Отчет. Реформа Интерпола: не остановиться на полпути

  • 09.06.2017
  • Автор: Игорь Савченко, Катерина Савченко, Андрей Осаволюк

Недемократические государства осуществляют политические преследования через систему Интерпола. Над решением этой проблемы уже несколько лет работают правозащитные и межгосударственные организации. Наконец, реформа Интерпола сдвинулась с места. В данном отчете проанализированы нововведения в законодательство Интерпола, а также предложен конкретный механизм дальнейшей эффективной реализации реформы.

1. Введение. Почему Интерпол нуждается в реформах, и что уже сделано для этого

Недемократические государства используют систему Интерпола для преследования беженцев и политических оппонентов. С обсуждения этой проблемы началась реформа Интерпола.

Интерпол – крайне важный инструмент сотрудничества полицейских органов с целью розыска и задержания опасных преступников. Статья 3 Конституции Интерпола запрещает Организации вмешиваться в дела политического характера. Однако в 2013 году правозащитные организации зафиксировали, что недемократические государства систематически нарушают эту норму.

Представителям гражданского общества стало очевидно, что решить эту проблему возможно только путем изменения принципов работы Интерпола. Одним из инициаторов реформы Интерпола стала Фундация «Открытый Диалог». На протяжении последних 4-х лет Фундация проводила мероприятия в Европарламенте, парламентах государств ЕС, во время сессий ПАСЕ и ПА ОБСЕ, а также предоставляла экспертизу для органов Интерпола.

В 2013-2014 гг. мы слышали скептические отзывы относительно «невозможности» добиться изменений в работе одной из самых крупных международных организаций. И сам Интерпол в 2013 году выступал против системных реформ. Однако представители Европарламента, ПАСЕ, ПА ОБСЕ поддержали реформу Интерпола и включили этот вопрос в повестку дня своей работы. О проблеме заговорили мировые СМИ.

Усилия международной общественности дали первые существенные результаты. В ноябре 2016 года Интерпол внес ряд изменений в свое законодательство.

Интерпол начал удалять из списка розыска лиц, которые имеют статус беженца по отношению к государству, которое их разыскивает. Однако эта политика не закреплена в законодательстве и применяется непоследовательно. В списках Интерпола остается много беженцев и других лиц, чье преследование было признано государствами ЕС и правозащитниками как политически мотивированное.

Те, кто получили вид на жительство и даже гражданство в государствах ЕС и США, остаются под прицелом недемократических государств. В экстрадиции этих лиц отказано, но они все равно находятся в списках Интерпола, из-за чего подвергаются длительным арестам, а также не могут путешествовать, устроиться на работу, открыть счет в банке. Беженцы могут и не догадываться, что находятся в розыске, ведь большинство уведомлений Интерпола непубличные.

Нет механизма защиты жертв политических преследований, которые были задержаны на территории небезопасных государств. Эти государства не подписали базовые соглашения по правам человека или же не выполняют их; они игнорируют решения УВКБ ООН о предоставлении статуса беженца и решения Интерпола о признании дела политическим. Там беженцы находятся в ловушке и могут быть экстрадированы, несмотря на угрозу пыток и смерти.

Запросы на удаление из списка розыска рассматривает Комиссия по контролю за файлами Интерпола. Только Комиссия принимает решения по жалобам, и только она может пересматривать свои решения. Нет механизма, который позволил бы обжаловать действия Интерпола в независимом судебном органе вне структуры Интерпола.

Комиссия стала детально обосновывать свои решения и даже публиковать некоторые выдержки из них. Однако не прописаны четкие критерии для принятия решений. Бывает, что в двух одинаковых случаях Комиссия принимает разные решения, которые противоречат друг другу. Часто беженцы вынуждены ожидать решения Комиссии около года или больше (до начала реформы эти сроки были еще более длительными).

Законодательство Интерпола указывает, что члены Комиссии независимы и не должны представлять интересы какого-либо государства. При этом только государства имеют право выдвигать кандидатов в Комиссию (что является в некоторой степени парадоксальным). Как правило, членами Комиссии становятся представители правоохранительных органов разных государств. Палата по запросам Комиссии состоит из 5 членов, и на данный момент только одного из них можно считать представителем гражданского общества.

Согласно новому законодательству, Национальные центральные бюро и Генеральный Секретариат назначают офицеров по защите данных, которые должны отслеживать нарушение правил Интерпола. Пока что не понятно, насколько офицеры могут быть независимыми. Ведь фактически они осуществляют проверку тех, кто назначает их на должности. Кроме того, офицеры не имеют полномочий принимать обязывающие решения для Национальных центральных бюро или Генерального Секретариата.

Согласно законодательству, Интерпол может налагать санкции против государств-нарушителей, но не делает этого. Интерпол уделяет одинаковое внимание запросам на розыск от демократических государств и недемократических (их большинство в Организации).

При сотрудничестве с международной общественностью Интерпол сделал важные шаги, но главное – не остановиться на полпути. Важно, чтобы реформирование происходило не только путем расширения бюрократического аппарата. Новые органы должны получить реальные полномочия и независимость. Важна дальнейшая гармонизация законодательства Интерпола. Некоторые нововведения не прописаны детально в законодательстве, из-за чего находятся в «подвешенном состоянии».

В апреле 2017 года ПАСЕ утвердила отчет и резолюцию о реформе Интерпола. Это результат 3-летней работы Комитета ПАСЕ по юридическим вопросам и правам человека и докладчика Бернда Фабрициуса. Мы благодарим ПАСЕ за отчет, который стал важным импульсом для дальнейших изменений в Интерполе. Теперь своевременным является следующий шаг – подготовка нового отчета, призванного отслеживать реализацию реформы.

Данный отчет Фундации «Открытый Диалог» является продолжением кропотливой работы по усовершенствованию системы Интерпола. Мы проанализировали положительные изменения и недостатки политики защиты беженцев, политики публичности запросов на розыск, а также относительно работы Комиссии по контролю за файлами и офицеров по защите данных. Поднят вопрос о перспективах реформирования в связи с назначением нового руководства Интерпола. Мы предложили дополнительную экспертизу и рекомендации, а также конкретный механизм эффективного внедрения реформ – на уровне законодательства и структуры Интерпола.

В отчете рассмотрены 25 кейсов, которые являются примерами злоупотреблений Интерполом в политических целях. Эти кейсы связаны с нарушениями со стороны России, Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Китая, Азербайджана, Турции и Молдовы.

Фундация «Открытый Диалог» выражает благодарность правозащитной организации Destination Justice за сотрудничество в продвижении реформы Интерпола. Мы также осуществляем коммуникацию и обмен экспертными мнениями с представителями Fair Trial. Мы высоко оцениваем то, что Интерпол стал прислушиваться к представителям гражданского общества, а также рассчитываем на дальнейший конструктивный диалог с Организацией.

2. Реформа Интерпола: первые шаги и первые достижения

Правозащитные и межгосударственные организации неоднократно обращали внимание на факты использования системы Интерпола для преследования беженцев и политических оппонентов. В 2013 году началось широкое обсуждение этой проблемы.

Фундация «Открытый Диалог» была одной из тех неправительственных организаций, которые начали международную кампанию в поддержку реформы Интерпола. В частности, в 2013 году Фундация организовала мероприятия по этой теме в лондонском и итальянском парламенте. Также в 2013-2014 гг. были проведены встречи в рамках сессий ПА ОБСЕ в Стамбуле и Баку. Фундация приветствовала включение в декларации ПА ОБСЕ пунктов о необходимости реформы Интерпола.

Фундация «Открытый Диалог» организовала международные конференции в Риме (декабрь 2013 г.) и Мадриде (октябрь 2014 г.), где правозащитники, эксперты, парламентарии и журналисты обсуждали проблему злоупотреблений системой Интерпола. В 2015-2016 гг. Фундация провела мероприятия в Европарламенте, парламентах Германии и Австрии, а также в рамках Совещания ОБСЕ (HDIM) и заседания Комитета ПАСЕ по юридическим вопросам и правам человека.

ПА ОБСЕ, ПАСЕ и депутаты Европарламента прислушались к позиции правозащитных организаций и выразили поддержку реформе Интерпола.

Однако Интерпол не сразу продемонстрировал готовность к изменениям. 28.05.2013 бывший тогда Генеральный секретарь Интерпола Рональд Нобл заявил, что критики руководствуются «неполными либо совсем неправильными знаниями», и сам Интерпол «не нуждается в каких-либо серьезных реформах». В 2014 году, когда новым Генеральным секретарем стал Юрген Шток, Интерпол признал необходимость борьбы с нарушениями ст. 3 Конституции. Организация стала более открытой к гражданскому обществу. 

В ноябре 2014 года Интерпол уполномочил Рабочую группу по обработке информации провести пересмотр надзорных механизмов Организации. 01.07.2015-03.07.2015 проходила встреча Рабочей группы, которая включала консультации с неправительственными организациями. Фундация «Открытый Диалог» предоставила свои рекомендации для Рабочей группы.

09.11.2016 Генеральная ассамблея Интерпола приняла решение о внедрении ряда реформ. Были внесены поправки в правила Интерпола и принят Устав Комиссии по контролю за файлами. В структуре Интерпола созданы новые органы, призванные отслеживать нарушение правил Организации.

Представители Интерпола заявили об изменении политики относительно лиц со статусом беженца. Данная политика уже начала внедряться, благодаря чему из списка розыска было удалено несколько жертв политических преследований. В частности, Интерпол аннулировал розыск нескольких лиц, в отношении которых Фундация «Открытый Диалог» проводила международную кампанию по защите (Николай Кобляков, российский оппозиционный активист; Татьяна Параскевич и Артур Трофимов, обвиняемые в рамках дела казахстанского оппозиционера Мухтара Аблязова; Павел Забелин, обвиняемый по делу ЮКОСа).

На данный момент политика защиты беженцев не включена в качестве нормы в законодательство Интерпола. Много политических беженцев по-прежнему остаются в списках Интерпола.

Еще одним позитивным шагом со стороны Интерпола стали изменения в работе Комиссии по контролю за файлами. Комиссия начала отвечать на запросы в регламентированные сроки и детально обосновывать свои решения. Количество заседаний Комиссии увеличилось. На сайте Интерпола появилась информация о процедуре подачи запросов в Комиссию. В марте 2017 года Комиссия стала публиковать выдержки из некоторых своих решений. Это может помочь адвокатам отслеживать логику ответов Комиссии и формулировать свои аргументы. 

В июне 2014 года ПАСЕ приняла решение подготовить отчет о проблеме злоупотреблений системой Интерпола. В рамках подготовки отчета ПАСЕ, в мае 2015 года, в мае 2016 года и в декабре 2016 года представители Фундации «Открытый Диалог» предоставили свою экспертизу на заседании Комитета ПАСЕ по юридическим вопросам и правам человека.

26.04.2017 ПАСЕ утвердила отчет и резолюцию на тему: «Злоупотребление системой Интерпола: необходимость введения более строгих юридических гарантий». «Процедуры «красного уведомления» Интерпола подвергались злоупотреблениям со стороны некоторых государств-членов, и Интерпол не смог предотвратить многие такие злоупотребления или своевременно предоставить помощь», – утверждается в отчете, автором которого стал представитель Европейской народной партии Бернд Фабрициус. Отчет ПАСЕ ссылается на данные Европейской Комиссии, которой удалось опросить власти 22 государств ЕС. В половине ответов было указано, что государства ЕС сталкивались с незаконными уведомлениями Интерпола о розыске.

26.04.2017 в Страсбурге Фундация «Открытый Диалог» вместе с докладчиком ПАСЕ Берндом Фабрициусом организовала мероприятие для обсуждения реализации рекомендаций ПАСЕ по реформе Интерпола. Следует отметить, что представители Казахстана осуществляли давление на докладчика ПАСЕ и других членов ПАСЕ. Казахстанские власти добивались непринятия резолюции или исключения из нее пунктов о политической подоплеке дела Мухтара Аблязова, казахстанского оппозиционного политика.

Представитель Интерпола Ярон Готлеб отказался участвовать в данном мероприятии. В телефонном разговоре он объяснил свой отказ присутствием в списке спикеров Мухтара Аблязова, дело которого еще рассматривается Интерполом. В связи с этим Фундация «Открытый Диалог» выразила сожаление, напомнив, что Государственный совет Франции, более 60 депутатов Европарламента и правозащитные организации признали политический контекст дела Аблязова. В ответ пресс-служба Интерпола заверила, что Интерпол не ставил условий относительно состава спикеров и остается открытым к конструктивному диалогу. Есть основания полагать, что казахстанские власти могли повлиять на решение Интерпола отказаться от участия в мероприятии. Несмотря на действия казахстанских лоббистов, делегаты ПАСЕ утвердили отчет о реформе Интерпола.

3. Преследования лиц со статусом беженца

Авторитарные государства объявляют в розыск Интерпола беженцев и политических оппонентов. В связи с этим они подвергаются арестам и находятся месяцы и годы за решеткой, пока проходят длительные процедуры рассмотрения экстрадиционных запросов и оспаривания уведомлений Интерпола. Они остаются в списках Интерпола даже после того, как суды отказывают в их экстрадиции.

19.05.2015 на заседании Комитета ПАСЕ представитель Интерпола Ярон Готлеб заявил об изменении политики относительно беженцев. По его словам, если лицо объявлено в розыск государством, в отношении которого оно имеет статус беженца, то такое уведомление Интерпола снимается. Готлеб подчеркнул, что для этого Интерполу нужно получить официальное подтверждение о наличии статуса беженца, что часто занимает длительное время.

Недостатки действующих механизмов Интерпола:

- На данный момент, новая политика по отношению к лицам со статусом беженца не закреплена в законодательстве Интерпола. На сайте Интерпола нет заявлений по этому поводу.

В списке Интерпола находятся лица, имеющие статус беженца и решение об отказе в их экстрадиции. Ниже представлены несколько примеров того, как Казахстан, злоупотребляя Интерполом, преследует своих политических оппонентов. Используя систему Интерпола, власти Казахстана добиваются экстрадиции оппозиционного политика Мухтара Аблязова, а также его соратников и родственников (чтобы получить обвинительные показания против него). 12 коллег и родственников Аблязова получили убежище в ЕС и США. Государства ЕС отказали в их экстрадиции в Казахстан, Россию и Украину.

Source: tengrinews.kz

Мухтар Аблязов – казахстанский оппозиционный политик, бизнесмен, бывший глава казахстанского негосударственного БТА Банка. Дело БТА Банка стало следствием давнего конфликта между оппозиционером Аблязовым и Президентом Назарбаевым. В 2009 году Казахстан выдвинул Аблязову и его коллегам обвинения в финансовых преступлениях. Дело БТА Банка строится на основании «признательных показаний», полученных путем шантажа, угроз и похищений. В 2011 году Аблязов получил статус беженца в Великобритании.

Казахстан не имеет договоров об экстрадиции с большинством стран ЕС. Поэтому власти Казахстана обратились за помощью к украинским и российским правоохранительным органам, которые также объявили Аблязова и его коллег в розыск Интерпола. Обнародованные документы переписки подтвердили, что представители казахстанских властей давали украинскому и российскому следствию прямые инструкции по делу. 09.12.2016 Государственный совет Франции отказал России в экстрадиции Аблязова, признал его дело политически мотивированным, а также подчеркнул, что Казахстан оказывал давление на украинские и российские власти, требуя от них направления запросов на экстрадицию.

Source: https://www.facebook.com/mur.ketebayev?fref=ts

Муратбек Кетебаев– казахстанский оппозиционный политик, соратник Мухтара Аблязова. Казахстан объявил Кетебаева в розыск Интерпола по обвинениям в «хищениях» (дело БТА Банка) и «возбуждении социальной розни» (дело о забастовке в Жанаозене). 09.12.2013 Польша предоставила Кетебаеву статус беженца. Позже он был задержан в Испании по «красному уведомлению». В 2015 году Испания установила политическую подоплеку преследования Кетебаева и отказала в его экстрадиции.

Source: respublika-kaz.info

Александр Павлов – бывший начальник охраны Мухтара Аблязова. Казахстан объявил Павлова в розыск Интерпола по обвинениям в «хищениях» (дело БТА Банка) и «планировании террористических актов». 17.02.2015 Верховный суд Испании предоставил убежище Павлову. В экстрадиции Казахстану отказано. На данный момент розыск Павлова приостановлен на время рассмотрения его дела Комиссией по контролю за файлами Интерпола.

Source: rus.azattyq.org

Роман Солодченко– бывший коллега Мухтара Аблязова. 10.01.2012 Великобритания предоставила ему статус беженца. В 2016 году Великобритания отказала Украине и России в его экстрадиции. Интерпол удалил запрос Казахстана и Украины на розыск Солодченко, однако оставил в силе российский запрос.

 

Leila Khrapunova, Victor Khrapunov. Source: forbes.kz

Виктор Храпунов (бывший министр энергетики Казахстана, бывший мэр г. Алматы), Лейла Храпунова (бизнесвумен и бывшая руководитель государственной Корпорации по телевидению), Ильяс Храпунов (их сын, бизнесмен, зять Мухтара Аблязова). Используя систему Интерпола, власти Казахстана преследуют семью Храпуновых из-за их оппозиционных взглядов и родственных связей с Мухтаром Аблязовым.

Ilyas Khrapunov. Source: forbes.kz

У Виктора и Лейлы Храпуновых давний конфликт с Даригой Назарбаевой, дочерью Президента Казахстана. По словам Храпуновых, Дарига Назарбаева требовала назначать на подконтрольные Виктору Храпунову должности нужных ей людей, а также добивалась отставки Лейлы Храпуновой. На протяжении многих лет Лейла Храпунова публично критикует Даригу Назарбаеву за ее стремление к полному контролю над казахстанскими СМИ. Виктор Храпунов, в свою очередь, стал автором книги «О диктатуре Нурсултана Назарбаева».

С 2007 года семья Храпуновых официально проживает в Швейцарии. Храпуновы сообщают, что в 2007-2011 гг. представители Назарбаева предлагали им «раскаяться», разорвать связи с оппозиционером Мухтаром Аблязовым, а также дать показания против него. Они отказались принимать условия Назарбаева, после чего стали жертвами уголовных преследований.

С 2011 года в Казахстане против семьи Храпуновых (всего – 7 человек) было возбуждено более 20 уголовных дел по обвинениям в отмывании денег и создании преступной группы. По версии казахстанских властей, Ильяс Храпунов «руководил преступной группой в Казахстане» уже в 1997 году, когда ему было 14 лет, и он учился в швейцарской школе. Казахстанское следствие считает, что Даниэль Храпунов, сын Храпуновых, был «членом преступной группы» в 2000 году, когда ему было 4 года. На данный момент известно, что в розыске Интерпола по запросу Казахстана находятся Виктор, Лейла и Ильяс Храпуновы, а также Айяр Ильясов (муж сестры Лейлы).

Aiyar Ilyassov. Source: interpol.int

В европейских СМИ широкую огласку получила информация о том, что власти Казахстана пытались подкупить некоторых швейцарских парламентариев и бывших чиновников с целью лоббирования вопроса об экстрадиции Храпуновых. Швейцария дважды (в 2011 году и в 2014 году) отказала Казахстану в экстрадиции Виктора Храпунова.

В ноябре 2016 года стало известно, что Украина направила в Швейцарию запрос на экстрадицию Ильяса Храпунова. Украина обвинила его в «хакерской деятельности относительно украинских адвокатов казахстанского БТА Банка». Речь идет об обнародованной переписке фирмы «Ильяшев и Партнеры». Переписка получила огласку в СМИ и подтвердила факты коррупционного влияния Казахстана на украинское и российское следствие по делу Аблязова. Обвинения со стороны Украины выглядят сомнительными, поскольку Казахстан до сих пор ищет неизвестных хакеров, инициировав судебные процессы в США и Новой Зеландии. В американском суде Казахстан требовал удалить с сайта казахстанского СМИ «Республика» все публикации с анализом обнародованной переписки, а также получить доступ к личным данным журналистов. Суд США отклонил требования Казахстана.

Source: planetanyne.ru

Алма Шалабаева – супруга Мухтара Аблязова, которая в мае 2013 года вместе с 6-летней дочерью была похищена из Италии в Казахстан. Задержание Алмы Шалабаевой произошло на основании запроса НЦБ Астаны к итальянским властям. Незаконная депортация семьи обернулась международным скандалом и спровоцировала правительственный кризис в Италии. В Казахстане Шалабаевой выдвинули обвинения в подделке паспорта. Благодаря вмешательству правозащитных организаций, ООН и Европейского парламента, 24.12.2013 казахстанские власти разрешили Шалабаевой с дочерью покинуть пределы Казахстана. Италия предоставила им статус беженцев. 

Интерпол уже удалил из списка розыска несколько коллег и родственников Аблязова (Татьяну Параскевич, Артура Трофимова, Куаныша Нургазина).

Ниже представлены несколько примеров того, как Россия продолжает преследовать через Интерпол своих политических оппонентов.

Source: krugozormagazine.com

Ахмед Закаев– чеченский общественный деятель. Россия обвиняет его в терроризме и убийствах. На основании «красного уведомления» подвергался аресту в Дании, Великобритании и Польше. Все эти государства отказали России в его экстрадиции. В 2003 году Великобритания предоставила Закаеву статус беженца.

Source: baltictimes.com

Андрей Некрасов – российский журналист и активист. Россия объявила его в розыск Интерпола по обвинению в вымогательстве. На основании этого, в августе 2015 года Некрасов был задержан на территории Кипра. России было отказано в его экстрадиции. В сентябре 2015 года Литва предоставила Некрасову статус беженца.

 

Source: v1.ru

Алексей Торубаров – российский бизнесмен, выступавший против коррупции в российских правоохранительных органах. Россия обвинила его в мошенничестве. На основании российского «красного уведомления» он провел под арестом 4 месяца в Австрии и 14 месяцев в Чехии. Австрия отказала в его экстрадиции. В мае 2013 года Министр юстиции Чехии санкционировал экстрадицию Торубарова в Россию, хотя на тот момент рассмотрение прошения Торубарова об убежище не было закончено. Через год Конституционный суд Чехии признал решение об экстрадиции незаконным.

По словам Торубарова, в России он подвергался жестокому обращению. В июле 2013 года он был выпущен под домашний арест, после чего бежал в Венгрию, где участвует в судебных тяжбах в связи с получением убежища.

Source: yarnovosti.comЯн Андреев – бывший глава Тутаевского района Ярославской области (Россия). Избирался на должность дважды – в 2004 и 2008 годах. Среди глав всех 19 районов Ярославской области Андреев был единственным, кто не состоял в правящей партии «Единая Россия». Андреев отмечает, что именно это обстоятельство послужило основанием для начала его преследования. В апреле 2009 года губернатор Ярославской области потребовал от него уйти в отставку. Андреев отказался это сделать, подчеркнув, что он был избран на выборах. После этого в отношении Андреева возбудили 4 уголовных дела по обвинению в коррупционных преступлениях, которые он якобы совершил, будучи главой района. В июле 2009 года по ходатайству следствия Андреев был отстранен от должности.

4 уголовных дела были объединены в одно. В сентябре 2011 года суд оправдал Андреева по всем пунктам обвинения и восстановил его в должности. После этого руководство области вновь начало угрожать ему, требуя подать в отставку (СМИ обратили внимание на этот факт. Андреев обратился в правоохранительные органы, однако реакции не последовало. Опасаясь преследований, он уехал в Израиль. В декабре 2011 года российские власти возбудили против него еще одно уголовное дело (уже 5-е). По словам Андреева, он узнал об этом во время пребывания в Израиле. 30.01.2012 Россия объявила его в розыск Интерпола. В настоящий момент Андреев имеет вид на жительство в Израиле. Он отмечает, что ему отказывают в предоставлении гражданства в связи с пребыванием в списке Интерпола.

- Отсутствует механизм защиты тех жертв политических преследований, которые находятся или были задержаны в небезопасных государствах. Эти государства не являются участниками базовых соглашений по правам человека или же открыто игнорируют свои обязательства по этим соглашениям. Поэтому там лица не могут рассчитывать на получение убежища, отказ в экстрадиции, защиту своих прав и независимое расследование. В небезопасных государствах беженцам также угрожает похищение.

Photo from a private collection

Анатолий Погорелов– бывший топ-менеджер, который находится в розыске Интерпола по запросу Казахстана в качестве обвиняемого по делу БТА Банка. Он стал жертвой политически мотивированного уголовного дела против Мухтара Аблязова. Компетентные органы государств ЕС и США сделали вывод о политическом характере преследования лиц, которые проходят по тому же делу, что и Погорелов. Существует угроза, что в случае экстрадиции или похищения Погорелова, власти Казахстана путем пыток будут требовать от него показаний против Аблязова. 27.04.2017 25 депутатов из 18 стран подписали письменную декларацию, которая впервые за историю ПАСЕ коснулась темы нарушения прав человека в Казахстане. В декларации упоминается и дело Анатолия Погорелова.

Сейчас Погорелов находится в Объединённых Арабских Эмиратах (ОАЭ), которые не являются участником Всеобщей декларации прав человека. 17.05.2017 Игнасио Санчес Амор и Ивана Добесова (председатель и вице-председатель Комитета по демократии, правам человека и гуманитарным вопросам ПА ОБСЕ) в своем письме отметили, что в деле Погорелова Казахстан нарушает ст. 3 Конституции Интерпола. Члены ПА ОБСЕ подчеркнули, что Погорелов подвергся политическому преследованию из-за своих бывших связей с Мухтаром Аблязовым. Игнасио Санчес Амор и Ивана Добесова призвали власти ОАЭ вернуть Погорелову изъятый паспорт и позволить выехать из страны. Также члены ПА ОБСЕ обратились к Верховному комиссару ООН по правам человека с призывом способствовать перемещению Погорелова в третье безопасное государство.

Правозащитные организации, а также Европейский парламент сигнализируют о политических преследованиях и отсутствии верховенства права в ОАЭ, а также о фактах насильственного исчезновения людей. Есть серьезный риск, что в ОАЭ казахстанские власти могут прибегнуть к похищению Анатолия Погорелова, как это было в случае с Жаксылыком Жаримбетовым.

Source: rus.azattyq.org

Жаксылык Жаримбетов – бывший топ-менеджер БТА Банка (бывший коллега Мухтара Аблязова и Анатолия Погорелова). 17.01.2017 Жаримбетов был задержан в стамбульском аэропорту. 21.01.2017 казахстанские спецслужбы вывезли его на чартерном самолете в Казахстан. Власти Турции не ответили на запрос относительно обстоятельств и процедуры передачи Жаримбетова. Факты характеризуют данный инцидент как похищение, осуществленное казахстанскими спецслужбами при сотрудничестве с турецкими спецслужбами. С июля 2016 года в Турции действует чрезвычайное положение, в связи с чем приостановлено действие Европейской конвенции по правам человека.

В 2012 году Жаримбетов получил в Великобритании статус беженца. Поэтому Турция и Казахстан нарушили одну из базовых норм международного права – принцип невозвращения беженца в страну происхождения. После 10 дней пребывания в казахстанском СИЗО Жаримбетов пошел на «сотрудничество со следствием» и начал давать показания против Аблязова. 30.01.2017 на пресс-конференции Жаримбетов сказал, что оказался в Казахстане, потому что «звезды так сложились»: «Если бы меня не задержали в Турции, может быть ходил бы где-то. Боялся бы. ... Три дня, говорят, человек привыкает к аду. То есть, можно ко всему привыкнуть».

В апреле 2017 года в открытом письме к представителям ОБСЕ Жаримбетов снова заявил, что его «никто не похищал»: «Я прибыл в Казахстан по собственному решению... Я мог воспользоваться статусом политического беженца… но специально не сделал этого». Жаримбетов призвал ОБСЕ «заставить опровергнуть» «клеветнические заявления» Фундации «Открытый Диалог» о похищении. Жаримбетов считает, что Президент Фундации Людмила Козловская «уговорила» его супругу написать заявление о похищении. На самом деле 21.01.2017 Акмарал Жаримбетова, супруга Жаримбетова, направила Фундации «Открытый Диалог» письмо, где попросила спасти ее супруга, «который может быть похищен из Стамбула в ближайшие часы казахстанскими властями».

Пока Жаримбетов находится в руках казахстанских властей, его заявления нельзя считать независимыми. Очевидно, что казахстанские власти, используя Жаримбетова как заложника, добьются от него любых заявлений. Показания Жаримбетова стали основанием для проведения заочного суда против Аблязова в Казахстане. 07.06.2017 казахстанский суд заочно приговорил Аблязова к 20 годам тюрьмы «с отбыванием наказания в учреждениях максимальной безопасности». Жаримбетов, который «активно содействовал изобличению» Аблязова, получил 5 лет условно. Если Интерпол удалит Аблязова из розыска, то, на основании приговора казахстанского суда, Астана может попытаться повторно объявить его в международный розыск.

Source: svoboda.org

Фарид Юсуб – гражданин Азербайджана. В 2008 году он начал конфликтовать с Эмином Шекинским, одним из руководителей МВД Азербайджана (и, по некоторым данным, другом Президента страны). Шекинский – бывший муж сестры Юсуба. Она страдала от домашнего насилия, после чего уехала с детьми из Азербайджана. Шекинский требовал от Юсуба сообщить местонахождение сестры, угрожая ему уголовным преследованием. Юсуб подвергался жестокому обращению в полицейском участке. Он сменил имя и покинул Азербайджан в 2009 году. 06.01.2013 Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) в Египте предоставило Юсубу статус беженца. Власти Азербайджана возбудили против Юсуба и его сестры уголовные дела. В частности, Юсуба обвинили в «краже», «незаконном пересечении границы» и «подделке документов». 13.05.2015 Юсуб был задержан в России, так как находился в розыске Интерпола по запросу Азербайджана. В мае 2016 года его выпустили из-под стражи под подписку о невыезде. 

Генеральная прокуратура России удовлетворила запрос Азербайджана на экстрадицию Юсуба. 19.09.2016 российский суд оставил в силе данное решение. Суд заявил, что аргументы УВКБ ООН «не относятся к Юсубу», так как он «не занимался правозащитной или журналистской деятельностью». УВКБ ООН подчеркнуло, что в соответствии с ратифицированными Россией договорами экстрадиция Юсуба является недопустимой. Юсуб также пытался получить статус беженца в России, но власти отказали ему в этом. 23.01.2017 Интерпол удалил Юсуба из списка розыска. Ему продолжает угрожать экстрадиция. Дело Юсуба рассматривает российский Верховный суд.

В декабре 2015 года власти России отменили для себя приоритет международного права, отказавшись исполнять решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и других международных судебных инстанций, которые «противоречат Конституции Российской Федерации». В марте 2016 российские власти закрыли московский офис Управления Верховного комиссара ООН по правам человека.

4. Комиссия по контролю за файлами Интерпола: формирование состава и обеспечение независимости

Запросы лиц на удаление своего имени из списка Интерпола рассматривает Комиссия по контролю за файлами Интерпола (the Commission for the Control of Interpol’s Files) (далее – Комиссия). Комиссия разделена на две палаты:

-   Наблюдательная и консультативная палата (the Supervisory and Advisory Chamber), которая следит за соблюдением правил Интерпола при обработке данных. Состоит из 2-х членов.

-   Палата по запросам (the Requests Chamber), которая работает с индивидуальными кейсами и принимает решения по корректировке данных. Состоит из 5-ти членов.

Только государства - члены Интерпола имеют право выдвигать кандидатов в Комиссию. После этого Исполнительный комитет (the Executive Committee) голосует за финальный список кандидатов. Список направляется Генеральной Ассамблее (the General Assembly), которая тайным голосованием определяет, кто войдет в Комиссию.

Сейчас Палата по запросам состоит из представителей Анголы, Аргентины, Молдовы, России и Финляндии. Срок полномочий членов Комиссии – 5 лет (с возможностью продления на 3 года). Решения в Комиссии принимаются большинством голосов. В случае одинакового количества голосов, решающей является позиция главы Комиссии.

Недостатки действующих механизмов Интерпола:

- Правила не говорят, сколько человек должно войти в финальный список кандидатов в члены Комиссии. Нет четких критериев для кандидатов (лишь указано, что они должны «иметь необходимую квалификацию» и «обладать высокими моральными качествами»). Отбор кандидатов проходит не на конкурсной основе, а путем голосования.

- Согласно требованиям, в Палате по запросам должны быть юристы с опытом работы в сфере защиты данных, полицейского сотрудничества, уголовного права, прав человека, а также обязательно один представитель судебных органов или прокуратуры. Состав Комиссии свидетельствует о том, что в большинстве случаев государства выдвигают в Комиссию сотрудников правоохранительных органов или других государственных служащих.

В нынешней Палате по запросам только аргентинца Леандро Деспуи можно считать представителем гражданского общества. Представители России, Анголы и Финляндии до избрания в Палату по запросам занимали высокие должности в национальных правоохранительных органах.

Глава Комиссии Виталий Пырлог в 2006-2009 гг. был Министром юстиции Молдовы (во времена правления коммунистического правительства). 07.04.2009 в Кишиневе прошли антиправительственные акции протеста, после которых протестующие подверглись массовым арестам. СМИ сообщают, что Министр юстиции Пырлог поддерживал преследования протестующих. По словам молдавской правозащитницы Анны Урсаки, несколько судьей свидетельствуют о том, что указания о вынесении решений об аресте они получали по телефону из Министерства юстиции.

Как отмечается в молдавских СМИ, кандидатуру Пырлога в Комиссию поддержали МВД, Генеральная прокуратура и Министерство юстиции Молдовы. Эти органы находятся под контролем самого могущественного молдавского олигарха Владимира Плахотнюка, что подтверждается исследованиями авторитетных аналитических центров (the Centre for Eastern Studies, Chatham House, Carnegie Europe). По данным журнала DerSpiegel, Плахотнюк является фигурантом нескольких коррупционных скандалов. Сам Плахотнюк подтвердил, что в 2007 году он «находился под мониторингом» римского бюро Интерпола. Радио Свобода отмечает, что в 2013 году стало известно о том, что в молдавском МВД «исчезло несколько страниц» из документов Интерпола, касающихся Плахотнюка.

Правозащитница Урсаки подчеркивает, что Пырлог не является независимым в принятии решений, так как находится под влиянием Владимира Плахотнюка.

- Согласно правилам, члены Палаты по запросам «насколько это возможно должны представлять основные правовые системы мира». Однако не известен механизм соблюдения данной нормы, в частности:

а) Как определяется представитель какого государства войдет в финальный список кандидатов?
б) Существуют ли квоты для отдельных государств или регионов?
в) Сколько представителей государств из одного региона может быть в Комиссии?
г) Могут ли представители одного государства заседать в Комиссии более одного срока подряд?
д) Может ли возникнуть ситуация, когда все члены Комиссии будут представителями недемократических государств, и как этого избежать?

На данный момент из всех государств, представители которых есть в Палате по запросам, только Аргентина и Финляндия являются демократическими.

- Правила указывают, что члены Комиссии декларируют свою независимость и не должны представлять интересы государства или Национального центрального бюро своей страны. В связи с этим противоречивой выглядит другая норма – о том, что только государства могут выдвигать кандидатов в Комиссию.

- Операционные правила Комиссии предусматривают возможный конфликт интересов, например, когда член Комиссии является гражданином государства, которое отправило запрос на розыск. Втакомслучае«член Комиссии не имеет права никаким образом участвовать в рассмотрении дела». Правила говорят, что этот член «отстраняется» («withdraws»). Интерпол считает, что эта норма способствует беспристрастности членов Комиссии (о чем было сообщено 22.05.2017 в письме к правозащитнице Анне Урсаки). Однако следует отметить, что остается не понятным, является ли данное «отстранение» правом или обязанностью члена Комиссии.

- В правилах Интерпола не указаны критерии, на основании которых Комиссия принимает решения по каждому делу. Правила Интерпола определяют только методику рассмотрения запросов на наличие политической составляющей. В частности, Комиссия должна проанализировать общий контекст дела, статус лица, а также провести «тест на преобладание» («predominance test»), чтобы выяснить, преобладает ли политический характер в деле. Однако конкретные критерии оценки не прописаны, что открывает возможность для избирательной трактовки тех или иных фактов.

Например, Комиссия рассматривала обращения от двух обвиняемых, которые проходят по одному и тому же уголовному делу против Мухтара Аблязова (дело БТА Банка). В результате, в двух одинаковых случаях один и тот же состав Комиссии принял противоположные решения. Эти решения были приняты с разницей в один месяц. Мы не можем назвать имена обвиняемых в связи с конфиденциальным характером переписки с Интерполом. Однако мы имели возможность ознакомиться с материалами дела и определить противоречия в решении Комиссии.

Оба лица являются бывшими коллегами Мухтара Аблязова. У них есть статус беженца (в одном случае) и статус дополнительной защиты (в другом случае). В обоих случаях запросы на розыск подали Украина и Россия (что стало следствием коррупционного влияния Казахстана). Европейские государства, где проживают обвиняемые, отказали Украине и России в их экстрадиции.

В первом случае Комиссия приняла во внимание решение Государственного совета Франции, который признал дело Аблязова политически мотивированным. В решении Государственного совета указано, что Казахстан осуществляет давление на Украину и Россию с целью направления запросов на экстрадицию Аблязова. Это, по мнению Комиссии, подтверждает также политический характер преследования коллеги Аблязова.

Однако во втором случае Интерпол лишь упоминает решение Государственного совета Франции, однако вообще не принимает его во внимание. В этом случае Интерпол удалил запрос Украины (так как украинские власти не предоставили надлежащих документов), однако оставил в силе российский запрос на розыск. Комиссия сослалась на заверения властей России о «законности преследования» данного лица. Таким образом, Комиссия продемонстрировала, что больше доверяет формальным гарантиям России, чем решению Государственного совета Франции. Комиссия сделала вывод о том, что «вокруг дела есть политические элементы», но они «не являются преобладающими».

5. Обжалование решений Комиссии по контролю за файлами

В 2014 году Комиссия заседала на протяжении 6 дней, а в 2015 году – 12 дней. О том, сколько времени работала Комиссия в 2016 году, пока официальной информации нет.

Новые правила установили сроки принятия решений Палатой по запросам: ответ на запрос, находится ли лицо в списке розыска – в течение 4 месяцев; ответ на запрос об удалении из списка розыска – в течение 9 месяцев. Эти сроки исчисляются после того, как в течение месяца Комиссия принимает решение о приемлемости запроса. Комиссия может продлить эти сроки, предварительно обосновав данный шаг.

«Решения Палаты по запросам являются окончательными и обязательными для Организации и заявителя», – говорится в правилах. Предусматривается возможность подать в Комиссию заявление на пересмотр ее решения (при условии наличия новых фактов).

Представители Интерпола неоднократно делали акцент на том, что Интерпол как международная организация обладает правовым иммунитетом. То есть действия Интерпола нельзя обжаловать ни в одном национальном суде. Это закреплено в том числе в ст. 5 Соглашения о штаб-квартире между Интерполом и Францией. Интерпол подчеркивает, что только Комиссия имеет юрисдикцию рассматривать жалобы на действия Организации.

Недостатки действующих механизмов Интерпола:

- Малое количество заседаний не позволяет Комиссии своевременно реагировать на большое количество запросов. Заявители могут ожидать решения Комиссии больше года и даже несколько лет. За это время лица, которые имеют статус беженца или решение суда об отказе в экстрадиции, продолжают испытывать серьезные ограничения и могут по нескольку раз подвергаться незаконным арестам.

- Чтобы сохранить иммунитет от вмешательства национальных судов, Интерпол должен обеспечить эффективные средства правовой защиты. В рамках Интерпола единственным доступом к правосудию является Комиссия. Она принимает решения, и она же пересматривает свои решения. Докладчик ПАСЕ считает, что Комиссию было трудно назвать эффективным средством правовой защиты до ноября 2016 года, когда были введены реформы.

Решения Комиссии имеют серьезные последствия, такие как длительный арест, ограничения в передвижении, открытии счетов, поиске работы и т.д. В случае нарушения Интерполом прав человека, остро ощущается отсутствие механизма, который позволил бы подать жалобу в независимый судебный орган вне структуры Интерпола. Статья 24 Соглашения о штаб-квартире предусматривает возможность решения спора между Интерполом и частным лицом в Постоянной палате третейского суда (the Permanent Court of Arbitration) в Гааге. Однако нет информации о том, что данный механизм когда-либо применялся.

- Нет механизма, который позволил бы беженцам действовать на опережение и заранее избегать неправомерного включения в список Интерпола (в частности, предупредить органы Интерпола о высокой вероятности объявления в розыск по политически мотивированным обвинениям). Ниже приведены несколько случаев, когда, согласно имеющимся фактам, государства в нарушение ст. 3 Конституции Интерпола готовятся объявить политических оппонентов в розыск.

Source: rferl.org

Лейла Юнус, Ариф Юнус – правозащитники из Азербайджана, супруги. Их преследование началось в 2014 году. В январе 2014 Президент Ильхам Алиев во время визита в Брюссель заявил об отсутствии в Азербайджане политзаключенных. В ответ Лейла Юнус передала в ЕСПЧ список из 134 современных политических узников Азербайджана.

Летом 2014 года Лейла и Ариф Юнус были взяты под стражу. Сначала власти Азербайджана обвинили их в государственной измене. Позже им выдвинули дополнительные обвинения в мошенничестве и других экономических преступлениях. Лейла Юнус заявляла, что сотрудники СИЗО трижды ее избивали. Во время пребывания под стражей у обоих правозащитников ухудшилось состояние здоровья. 13.08.2015 суд приговорил Лейлу и Арифа к 8,5 и 7 годам лишения свободы соответственно.

Международная общественность резко осудила преследование супругов Юнус. В защиту правозащитников выступили ПАСЕ, Совет Европы, ЕС, Государственный департамент США, HumanRightsWatch, FreedomHouse, Обсерватория по защите прав правозащитников.

Юнусовы подали кассационную жалобу с требованием полностью их оправдать. Азербайджанский суд настоял на личном присутствии Юнусовых при рассмотрении жалобы и принял решение об их принудительном приводе. Лейла и Ариф утверждают, что, вероятно, следующим шагом властей станет объявление их в розыск Интерпола.

Source: www.facebook.com/profile.php?id=100008439937369&fref=ts

Анна Урсаки – молдавский адвокат, правозащитник, общественный активист. На протяжении нескольких лет Урсаки участвует в громких делах. Она защищает интересы оппонентов молдавского олигарха Владимира Плахотнюка.

Власти Молдовы обвинили Анну Урсаки в причастности к убийству 20-летней давности. Перед этим, в сентябре-октябре 2016 года, принадлежащие Плахотнюку СМИ развернули кампанию по дискредитации Урсаки (с обвинениями в причастности к убийству 1997 года). В этом уголовном деле 15-летний срок исковой давности истек еще в 2012 году.

Суд еще не рассмотрел ходатайство об аресте Урсаки, которое направила прокуратура. 22.05.2017 в Кишиневе поздно вечером (22:30) сотрудники правоохранительных органов пытались разбить окно и попасть в квартиру Урсаки, чтобы вручить ей повестку на допрос. Находящийся в квартире отец Урсаки отказался получить повестку.

Правозащитные организации и 12 депутатов Европейского парламента заявляли, что преследование Урсаки связано с ее профессиональной деятельностью. На данный момент Урсаки проживает на территории ЕС и не может вернуться в Молдову из-за угрозы ареста. Есть высокая вероятность того, что молдавские власти попытаются объявить ее в розыск Интерпола.

Source: www.facebook.com/amachedon.starnet.md?fref=ts

Александру Македон – владелец группы компаний «StarNet» – одной из крупнейших на телекоммуникационном рынке Молдовы. Македон финансировал молдавские негосударственные СМИ и оппозиционную партию «Платформа «Достоинство и правда». В октябре 2016 года Македону стало известно, что против него в Украине возбуждено уголовное дело по обвинению в «изнасиловании несовершеннолетнего». Он подчеркивает, что не был на территории Украины в день, когда, по версии следователей, было совершено преступление. Македон заявляет, что его оппонент – олигарх Владимир Плахотнюк – использует свои связи в Украине и посредством тяжких обвинений пытается его дискредитировать и отстранить от политической деятельности.

23 депутата ПАСЕ и 7 депутатов Европейского парламента назвали дело Македона одним из примеров политически мотивированных преследований со стороны молдавских властей. Согласно данным Анны Урсаки, в Молдове готовится уголовное дело против Македона по обвинению в экономических преступлениях. Власти могут объявить Македона в розыск Интерпола, чтобы не позволить ему распространять на территории ЕС информацию о нарушениях прав человека в Молдове.

6. Деятельность офицеров по защите данных

Согласно новым правилам, при Национальных центральных бюро (далее – НЦБ) действуют офицеры по защите данных (adataprotectionofficer). Они назначаются на должность решением НЦБ и следят, чтобы процедуры в НЦБ соответствовали правилам Интерпола.

Кроме того, была учреждена должность офицера по защите данных при Генеральном Секретариате (назначается на 5 лет), а также Офис по защите данных (the Interpol Data Protection Office). От них Генеральный Секретариат получает советы, как усовершенствовать обработку информации с целью соблюдения прав человека. Офис по защите данных координирует работу офицеров по защите данных в НЦБ (правила Интерпола не раскрывают детали их взаимодействия).

При этом не уточняется, кто именно входит в Офис по защите данных (возможно, только офицер по защите данных при Генеральном Секретариате). В разных документах Интерпола упоминается либо только «Офис», либо только «Офицер».

Недостатки действующих механизмов Интерпола:

- Офицер при Генеральном Секретариате и офицеры в НЦБ осуществляют проверки тех, кто их назначает на должности. Поэтому их возможность быть независимыми и обеспечивать эффективный контроль – под вопросом.

- Полномочия офицеров по защите данных в НЦБ и полномочия офицера при Генеральном Секретариате не прописаны детально. Согласно опубликованным на сайте документам, они не могут принимать какие-либо обязывающие решения для НЦБ или Генерального Секретариата.

7. Виды запросов на розыск и вопрос их публичности

Существует два наиболее распространенных вида запросов на розыск:

-   «Красное уведомление» (RedNotice): выпускается Генеральным Секретариатом по запросу государства, которое выдало санкцию на арест лица и намерено добиваться его экстрадиции.

-   Diffusion: национальные правоохранительные органы автоматически вносят имя лица в базу данных Интерпола через сеть I-Link. Diffusion избирательно направляется определенным государствам.

Само государство решает, какой вид запроса использовать для розыска. В 2016 году было издано 12878 «красных уведомлений» и 26645 diffusions.

Все diffusions являются непубличными. Будет ли публичным «красное уведомление» зависит от воли государства. На сайте Интерпола размещены только те «красные уведомления», которые государства разрешили публиковать. Большинство «красных уведомлений» непубличные.

Недостатки действующих механизмов Интерпола:

- Непубличность большинства «красных уведомлений» нельзя обосновать необходимостью обеспечения эффективного розыска. Если настоящий преступник скрывается, он и так знает о высокой вероятности своего розыска. А лица со статусом беженца могут и не догадываться, что в отношении них издан непубличный запрос на розыск. Они рискуют быть задержанными при пересечении границы.

Source: twitter.com/atayevanadejda

Иногда преследуемые по политическим мотивам лица даже не знают, что против них возбуждено уголовное дело или уже вынесен приговор. Показательный пример – дело узбекской правозащитницы Надежды Атаевой. В 2002 году она выехала во Францию, где получила сначала убежище, а потом гражданство. В 2013 году узбекский суд заочно вынес Атаевой обвинительный приговор по сомнительным обвинениям. Правозащитница заявляет, что узбекские власти не сообщили ей о приговоре.

- Авторитарные государства могут использовать diffusions для выдачи политически мотивированных запросов, надеясь, что Интерпол не успеет вовремя отреагировать. Diffusions распространяются автоматически, быстро и в большом количестве. Поэтому надзорные органы Интерпола не всегда успевают оперативно их проверять. За последнее время Россия несколько раз использовала diffusions для преследования политических оппонентов и беженцев.

Source: openrussia.org

Никита Кулаченков– российский оппозиционный активист. Россия обвинила его в краже уличного плаката стоимостью полтора доллара. В декабре 2015 года Литва предоставила ему статус беженца. На основании российского diffusion, в январе 2016 года Кулаченков был задержан на территории Кипра, но вскоре был освобожден. По сообщениям СМИ, на данный момент он удален из списка Интерпола.

Source: openrussia.org

Михаил Ходорковский– российский оппозиционер, бывший руководитель нефтяной компании ЮКОС. Россия обвинила его в заказном убийстве и 11.02.2016 разослала в отношении него diffusion. На следующий день Интерпол отклонил российский запрос, признав его политически мотивированным.

 

8. Интерпол возглавили представители государств, которые нарушают ст. 3 Конституции

В правилах Интерпола указано, что НЦБ ответственны за качество и законность данных, которые являются основанием для объявления в розыск. Однако НЦБ являются частью структуры правоохранительных органов. Поэтому на практике НЦБ выполняют техническую посредническую функцию, перенаправляя документы от национальных властей в органы Интерпола. Таким образом, НЦБ недемократических государств не выполняют требования о проверке данных на соответствие ст. 3 Конституции Интерпола.

Интерпол руководствуется принципом равенства, согласно которому запросам от демократических и недемократических государств уделяется одинаковое внимание. Однако некоторые государства систематически нарушают ст. 3 Конституции, тем самым демонстрируя неуважение к Организации. Очевидно, что при сотрудничестве с такими государствами должна учитываться статистика нарушений с их стороны.

Тем более, правила Интерпола предусматривают ограничения пользования базами данных для тех членов Интерпола, которые не выполняют своих обязательств в рамках Организации. Однако эти нормы не применяются, и механизм их применения отсутствует.

Недемократические государства используют Интерпол не только для преследования беженцев, но также для преследования политических оппонентов, которые являются гражданами демократических государств. Ниже приведено несколько примеров таких случаев:

Source: delfi.ee

Ээрик Кросс – эстонский дипломат, политик. Российские власти обвинили Кросса в «пиратстве» и заявили, что в 2009 году он якобы был «причастен к похищению» корабля «Arctic Sea». По некоторым данным, этот корабль мог участвовать в тайной перевозке оружия из России в Иран. В октябре 2013 года на сайте Интерпола появилась информация о розыске Кросса. Это произошло за 2 дня до выборов мэра города Таллин, где Кросс был одним из кандидатов. Власти Эстонии заявили, что таким образом Россия пытается повлиять на выборы. Интерпол признал запрос России политически мотивированным и спустя несколько месяцев Кросс был удален из списка розыска.

Source: economictimes.indiatimes.com

Долкун Иса – активист, который борется за права уйгурского народа Восточного Туркестана (провинция Китая). Китай объявил его в розыск Интерпола по обвинению в терроризме. Иса получил статус беженца в Германии и позже стал гражданином Германии.

 

Sources: feministisktperspektiv.se, france3-regions.francetvinfo.fr

Айсен Фюрхофф и Халис Айдоган – бывшие граждане Турции, преследуемые турецкими правоохранительными органами по обвинениям в «сепаратизме» (Фюрхофф) и «попытке смены конституционного строя» (Айдоган). После бегства из Турции Фюрхофф и Айдоган получили гражданство, соответственно, Швеции и Франции. Эти государства признали политический характер их преследования и недопустимость экстрадиции. На основании «красного уведомления», в 2015 году Фюрхофф и Айдоган порознь были задержаны в Грузии. Несколько месяцев их удерживали под арестом, пока решался вопрос экстрадиции. В результате, они смогли вернуться в Европу.

Source: freelen.org

Леонардо Хоменюк– гражданин США и Канады, который в прошлом возглавлял золотодобывающую компанию в Кыргызстане. В июне 2014 года, после смены власти в Кыргызстане, местные правоохранительные органы объявили Хоменюка в розыск Интерпола по обвинению в коррупции. В октябре 2015 года Болгария отказала в его экстрадиции. Он заявляет, что Кыргызстан выдвинул обвинения, по которым истек строк давности, и что он стал жертвой расправы новых властей со своими предшественниками.

Кроме того, даже если лицо было исключено из списка Интерпола на основании ст. 3 Конституции, государство-нарушитель может попытаться повторно объявить это лицо в розыск.

Source: svoboda.org

Уильям Браудер – гражданин Великобритании, лидер кампании в поддержку справедливости по делу Магнитского. Россия обвиняет его в экономических преступлениях. В 2013 году Интерпол дважды отклонял политически мотивированный запрос России на розыск Браудера. В феврале 2017 года Россия в очередной раз направила запрос на его розыск.

Photo from a private collection

Татьяна Параскевич – бывшая коллега казахстанского оппозиционера Мухтара Аблязова, гражданка России. Она является обвиняемой в рамках уголовного дела БТА Банка. Чехия предоставила ей дополнительную защиту. В 2014 году Чехия отказала Украине и России в экстрадиции Параскевич. Однако Россия и Украина выразили несогласие с этим решением, и в 2016 году почти одновременно отправили повторные аналогичные запросы на экстрадицию Параскевич. В марте 2017 года Комиссия приняла решение удалить российский и украинский запрос на розыск Параскевич. Комиссия рассматривала это дело на протяжении трех лет.

На данный момент государства-нарушители злоупотребляют системой Интерпола без каких-либо для себя последствий. Более того, представители таких государств заняли руководящие должности в Интерполе.

В ноябре 2016 года Вице-президентом Исполнительного Комитета стал представитель России Александр Прокопчук, а Президентом Интерпола стал представитель Китая Мэн Хунвэй. Эти лица на протяжении многих лет занимают высокие должности в правоохранительных органах России и Китая. 

Amnesty International заявила, что назначение представителя Китая на должность Президента Интерпола может идти в разрез с обязательствами Организации действовать в духе Всеобщей декларации прав человека. Россия и Китай неоднократно использовали Интерпол с целью преследования политических оппонентов.

Следует отметить, что среди недемократических государств наибольшие взносы в бюджет Интерпола в 2015 году сделали Китай (1 510 649 евро) и Россия (709 404 евро).

Новый глава Комиссии по контролю за файлами Интерпола Виталий Пырлог представляет Молдову. Молдавские власти используют коррумпированную систему правосудия для преследования политических оппонентов. Также известны случаи нарушения Молдовой ст. 3 Конституции Интерпола:

Victor Topa, Viorel Topa. Source: hotnews.md

Виктор Цопа, Виорел Цопа, Владимир Морари – молдавские бизнесмены (Виктор Цопа также занимал должность Министра транспорта). В 2010 году они заявили, что могущественный олигарх Владимир Плахотнюк совершил рейдерский захват их бизнеса. Они подчеркнули, что не могут рассчитывать на справедливость, так как правоохранительные органы подконтрольны Плахотнюку. После этого власти обвинили Виктора Цопа и Владимира Морари в «шантаже», а Виорела Цопа – в «хищениях» и «подделке документов». Бизнесмены покинули территорию Молдовы. В октябре 2011 года молдавский суд заочно приговорил Виктора Цопа к 10 годам лишения свободы. В январе 2012 года и в сентябре 2016 года были объявлены заочные приговоры Виорелу Цопа (8 и 9 лет лишения свободы соответственно).

В 2013 году Интерпол удалил Виорела Цопа, Виктора Цопа и Владимира Морари из списка розыска, признав их преследование политически мотивированным. Власти Молдовы отправили в Интерпол новые запросы на их розыск, однако в декабре 2015 года Интерпол вновь отклонил эти запросы.

Германия отказала Молдове в экстрадиции Виктора Цопа (решение принято 20.10.2015) и Виорела Цопа (решение принято 17.11.2015). В январе 2017 года Министр юстиции Молдовы заявил о намерении отправить в Германию дополнительные экстрадиционные документы по этому делу.

9. Рекомендации относительно дальнейшего усовершенствования реформы Интерпола

Новое руководство Интерпола пока не комментировало реформы в Организации. Мы не оцениваем действия нового руководства. При этом заслуживает внимания тот факт, что Мэн Хунвэй (Президент Интерпола) и Александр Прокопчук (Вице-президент Исполнительного Комитета Интерпола) возглавляют НЦБ Китая и России. Это вызывает опасения ввиду возможности применения политического влияния на решения Интерпола. Кроме того, представители общественности выражают сомнения по поводу независимости и прозрачности действий представителя Молдовы Виталия Пырлога – нового главы Комиссии по контролю за файлами.

Мы надеемся, что эти опасения не подтвердятся. Однако, исходя из опыта защиты прав человека в России, Казахстане, Молдове и Украине, мы считаем необходимым предостеречь от возможных угроз и подчеркнуть важность дальнейшего внедрения системных реформ в Интерполе.

Самые большие взносы в бюджет Интерпола делают демократические государства (США, Япония, Германия, Великобритания, Франция). Мы призываем правительства этих и других демократических государств во время коммуникации с надзорными органами Интерпола продвигать реформу Организации. Мы также обращаемся к представителям Европарламента, ПА ОБСЕ и ПАСЕ с призывом не останавливаться на достигнутом и мониторить эффективность изменений в работе Интерпола.

Мы приветствуем реформы, которые были приняты в ноябре 2016 года. Наши рекомендации являются естественной частью данной работы по усовершенствованию механизмов Интерпола. Мы предлагаем механизм полноценной реализации принятых изменений и повышения их эффективности. Это обеспечит последовательный характер реформы, надлежащее обеспечение правовой защиты, устойчивость Организации и соответствие ее деятельности стандартам защиты прав человека.

Фундация «Открытый Диалог» выражает признательность Интерполу за конструктивное сотрудничество и надеется, что Интерпол прислушается к следующим рекомендациям.

Относительно политики защиты беженцев:

1. Включить в законодательство Интерпола норму о защите лиц со статусом беженца. Интерпол должен незамедлительно удалить запрос государства на розыск, если разыскиваемый имеет статус беженца по отношению к этому государству.

2. Лицо должно быть удалено из списка розыска после принятия судом решения об отказе в экстрадиции по причине политической мотивации дела, отсутствия гарантий справедливого суди или угрозы пыток.

3. Если лицо было удалено из списка Интерпола в связи с наличием статуса беженца или решения суда об отказе в экстрадиции, то государство не может подать повторный запрос на розыск.

4. В случае внесения в правила Интерпола нормы о защите беженцев, разработать механизм превентивного оповещения Генерального Секретариата о возможном преследовании беженца (или лица, о политическом преследовании которого заявили правозащитные и межгосударственные организации). Если беженец или жертва политических преследований столкнулся/лась с уголовным преследованием и может быть объявлен в розыск, это лицо должно иметь возможность известить Интерпол о своем статусе и предоставить подтверждающие документы. Создать специальную базу данных для таких лиц.

5. Исходя из того, что Интерпол работает над общими проектами с различными подразделениями ООН, рекомендуется инициировать более детальный проект с Управлением Верховного Комиссара ООН по делам беженцев. Целью проекта может стать защита прав лиц, которые получили статус беженца, однако продолжают числиться в списках Интерпола.

6. Разработать механизм снятия с международного розыска лиц, которые не могут получить статус беженца в силу пребывания в недемократической стране, которая не является участником базовых соглашений по правам человека или же открыто игнорирует эти соглашения. К примеру, запрос на розыск может быть отклонен, если преследуемые по тому же уголовному делу лица получили статус беженца в других странах или их преследование было признано политически мотивированным.

7. Определить порядок действий, когда лицо задержано или находится в небезопасном государстве, и при этом Комиссия по контролю за файлами признала запрос на розыск этого лица политически мотивированным. В таких случаях Комиссия, после соответствующего обращения лица, должна сообщить государству, в котором находится лицо, о том, что запрос на его розыск нарушает ст. 3 Конституции Интерпола. На этом основании Комиссия может рекомендовать государству предоставить данному лицу свободу передвижения.

8. Мы также обращаемся к Верховному комиссару ООН по правам человека (УВКПЧ ООН), а также к Верховному комиссару ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) с призывом прилагать все усилия в рамках своих полномочий, чтобы защитить жертв злоупотреблений Интерпола, которые находятся или задержаны в небезопасных государствах, и способствовать их перемещению в третьи безопасные страны.

Относительно обеспечения независимости Комиссии по контролю за файлами:

9. Детализировать статью 3 Конституции Интерпола во избежание ее избирательной или произвольной трактовки. При сотрудничестве с УВКБ ООН, УВКПЧ ООН, ПАСЕ и ПА ОБСЕ разработать конкретные критерии оценки дел на соответствие ст. 3 Конституции.

10. Государства, которые систематически нарушают правила Интерпола (в частности, ст. 3 Конституции), должны быть лишены права выдвигать своих кандидатов в Комиссию до того момента, пока количество нарушений существенно не уменьшится. Интерпол должен вести и публиковать статистику таких нарушений.

11. Разработать механизм соблюдения нормы о представлении членами Комиссии основных мировых правовых систем. Исключить возможность избрания в Комиссию кандидатов от стран, которые находятся в одном географическом регионе и представляют похожую правовую систему.

12. Ввести норму о том, что представитель одного государства не может избираться в Комиссию два (и более) раза подряд.

13. Половина членов Комиссии не должны быть кандидатами от государств. Это должны быть независимые эксперты по вопросам международного права или защиты прав человека. При этом целесообразно увеличить количество членов Комиссии, чтобы обеспечить равное распределение мест между государственными кандидатами и кандидатами от гражданского общества.

14. Голосование за кандидатов в Комиссию должно проходить в два этапа. Сначала на основе открытого конкурса (согласно детальным и публичным критериям) должен определяться круг основных кандидатов. После этого проводится тайное голосование.

15. Создать при Исполнительном Комитете общественный консультативный совет, который бы участвовал в отборе кандидатов в Комиссию на этапе открытого конкурса.

16. Создать при Комиссии независимый консультативный орган, который бы формировался из представителей межгосударственных организаций ПАСЕ, ОБСЕ, Европарламента, ООН, а также правозащитных организаций. Этот орган должен иметь полномочия предоставлять Комиссии экспертные заключения по тому или иному делу.

17. Четко прописать невозможность участия члена Комиссии в рассмотрении запроса на розыск, направленного государством, от которого он был избран.

Относительно обжалования решений Комиссии по контролю за файлами:

18. Комиссия должна заседать более регулярно (по крайней мере, раз в месяц согласно опубликованному графику). Для этого в бюджете должны быть предусмотрены соответствующие средства. Сроки принятия решений целесообразно сделать еще более сжатыми.

19. С целью усиления состязательности процедуры ввести норму о предоставлении возможности заявителю выступить перед Комиссией и ответить на интересующие Комиссию вопросы.

20. Более четко предусмотреть альтернативные способы доступа к правосудию, которые позволили бы обжаловать решения Интерпола в независимом судебном органе. В частности, норму о возможности подачи иска в Постоянной палате третейского суда следует внести в Конституцию Интерпола или Устав Комиссии.

Относительно деятельности офицеров по защите данных:

21. Обеспечить независимость Офицера при Генеральном Секретариате и офицеров в НЦБ. Они должны избираться путем открытого конкурса при участии представителей гражданского общества.

22. Создать при должности офицера в НЦБ Совет общественного контроля, который бы формировался из представителей гражданского общества. Совет должен участвовать в отборе кандидатов на должность офицера. Предоставить Совету право отзыва офицера, если будут основания полагать, что он выполняет свои обязанности непрофессионально.

23. Офицеры в НЦБ должны иметь право сопровождать запрос НЦБ о розыске собственными замечаниями (резолюцией), если у них есть основания полагать, что запрос нарушает правила Интерпола. Эти замечания должны быть учтены надзорными органами при рассмотрении запроса.

Относительно публичности запросов на розыск:

24. Запросы типа diffusion должны подвергаться систематической оперативной проверке со стороны органов Интерпола на предмет нарушения ст. 3 Конституции.

25. Все Red Notice и diffusions обязательно должны публиковаться на сайте Интерпола. Это не создаст серьезные риски для розыска реальных преступников. Но это позволит лицам со статусом беженца с большей вероятностью избежать задержания по политически мотивированному запросу. Каждое лицо сможет оперативно проверять свои данные. Международные организации получат возможность более эффективно мониторить случаи злоупотребления Интерполом и фиксировать, какие государства осуществляют эти нарушения.

Относительно механизма компенсации тем, кто пострадал от злоупотреблений Интерполом:

26. Докладчик ПАСЕ предложил создать в Интерполе фонд для выплаты компенсаций жертвам неправомерных запросов на розыск. Фонд должен наполняться за счет государств-нарушителей. Одним из механизмов реализации данного предложения может быть установление фиксированного размера компенсации (определенная сумма за каждый месяц пребывания в списке розыска).

27. Разработать механизм, который позволит на национальном уровне получить компенсацию от НЦБ. Лицо должно иметь возможность подать иск против НЦБ в соответствующий национальный суд. В качестве доказательства предоставляется решение Комиссии о признании запроса на розыск таким, что нарушает ст. 3 Конституции. Так лицо сможет через национальные суды (а в случае исчерпания национальных средств защиты – через международные суды и органы ООН) добиваться индивидуального расчета компенсации материального и морального ущерба.

28. Если Комиссия не ответила на обращение в установленные сроки и не предупредила о продлении этих сроков, заявитель должен иметь право на фиксированную денежную компенсацию (определенная сумма за каждый день просрочки).

Предыдущие отчеты Фундации «Открытый Диалог» относительно данной темы: