Дело Татьяны Параскевич: Злоупотребляя системой правосудия ЕС, лоббисты Казахстана пытаются лишить Параскевич убежища

Казахстан осуществляет коррупционное и политическое влияние на Украину и Россию в рамках дела против Мухтара Аблязова и Татьяны Параскевич. Чехия отказала в экстрадиции Параскевич, однако Украина и Россия повторно отправили аналогичные запросы на экстрадицию.

Есть основания полагать, что лоббисты Казахстана через чешскую прокуратуру добиваются отмены дополнительной защиты Параскевич, что является небывалым для Чехии случаем. Создается опасный прецедент вмешательства авторитарных режимов в экстрадиционные процессы и в дела об убежище в странах ЕС.

1. Введение

Власти Украины и России выполняют указания Казахстана в рамках дела против казахстанского оппозиционного политика Мухтара Аблязова. Обнародованные в СМИ документы подтвердили факты фабрикации уголовного дела. Целью преследования Татьяны Параскевич является получение показаний против оппозиционера Аблязова.

Представители казахстанских властей предлагали Параскевич в один момент закрыть уголовные дела в Украине и России в обмен на показания против Аблязова. Этого же требовали и российские следователи, угрожая родственникам Параскевич. Татьяна Параскевич отказалась подписать обвинительные показания. В качестве мести режим Назарбаева активизировал все механизмы для того, чтобы ограничить Параскевич в передвижении, открытии счетов, поиске жилья или работы, а также изнурить ее новыми длительными судебными тяжбами.

Россия и Украина обвинили Параскевич в «хищении средств казахстанского БТА Банка» в составе «преступной группы Аблязова». О политическом контексте дела Аблязова и Параскевич неоднократно заявляли правозащитные организации и депутаты Европарламента. Государства ЕС предоставили убежище соратникам и родственникам Аблязова.

В 2014 году Чехия отказала Украине и России в экстрадиции Параскевич. Однако в 2016 году Украина и Россия почти одновременно отправили повторные запросы на экстрадицию. К запросам были приложены те же документы, которые Чехия уже рассматривала в 2014 году. Такие «слаженные» действия России и Украины можно объяснить коррупционным и политическим влиянием Казахстана, который стоит за этим преследованием.

В 2014 году на портале kazaword.wordpress.com и в СМИ была обнародована переписка казахстанских чиновников и их представителей. Казахстанские власти заявили, что электронные почты членов правительства были взломаны, и подали гражданский иск в суд Нью-Йорка против неизвестных хакеров. Также Казахстан требовал в американском суде удалить из казахстанского портала «Республика» все публикации с анализом обнародованной переписки, однако получил отказ . Обнародованная переписка привела к значительным репутационным и политическим потерям казахстанских властей, которые через суд в Новой Зеландии добились решения о раскрытии файлообменником Mega информации о пользователях, разместивших переписку.

Опубликованная переписка подтвердила, что представители Казахстана готовили для украинского и российского следствия проекты обвинений, а также давали прямые указания по делу Аблязова и Параскевич. В России дело ведут следователи и судьи из «списка Магнитского». Против украинского следователя, который ведет дело Параскевич, было возбуждено уголовное дело по обвинению в превышении полномочий.

Юристы национализированного казахстанского БТА Банка неоднократно обращались в чешские правоохранительные органы, чтобы не допустить предоставления Параскевич международной защиты. МВД Чехии все же предоставило Параскевич дополнительную защиту – один из видов международной защиты. Однако сейчас Генеральная прокуратура Чехии через суд пытается аннулировать этот статус Параскевич (это первый подобный случай в Чехии).

Есть основания полагать, что казахстанские лоббисты могут влиять на эти процессы. Таким образом, на примере Параскевич создается опасный прецедент, при котором отдельные государства могут добиваться лишения своих оппонентов убежища в ЕС, а также влияют на исход дел об экстрадиции.

Украина и Россия не являются безопасными государствами для экстрадиции. В этих странах Параскевич может подвергнуться допросам в интересах Казахстана, может быть передана в Казахстан или похищена казахстанскими спецслужбами.

Только за май-сентябрь 2016 года в Украине зафиксировано три громких примера нарушения прав беженцев и экстрадиционных процедур. Так, украинские власти долгое время игнорировали наличие статуса беженца у азербайджанского правозащитника Аловсата Алиева и держали его под арестом, начав экстрадиционную процедуру. Остановить экстрадицию удалось благодаря общественной огласке и вмешательству посольства Германии в Украине.

Еще один пример – дело Вячеслава Платона (Кобалева). 29.08.2016 он был выслан из Украины в Молдову чартерным рейсом на основании решения прокуратуры об экстрадиции, которое не вступило в законную силу (что фактически приравнивается к похищению). Генеральная прокуратура Украины не позволила ему воспользоваться законным правом обжаловать решение по экстрадиции. Кроме того, Платон (Кобалев) имеет украинский паспорт, а украинское законодательство запрещает экстрадицию своих граждан. Однако прокуратура без какого-либо судебного разбирательства назвала его украинский паспорт «фальшивым».

12.09.2016 в Миграционной службе Украины отказались рассматривать заявление гражданки России Аминат Бабаевой о предоставлении убежища. После этого сотрудники Службы безопасности Украины похитили Бабаеву из отделения Миграционной службы и принудительно отправили в Россию.

Недавно российский суд признал виновным оппозиционного политика и националиста Александра Поткина в «легализации похищенного Аблязовым имущества» и «подготовке свержения власти» «по указанию Аблязова». Это стало очередным примером тесного сотрудничества Назарбаева и Путина в преследовании политических оппонентов. Таким образом, дело Аблязова используется как инструмент расправы с представителями казахстанской и российской оппозиции.

Чтобы заполучить политических оппонентов и их соратников, Казахстан при помощи Украины и России злоупотребляет механизмами Интерпола, а также нарушает права беженцев и международные соглашения по правам человека. Кроме того, в этом отчете также приводятся данные  и факты, подтверждающие, что ни украинские власти, которые саботируют реформу правосудия, ни российские власти, которые отменили приоритет международного права, не обеспечивают гарантий на справедливое следствие и суд, надлежащие условия содержания и защиту от пыток.

Краткая справка по делу

Гражданка России Татьяна Параскевич является бывшей коллегой Мухтара Аблязова –казахстанского оппозиционного политика бизнесмена и политического беженца.

В 2001 году Аблязов стал одним из основателей влиятельного оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана». В 2005 году Мухтар Аблязов возглавил казахстанский БТА Банк, в котором с 1997 года он был мажоритарным акционером. Будучи влиятельным политиком и бизнесменом, он поддерживал и финансировал оппозицию, а также выступал за проведение системных демократических реформ. По этой причине у него возник конфликт с президентом Назарбаевым. После этого в 2009 году БТА Банк был принудительно национализирован, а Аблязову и его соратникам (в т. ч. Параскевич) были выдвинуты обвинения в «хищении средств банка». До начала конфликта между Назарбаевым и Аблязовым государственные органы не упоминали о каких-либо нарушениях со стороны банка, который в 2006-2009 годах занимал первые места в рейтингах лучших банков Центральной Азии. Принудительная смена собственника в результате национализации стала основанием для иностранных кредиторов потребовать досрочного погашения всех международных обязательств банка, что привело к его фактическому дефолту.

Позже Казахстан инкриминировал Аблязову также «возбуждение социальной вражды» и «подготовку террористического акта». По просьбе Казахстана, у которого отсутствуют договора об экстрадиции с большинством стран ЕС, Россия и Украина также возбудили уголовные дела против Аблязова и его соратников (в том числе против Параскевич).

В 2011 году Аблязов получил политическое убежище в Великобритании. Международные правозащитные организации и более 60 представителей Европарламента неоднократно отмечали политический характер дела Аблязова. Соратники и родственники Аблязова получили убежище или дополнительную защиту в Великобритании, Польше, Испании, Италии, Бельгии, Чехии, Австрии, США и Литве. В частности, Украине отказали в экстрадиции лиц, которые проходят по тому же уголовному делу, что и Параскевич (Великобритания отказалась выдать Игоря Кононко и Романа Солодченко, а Литва – Сырыма Шалабаева).

2. Чехия отказала в экстрадиции Параскевич, однако Украина и Россия повторно потребовали ее выдачи

В марте 2014 года Чехия отказала Украине и России в экстрадиции Параскевич. Однако в 2016 году Украина и Россия почти одновременно отправили повторные запросына экстрадицию. Эти запросы имеют похожие формулировки и структуру изложения. К ним приложены те же документы, которые Украина и Россия высылали ранее (датируемые 2012-2013 гг. постановления об обвинении и об аресте).

В повторном запросе украинская прокуратура отметила, что считает экстрадицию Параскевич допустимой, поскольку «в настоящее время компетентные органы Чешской Республики выдают Украине разыскиваемых лиц». Российская Генеральная прокуратура выразила в запросе недовольство предоставлением дополнительной защиты Параскевич, заявив, что чешские власти «были введены в заблуждение».

3. Попытки отменить дополнительную защиту Параскевич

18.02.2014 МВД Чехии предоставило Параскевич дополнительную защиту (subsidiary protection) – один из видов международной защиты. Дополнительная защита означает, что лицу грозит опасность в стране, гражданином которой он/она является. МВД обосновало решение тем, что в России Параскевич грозят пытки и нечеловеческое обращение.

16.02.2015 чешское МВД продлило статус дополнительной защиты Параскевич еще на два года.

Принятию этих решений несколько лет препятствовали представители казахстанских властей, которые не являются стороной в деле. Так, в октябре 2013 года представитель национализированного казахстанского БТА Банка Ян Ваничек предоставил чешскому МВД пакет документов с целью добиться отказа в предоставлении Параскевич международной защиты. Кроме того, из опубликованных в СМИ документов стало известно, что Ваничек встречался с чешским прокурором Верой Чеховой и убеждал ее подать апелляцию в случае, если суд откажет в экстрадиции Параскевич. Действительно, прокурор систематически подавала апелляции на решения судов о недопустимости экстрадиции Параскевич.

Сейчас Генеральная прокуратура Чехии через суд пытается аннулировать статус дополнительной защиты Параскевич. По имеющейся информации, такая практика в Чехии наблюдается впервые. Вышеизложенные факты дают основания полагать, что казахстанские лоббисты могут влиять на эти процессы.

30.10.2015 Городской суд г. Праги удовлетворил иск чешской прокуратуры: решение от 18.02.2014 о предоставлении дополнительной защиты было отменено, а дело возвращено в МВД на повторное рассмотрение. Суд согласился с аргументами прокуратуры, что угроза пыток относительно Параскевич в России является «недоказанной».

Адвокат Параскевич обжаловала решение Городского суда г. Праги, однако 28.04.2016 Высший административный суд Чехии отклонил апелляцию. По мнению суда, чешскому МВД следовало более тщательно рассмотреть вопрос о предоставлении дополнительной защиты, оценить характер обвинений, а также привести конкретные доказательства об угрозе ненадлежащего обращения в отношении Параскевич. Вместе с тем, суд отметил, что впервые рассматривает иск прокуратуры с требованием отмены дополнительной защиты.

20.06.2016 Генеральная прокуратура Чехии вновь подала иск в Городской суд г. Праги уже с другим требованием – отменить второе решение МВД от 16.02.2015 о продлении дополнительной защиты Параскевич на два года. Прокуратура заявила, что решение от 16.02.2015 должно быть аннулировано, поскольку ранее суд отменил первое решение о предоставлении дополнительной защиты. МВД Чехии не стало возражать, оставив дело на усмотрение суда.

В качестве дополнительного аргумента чешская прокуратура приобщила к иску решение Конституционного суда Чехии от 26.05.2015. Этот суд рассматривал одну из жалоб Параскевич за 2014 год об освобождении из-под стражи. Однако, помимо этого, суд также выразил мнение, что предоставление Параскевич дополнительной защиты «противоречит закону». Конституционный суд сослался на решения британских судов по гражданским искам БТА Банка в отношении Мухтара Аблязова, коллегой которого была Параскевич. Чешская прокуратура считает, что английские суды якобы признали доказанным то, что Аблязов совершил растрату в отношении банка.

4. Гражданские процессы в отношении Аблязова в лондонском суде

Следует учесть, что в Великобритании состоялись только гражданские процессы, а не уголовные. Решения Лондонского суда были приняты по автоматической процедуре без проведения судебных разбирательств и без учета аргументов защиты. Татьяна Параскевич не являлась ответчиком либо соответчиком по гражданским искам в Великобритании, а также не фигурирует ни в одном из решений Лондонского суда.

Гражданские процессы на сумму около 4,5 млрд долл были инициированы казахстанским БТА Банком. Аблязов неоднократно заявлял, что национализированный БТА Банк не является самостоятельным субъектом, а выполняет политическую волю казахстанских властей. Недавно опубликованные в СМИ документы еще раз подтвердили это.

В частности, с целью создания негативного имиджа Аблязова казахстанские чиновники (напрямую или через БТА Банк) наняли несколько иностранных компаний, в том числе Reed Smith, FTI Consulting, Portland Communications, John Howell & CO Ltd, HoganLovells. Согласно имеющимся у Financial Times документам, лондонские юридические компании Reed Smith и Ronald Fletcher Baker лоббируют аннулирование статуса беженца Аблязова. Эти компании были нанятые Министерством юстиции Казахстана. Адвокат Питер Салас заявляет о наличии контактов между казахстанскими и британскими чиновниками по этому вопросу, что является незаконным.

Казахстанские лоббисты вмешивались и в судебные процессы в Великобритании. В письме от 16.08.2013 один из членов правительства Алмат Жамиев дает указания управляющему директору БТА Банка Павлу Просянкину подготовить (совместно с компанией HoganLovells) документ о согласовании с казахстанским правительством действий по судебным тяжбам в Великобритании. Представитель БТА Банка предупреждает, что в Великобритании банк называет себя «независимым от властей Казахстана», поэтому подготовка такого документа подтвердит «скоординированную работу Банка и государства Казахстан», а также «будет фактическим доказательством» того, что «Банк является инструментом государства в преследовании Аблязова».

Hogan Lovells удалось отсрочить более чем на полгода получение Аблязовым политического убежища в Великобритании. За это время Лондонский суд принял решение об отсутствии политической мотивации в гражданских исках БТА Банка.

В рамках гражданских процессов Аблязов отказался раскрыть Лондонскому суду свои активы, ссылаясь на опасность преследований его соратников со стороны режима Назарбаева. В связи с этим, 16.02.2012 Аблязов был приговорен к 22 месяцам ареста за «неуважение к суду». Лондонский суд лишил его права на защиту в гражданских исках, пока он не отбудет арест.

Аблязов неоднократно получал предупреждения, в том числе от британской полиции, об угрозе убийства или похищения по политическим мотивам. Опасаясь за свою жизнь, Аблязов в 2012 году покинул Великобританию. Через год из Италии была похищена супруга Аблязова Алма Шалабаева вместе с 6-летней дочерью, и только благодаря усилиям Европарламента и ООН семью удалось вернуть из Казахстана в Европу.

После того, как Аблязов покинул Великобританию, БТА Банк смог ходатайствовать о принятии в отношении Аблязова судебных решений без проведения разбирательств по сути и без учетов аргументов защиты (default judgment).

В контексте того, что чешская прокуратура аргументирует свою позицию ссылками на решения по гражданским искам в Великобритании, следует обратить внимание на дело родственника Аблязова Сырыма Шалабаева. В июле 2015 года он был задержан в Литве. Казахстан в обращении к литовским властям апеллировал к тому, что Шалабаев фигурирует в решениях Лондонского суда, и, как и Аблязов, был приговорен к аресту за «неуважение к суду». Однако Литва посчитала недостаточным этот аргумент и предоставила Шалабаеву политическое убежище. 28.06.2016 и 29.07.2016 литовские суды отказали Казахстану и Украине в экстрадиции Шалабаева.

5. Коррупционное влияние Казахстана на украинское и российское следствие

Чешская прокуратура использует еще один аргумент, который заключается в том, что законодательство Чехии исключает возможность предоставления дополнительной защиты, если существует обоснованное подозрение, что лицо совершило тяжкое преступление. В Украине Параскевич обвиняется в присвоении имущества (ч. 5, ст. 191 УК Украины). Санкция этой статьи предусматривает от 7 до 12 лет лишения свободы, что в чешском уголовном кодексе соответствует категории тяжкого преступления. Однако этот аргумент является необоснованным, так как в СМИ были опубликованы факты фабрикации уголовного дела и коррупционного влияния Казахстана на украинское и российское следствие.

В 2014 году была опубликована переписка казахстанских чиновников и их представителей. Обнародованные документы подтвердили, что представители Казахстана готовили для украинского и российского следствия проекты обвинений в отношении Аблязова и Параскевич, давали прямые указания по делу, а также предоставляли финансовые вознаграждения за «проделанную работу». В апреле 2016 года известные российские правозащитники в письме к правительству Франции представили наиболее показательные документы из переписки, которые являются доказательствами фабрикации дела Аблязова.

Российские следователи из «списка Магнитского» угрожали другим обвиняемым, вынуждая «сознаться в преступлениях» и «признать» вину Аблязова. Кроме того, российские следователи угрожали сыну и дочери Параскевич избиением либо похищением, если мать не подпишет обвинительные показания.

Согласно опубликованной переписке, 05.09.2013 и 06.09.2013 следователь из «списка Магнитского» Николай Будило отправлял представителю казахстанского БТА Банка Андрею Павлову проект обвинений по делу Параскевич, Аблязова и др. Следователь просил «проверить» названия компаний, инициалы обвиняемых и «указать сумму нанесенного ущерба».

Казахстан руководил украинским следствием через юридическую фирму «Ильяшев и Партнеры», которая представляет интересы казахстанского БТА Банка. Например, согласно переписке, 02.08.2012 следователь МВД Украины Максим Мельник получил указания от казахстанской стороны, что допрос «должен показать», что Параскевич была одной из «людей Аблязова», которые «управляли оффшорами».

В решении о недопустимости экстрадиции Игоря Кононко Высокий суд правосудия Лондона отметил, что следователю Мельнику «представляли документы на подпись, а он, как представляется, вообще не участвовал в принятии решений, законно ли судебное преследование и следует ли его возбудить». Благодаря общественной огласке в Украине против следователя Мельника было возбуждено уголовное дело по обвинению в превышении полномочий.

04.09.2012 представитель казахстанского БТА Банка Войтех Трапл в письме к адвокату Параскевич прямо заявил: в обмен на «дачу правдивых показаний относительно деятельности М. Аблязова» Казахстан может в один момент закрыть уголовные дела против Параскевич в Украине и России. Учитывая обнародованные факты, у Казахстана действительно есть неограниченные возможности влияния на украинское и российское следствие в этом деле.

6. Экстрадиция Параскевич недопустима согласно международным соглашениям по правам человека

В украинском и российском запросе на экстрадицию указываются одни и те же гарантии по делу Параскевич: отсутствие политических мотивов преследования, защита от пыток, обеспечение справедливого суда и надлежащих условий содержания, предоставление доступа дипломатическим представителям Чехии. Однако эти гарантии являются формальными и несостоятельными, и Украина с Россией не смогут обеспечить их выполнение.

6.1. Продолжение сотрудничества с авторитарными режимами в преследовании политических беженцев

Украина

Дело Аловсата Алиева

17.04.2016 в Украине был задержан правозащитник Аловсат Алиев, которого Азербайджан объявил в розыск Интерпола по обвинению в «краже» и «подделке документов». Правозащитник сообщил в украинском аэропорту, что имеет проездной документ беженца Федеративной Республики Германия. Однако украинские пограничники не расценили этот документ как тот, что дает предусмотренную международным правом защиту. На следующий день после задержания Аловсат Алиев был официально арестован.

По словам Алиева, в украинском СИЗО он содержался в антисанитарных условиях вместе с 26-27 лицами, хотя камера была рассчитана на 20 человек. В СИЗО к Аловсату Алиеву для свидания был допущен представитель МВД Азербайджана Шахин Годжаев, хотя данная встреча предварительно не согласовывалась с Алиевым.

Благодаря общественной огласке и вмешательству посольства Германии в Украине, 06.05.2016 Аловсат Алиев был освобожден из-под ареста. 10.05.2016 украинский суд отказал в его экстрадиции.

Еще один пример толерирования преследований авторитарных режимов – это то, что последние два года Украина систематически инеобоснованно отказывает в предоставлении убежища гражданам Беларуси и России, которых преследуют за поддержку Евромайдана. Например, в 2015 году 86 российских граждан обратились с просьбой о предоставлении убежища, и только 11-м из них Украина предоставила защиту.

Россия

Дело Александра Поткина

24.08.2016 Мещанский суд г. Москвы приговорил к 7,5 годам тюрьмы российского оппозиционного националиста Александра Поткина – одного из фигурантов уголовного дела против Мухтара Аблязова. Российский суд признал Поткина виновным не только в «легализации имущества, которое Аблязов приобрел преступным путем», но также в том, что средства от этой легализации использовались «по указанию Аблязова» для «возбуждения национальной розни» и «свержения конституционного строя в Казахстане».

Скорее всего, обвинения в экстремизме и «возбуждении розни» были выдвинуты потому, что доказательств по делу БТА Банка было недостаточно. Следствие заявило, что на вырученные от легализации имущества средства Поткин намеревался организовать антиправительственное восстание («Майдан») в России. При этом ему должны были помогать украинцы и представители западных спецслужб. Также Поткину инкриминировали подготовку брошюр, которые «направленны на возбуждение национальной вражды» и «способны сформировать установку о неэффективности существующей власти».

Поткина также признали виновным в организации в Кыргызстане «тренингов для казахстанских активистов», на которых он «обучал их проведению массовых беспорядков». Активист Жанболат Мамай подтвердил, что казахстанские активисты и журналисты общались с Поткиным в Кыргызстане, однако никаких незаконных призывов на встречах не звучало. В июне 2015 года Комитет национальной безопасности Казахстана допросил казахстанских активистов и правозащитников относительно встреч с Поткиным и другими российскими оппозиционерами. На допросах присутствовали представители ФСБ. Таким образом, контакты между представителями российской и казахстанской оппозиции закончились для них преследованиями и допросами со стороны спецслужб.

Расследовал дело Поткина Николай Будило – следователь из «списка Магнитского», который занимается и делом Параскевич. Еще один следователь Рустем Шайдуллин 08.10.2015 угрожал адвокатам Поткина, что убьет или покалечит их подзащитного отверткой, если тот вовремя не подпишет протокол об ознакомлении со 102 томами уголовного дела.

Следует отметить, что согласно российскому законодательству, мера пресечения в виде ареста не предусматривается за выдвинутые Поткину экономические обвинения. Тем не менее, он был незаконно помещен под стражу. Александр Поткин обжаловал свой арест в ЕСПЧ, и 24.08.2016 Россия решила добровольно выплатить компенсацию в размере 2500 евро, не дожидаясь решения ЕСПЧ. Это могло быть совершено для того, чтобы избежать детального исследования в ЕСПЧ практики незаконных арестов по экономическим статьям в России.

6.2. Угроза передачи Казахстану или похищения казахстанскими спецслужбами

Украина

Дело Аминат Бабаевой

09.09.2016 гражданка России Аминат Бабаева была задержана пограничниками в транзитной зоне аэропорта г. Харьков, куда прибыла из Стамбула. Пограничники сообщили, что не пропустят Бабаеву на территорию Украины, так как в Турции ее «подозревают в причастности к террористической деятельности». 09.09.2016 и 10.09.2016 пограничники не допускали к Бабаевой адвоката. После того, как в аэропорт прибыл представитель омбудсмена в Харьковской области, 11.09.2016 Бабаеву отпустили.

12.09.2016 Бабаева предоставила в отделение Миграционной службы заявление о получении статуса беженца, однако там отказали оформлять документы по ее заявлению. После этого, около 20:00, несколько сотрудников Службы безопасности Украины вошли в помещение Миграционной службы и силой затолкали Бабаеву в автомобиль. Она пыталась связаться с адвокатом, но похитители выбросили ее телефон в окно автомобиля. В этот день Бабаеву принудительно выслали в Россию.

Служба безопасности Украины заявила, что приняла решение «принудительно вернуть Бабаеву с территории Украины», после чего она «добровольно выехала в направлении России».

Адвокат подал в полицию заявление о похищении Бабаевой сотрудниками СБУ.

Дело Вячеслава Платона (Кобалева) – бизнесмена, которого Молдова объявила в международный розыск по обвинению в отмывании средств.

Адвокаты отмечают, что Платон (Кобалев) является ключевым свидетелем по делу о выведении из молдавского бюджета 1 млрд долл. По словам адвокатов, он намеревался выступить на пресс-конференции, а также дать показания американским и европейским правоохранительным органам о причастности к этому делу молдавского олигарха Влада Плахотнюка. Плахотнюк называет себя близким другом Президента Украины Петра Порошенко. Адвокаты заявляют, что, имея влияние на украинские власти, Влад Плахотнюк добился незаконной экстрадиции Платона (Кобалева) и таким образом изолировал неугодного свидетеля.

Украинская прокуратура называет Платона (Кобалева) гражданином России и Молдовы. Адвокаты отмечают, что с 1992 года Вячеслав Платон является гражданином Украины, а в 2002 году сменил фамилию на Кобалев в украинском паспорте. Государственная миграционная служба Украины подтвердила наличие у него украинского паспорта, однако считает, что паспорт был выдан незаконно ввиду отсутствия заявления на выдачу паспорта.

25.07.2016 руководитель Антикоррупционной прокуратуры Молдовы заявил, что Платон (Кобалев) объявлен в международный розыск. В этот же день он был задержан в Киеве сотрудниками Службы безопасности Украины (СБУ). По словам адвокатов, при задержании сотрудники СБУ нанесли Платону (Кобалеву) множественные побои, а его украинский паспорт назвали «фальшивым». 28.07.2016 Печерский районный суд г. Киева удовлетворил ходатайство прокуратуры поместить Платона (Кобалева) под арест, пока из Молдовы не будет получен запрос на экстрадицию.

Как сообщило Украинское бюро Интерпола, 08.08.2016 от сотрудника ФБР при Посольстве США в Украине поступил запрос на встречу с Платоном (Кобалевым). 10.08.2016 Украинское бюро Интерпола обратилось в ГПУ для получения разрешения на встречу, однако ответа не получило. По словам адвокатов, представителей ФБР интересовала информация по поводу хищений из молдавского бюджета, которой располагает Платон (Кобалев).

Платон (Кобалев) попросил в Украине статус беженца. Законодательство запрещает экстрадицию в период, когда рассматривается заявление о предоставлении убежища. Однако, по словам адвокатов, 29.08.2016 Платону (Кобалеву) предоставили решение миграционной службы от 22.08.2016 об отказе в предоставлении статуса беженца. Как отмечают адвокаты, сразу после этого, 29.08.2016, прокурор киевской прокуратуры вручил Платону (Кобалеву) решение о его экстрадиции в Молдову.

В соответствии со ст. 590 и 591 УПК Украины, любое лицо имеет право на протяжении 10 дней обжаловать решение об экстрадиции, однако Платону (Кобалеву) не дали возможности этого сделать. Как отмечают адвокаты, сотрудники СБУ сразу же, 29.08.2016, доставили Платона (Коболева) в аэропорт, откуда на чартерном самолете он был незаконно экстрадирован в Молдову. В Молдове Платон (Кобалев) находится под арестом и заявляет о нечеловеческих условиях содержания.

Дело Руслана Сулейманова

По данным правозащитников, гражданин Узбекистана Руслан Сулейманов работал менеджером в частной строительной компании в Узбекистане. Начиная с 2008 года, на компанию была совершена серия рейдерских атак со стороны влиятельных лиц страны. Когда компания отказалась передать этим лицам свои акции, многим менеджерам компании были предъявлены обвинения в экономических преступлениях. Опасаясь преследований, Сулейманов сначала переехал в Кыргызстан, а в 2010 году – в Украину.

25.02.2011 года Руслан Сулейманов был задержан в отделении милиции в г. Чернигове (Северная Украина), куда обратился, чтобы получить разрешение на работу. Вопреки украинскому законодательству и международным правовым нормам, до 11.05.2011 года Сулейманов не имел доступа к адвокату. 12.05.2011 Генеральная прокуратура Украины приняла решение о его экстрадиции в Узбекистан, где он должен был предстать перед судом по обвинению в экономических преступлениях.

20.05.2011 Руслан Сулейманов подал заявление о получении убежища в Украине, однако 02.07.2011 его ходатайство было отклонено в судебном порядке. 12.05.2012 УВКБ ООН признало Сулейманова беженцем и выступило против экстрадиции в связи с угрозой применения к нему пыток в Узбекистане. Параллельно правозащитная организация Amnesty International начала широкую информационную кампанию против экстрадиции Сулейманова в Узбекистан. Не смотря на это, в нарушение международных обязательств, 20.09.2012 Украина экстрадировала Руслана Сулейманова.

Россия

Правозащитные организации фиксируют частые случаи похищения в России граждан центральноазиатских стран спецслужбами этих государств. Эта практика является весьма распространенной, так как легальные способы добиться экстрадиции, как правило, блокируются ЕСПЧ. Например, на территории России были похищены Санжарбек Сатвалдиев (доставлен в Узбекистан) и Савриддин Джураев (доставлен в Таджикистан).

29.08.2016 спецслужбы Узбекистана предприняли неудачную попытку похищения на территории России сотрудника Общества политических эмигрантов Центральной Азии Рахмиддина Камолова. После этого он был задержан сотрудниками российской полиции, однако вскоре отпущен, так как из Узбекистана не прислали документы об инкриминируемых Камолову обвинениях.

Об уровне сотрудничества властей Казахстана и России свидетельствует и то, что в России представители казахстанских властей сами допрашивали фигурантов дела Аблязова (Льва Раковского, Александра Волкова, Елену Тищенко) и вынуждали их подписывать «нужные» показания. О том, как Россия будет «выполнять» свои обязательства, свидетельствует следующий факт: в декабре 2015 года бывший менеджер БТА Банка Вероника Ефимова была экстрадирована из России в Казахстан, где сейчас допрашивается следователями. Адвокат отмечает реальную угрозу того, что 7-летнюю дочь Ефимовой могут отправить в детский дом.

6.3. Отсутствие обеспечения гарантий на справедливый суд, надлежащие условия содержания и защиту от пыток

Украина

81,4% населения не доверяет украинским судам. Большинству представителей прежнего режима удалось остаться на руководящих должностях в судах.

В августе 2016 года Фундация «Открытый Диалог» под эгидой Ассоциации юристов Украины подготовила отчет, в котором также раскрывается проблема обвинительного уклона в работе судей и случаи нарушения принципа состязательности. Члены Ассоциации юристов Украины отмечают, что по советской традиции суды сохраняют обвинительный уклон и местами перебирают на себя функции обвинения. Украинские суды продолжают массово применять меру пресечения в виде содержания под стражей. Ходатайство прокуроров о взятии лица под стражу или продлении срока содержания под стражей зачастую рассматриваются формально, без надлежащей оценки аргументов.

В 2013 и 2015 годах доля оправдательных приговоров в Украине составила 0,24% и 0,32% соответственно (что практически идентично ситуации в России). Распространенной является практика, когда после вынесения судьей оправдательного приговора прокурор открывает против этого судьи уголовное производство по обвинению в вынесении заведомо неправосудного решения.

По состоянию на 01.04.2016 538 человек содержались в СИЗО от 1-го года до 2-х лет, а 420 человек – более 2-х лет. Генеральный прокурор Юрий Луценко, назначенный на эту должность в мае 2016 года, отмечал: «Знаю, что в украинских тюрьмах до суда люди пребывают один, четыре, десять, четырнадцать и даже двадцать лет».

Правозащитные организации отмечают, что в украинских СИЗО условия гораздо хуже, чем в колониях. Согласно данным общественной организации «Донецкий Мемориал», в первом полугодии 2014 года в учреждениях пенитенциарной системы умерло 456 человек, из них 69 человек – в СИЗО.

Офис Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека выявляет «системные нарушения порядка содержания под стражей и отбывания наказания, которые обусловливают жестокое обращение с заключенными и осужденными».

Россия

В среднем в России судья за 7 лет выносит около 500 обвинительных и лишь 1 оправдательный приговор в уголовных делах. Доля оправдательных приговоров составляет 0,3% (в странах ЕС –15-20%). Только 6,8% жалоб стороны защиты удовлетворяются судом. По состоянию на май 2016 года количество политических заключенных в России составляет 86 человек.

Обнародованная переписка подтвердила, что в деле Аблязова администрации президентов Казахстана и России заключили договоренности об управляемости судебных решений в России, что подразумевало в том числе «выделение кураторов темы БТА Банка в Высшем арбитражном суде РФ для контроля над судебными процессами».

Отчеты международных правозащитных организаций доказывают систематическое и безнаказанное применение пыток в России. За последние несколько лет в России зафиксировано около 60 тысяч жалоб на пытки. Правозащитник Лев Пономарев подчеркивает, что «чаще, чем каждый четвертый заключенный в России подвергается пыткам или жестокому обращению».

6.4. Несоответствие работы правоохранительных органов международным стандартам

Украина

Реформы органов прокуратуры и судебной системы саботируются в Украине. Не было осуществлено кадровое обновление органов прокуратуры. Ни один внешний кандидат не стал руководителем местных прокуратур.

26.01.2016 исполнительный директор Transparency International в Украине Алексей Хмара заявил о «тотальной зависимости судебной системы и ее связи с режимом и коррупционерами». 15.02.2016 активисты «Реанимационного пакета реформ» отметили: «Через два года после Революции Достоинства Украина так и не получила подотчетной и прозрачной прокуратуры, которая руководствуется исключительно принципом верховенства права и законом».

В своем отчете Ассоциация юристов Украины и Фундация «Открытый Диалог» обращают внимание на то, что в Украине прокуроры любой ценой добиваются обвинительного приговора. Данные за последние три года подтверждают, что прокуроры отказывались от обвинения только в менее чем в 1% случаев. При этом следует отметить, что эта практика, как правило, не действует тогда, когда от прокуроров требуют расследовать случаи пыток, коррупции или должностных преступлений со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Россия

В 2015 году Россия стала лидером среди всех стран по числу нарушений конвенции по правам человека – ЕСПЧ обнаружил подобные нарушения в 109 жалобах относительно России. В декабре 2015 года в России были приняты законодательные изменения, позволяющие не исполнять решения ЕСПЧ и других международных судебных инстанций, которые «противоречат Конституции РФ». Эти изменения были резко раскритикованы Венецианской комиссией. Фактически Россия отменяет для себя приоритет международного права.

Кроме того, примечательным может быть следующий пример из дела Татьяны Параскевич. 27.04.2015 и 04.09.2015 МВД России отказало адвокату Параскевич в закрытии уголовного дела в связи с непредоставлением доказательств вины. Российское МВД сообщило, что закон «не обязывает» следователя приводить доказательства в тексте постановления об обвинении. В соответствии со ст. 17 УПК РФ, следователь (как и судья) оценивает доказательства по «внутреннему убеждению», основанному на имеющихся доказательствах, на законе, «на совести».

7. Выводы и рекомендации

Татьяна Параскевич преследуется в связи с принадлежностью к определенной группе лиц, имеющих дружественные отношения с оппозиционным политиком Мухтаром Аблязовым. Обнародованные документы подтвердили факты фабрикации и политическую мотивированность дела против Параскевич.

Повторно направив аналогичные экстрадиционные запросы, Украина и Россия пренебрегли решениями чешских властей и продемонстрировали неуважение к Чехии как к международному партнеру. Кроме того, существуют основания полагать, что инициированная процедура пересмотра статуса дополнительной защиты Параскевич является попыткой казахстанских лоббистов злоупотребить чешской системой правосудия. Чехия как демократическое государство должна противодействовать подобного рода практике, которая подрывает верховенство права и европейскую систему убежища.

Были опубликованы факты влияния на правоохранительные органы Чехии со стороны казахстанских властей, которые не являются стороной в делах об экстрадиции и предоставлении Параскевич международной защиты (в частности, информация о направлении юристами казахстанского БТА Банка документов для чешского МВД и об их контактах с прокурором Верой Чеховой). Мы подчеркиваем необходимость того, чтобы Чехия обеспечила публичное расследование фактов, которые подтверждают попытки казахстанских лоббистов добиться отказа в предоставлении Параскевич международной защиты и санкционировать ее экстрадицию.

Кроме того, при рассмотрении дел об убежище и экстрадиции европейские государства не должны безоговорочно доверять формальным гарантиям, не исследуя суть дела. Решения, связанные с правами беженцев, не могут приниматься, исходя из политических или экономических интересов.

О недопустимости экстрадиции Параскевич заявляли Amnesty International, Spolek Salamoun, Чешский Хельсинкский комитет, депутаты Европарламента, а также около 20 чешских, польских и итальянских парламентариев.

Экстрадиция Параскевич нарушит Европейскую конвенцию по правам человека, Европейскую конвенцию о выдаче и Конвенцию ООН против пыток.

Мы призываем чешские власти не допустить аннулирования статуса дополнительной защиты Параскевич, а также отклонить повторные запросы на экстрадицию, по которым ранее чешские власти уже приняли решения.

Все желающие могут поддержать наши требования, обратившись по адресам:

-    Генеральному прокурору Чешской Республики Павелу Земану – 660 55, улица Езуитска 4, город Брно, Чешская Республика, тел: +420 542 512 111, факс: +420 542 512 227, e-mail: podatelna@nsz.brn.justice.cz;

-    Директору Отдела убежища и миграционной политики Министерства внутренних дел Чешской Республики Томашу Хаишману - почтовый ящик 21/ОАМ, ул. Над Штолоу, 3, 170 34 Прага 7.

-    Министру иностранных дел Чешской Республики Любомиру Заоралеку – 5 Loretánskénáměstí, 118 00 Prague 1, Чешская Республика, тел.: +420 224 181 111, e-mail: podatelna@mzv.cz;

-    Министру юстиции Чешской республики Роберту Пеликану – 16 Vyšehradská Street, 128 10 Prague 2, Чешская Республика, тел. +420 221 997 106, +420 221 997 111, факс: +420 224 919 927, e-mail: posta@msp.justice.cz;

-    Главе Правительственного Совета по правам человека в Чешской Республике Якубу Махачке – 4 EdvardaBeneše Embankment, Prague 1, Чешская Республика, PSČ 118 01, тел.: +420 224 002 111, e-mail: machacka.jacub@vlada.cz;

-    Верховному комиссару ООН по правам человека Зейду Рааду аль-Хусейну – Palais des Nations, CH-1211 Geneva 10, Швейцария, тел.: +41 22 917 9220;

-    Верховному представителю Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерике Могерини – Rue de la Loi / Wetstraat 200, 1049 Brussels, Бельгия, тел: +32 2 584 11 11; +32 0 2 295 71 69, e-mail: federica.mogherini@ec.europa.eu;

-    Специальному представителю Европейского Союза по правам человека Ставросу Ламбринидису - тел: +32 2 584 230, e-mail: stavros.lambrinidis@ext.eeas.europa.eu;

-    Президенту Европейского парламента Мартину Шульцу – Bât. Paul-Henri Spaak 09B011, Rue Wiertz / Wiertzstraat 60, 1047 Brussels, Бельгия, phone: +32 2 28 45503; e-mail: martin.schulz@europarl.europa.eu;

-    Председателю комитета Европейского парламента по иностранным делам Эльмару Броку – Bât. Altiero Spinelli 05E240, Rue Wiertz / Wiertzstraat 60, 1047 Brussels, Бельгия, phone: +32 2 28 45323, e-mail: elmar.brok@europarl.europa.eu;

-    Главе Подкомитета Европейского парламента по правам человека Елене Валенсиано - Bât. AltieroSpinelli 11G354, RueWiertz / Wiertzstraat 60, 1047 Brussels, Бельгия, тел.: +32 2 28 45846, e-mail: elena.valenciano@europarl.europa.eu;

-    Генеральному секретарю Совета Европы Турбёрну Ягланду – тел.: + 33 3 88 41 20 00, e-mail: thorbjorn.jagland@coe.int;

-    Президенту Парламентской Ассамблеи Совета Европы Педро Аграмунту – тел.: +33 88 41 23 41, e-mail: pedro.agramunt@senado.es; mark.neville@coe.int;

-    Президенту ПА ОБСЕ Кристин Муттонен – e-mail: christine.muttonen@parlament.gv.at; christine.muttonen@spoe.at, тел: +43 (1) 401 10 3660, +43 (1) 401 10 3444;

-    Главе Генерального комитета ПА ОБСЕ по демократии, правам человека и гуманитарным вопросам Игнасио Санчесу Амору – e-mail: cristina.casado@gps.congreso.es, тел: +34 91 390 6919;