Заявление и опровержение статей Игоря Т. Мечика («Газета Выборча, 07.08.2017)

В связи с многочисленными ошибками (в том числе фактографическими) и неточностями, содержащимися в статьях, мы решили прокомментировать их в данном заявлении. Наши замечания относятся к печатной версии статей (в интернет-версии «Газеты Выборчей» эти две статьи были объединены в одну и незначительно изменены /иначе скомпонованы).

Многие из этих ошибок представляют собой лживые утверждения и инсинуации, взятые из анонимного материала, который был опубликован в марте 2016 года, см. "Заявление Фундации «Открытый Диалог» относительно анонимного материала «8 фактов, которые нужно знать о Фундации «Открытый Диалог»". Кроме того, многие из приведенных в статьях фактов и предубежденных оценок противоречат предыдущим статьям журналистов «Газеты Выборчей».

Мы считаем, что вышеупомянутые статьи грубо нарушили наши частные права. Однако, поскольку мы хотели бы регулировать сложившуюся ситуацию мирным путем и поскольку редакция пообещала провести интервью с руководством Фундации (жаль, что эта беседа не состоялась раньше), пока что мы не прибегаем к юридическим мерам. С редакцией «Газеты Выборчей» нас всегда связывали доброжелательные отношения, а ее издатель, руководство и команда журналистов до недавнего времени поддерживали многие наши инициативы (в частности, защиту политических заключенных в Казахстане [1], [2], помощь крымским татарам и протестующим на Майдане [1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8]). Осознавая огромную роль и значение «Газеты Выборчей» для развития демократии и правопорядка в Польше, а также для защиты прав человека и перемен на Востоке, мы рассчитываем на дальнейшее сотрудничество с газетой.

Обновление: интервью Игоря Т. Мечика с Людмилой Козловской и Бартошем Крамеком от 13.09.2017 г.

Статья № 1: «Диалога не будет», Игорь Т. Мечик («Газета Выборча», номер от 07.08.2017, стр.1)

1. Цитата:

Специалисты из третьего сектора утверждают: история этого фонда – это цепочка весьма странных совпадений, чтобы не сказать «провокаций». Они оставляют после себя хаос. Люди не могут разобраться, кто есть кто.

Комментарий:

Неизвестно, со сколькими «специалистами» разговаривал автор статьи, неизвестными остаются и их имена. Кроме Кшиштофа Становского (который появляется в статье позднее, говоря о грантовых заявках, отклоненных по формальным причинам; он известен своим неприязненным отношением к Фундации), автор не указывает имена каких-либо других лиц, которых можно было бы причислить к вышеуказанным специалистам. Подозреваем, что речь идет об относительно узком круге знакомых между собой и рекомендующих друг друга людей.

В то же время мы не скрываем, что наша деятельность могла и может вызывать разногласия, однако эти разногласия мы связываем с масштабом нашей деятельности и своего рода профессиональной неприязнью / завистью (в том числе со стороны некоторых НГО). Тем не менее, мы считаем, что достоверности автору стоило ознакомиться хотя бы с основательным отчетом Института общественных дел «EngagEUkraine. Участие украинцев в общественной жизни Польши и Германии», где подробно раскрыта тема украинских организаций в Польше (к таковым авторы отчета причислили и «Открытый Диалог») и где одной из самых активных и эффективных названа Фундация и ее деятельность. Отчет (в частности, страницы 35-75: «Участие украинцев в общественной жизни Польши») описывает, среди прочего, отношения и взаимонепонимание между элементами этой среды (здесь: «украинские» организации и учреждения). Автору также могли бы быть полезны статьи весьма важного для нашего сектора портала NGO.pl – например, «Польско-украинский открытый диалог» – или другого важного для отрасли издания Nowa Europa Wschodnia: «Sorry, у нас есть такое право» где содержится и критика в наш адрес).

2. Цитата:

А Крамека и Козловскую, как известных правозащитников, в Сейм протащила Малгожата Гошевская из ПиС. Она годами тесно сотрудничала с «Открытым Диалогом», реализовывала цели Фундации и не брезговала ее деньгами.

Комментарий:

Фраза «протащила в Сейм» (правда, не до конца ясная) не соответствует действительности: первые контакты Фундации с М. Гошевской имели место в 2013 году, а участились только в 2014 в связи с событиями Майдана, а впоследствии – с акциями в поддержку Украины (гуманитарная помощь, миссии в защиту Надежды Савченко). Руководство Фундации и раньше поддерживало связи и сотрудничало с другими депутатами – в том числеКшиштофом Мацеевским и Тадеушем Возняком (2011), а также депутатами Европарламента (Юзеф Пиньор, Марек Мигдальский), и участвовало в их мероприятиях в Сейме в указанный период.

Утверждение «не брезговала ее деньгами» - попытка подорвать репутацию как М.Гошевской, так и Фундации – может подразумевать, что вышеуказанное лицо получало от нашего сотрудничества материальную выгоду. Учитывая контекст нашей деятельности и обвинения, которые выдвигает против нас враждебная Фундации российская и казахстанская пропаганда, это фактически повторяет их историю о том, что мы коррумпируем политиков, покупая их поддержку для наших мероприятий. Это ложь. Фундация неоднократно оплачивала выезды политиков за рубеж в составе созванных Фундацией делегаций, но в случае М. Гошевской это происходило только один или два раза – в 2014 году, когда делегации ездили в Россию с целью защиты украинских политических заключенных. Подавляющее большинство проектов, которые мы осуществляли совместно с вышеуказанным лицом и которые касались ее лично, финансировались либо непосредственно М.Гошевской, либо фондом Канцелярии Сейма (как в случае наблюдательской миссии в Одессе в 2016 году, по делу Александра Орлова).

Однако даже то, что Фундация брала на себя логистические расходы, связанные с участием политиков в заграничных миссиях, нельзя приравнять к попытке «купить» политиков. Эти расходы касаются перелетов, поездок, жилья, иногда услуг связи и питания (сумма, выделенная на ежедневные расходы, рассчитывается согласно нормам страны). Все эти суммы фиксируются в ведомости делегации; все прочие расходы также документируются. Делегаты, участвующие в миссиях, не получают никакой материальной выгоды.

Статья № 2: Диалог, открытый для всего

1. Цитата:

А семья заработала в Крыму целое состояние. У них до сих пор там бизнес.

Комментарий:

Неправда. Семья Людмилы Козловской уже не ведет (в связи с российской оккупацией) никакого бизнеса в Крыму. Фундация уже много раз об этом уведомляла, а автор игнорирует многочисленные сообщения ее представителей, равно как и официальные заявления, в том числе и недавние – например, заявление Фундации «Открытый Диалог» от 31.07.2017 (Финансирование и доноры, или Несколько слов о «соросах»). О семейных делах говорится и в заявлении Людмилы Козловской от 17.08.2017.

2. Цитата:

Долгое время первостепенной целью организации была защита постсоветского олигарха. Он бежал от казахстанского диктатора, но до этого годами был его подопечным и крупнейшим банкиром страны.

Комментарий:

Неправда. Фундация занялась делом вышеупомянутого олигарха Мухтара Аблязова только в мае 2013 года – после того, как непосредственно пообщалась с ним; он обратился к Фундации с просьбой помочь ему и принять участие в защите его нелегально депортированной из Италии семьи (жены и дочери). В этот же период Фундация в первый раз заблокировала экстрадицию одного из лидеров казахстанской оппозиционной (фактически финансируемой Аблязовым) партии «Алга!», давнего сотрудника Аблязова – Муратбека Кетебаева. Об этом сообщала и сама «Газета Выборча» в статьях «Задержан оппозиционер из Азии. Выдадут ли его диктатуре?» и «Если поляки его депортируют, он закончит свои дни в тюрьме. Или исчезнет». С этого начался интерес Фундации к политически мотивированной экстрадиции и злоупотреблению механизмами Интерпола в автократических странах. Предыдущие проекты и акции Фундации, связанные с Казахстаном, не имели непосредственного отношения к Мухтару Аблязову, и в тот период мы с ним не сталкивались.

Безосновательно также утверждение о том, что вышеуказанная цель долгое время была для нас первостепенной. Защита Аблязова представляла собой часть более широкого контекста защиты независимых групп в Казахстане и политических беженцев из Казахстана в ЕС. С середины 2013 года она была одним из центральных направлений деятельности Фундации, однако главным приоритетом и самым серьезным организационным усилием уже в конце 2013 года стала поддержка Майдана и Украины. А до 2013 года главной кампанией Фундации в отношении Казахстана была защита прав бастующих нефтяников из города Жанаозен и тех, кто непосредственно поддерживал рабочих.

Сама история отношений Аблязова с президентом Казахстана тоже отличается от той, что представлена в статье. Еще в 2001 году Аблязов стал одним из основателей оппозиционной партии «Демократический выбор Казахстана» и в результате конфликта с Назарбаевым в первый раз попал в тюрьму, после чего его признали узником совести. В тюрьме его подвергали пыткам и бесчеловечному обращению. Выйдя из тюрьмы, он продолжал тайно финансировать демократическую оппозицию, независимые СМИ и неправительственные организации. Так что утверждение о том, что Аблязов годами был «подопечным» Назарбаева, безосновательно.

История конфликта Аблязова и Назарбаева, как и наше участие в защите Аблязова, широко освещались нашими представителями и были описаны в СМИ – в том числе в самой «Газете Выборчей», например:

а в защиту деятелей, связанных с Аблязовым, по нашей просьбе выступал даже Адам Михник:

И поэтому я уважаю Мухтара Аблязова. Он единственный прямо в лицо сказал Назарбаеву «нет». Он тоже работал с ним. Был министром в его правительстве. Потом, когда у него появились свои политические амбиции, его обвинили в коррупции, посадили в тюрьму. Он сидел в карцере, его пытали. А когда наконец выпустили, он решил, что не хочет быть рабом Назарбаева, раскрутил собственный большой банк – БТА. Банк у него тоже хотели отобрать. Он, вместо того, чтобы отдать половину, во всеуслышание заявил, что не согласен. Ему пришлось бежать из страны, и сейчас в Казахстане он – враг № 1. Аблязов – это наш Ходорковский. Сейчас говорят, что он финансирует оппозицию. Финансирует. И что с того? Он дает на это собственные деньги. Какой другой олигарх отваживается делать такое? Будь он и вправду таким беспринципным, разве бы он рисковал собственной жизнью и жизнью детей?

Людвика Влодек, подробная статья о Казахстане, Назарбаеве и Аблязове:

Томаш Белецкий о задержании Аблязова (2013):

Томаш Белецкий о депортации семьи Аблязова:

Томаш Белецкий о преследовании диссидентов из Казахстана, об Аблязове и связанных с ним людях:

В то же самое время Адам Михник пишет Назарбаеву, призывая его прекратить репрессии; он требует освобождения заключенных, называя их поименно: Козлов (человек, связанный с Аблязовым), Курамшин, Тулетаева:

Адам Михник встречается с женой Козлова и выступает в его защиту:

«Газета Выборча» о деле Муратбека Кетебаева – на тот момент заместителя Козлова и сотрудника Аблязова, – задержанного в Польше:

3. Цитата:

Кшиштоф Становский, бывший президент Фонда международной солидарности: «В 2014 году Фундация «Открытый Диалог» подала несколько заявок на дофинансирование в рамках Польско-канадской программы поддержки демократии. Все они были отклонены, поскольку не соответствовали формальным критериям. Фундация не имела необходимого опыта распоряжения общественными средствами.

Комментарий:

Это правда, но здесь необходимо кое-что добавить. В 2015 году Фонд международной солидарности неожиданным образом изменил правила грантовых конкурсов, в связи с чем средства, получаемые нами (и другими организациями) от общественных сборов, перестали считаться «общественными средствами». Из-за этого мы и в дальнейшем не могли удовлетворить формальным критериям, хотя и надеялись на это, исходя из предоставленной нам информации и принципов предыдущих лет.

4. Цитата:

Это не первый раз, когда «ОД» вызывает дезориентацию и хаос. В 2014 году Фундация проводила в Варшаве открытые встречи с кандидатами на пост президента Украины. Самые главные остались в Киеве и выступали онлайн, приехали более экзотические персоны, а главной звездой оказался Дмитрий Ярош, глава «Правого Сектора» с его радикально правой риторикой. Украинцы назвали Яроша кремлевским провокатором, он проиграл выборы, получив лишь один процент голосов, однако на столичной улице поднялось оживление.

Комментарий:

Во-первых – неправда. Дмитрий Ярош не явился на встречу. Его представлял другой член «Правого Сектора». Во-вторых – неправда и то, что приехали лишь «экзотические» кандидаты: вместе с ним на встрече присутствовала представительница будущего президента Украины Петра Порошенко, ныне – депутатка украинского парламента, Оксана Юринец.

Безосновательны также обвинения в том, что целью Фундации является провокация. Вышеупомянутую встречу мы организовали (для избирателей – граждан Украины) по инициативе и просьбе Участковой избирательной комиссии при Посольстве Украины в Польше; она была продолжением предыдущих встреч-консультаций об избирательных процедурах (эти встречи проводились с участием главы консульского отдела посольства). Фундация здесь выступала лишь в качестве хозяина помещения, предоставив для мероприятия центр «Украинский мир».

Более того, как отметила сама «Газета Выборча» («Правый Сектор в Варшаве: "Границы после II мировой войны неприкосновенны". А националисты протестуют»), на этой встрече представитель «Правого Сектора» официально подтвердил неприкосновенность границ и выразил желание по-добрососедски сотрудничать с Польшей, тем самым опровергнув утверждение, что украинский национализм носит антипольский характер. Встреча вызвала огромный интерес у проживающих в Польше граждан Украины; также в ней участвовали деятели польских негосударственных организаций, занимающихся Украиной, и депутаты польского Сейма.

5. Цитата:

Подобный результат имела и попытка доставить в Украину армейские каски и бронежилеты. Даже самая мелкая организация знает, что можно проделать это спокойно и легально, поскольку границу берут на себя «челноки». Но «ОД» послал на наиболее охраняемый пограничный переход микроавтобус, набитый касками и бронежилетами.

Комментарий:

Неправда. Фундация сама – и до, и после того – переправляла бронежилеты через границу посредством «челноков», как это делают другие. Однако больше всего передач мы отправляли именно таким способом. Вышеупомянутый микроавтобус был лишь одним из многих, но это был первый за все время случай, когда – к нашему удивлению и недоумению – наш транспорт задержали (в марте 2014 года). Решение поехать через пограничный переход в Гребенном приняли волонтеры, которые вели машину. Нам ничего не известно (и тогда не было известно) о том, что этот переход является, как выразился автор, «наиболее охраняемым». Ни в каких правилах это не указано. Подобные мнения, звучащие сегодня из уст людей, которые не имели никакого отношения к тем акциям, производят впечатление злого умысла (толкающего их повсюду выискивать нашу вину); однако эти мнения не основаны на фактах, и ничто из тогдашних событий не подтверждает их).

Благодаря деятельности Фундации дело, возбужденное прокуратурой, было закрыто за отсутствием состава преступления, Фундация получила специальное разрешение от Министерства внутренних дел, и кроме того, была внесена смягчающая поправка в распоряжение министра экономики о списке предметов амуниции, для ввоза-вывоза которых требуется разрешение от 8.05.2014 года. (Вестник законов РП 2014.627). Поправка, внесенная 12 августа 2014 года (Вестник законов РП 2014, позиция 1113), касалась количества бронежилетов и касок, которыми можно владеть и перевозить через границу без разрешения, для так называемого личного пользования. Каски и бронежилеты вернули волонтерам, и в конце концов их удалось доставить тем, кто в них нуждался в Украине. Кроме того, Фундация и ее юристы занялись помощью другим активистам, которые сталкивались с аналогичными проблемами в связи с задержанием их транспорта на границе с Украиной – наш случай не был единственным в своем роде. Вышеупомянутую деятельность мы оцениваем как необходимую и эффективную. 

Ранее все это было широко освещено в СМИ. К тому же вся ситуация подробно, с указанием источников и ссылками на медиа-публикации, описана в тексте Фундации от 2016 года: Заявление Фундации «Открытый Диалог» относительно анонимного материала «8 фактов, которые нужно знать о Фундации «Открытый Диалог».

6. Цитата:

Когда бронежилеты, наконец, переправили через границу, на фронт их развозил Томаш Мацейчук, молодой польский деятель крайне правого движения. Сейчас он работает в Москве.

Комментарий:

Томаш Мацейчук занимался только одним из микроавтобусов с гуманитарной помощью. Это был период рождественско-новогодних праздников 2014/2015. Он вызвался добровольцем – в качестве водителя машины – по собственной инициативе, покрыл расходы на свой выезд (за исключением страховки) из собственных средств. Вскоре после этого (в конце января 2015 года) Фундация прекратила сотрудничать с ним из-за проблем с расчетом части гуманитарной помощи, которую он должен был доставить, а также проблем с коммуникацией. Об этом, в частности, пишет портал eastbook.eu: «Пять копеек» о «журналисте»-хамелеоне Мацейчуке.

Кроме того, дело закончилось тем, что Фундация приняла против него юридические меры (уголовного и административного характера [1], [2], [3]). Насколько нам известно, осенью 2014 года Мацейчук сотрудничал подобным образом и с другими организациями, что вызвало у нас доверие.

7. Цитата:

Наибольшее замешательство вызвало дело Надежды Савченко. Когда в мае 2016 года Путин амнистировал Савченко и отпустил ее в Украину, та своими глупыми высказываниями и провокациями быстро свела на нет общественную поддержку.

Комментарий:

Очевидно, что Фундация не имела никакого влияния на слова, политическую карьеру и судьбу Надежды Савченко после ее освобождения. Целью нашей кампании было добиться того, чтобы она вышла на свободу, и в этом нас поддерживали многочисленные представители общественного мнения, украинской диаспоры, негосударственных организаций, а также политики из демократических государств и сотрудники международных институтов со всего мира. Значительная часть наших мероприятий проходила в рамках международной компании #LetMyPeopleGo, которую инициировала украинская организация «Centre for Civil Liberties». Эти мероприятия оказались успешными.

Услуги адвокатов Савченко мы оплачивали в течение первых трех месяцев их работы в 2014 году. Затем расходы взяла на себя украинская партия «Батьківщина», которая внесла Савченко в свой избирательный список. Стоит отметить, что найти в России адвокатов, которые были бы независимы от власти и стойки к ее давлению, непросто. Мы по сей день благодарны им за отвагу и несгибаемую позицию.

Наряду с Савченко, мы защищали и по-прежнему защищаем других украинских пленников Кремля, в том числе Олега Сенцова и крымских татар. Взгляды и дальнейшее поведение освобожденных пленников для нас имеют второстепенное значение.

8. Цитата:

Студенческими делами Фундация [«Диалог в пользу Развития»] никогда не занималась. Зато в 2008 году она стала героиней международного скандала. Во время президентских выборов в Грузии Шерстюк, прикинувшись социологом, провел экзитпол, который – единственный из всех подобных опросов – показал сильный перевес Левана Гачечиладзе, кандидата объединенной оппозиции.

Комментарий:

Начиная с 2009 года, глава управления ОДФ Людмила Козловская не имеет никакого отношения к Фундации «Диалог в пользу развития». Бартош Крамек вообще никогда не был связан с этой Фундацией. Козловская не была организатором вышеупомянутой миссии в Грузии, а в 2008 году ее внимание было сосредоточено на обеспечении гуманитарной помощи из Польши и Украины в Грузию, для жертв агрессии РФ. В том же году Людмила Козловская, в рамках деятельности вышеупомянутой фундации, организовала международный Форум прав человека в Средней Азии (Варшава, декабрь 2008). Сейчас мы не можем отвечать за тогдашнюю деятельность И.Шерстюка, и уж тем более не можем оценить надежность приведенной в статье информации о «международном скандале» и о том, как проходила миссия. Эту историю Фундация уже поясняла в своем заявлении 2016 года (Заявление Фундации «Открытый Диалог» относительно анонимного материала «8 фактов, которые нужно знать о Фундации «Открытый Диалог»).

9. Цитата:

Что касается роли ОД, сами украинцы часто не могли прийти к единому мнению на этот счет.

Комментарий:

Это правда, но то же самое можно сказать и о других украинских учреждениях, организациях и инициативах, начиная с перелома 2013/2014, когда их деятельность стала значительно интенсивнее. В этой среде случались и по-прежнему случаются расколы касательно различных тем, о чем подробно сообщает отчет Института общественных дел, основанный на проведенных исследованиях.

Следует добавить, что Фундация с самого начала тесно сотрудничала с крупной организацией и движением "Евромайдан Варшава" а также проводила мероприятия совместно со многими другими организациями и учреждениями (это фрагмент нашей презентации 2014 года), такими как Фундация «Крым» (Fundacja Krym), Общество друзей Украины (Towarzystwo Przyjaciół Ukrainy), посольство Украины, местные ячейки Объединения Украинцев в Польше и т.д.

10. Цитата:

В интернете начал циркулировать анонимный, но документально подтвержденный текст «8 фактов, которые нужно знать о Фундации «Открытый Диалог». Факты касались, в частности, неясного источника финансирования фундации и плохо организованных общественных сборов.

Комментарий:

Вызывает недоумение анонимность автора и его намерения. По всей видимости, статья И.Мечика в большой степени опирается на те же самые обвинения, которые были представлены в вышеназванном тексте 2016 года. То, что текст «документально подтвержден», не соответствует истине, что видно уже хотя бы из упоминания о «плохо организованных общественных сборах». Сборы проводились совершенно прозрачным образом, Фундация подробно отчиталась о процедуре, отчеты были отправлены в соответствующее министерство. Подробнее о сборах и гуманитарной помощи говорится здесь: «Краткая информация о результатах действий в поддержку Украины, осуществленных Фундацией "Открытый Диалог" и организацией "Евромайдан Варшава"» и «Подведение итогов гуманитарной помощи, оказанной Фундацией «Открытый Диалог» в 2015 году».

Кроме того, автор никак не упоминает тот факт, что уже в марте 2016 года Фундация дала исчерпывающий комментарий к этому тексту, опираясь на факты и первоисточники: Заявление Фундации «Открытый Диалог» относительно анонимного материала «8 фактов, которые нужно знать о Фундации «Открытый Диалог». Эта информация находится в открытом доступе; складывается впечатление, что автор сознательно не упоминает о ней.

11. Цитата:

Что значит «материальная и финансовая поддержка»? Материальной поддержкой может быть упаковка канцелярских скрепок или предоставление зала для конференции. Финансовой – если это помощь от депутатов Европейского парламента – например, купленный депутатом билет на метро во время выезда, и оплаченный ОД в рамках уставных задач Фундации. А если от «Выборчей»? Например, предоставление банковских реквизитов Фундации под статьей о преследуемых крымских татарах.

Крамек не лжет, но то, что он говорит, означает не то, что может показаться. Указанный во главе списка доноров Люблин пожертвовал ОД 15 тысяч злотых – то есть менее процента от пожертвований Крамека и Козловской.

Комментарий:

Люблин указан во главе списка доноров (приведенных в качестве примера) потому, что он был одним из первых значительных институциональных доноров того периода. Скорее всего, автор текста черпал информацию из одного раздела на странице Фундации, но надо учитывать, что раздел этот был написан несколько лет назад. С тех пор ситуация существенно изменилась, а актуальная информация о донорах находится в разделе Sprawozdania («Отчеты»).

Следует указать, что материальная помощь, в т.ч. от депутатов Европейского парламента, была очень важна, поскольку имела значительную финансовую ценность. Речь идет, например, о безвозмездном предоставлении залов для крупных мероприятий в Европейском парламенте. Это может также пояснить разницу, подмеченную редактором Мечиком в другой части статьи – разницу между масштабом деятельности и расходами, сопутствующими ей на начальном этапе: это стало возможно, в частности, благодаря значительной бартерной помощи. Мы пользуемся ей до сих пор, а в случае самых крупных выгод ее ценность определяется согласно рыночным стандартам – как, например, в случае c городским советом Варшавы (помещение по адресу Nowy Świat 63) или с фирмой Google (программа Ad Grants, имеющая целью продвижение отчетов Фундации в интернете).

12. Цитата:

Как следует из перечня имущества, который Козловский предоставил в суде во время своего бракоразводного процесса, он сказочно богат. Он по сей день с размахом ведет бизнес в Крыму. Севастопольская газета «Информер» пишет, что после оккупации полуострова россиянами Козловский «метался между Херсоном и Польшей, но вскоре убедившись, что ему лично ничто не грозит, потерял страх. Вернулся в город и по настоящее время находится под покровительством представителей уже определённых российских силовых структур Севастополя, являясь по-прежнему гражданином Украины».

Неправда. Насколько надежным источником является российская газета «Информер»? Почему автор без всякой критики принимает на веру и цитирует эту информацию?

Стартап и технопарк «Маяк», пайщиком которого являлся Козловский, должен был – согласно обещанию новых оккупационных властей – стать визитной карточкой «российского» Крыма. Помимо него, среди владельцев и пайщиков фирм, создавших «Маяк», есть и другие доноры ОД и знакомые семьи Козловских – Елена, жена Мирошникова, Дмитрий Калиновский, а также мать Людмилы и Петра – Сидония Козловская. Несмотря на то, что проект Технопарка заморозили из-за недостатка средств, на имя Сидонии Филипповны недавно зарегистрировали новую фирму. Одно из направлений ее деятельности – торговля визами.

Комментарий:

Неправда. Петр Козловский, равно как и его семья, не ведет никакого бизнеса в Крыму. Он не имеет ничего общего с фирмой, торгующей визами; к тому же такая ситуация вообще была бы невозможна в реалиях оккупации. Одним из доноров Фундации был Виктор Мирошников, но Елена – это его мать, а не жена. Из каких источников автор черпает информацию об этой семье?

(…) Туда же переехал из Крыма Андрей Бровченко, который теперь руководит петербургским филиалом «Маяка»; он – сын его бывшего директора Владимира. Филиал занимается тем же, что и севастопольская фирма Козловского – обеспечивает российский флот.

По нашим сведениям – неправда. Безопасность А.Бровченко (как лица, предположительно поддерживающего Фундацию) в Крыму оказалась под угрозой после недавней медийной шумихи, о чем писал Onet.pl: «Репрессии, примененные к донорам «Открытого Диалога». Одного из них ночью вывезли из Крыма».

13. Цитата:

Звучит складно и правдоподобно. Однако пояснениям Людмилы и Бартоша идет во вред то, что они часто молчат, темнят и грешат против истины.

Комментарий:

Инсинуация, усугубляемая тем, что она, по-видимому, основана на приведенном ниже примере – который, в свою очередь, основан на лживой информации.

14. Цитата:

На вопрос Секельского, что связывало ее с Шерстюком, Людмила ответила: «Я попросила его как друга, чтобы он основал фундацию – мою мечту – потому что я на тот момент сама бы не справилась, я совсем не знала польского». В декабре 2009 года? С детства в совершенстве владея двумя славянскими языками – украинским и русским? Проведя пять лет в Польше? Будучи в Люблине, где она провела последние семестры обучения? Странно, а ведь казалась такой способной!

Комментарий:

Людмила сказала правду. Неверно, что в декабре 2009 года Людмила Козловская уже пять лет как находилась в Польше. Она приехала туда за год до этого – в 2008. Языком ее обучения поначалу был английский. Речь идет о докторантуре, свою магистратуру в Севастополе Людмила окончила лишь 30.06.2008 года. Ее родной язык – русский, украинский она изучала лишь периодически в рамках школьной программы и самостоятельно, будучи ученицей средней школы.

Замешательство также вызывает последняя фраза, которая выглядит как неприкрытая насмешка; все это выглядит как материал желтой прессы, что, по нашему мнению, неприемлемо «Газете Выборчей». Еще хуже то, что – как было сказано выше – статья основана на лживой информации.

Смотреть:

Читайте также:

  1. Заявление Фундации «Открытый Диалог» от 21.07.2017
  2. Заявление Фундации «Открытый Диалог» от 23.07.2017 (PL)
  3. Заявление относительно решения Президента Республики Польша от 24.07.2017 о судебной реформе
  4. Заявление Фундации «Открытый Диалог» от 31.07.2017 (Финансирование и доноры, или Несколько слов о «соросах»)