, кто из них таковым является. Но, устроив «охоту на ведьм», власти причисляют неугодных лиц к «сторонникам ДВК». Тем самым власти держат в страхе своих критиков и вынуждают их замолчать. Решение о запрете ДВК используется для подавления любого инакомыслия. Ведь теперь правозащитную, гражданскую, оппозиционную деятельность, а также любое выражение несогласия власти могут расценивать как «поддержку ДВК» и приговаривать за это к длительным тюремным срокам.

Решение о запрете ДВК нарушает базовые международные обязательства Казахстана в рамках Международного пакта о гражданских и политических правах, Всеобщей декларации прав человека, а также статьи 1, 4 и 5 расширенного договора о сотрудничестве между Казахстаном и  ЕС. Своими действиями власти Казахстана грубо попирают право на свободу собраний и ассоциаций, право на свободу выражения мнений, свободу СМИ и распространения информации, а также право не подвергаться произвольному задержанию и лишению свободы.

2. Активистов вызывают в полицию и «разъясняют» об уголовной ответственности за поддержку ДВК

Согласно объяснению казахстанской прокуратуры, причиной решения суда о запрете ДВК стало то, что «Мухтар Аблязов активно призывает граждан Казахстана вступать в ДВК, формирует негативный образ действующей власти и провоцирует протестные настроения». Прокуратура заявляет, что Аблязов занимается «агитацией насильственного изменения конституционного строя»«планомерно разжигает социальную рознь»и имеет цель «захватить  власть»

Решение суда от 13.03.2018 до сих пор не опубликовано на сайте электронных сервисов судебных органов Казахстана. Представителей ДВК не пригласили в суд. Они не имеют возможности подать апелляцию, так как ДВК является незарегистрированной организацией.

Сразу после решения суда в разных регионах Казахстана активистов и журналистов стали вызывать или доставлять в отделения полиции. Это коснулось тех, кто в социальных сетях выражал поддержку ДВК, критиковал решение о запрете ДВК или просто ставил «лайки» под соответствующими постами. 

Огласку получили более 16 случаев, когда в отделениях полиции лиц предупредили «об ответственности». На самом деле таких случаев было больше.В частности, с целью выдачи «разъяснений» относительно запрета ДВК, в полицию были вызваны правозащитники Бахытжан Торегожина, Галым Агелеуов, Ерлан Калиев; журналист Акмарал Шаяхметова; активисты Дильнар Инсенова, Аскар Шайгумаров, Суюндык Алдабергенов, Кайрат Исмаилов, Ергали Кайыпназар, Сергей Измайлов, Алибек Мусаулы, Жасарал Куанышалин, Марат Жанузаков, Курал Медеуов, Майгуль Садыкова, Кенжебек Султанбеков. К некоторым из этих лиц полиция явилась домой и выдала «разъяснения». Во многих случаях в отделениях полиции проводили видеосъемку «бесед» с активистами и вручения им «разъяснений».

Прокуратура усмотрела в действиях активистов «признаки участия в деятельности экстремистской организации». Майгуль Садыкова отмечает, что в отделении полиции у нее спрашивали, «как она смеет» поддерживать ДВК, а также говорили «не верить обещаниям Аблязова». По словам Аскара Шайгумарова, Суюндыка Алдабергенова и Алибека Мусаулы, в отделениях полиции им пригрозили уголовной ответственностью за «экстремизм», если они будут «лайкать» посты ДВК и Аблязова, а также поддерживать их. 

Жителя Костанайской области Николаоса Мармалиди вызвали в отделение полиции, где с ним говорили прокурор и представитель КНБ. В результате, ему пришлось написать «объяснительную» записку об «отказе от своих взглядов и идей». В Алматы полицейские пригрозили Дильнар Инсеновой, что если она не будет выполнять решение о запрете поддержки ДВК, то ее дочь  «может не закончить университет».

В отделениях полиции лицам «разъясняли» решение о запрете ДВК и заставляли подписывать документ о «предупреждении об ответственности». На данный момент известны имена некоторых должностных лиц, которые подписали «разъяснения»: прокурор города Астаны Ж. Сматов; прокурор г. Алматы Д. Шуйкебаев; прокурор г. Кокшетау Т. Оспанов; заместитель прокурора Западно-Казахстанской области Т. Найманов, прокурор г. Атырау Р. Куттуков.

Согласно заявлениям Генеральной прокуратуры и текстам «разъяснений», теперь в Казахстане запрещены и уголовно наказуемые такие действия:

  • Агитация идей ДВК и Аблязова, а также их поддержка и «положительное одобрение».
  • Распространение любых информационных материалов, в том числе листовок, а также посты, «репосты», комментарии, «лайки» в социальных сетях в поддержку ДВК и Аблязова. Прокуратура «настоятельно рекомендует» отписаться от соответствующих аккаунтов и пабликов в социальных сетях.
  • Организация и участие в митингах и акциях, которые имеют отношение к ДВК и Аблязову.
  • Предоставление материальной поддержки, а также «оказание информационных и иного рода услуг» Аблязову и ДВК.

Прокуратура подчеркнула, что за данные действия предусмотрена уголовная ответственность по обвинениям в «участии в экстремистской группе» (ст. 182 УК РК), «пособничестве терроризму или экстремизму» (ст. 258 УК РК) и «участии в деятельности организации после ее признания экстремистской» (ст. 405 УК РК). Каждая из статей предусматривает длительные (от 2 до 17 лет) тюремные сроки. 

3. Задержания людей, которые гуляли с синими воздушными шариками

Лидеры ДВК предложили своим сторонникам принять участие в акции: во время празднования Наурыза (21-22 марта) гулять по улицам с синими воздушными шариками. Символика ДВК выполнена в синих тонах. В полицейских участках активистов «предостерегали» от посещения публичных мест на выходных.

21.03.2018-22.03.2018 на улицах в разных регионах Казахстана полицейские (с ними часто были люди в штатском) подходили к людям, которые держали в руках синие шарики. При этом на шариках либо не было никакой символики, либо был изображен флаг Казахстана. Полицейские останавливали, в том числе, семьи с малолетними детьми, вызывая испуг у детей.

Полицейские останавливают семьи, которые гуляют c синими воздушными шариками. Источник: канал OSCEKZ на Youtube

Свои действия полицейские объясняли по-разному: сообщали об «оперативной отработке» по лицам с синими шарами; ссылались на приказ областной полиции и акима города; указывали на решение суда о запрете ДВК; говорили об «усилении мер в связи с праздником» и т. п. На одной из видеозаписей зафиксировано, как полицейский забрал у малолетнего ребенка два синих шарика, оставив ребенку только один оранжевый и один синий.

Людей, которые держали синие шарики, просили предоставить документы «для проверки». Полицейские записывали их контакты и данные документов, а также в это время куда-то звонили. Иногда, когда очевидцы пытались снять эти действия на видео, полиция требовала удалить запись с телефона. 

Некоторых людей садили в полицейские автобусы и автомобили, где держали около получаса, переписывая личные данные (в том числе IMEI-код телефона) и проверяя вещи. По имеющейся информации, протоколы о задержании не составлялись.

21.03.2018 на площади в Алматы полицейские повалили на землю и заломили руки велосипедисту, который ехал с синими воздушными шариками.

Полицейские силой задержали велосипедиста, который ехал с синими воздушными шариками. Источник: канал OSCEKZ на Youtube

Согласно сообщениям в соцсетях, в г. Уральск и г. Сарань зафиксированы случаи, когда полиция доставила двух человек в отделение, где их держали несколько часов и заставили писать «объяснительные записки». 

Также сообщалось, что в г. Кокшетау полицейские приехали домой к активисту и угрожая требовали удалить с соцсетей фотографии с синими шариками, которые они расценили как «рекламу ДВК».

По имеющейся информации, полиция «вела охоту» на людей с синими шариками в нескольких городах Казахстана (имена указаны в соответствии с тем, как пользователи назвали себя в соцсетях): Алматы (Ильдар Нурумов); Атырау (Ажар Миранбек); Актау и Мангистауская облать (Батыр Сарсен, Ергали Кайыпназар); Уральск (Даурен Бижанов); Павлодар (Акбота Амангельды); Сарань (Кайрат Исмаилов); Астана (Жанат Сурабалдиева, Куаныш Бекишев; также в полицейский автобус на короткое время посадили репортера казахстанского «Радио Свобода» Ержана Амирханова).

Полицейские проверяют документы людей, которые гуляют c синими воздушными шариками. Источник: канал OSCEKZ на Youtube

4. МВД возлагает ответственность за преследования людей с синими шариками на местную полицейскую службу

Произвольные задержания и «охота» за синими шариками вызвали недовольство в обществе. 26.03.2018 Министерство внутренних дел заявило, что их ведомство «не давало установку» на «изъятие синих воздушных шаров»: «Местная полицейская служба относится к акиматам. Они должны отвечать».

С 01.01.2016 в Казахстане действует Местная полицейская служба, которая создана в рамках реализации Плана Президента Назарбаева. Ее руководителей назначают акимы (главы местных администраций) по представлению МВД. В компетенцию нового органа, в частности, входит «обеспечение охраны общественного порядка при проведении массовых мероприятий» и «пресечение незаконных форм выражения протеста». Вскоре после этого, в апреле-мае 2016 года, в Казахстане были разогнаны массовые мирные акции протеста против Земельной реформы, в результате чего было задержано более 1000 человек.

В социальных сетях был размещен документ, согласно которому Местная полицейская служба г. Астаны составила «алгоритм действий оперативных сотрудников по выявлению активистов ДВК с 21 по 22 марта 2018 года». В документе (без подписей) указано, что полицейские должны обращать особое внимание на «лиц с шарами синего цвета», «с плакатами, листовками» и незамедлительно сообщать об этом начальству, «установить анкетные данные» лиц и «при установлении явных призывов экстремистского характера ... провести задержание».

 В Астане людей, гуляющих с синими шариками, садили в полицейские автобусы. Источник: rus.azattyq.org

Депутат парламента Магеррам Магеррамов заявил«Я считаю, что эти люди не просто так вышли с шарами цвета нашего знамени, это абсолютно не имеет отношения к патриотизму! Предупредили же заранее – не выходить с синими и голубыми шарами!... Надо понимать и привыкать к тому, что есть определенные законные правила, которые требуется соблюдать».

5. Уголовные преследования активистов

В разных регионах Казахстана спецслужбы и МВД возбудили несколько уголовных дел по факту деятельности ДВК (на данный момент известно об около 8 лицах, которые подверглись за это уголовному преследованию). Через социальные сети Фундация «Открытый Диалог» получила документы следствия, в которых говорится о нескольких лицах, которых уголовно преследуют за поддержку ДВК либо чтение материалов ДВК, в частности: Арсен Жуматаев, Акмарал Тобылова, Сабыр Камалбеков, Р. Тойчиев.

Согласно постановлению о подозрении (подписанное следователем ДВД г. Алматы Т. Ержановой), которое было получено Фундацией через соцсети, Арсен Жуматаев обвиняется в «финансировании либо оказании информационных услуг преступной группе» (ст. 266 УК). Следствие инкриминирует ему то, что он некоторое время был одним из администраторов группы «Активист ДВК» в Telegram,  а также опубликовал «голосовые сообщения с противоправными высказываниями Аблязова, призывавшими участников группы к распространению листовок и призыву к вступлению в движение ДВК». Следствие назвало эти действия «тяжким преступлением против общественной безопасности».

Обвинения по аналогичной статье выдвинуты Акмарал Тобыловой, которая была задержана 13.03.2018. Она отметила, что лишь читала информацию и обсуждала в соцсетях программу ДВК. В связи с беременностью, суд поместил Тобылову под домашний арест. По словам родственников, суд запретил Тобыловой говорить по телефону, пользоваться Интернетом и выходить из дома. Родственники подчеркивают, что в связи с беременностью Тобылова нуждается в надлежащей медицинской помощи, однако из-за домашнего ареста она не может пойти в больницу. Amnesty International признала Акмарал Тобылову узницей совести, которая преследуется за мирное осуществление права на свободу выражения.

С ноября 2017 года активист ДВК Алмат Жумагулов и поэт Кенжебек Абишев находятся под арестом по сомнительным обвинениям в «терроризме». Их дело очень похоже на провокацию спецслужб в контексте борьбы с ДВК.

Злоупотребляя механизмами Интерпола, Казахстан преследует активистку ДВК и журналистку Жанару Ахметову. В октябре 2017 года она была арестована в Украине по запросу Казахстана. Миграционная служба Украины отказала Ахметовой в предоставлении убежища и не проинформировала ее об этом. Власти Казахстана знали возможный адрес ее проживания, что может свидетельствовать о проведении ими оперативных мероприятий на территории Украины, а также о возможном сотрудничестве спецслужб обеих государств.

В ноябре 2017 года Ахметова была освобождена из-под стражи. О политическом контексте преследования Ахметовой заявили правозащитные организации, украинские депутаты и представители международной общественности; в ее защиту выступил офис омбудсмена. Однако все это проигнорировал украинский суд, который 27.03.2018 отклонил иск Ахметовой о признании неправомерным отказа миграционной службы в предоставлении убежища. Ахметова готовит апелляцию на решение суда. Когда закончатся тяжбы Ахметовой с миграционной службой, украинский суд возобновит рассмотрение экстрадиционного запроса Казахстана. Ахметова все еще находится под риском экстрадиции.

Кроме того, некоторым активистам угрожают уголовными преследованиями. Например, 21.03.2018 и 22.03.2018 Бекжана Ахметова (г. Атырау) и Кайрата Исмаилова (г. Сарань) несколько часов удерживали в отделении полиции, после чего отпустили. Ахметову говорили, что он якобы «расклеивал бумажки» на улице, а Исмаилову – что он якобы «может перевозить наркотики».

В отношении Майгуль Садыковой (г. Астана) выдана санкция на обыск в рамках уголовного дела, возбужденного по «заявлению» одного из граждан о том, что некоторые участники группы «ДВК Астана» в Telegram занимаются «разжиганием социальной розни путем распространения негативных материалов».

В феврале 2018 года в Мангистауской области Ергали Кайыпназара задержали полицейские за расклеивание листовок. По его словам, полицейские сказали, что он должен «выплатить штраф», но не предоставили официального решения. Кайыпназар отказался платить штраф и опасается дальнейших преследований.

После решения суда о запрете ДВК тюремные сроки грозят не только активистам или сторонникам ДВК, но и всем неугодным, ведь власти смогут их «причислить» к ДВК. Подобно этому, власти обвиняют в «сотрудничестве с Мухтаром Аблязовым» лиц, которые не имеют к нему отношения. Например, бизнесмен Искандер Еримбетов подвергся пыткам в СИЗО, поскольку спецслужбы требовали от него заставить его сестру, Ботагоз Джардемали (юриста Аблязова) вернуться в Казахстан и дать ложные показания против Аблязова. Независимые правозащитники, которые навестили Еримбетова, подтвердили факты пыток, но власти продолжают все отрицать. Бизнесмен Токмади также подвергся жестокому обращению в СИЗО, после чего публично «признался», что 13 лет назад он «совершил убийство по заказу Аблязова».

6. Карательная психиатрия в отношении активистки Ардак Ашим

31.03.2018 активистка и блогер из г. Шымкент Ардак Ашим после допроса в отделении полиции была принудительно помещена в психиатрическую больницу. Ее обвиняют в «возбуждении социальной розни» за то, что публиковала в Facebook посты «отрицательной направленности против властей»; также ее допрашивали о причастности к ДВК. По словам Ардак Ашим, следователь Бакытжан Сыздыков сказал ей: «Зачем ты лезешь до Старика (возможно, имеется в виду Назарбаев – прим. ред)? Ты причиняешь вред обществу!».

Активистка отмечает, что ей не вручили постановление суда о принудительном помещении в психиатрическую больницу сроком на месяц. Соответствующее решение принял судья С. Айнабеков без участия обвиняемой, ее адвокатов или родственников, что нарушает ст. 67 Уголовно-процессуального кодекса Казахстана. Неизвестно, кто из экспертов или врачей, согласно ст. 271 УПК РК, заявил о необходимости помещения Ашим в психбольницу. 

Айнура Ашимова, дочь Ардак Ашим, сообщила, что главный врач областного психоневрологического диспансера Кобланбек Оналбаев угрожал родственникам Ашим и запретил видеться с ней. Дочь Ашим опасается, что ее также могут подвергнуть преследованию или поместить в психбольницу.

Ардак Ашим через свою дочь сообщает, что ей будут пытаться колоть инъекции психотропных  веществ, чтобы сделать из нее «невменяемую». Ардак Ашим считает, что один из организаторов ее преследования – аким Южно-Казахстанской области Жансеит Туймебаев. Она говорит, что находится в опале акима в связи со своей активной гражданской позицией и оппозиционной деятельностью.

Как сообщает дочь Ашим, по состоянию на 02.04.2018, сотрудники правоохранительных органов никого не пускают в психиатрическую больницу.

7. Блокирование соцсетей и поправки в законодательство с целью дальнейшего преследования оппозиционных активистов

В декабре 2016 года власти Франции признали политически мотивированный характер преследования казахстанского оппозиционного политика Мухтара Аблязова и отказали в его экстрадиции. После этого Аблязов стал одним из основателей возобновленного ДВК. Предыдущее ДВК в 2005 году было признано казахстанским судом «экстремистским» (позже эта же участь настигла правопреемницу ДВК – оппозиционную партию «Алга!»).

20.03.2018 Министерство информации Казахстана заявило, что перебои в работе социальных сетей связаны с «техническими работами по удалению противоправных материалов» ДВК. Министерство сообщило, что на данный момент материалы ДВК недоступны для пользователей «ВКонтакте» и «Одноклассники» в Казахстане, а также «частично удалены» с Instagram и Telegram. Власти Казахстана требуют аналогичных действий от администрации Youtube, Facebook и Twitter.

С 01.01.2017 в Казахстане вступили в силу поправки к закону «О связи», которые дают право спецслужбам «приостанавливать работу сетей и доступ к Интернет-ресурсам» без решения суда. Ссылаясь на этот закон, в марте 2018 года операторы мобильной связи разослали абонентам уведомления о необходимости предоставить свой идентификационный номер и IMEI-код телефона для внесения в единую государственную базу. Это, а также переписывание полицейскими IMEI-кодов задержанных активистов, будет означать еще более масштабное прослушивание и слежку со стороны спецслужб.

По сообщениям СМИ, 26.03.2018 были опубликованы правки в уголовное законодательство, которые вводят дополнительное основание для применения боевых приемов и спецсредств – с целью привода лица в правоохранительные органы. «Публичное обсуждение» законопроекта предусмотрено до 9 апреля, что может говорить о спешке властей. Данный закон может использоваться как дополнительный инструмент подавления мирных собраний и преследования отдельных активистов. 

В 2017 году Президент Назарбаев подписал закон о внесении изменений в Конституцию. Теперь статья 10 Конституции Казахстана допускает лишение гражданства «за совершение террористических преступлений, а также за причинение иного тяжкого вреда жизненно важным интересам Республики Казахстан». В связи с этим Министерство юстиции готовит изменения в существующие статьи Уголовного кодекса. Министерство заявляет, что под понятие «вред жизненно важным интересам страны» подпадают, в том числе, обвинения в «возбуждении социальной розни» и «призывах к захвату или удержанию власти». Таким образом, при помощи этого юридически неопределенного понятия власти смогут подвергать политических оппонентов дополнительному наказанию в виде лишения гражданства, как это делалось в Советском Союзе.

8. Выводы

Решение о запрете ДВК базируется на исключительно политической риторике и является очередным этапом уничтожения пространства для свободной и независимой деятельности гражданского общества. Власти законодательно закрепляют репрессии против оппозиции и гражданского общества.

Авторитарный режим в Казахстане приобретает признаки тоталитарного режима. Власти прибегают к массовому устрашению и контролю над обществом, когда уголовная ответственность предусмотрена за проявление недовольства, выражение несогласия, разговоры о политике, участие в акциях протеста, а также за посты и «лайки» в социальных сетях. Эти действия власти называют «экстремистскими», ссылаясь на решение о запрете ДВК.

Особенную тревогу вызывает то, что в борьбе с инакомыслием власти Казахстана все чаще применяют «карательную психиатрию». Помимо Ардак Ашим, ранее с «карательной психиатрией» столкнулись активисты Наталья Уласик и Зинаида Мухортова. Только международное политическое давление помогло освободить Мухортову из психбольницы, а Уласик – перевести на более облегченный режим в клинику ближе к дому.

Фундация «Открытый Диалог» требует от властей Казахстана немедленно отменить решение о запрете ДВК и прекратить политические преследования граждан за инакомыслие.

Фундация «Открытый Диалог» призывает ЕС, ООН, ПАСЕ, ПА ОБСЕ, а также США, Канаду и другие правительства демократических государств осудить действия казахстанских властей, которые грубо и систематически нарушают свои международные обязательства по правам человека.

Одним из эффективных методов, которые позволят остановить беспрецедентные репрессии в Казахстане, будет включение руководителей казахстанского МВД, Местной полицейской службы, Генеральной прокуратуры и КНБ в Глобальный акт о правах человека им. Магнитского. Кроме того, персональную ответственность за репрессии должен нести Президент Назарбаев, который единолично правит Казахстаном уже на протяжении 28 лет, силой подавляя любое несогласие и инакомыслие.

Все желающие могут поддержать наши требования, обратившись по адресам:

Контакты в Казахстане:

  • Генеральный прокурор Республики Казахстан Кайрат Кожамжаров – 010000, г. Астана, проспект Мангилик Ел, 14, e-mail: Gp-rk@prokuror.kz, procuror@nursat.kz;
  • Министр внутренних дел Казахстана Калмуханбет Касымов - 010000, г. Астана, проспект Тауелсиздик, 1, e-mail: Kense@mvd.kz;
  • Председатель Комитета национальной безопасности РК Масимов К.К. – 010000, г. Астана, ул. Кенесары, 31/33, e-mail: press@knb.kz;
  • Администрация Президента Республики Казахстан – 010000, г. Астана ул. Мәңгілік Ел, 6 Дом Правительства, e-mail: aprk@akorda.kz;
  • Уполномоченный по правам человека в Республике Казахстан Шакиров А.О. – 010000, г. Астана, Левый Берег, Дом Министерств, e-mail: ombudsman-kz@mail.ru, npm_ombudsman@mail.ru;
  • Министр информации и коммуникаций Казахстана Даурен Абаев - 010000, г. Астана, ул.Мангилик Ел - 8, Дом министерств, 14 подъезд, e-mail: pressa@mob.gov.kz, mic@mic.gov.kz;
  • Министр юстиции Казахстана Марат Бекетаев - 010000, г.Астана, ул. Мєнгілік Ел 8, дом Министерств, e-mail: kanc@adilet.gov.kz, pressgov@mail.ru.

Международные контакты:

  • Президент Европейского парламента Антонио Таяни - 1047 Brussels, Belgium, Bât. Paul-Henri Spaak 09B011, Rue Wiertz/ Wiertzstraat 60, e-mail: antonio.tajani@europarl.europa.eu, тел: +32(0)2 28 45503 (Brussels), +33(0)3 88 1 75503 (Strasbourg);
  • Президент Европейской Комиссии Жан-Клод Юнкер – 1049 Brussels, Belgium Ruedela Loi/ Wetstraat 200, e-mail: president.juncker@ec.europa.eu;
  • Президент Европейского Совета Дональд Туск – 1048 Brussels, Rue de la Loi / Wetstraat 175, e-mail: donald.tusk@european-council.europa.eu,тел: +32 2 28 15650;
  • Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини – 1049 Brussels, Rue de la Loi / Wetstraat 200, e-mail: federica.mogherini@ec.europa.eu, тел.: +32 2 584 11 11; +32 (0) 2 295 71 69;
  • Глава комитета Европейского парламента по иностранным делам Дэвид МакАлистер – 1047 Brussels, Belgium, Bât. Altiero Spinelli 05E240, Rue Wiertz / Wiertzstraat 60, e-mail: david.mcallister@europarl.europa.eu, тел: +32(0)2 28 45323 (Brussels), +33(0)3 88 1 75323 (Strasbourg);
  • Глава подкомитета Европейского парламента по правам человека Антонио Панзери – 1047 Brussels, Belgium, Bât. Altiero Spinelli 11G354, Rue Wiertz / Wiertzstraat 60, e-mail: pierantonio-panzeri@europarl.europa.eu,тел: +32(0)2 28 45846 (Brussels), +33(0)3 88 1 75846 (Strasbourg); 
  • Специальный представитель ЕС по правам человека Ставрос Ламбринидис - e-mail: stavros.lambrinidis@ext.eeas.europa.eu, тел: +32(0)2 584 230;
  • Президент ПА ОБСЕ Георгий Церетели – 1070 Vienna, Austria, Neustiftgasse 3/8, тел.: +43 1 523 3002;
  • Глава Генерального комитета ПА ОБСЕ по демократии, правам человека и гуманитарным вопросам Игнасио Санчес Амор – e-mail: cristina.casado@gps.congreso.es, тел: +34 91 390 6919;
  • Генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд – e-mail: thorbjorn.jagland@coe.int, тел: + 33 (0)3 88 41 20 00;
  • Президент ПАСЕ Микеле Николетти – e-mail: nicoletti_m@camera.it;
  • Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн – Palais des Nations CH-1211 Geneva 10, Switzerland, тел: +41 22 917 9220;
  • Специальный докладчик по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение Дэвиду Кайе - Palais des Nations, CH-1211 Geneva 10, Switzerland, e-mail: freedex@ohchr.org
  • Специальный докладчик по вопросу о праве на свободу мирных собраний и свободу ассоциации Анналисе Кьямпи -  Palais des Nations, CH-1211 Geneva 10, Switzerland, e-mail: freeassembly@ohchr.org
  • Рабочая группа ООН по незаконным задержаниям - United Nations Office at Geneva, 8-14, avenue de la Paix, 1211 Geneva 10, Switzerland, e-mail: wgad@ohchr.org
  • Государственный секретарь США  – форма для интернет-обращений https://register.state.gov/contactus/contactusform;
  • Палата представителей США – Washington, DC 20515, тел.: (202) 224-3121, http://www.house.gov/contact/;
  • Офис Премьер-министра Канады Джастина Трюдо – ON K1A 0A2, Ottawa, 80 Wellington Street;
  • Палата общин Канады - Ottawa, Ontario, Canada, K1A 0A6.