Vocal Europe: «Monday talk» с Людмилой Козловской о том, как автократические режимы злоупотребляют Интерполом

  • 11.09.2017
  • Автор: Редакция

Оповещения о розыске беглых преступников, опубликованные Интерполом (международной правоохранительной организацией, функционирующей как информационный центр), могут остановить беглых преступников, которые пытаются перебраться через границу. Однако интерполовская база данных по «красным циркулярам» – а ее могут просматривать представители власти со всего мира, чтобы идентифицировать находящихся под следствием людей – часто используется авторитарными правительствами для того, чтобы контролировать и преследовать диссидентов, правозащитников и журналистов.

В своем интервью журналу «Vocal Europe» Людмила Козловская, президент Фундации «Открытый Диалог», высказала свое мнение о том, как автократические режимы – такие, как Россия, Турция, Молдова, Казахстан и Азербайджан, – сотрудничая с Интерполом, создают огромные проблемы для диссидентов.

Vocal Europe: Не могли бы Вы коротко рассказать нам об основной задаче Фундации «Открытый Диалог», ее достижениях и вашей роли в частности?

Людмила Козловская: Цель Фундации «Открытый Диалог» - защищать права человека, демократию и правопорядок; мы занимаемся в основном постсоветским регионом: Украиной, Россией, Молдовой и Казахстаном. В последние четыре года одним из наших основных приоритетов была защита политических беженцев от политически мотивированных международных ордеров на арест, выданных Интерполом. Хотя Интерпол – это инструмент, чрезвычайно важный для сотрудничества полицейских служб при поимке опасных преступников, но иногда он становится орудием, с помощью которого недемократические режимы наказывают диссидентов.

Статья № 3 Конституции Интерпола запрещает Организации вмешиваться в политические дела. Тем не менее в 2013 году правозащитные организации сообщили, что недемократические государства многократно нарушали это правило. За последние четыре года «Открытый Диалог» провел несколько мероприятий в Европейском Парламенте, национальных парламентах стран-членов ЕС, в ПАСЕ и ПА ОБСЕ, несколько заседаний ОБСЕ по реализации мер по вопросам человеческого измерения (HDIM) и, кроме того, предоставил экспертную поддержку службам Интерпола. В 2013-2014 гг. мы сталкивались со скептическими комментариями о «невозможности» изменить модус работы одной из крупнейших международных организаций. К тому же в 2013 году Интерпол сам воспротивился системным реформам. Однако представители Европарламента, ПАСЕ и ПА ОБСЕ поддержали реформирование Интерпола и включили этот вопрос в план работы. Усилия международного сообщества, наконец, дали первые видимые результаты: в ноябре 2016 года Интерпол ввел в свое законодательство ряд изменений.

Vocal Europe: То, что недемократические государства осуществляют политическое преследование людей с помощью Интерпола – это общеизвестный факт. И правозащитные, и межправительственные организации уже несколько лет работают над этой проблемой. Как вы считаете, почему Интерпол следует реформировать и что уже сделано в этой области?

Людмила Козловская: Интерполовский «красный циркуляр» стал самым популярным средством заставить молчать оппонентов, активистов, журналистов или их родственников, даже если те сумели покинуть авторитарное государство или получить политическое убежище/защиту. Такой циркуляр может иметь самые разрушительные последствия. Он способен запятнать репутацию, привести к аресту и создать множество бытовых проблем: например, помешать человеку открыть счет в банке или снять квартиру. Мы поняли, что единственный способ решить проблему – это изменить базовые принципы работы Интерпола.

Одним из инициаторов реформы Интерпола была Фундация «Открытый Диалог». Самое большое наше достижение заключается в том, что людей, получивших статус беженцев, начали исключать из интерполовского списка разыскиваемых лиц. Но этот подход не закреплен в законодательстве и применяется непоследовательно. Поэтому интерполовские списки разыскиваемых лиц все еще включают в себя многих беженцев и других людей, несмотря на то, что несколько стран-участниц ЕС признали их преследование.

Даже те, кто получил разрешение на проживание или гражданство в западных демократических странах, подвергаются атакам со стороны недемократических государств. Есть много случаев, когда недемократическим странам отказывали в экстрадиции их граждан, однако эти люди по-прежнему остаются в интерполовских списках разыскиваемых лиц. Вследствие этого они находятся под стражей в течение долгого времени, а те, кто остался на свободе, не могут свободно путешествовать, устраиваться на работу и открывать счет в банке. Беженцы могут и не знать о том, что их разыскивают, поскольку большинство уведомлений Интерпола недоступно широкой общественности.

Поэтому одной из наиболее актуальных для нас проблем является то, что нет механизма, который бы защищал жертв политических преследований, задержанных на территории ненадежного государства. К примеру, сейчас мы пытаемся спасти жизнь Анатолия Погорелова, одного из представителей окружения казахстанского оппозиционера Мухтара Аблязова. Казахстанские власти преследуют Погорелова главным образом потому, что хотят добиться от него ложного признания, которое бы инкриминировало Аблязова. Погорелов под угрозой  задержания в ОАЭ, но проблема в том, что Арабские Эмираты – как и многие другие небезопасные государства – не подписывали основных договоров о правах человека, а если и подписали, то не ввели в силу. Кроме того, мы работаем с делом Фарида Юсуба, политического беженца из Азербайджана, которого задержали в России, и теперь ему грозит экстрадиция по запросу азербайджанских властей. Следовательно, эти страны игнорируют не только решения УВКБ ООН о предоставлении статуса беженца, но и решения самого Интерпола, которые признают политическую мотивацию преследования. Фарида Юсуба исключили из «красных циркуляров» Интерпола, но российские власти отказывают ему в праве покинуть страну.

Прочтите полное интервью (EN) на: www.vocaleurope.eu

Прочтите наш последний отчет: Отчет. Реформа Интерпола: не остановиться на полпути