Отчет: Дело «крымских террористов»

1. Введение

В России завершился первый громкий политический судебный процесс против граждан Украины. Совершенно ожидаемо Олег Сенцов и Александр Кольченко, публично выступающие против аннексии Крыма Россией в 2014 году, были приговорены к длительным тюремным срокам по обвинению в террористической деятельности.

Уголовное дело против них сфабриковали. «Террористическое сообщество» было создано следователями искусственно, большая часть «доказательств» получена в результате пыток или с нарушением закона, а состав инкриминируемого преступления не соответствовал выдвинутым обвинениям.

Мировая общественность единогласно осудила вынесенные приговоры, назвав их актом цинизма со стороны России.

Напомним, в мае 2014 года в Крыму были задержаны граждане Украины Геннадий Афанасьев, Александр Кольченко, Олег Сенцов и Алексей Чирний. Их всех обвинили в преступлениях, связанных с «терроризмом» – в поджоге дверей офиса Русской общины Крыма и окна офиса партии «Единая Россия», а также в приготовлении подрыва памятника Ленину и мемориала Вечный огонь в Симферополе. 23.05.2014 года они были перевезены в Москву для проведения дальнейшего расследования и участия в судебном процессе. К задержанным не допускали украинских дипломатов, так как российская сторона заявила, что считает крымчан гражданами РФ.

Двое подозреваемых (Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний) после применения к ним пыток пошли на сотрудничество со следствием и признали свою вину во всех инкриминируемых преступлениях. При этом они дали ложные показания против Олега Сенцова и Александра Кольченко. Олег Сенцов своей вины не признал. Александр Кольченко признал, что принимал косвенное участие в поджоге офиса партии «Единая Россия», однако категорически не согласился с квалификацией данного преступления как «террористический акт».

Доказательная база против Сенцова и Кольченко состояла преимущественно из показаний Чирния и Афанасьева. В связи с сотрудничеством со следствием дела Афанасьева и Чирния были выделены в отдельные производства.

17.12.2014 Московский городской суд приговорил Геннадия Афанасьева к 7 годам заключения с отбыванием срока в колонии строгого режима. Другой свидетель обвинения, Алексей Чирний, по аналогичным обвинениям 21.04.2015 был приговорён военным судом в Ростове-на-Дону к 7 годам заключения в колонии строгого режима.

Согласно сфабрикованной версии следствия, в Крыму действовала «террористическая группа», состоящая из нескольких человек. Кроме вышеупомянутых лиц в нее также входили Никита Боркин, Илья Зуйков, Энвер Асанов и Степан Цириль, которые сейчас находятся в розыске. Руководил группой якобы Олег Сенцов, который отдал приказ организовать поджоги, а также взрывы в Симферополе. При этом, по версии следствия, «руководство» заключалось в том, что Сенцов отдавал приказы Афанасьеву и Чирнию, которые, в свою очередь, непосредственно занимались организацией преступлений.

По версии следствия, своими действиями «террористическая группа» преследовала цель «дестабилизировать обстановку на полуострове и воздействовать на органы власти с тем, чтобы они приняли решение о выходе «республики» из состава РФ».

2. Судебный процесс

Еще в мае 2015 года адвокат Надежды Савченко Марк Фейгин сообщил Фундации «Открытый Диалог», что на высшем государственном уровне было принято решение, что судебные процессы против украинских активистов, удерживаемых в России, будут проводиться в региональных городах, а не в столице. «Мне известно неофициально, что по всем громким украинским делам принято решение максимально изолировать их рассмотрение от Москвы. Дела Сенцова и Кольченко будут рассматривать в Ростове-на-Дону, Карпюка – во Владикавказе, а Савченко – в Воронеже», рассказал адвокат. Такой прием был использован специально, чтобы усложнить контроль общественности за процессами. Позже оказалось, что дело Сенцова-Кольченко будет действительно рассматриваться в Северо-Кавказском окружном военном суде Воронежа. Судебный процесс начался 21.07.2015.

Олег Сенцов и Александр Кольченко, публично выступающие против аннексии Крыма Россией в 2014 году, были приговорены к длительным тюремным срокам по обвинению в террористической деятельности.

Совершенно прогнозировано суд был более благосклонен к ходатайствам стороны обвинения, и, напротив, отклонил большинство ходатайств стороны защиты. В частности, адвокаты просили, чтобы из-за сложности дела заседания проходили не чаще двух дней в неделю. Однако судья Сергей Михайлюк назначал заседания на каждый рабочий день. Из-за этого адвокаты не имели достаточного количества времени, чтобы надлежащим образом подготовится к защите своих клиентов.

На суде были допрошены ряд свидетелей, которых условно можно разделить на три группы:

  • Имеющие судимость.
  • Добровольно решившие сотрудничать с ФСБ. Люди, которые изначально критически относились к Евромайдану и были его идеологическими противниками.
  • Секретные свидетели (предполагаемые сотрудники ФСБ).

Неангажированность и объективность показаний каждой из этих групп вызывает сомнения.

В ходе судебного процесса выяснились некоторые факты, свидетельствующие о невиновности обвиняемых:

  • 31.07.2015 один из главных свидетелей по делу Сенцова-Кольченко Геннадий Афанасьев, на показаниях которого строилось обвинение, отказался свидетельствовать против обвиняемых. Он также отказался от ранее данных свидетельств, заявив, что оговорил Сенцова и Кольченко под давлением пыток.

Согласно версии следствия, Сенцов «организовывал» поджоги пророссийских организаций с помощью Геннадия Афанасьева. «Непосредственным организатором данных акций был Афанасьев, который каждый раз доводил до участников, что действует по указанию Сенцова», – говорится в материалах уголовного дела. Отказ Афанасьева от своих показаний напрочь развалил версию следствия о том, что Сенцов является организатором поджогов.

  • Исследование на детекторе лжи не подтвердило наличие в памяти Алексея Чирния поручений, полученных от Сенцова. Это свидетельствует в пользу того, что Сенцов не давал Чирнию указаний организовывать взрывы в Симферополе.
  • В ходе ознакомления с материалами дела выяснилось, что «организацией преступлений» занимались Афанасьев и Чирний. Сенцов, по версии следствия, давал лишь указания, какие «преступления» необходимо совершить. Подтверждением этого были показания Афанасьева и Чирния. Однако, учитывая, что они пошли на сделку со следствием, их свидетельства нельзя считать объективными. Поэтому не существует никаких доказательств причастности Сенцова к организации инкриминируемых преступлений.
  • Никаких оперативных действий в отношении Сенцова не проводилось (слежка за ним не велась, в отличие от других фигурантов дела). С ним проводились лишь следственные действия, которые сопровождались незаконным воздействием на него (применение пыток).
  • Группа «крымских террористов» не была устойчива, иерархически структурирована и не действовала под единым руководством. Каждый из фигурантов дела самостоятельно решал, будет ли он участвовать в поджогах.
  • Ни один из допрошенных в суде свидетелей не смог ничего рассказать о составе и структуре группы. Геннадий Афанасьев на суде заявил, что вовсе не знаком с Кольченко, а Сенцова он знает только потому, что тот является известным режиссером.

3. Приговор

25.08.2015 в Северно-Кавказском военном окружном суде состоялось оглашение приговора для Олега Сенцова и Александра Кольченко.

Кольченко, Сенцов и другие

Активистов

обвинили в терроризме

В мае 2014 года в Крыму были задержаны граждане Украины Геннадий Афанасьев, Александр Кольченко, Олег Сенцов и Алексей Чирний. Их всех обвинили в преступлениях, связанных с «терроризмом» – в частности в приготовлении подрыва памятника Ленину и мемориала Вечный огонь в Симферополе.

  • Олег Сенцов был признан виновным по всем инкриминируемым статьям: в создании террористического сообщества (ч. 1, ст. 205.4 УК РФ), совершении двух террористических актов (п. «а», ч. 2, ст. 205 УК РФ), приготовлении к совершению двух террористических актов (ч. 1, ст. 30, и п. «а», ч. 2, ст. 205 УК РФ), а также в двух эпизодах незаконного оборота оружия и взрывчатых веществ (ч. 3, ст. 222 УК РФ). Решением суда Олег Сенцов был приговорен к 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима (изначально государственное обвинение просило о 23 годах лишения свободы).
  • Александр Кольченко также был признан виновным по всем инкриминируемым статьям: участие в террористическом сообществе (ч. 2, ст. 205.4 УК РФ) и совершение террористического акта (п. «а», ч. 2, ст. 205 УК РФ). Кольченко был приговорен к 10 годам лишения свободы в колонии строгого режима (изначально государственное обвинение просило о 12 годах лишения свободы).

Стоит отметить, что и Сенцов, и Кольченко получили точно такие же приговоры, которыми их запугивали следователи во время допросов. Это является еще одним доказательством, что суд и следователи, не действовали объективно и независимо, а исполняли заказ режима.

4. Фабрикация обвинений в терроризме

4.1. Провокация спецслужб

По версии следствия, Олег Сенцов в апреле 2014 года дал указание Чирнию и Афанасьеву взорвать памятник Ленину возле железнодорожного вокзала Симферополя. Для организации взрыва Сенцов посредством Афанасьева якобы передал Чирнию денежные средства в сумме 200 гривен (8 евро) для приобретения необходимых компонентов самодельного взрывного устройства (СВУ). Кроме того, Сенцов якобы дал указание взорвать 9-го мая еще и мемориал Вечного огня. Чирний, в свою очередь, попросил знакомого химика Александра Пирогова изготовить СВУ. За несколько дней до назначенной даты Чирний дважды получал от Пирогова предмет, имитирующий исполнительный механизм, изготовленный на основе электронных часов, и оба муляжа отнес к себе домой.

Как оказалось позже, Пирогов изначально действовал под контролем ФСБ, а передача муляжей взрывных устройств Чирнию проводилась «в ходе оперативно-розыскноых мероприятий».

Как считает адвокат Сенцова Дмитрий Динзе, с помощью Пирогова ФСБ осуществило провокацию совершения преступления. В частности, спецслужбы проводили инструктаж Пирогова, указывая ему, что он «должен стремиться к передаче муляжа (взрывного устройства – ред.) через тайник».

Также из материалов дела следует, что спецслужбы, еще 11.04.2015 знали, что Чирний намерен 14.04.2015 и 18.04.2015 осуществить поджоги офиса Русской общины Крыма и офиса Партии «Единая Россия», однако не предотвратили поджоги. «Данные действия были сознательно не предотвращены, чтобы создать видимость существования на территории Крыма террористического сообщества», – заявила в суде адвокат Александра Кольченко Светлана Сидоркина.

Во время прений в суде адвокат Дмитрий Динзе напомнил о постановлении Верховного суда РФ от 2012 года. Согласно постановлению Верховного суда, «вмешательство и использование в уголовном процессе доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции, нарушают принцип справедливости судебного разбирательства».

4.2. Применение пыток к подозреваемым с целью получения признательных показаний

В результате применения жестоких пыток к подозреваемым двое из них (Афанасьев и Чирний) были вынуждены «признать» свою вину и пойти на сотрудничество со следствием. Пытки применялись также к Олегу Сенцову и Александру Кольченко, однако они отказались признавать инкриминируемые им обвинения.

Пытки в отношении Геннадия Афанасьева

Отказ Геннадия Афанасьева от ранее данных показаний и заявление о применении к нему пыток сильно пошатнуло позицию государственного обвинения, поскольку именно на показаниях Афанасьева базировалось большинство «доказательств» против Сенцова.

03.08.2015 Геннадий Афанасьев подтвердил своему адвокату Александру Попкову, посетившему его в СИЗО, что оговорил Олега Сенцова и Александра Кольченко под пытками. Афанасьев сообщал адвокату, что «обдуманно сделал свое высказывание в суде, что никаких террористических групп не существовало. Это все фантазии следствия, которые он подписывал, не глядя…».

На суде были допрошены три группы свидетелей:

  • Имеющие судимость
  • Добровольно решившие сотрудничать с ФСБ. Люди, которые изначально критически относились к Евромайдану и были его идеологическими противниками
  • Секретные свидетели (предполагаемые сотрудники ФСБ)

Адвокат Александр Попков рассказал некоторые подробности применения пыток к своему подзащитному. Геннадий Афанасьев был задержан на одной из улиц г. Симферополя 09.05.2014. Незнакомые люди в масках схватили его, нанесли несколько ударов, надели на голову мешок, долго возили в машине по городу, избивали, требовали, чтобы он назвал фамилии активистов «Правого сектора», с которыми он связан. После этого Афанасьева привезли в его квартиру, где уже проходил обыск. После обыска он был доставлен в здание ФСБ РФ в Симферополе, где к нему применяли пытки, требуя признаться в «террористической деятельности» (подготовка подрыва памятника Ленину и мемориала Вечного огня).

Афанасьеву надели на голову противогаз, зажали шланг, и он начал задыхаться. Когда он стал терять сознание, следователи разомкнули шланг, оттянули противогаз и в пространство под маской противогаза впрыснули какой-то газ. От этого газа у Афанасьева началась рефлекторная рвота, он начал захлебываться рвотной массой. Они не давали ему дышать, били. Ему угрожали изнасилованием, раздевали догола, включали паяльник и водили им около тела, объясняли, что будет, когда введут паяльник в задний проход. Также Афанасьева пытали электрическим током. Оголенные провода прикладывали к его половым органам. Вследствие этого Афанасьев начал давать показания и оговорил Сенцова и Кольченко. Потом следователи стали придумывать ему все новые и новые эпизоды, в которых он сознавался и оговаривал Сенцова и Кольченко. Также под пытками он оговорил еще несколько человек, имена которых не помнит. По словам Геннадия Афанасьева, приказ применить к нему пытки отдал следователь ФСБ РФ Александр Бурдин.

Накануне судебного заседания 31.08.2015 следователи ФСБ РФ предупредили Афанасьева, что он должен отказаться от дачи показаний в суде, однако при этом подтвердить все показания, данные во время предварительного следствия. К такому приему необходимо было прибегнуть, чтобы адвокаты Сенцова и Кольченко не смогли задать ему «неудобных» вопросов. Тем не менее, Афанасьев решил разорвать сделку со следствием и во время суда отказался показаний, данных во время следствия под пытками.

12.08.2015 Александр Попков в очередной раз посетил Геннадия Афанасьева в СИЗО и узнал от него, что 06.08.2015 к нему в СИЗО приходил следователь ФСБ РФ. Следователь требовал от Афанасьева сознаться, кто его заставил отказаться от показаний против Сенцова. Афанасьев с ним не разговаривал и читал про себя молитвы. Это разозлило следователя, и он сильно ударил Афанасьева сзади по голени.

19.08.2015 российская правозащитная организация «Мемориал» заявила, что считает Геннадия Афанасьева политическим заключенным.

Пытки в отношении Алексея Чирния

Пытки применялись также в отношении другого ключевого свидетеля по делу «крымских террористов» Алексея Чирния.

В августе 2014 года Чирний удерживался в психиатрической больнице СИЗО «Бутырка» (Москва). Точное время его пребывания там неизвестно, поскольку российская сторона держала это в секрете. Чирний – единственный из всех обвиняемых, который удерживался в психиатрической больнице. Не исключено, что там к нему могли применять незаконные методы воздействия.

03.02.2015 состоялась встреча Алексея Чирния с украинскими консулом Геннадием Брескаленко в СИЗО «Лефортово» (это была первая встреча Чирния с украинским дипломатом с момента задержания в мае 2014 года). В ходе встречи Чирний сообщил украинскому консулу, что во время его задержания в Автономной Республике Крым в мае 2014 года к нему применялись пытки. В частности, его били по голове и другим частям тела, применяли меры психологического давления и запугивания с целью выбивания неправдивых показаний по предъявленному ему обвинению.

Во время суда по делу Чирния в апреле 2015 года его адвокат Илья Новиков заявил ходатайство о возвращении дела на досудебное следствие в связи с тем, что Чирний сам себя оговорил, и что к нему применялись пытки. Алексей Чирний выразил несогласие с позицией адвоката и попросил, чтобы рассмотрение дела продолжилось в особом порядке. После этого инцидента суд отстранил адвоката Илью Новикова от защиты Чирния в связи с «несовпадением позиции адвоката и подсудимого», также было отклонено ранее заявленное им ходатайство. Следует отметить, что действия адвоката Новикова и Чирния были согласованы. Они договорились ранее, что адвокат выступит с ходатайством, а Чирний не согласится с его позицией. Такой ход, с одной стороны, позволил не разорвать соглашения о сотрудничестве между следствием и Чирнием, а с другой – заявить на суде о применении пыток к нему.

Алексей Чирний был приговорен к 7 годам лишения свободы.

Пытки в отношении Олега Сенцова и Александра Кольченко

О применении пыток в отношении Олега Сенцова было сообщено его адвокатом еще в июне 2014 года.

06.08.2015 во время судебного процесса Олег Сенцов более детально рассказал о пытках, через которые ему пришлось пройти. «10 мая я был задержан возле подъезда собственного дома. Меня кинули в автобус и с мешком на голове, в наручниках привезли в здание СБУ, тогда уже ФСБ. Посадили на стул и стали допрашивать довольно жестко. Спрашивали, знал ли я Чирния и Афанасьева. Меня стали избивать, руками, ногами, спецсредствами. Стоя, лежа, сидя. Трудно сидеть на стуле, когда тебя бьют дубинкой. Меня душили пакетом. Видел в кино, не понимал, как люди ломаются. Это очень страшная штука. Четыре раза я через это прошел. Угрожали изнасиловать дубинкой в извращенной форме. Это продолжалось часа три-четыре. Когда утомились, меня повезли на обыск, и только там я узнал, что это сотрудники ФСБ», – рассказал в суде Сенцов.

В октябре 2014 года Следственный комитет России отказался возбудить уголовное дело по факту пыток. В материалах постановления указывалось, что Сенцов увлекался садомазохизмом, и травмы на спине нанесла ему какая-то партнерша незадолго до задержания.

О применении пыток к себе рассказал также Александр Кольченко: «После задержания на предварительном допросе, который не был занесен в протокол, меня били по лицу и в корпус… Данные [во время следствия – ред.] показания я не подтверждаю. Адвокат меня тогда ввел в заблуждение относительно статей, которые мне вменялись. Я о насилии не заявлял, потому что когда я узнал, какие меры применялись к Олегу, я посчитал мое давление незначительным и недостойным заявлять об этом».

4.3. Несоразмерность выдвинутых обвинений составу преступления

Важным элементом дела «крымских террористов» является факт несоразмерности предъявленных обвинений составу инкриминируемого преступления. Трое фигурантов дела (Чирний, Афанасьев, Кольченко) признали факт участия в поджоге офиса Партии «Единая Россия» (до аннексии Крыма – офис Партии регионов). Также Чирний и Афанасьев признали, что участвовали в поджоге офиса Русской общины Крыма в Симферополе. Олег Сенцов не признал своей вины в поджоге обеих зданий. Кольченко заявил, что считает свой поступок не террористическим актом, а хулиганским. Чирний и Афанасьев признали свою вину, однако выразили возражение против квалификации своих действий как террористических.

В офисе Русской общины Крыма обгорела дверь, ущерб – около 400 евро; в офисе партии «Единая Россия» обгорело окно – ущерб около 2600 евро. Актуальным является вопрос – можно ли поджоги, которые не привели к тяжелым последствиям, квалифицировать как террористические акты?

Сенцов был признан виновным по всем инкриминируемым статьям: в создании террористического сообщества, совершении двух террористических актов, приготовлении к совершению двух террористических актов, а также в двух эпизодах незаконного оборота оружия и взрывчатых веществ. Решением суда он был приговорен к 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

По версии следствия, поджог был совершен с умыслом «запугать население и повлиять на решение органов власти». Именно данная формулировка позволила инкриминировать обвиняемым террористическую деятельность. Обвинение акцентировало внимание на том, что в обоих случаях поджоги были совершены в офисах организаций, в названиях которых присутствуют слова «русский» или «Россия» и на которых висели российские флаги. Однако стоит отметить, что в апреле 2014 года на территории Крыма де-юре вообще не существовало Партии «Единая Россия», а подожженный офис принадлежал Партии регионов Украины. «Единая Россия» никакого отношения к этому офису не имеет, по этому адресу расположен бывший городской офис Партии регионов, – заявил по факту поджога заместитель главы Центрального исполкома Партии «Единая Россия» Константин Мазуревский.

В новой истории России достаточно случаев, когда поджоги осуществлялись по политическим мотивам, однако лишь один раз до дела «крымских террористов» это квалифицировалось как террористическая деятельность. В 2012 году за ряд идеологически мотивированных поджогов была осуждена группа молодых людей, которые по версии следствия входили в «Автономную боевую террористическую организацию». Примечательным является иной случай, имевший место осенью 2008 года в Карачаево-Черкесской республике (РФ). Тогда группа боевиков попыталась с помощью зажигательных смесей поджечь администрацию Зеленчукского района республики. Помещение не загорелось по независящим от них причинам. Действия боевиков были квалифицированы как «умышленное уничтожение или повреждение имущества» (ст. 167 УК РФ). По версии обвинения, акция была спланирована «с целью дестабилизации общественно-политической ситуации в регионе и запугивания населения». Такая же формулировка присутствует и в деле «крымских террористов», однако статья им была инкриминируема совсем другая – терроризм.

Если рассматривать эпизод с обвинением в подготовке подрыва памятника Ленину и мемориала Вечного огня, которые были квалифицированы как приготовление к совершению террористического акта, то в истории России подобные случаи также получали разную трактовку. К примеру, когда в 2009 году в Санкт-Петербурге взорвали памятник Ленину у Финляндского вокзала, дело было возбуждено по ст. 167 УК РФ – «Умышленное уничтожение или повреждение имущества».

5. Реакция международной общественности

Благодаря вмешательству правозащитных организаций, в том числе Фундации «Открытый Диалог», которая одной из первых начала освещать дело «крымских террористов», факту преследования украинских граждан следственными органами России удалось придать большую огласку на международной арене. Несмотря на попытки российских властей максимально изолировать судебный процесс от внимания общественности (рассмотрение дела перенесли в региональный город, на суде были аккредитированны только российские СМИ), за делом следили правительства демократических государств, международные организации, а ход судебных заседаний освещался не только в украинских и российских, но и в мировых СМИ.

Вынесение жестокого приговора по сфабрикованному уголовному делу вызвало единогласное осуждение со стороны украинской и мировой общественности.

Решительный протест в связи с приговором российского суда Сенцову и Кольченко был выражен МИД Украины. «Требуем от российской стороны прекратить судебный фарс, который ради амбиций российского руководства калечит человеческие судьбы, и незамедлительно освободить Олега Сенцова и Александра Кольченко, а также всех других политических заложников», – заявили в ведомстве.

«Весь этот процесс был устроен с целью передачи сигнала. Он был использован в российской пропагандистской войне против Украины и похож на показательные процессы над диссидентами сталинской эпохи», заявил представитель Amnesty International в Украине Богдан Овчарук.

Посол США в Украине Джеффри Пайет осудил судебный процесс против Сенцова и Кольченко, назвав его фарсом, а приговор суда – позорным решением.

Президент ПАСЕ Анн Брассер заявила, что приговор суда противоречит требованиям ПАСЕ к РФ. «Сегодняшнее решение суда находится в явном противоречии с этими требованиями. Поэтому я вновь призываю российские власти соблюдать свои обязательства как государства-члена Совета Европы и освободить всех лиц, незаконно задержанных после аннексии Крыма» – подчеркнула Брассер.

«Российские суды не имеют компетенции совершать суд относительно действий, совершенных за пределами международно признанной территории России. ЕС рассматривает это дело как нарушение международного права и элементарных стандартов правосудия» – заявила Верховный представитель ЕС по делам безопасности и внешней политики Федерика Могерини. 

Во время встречи с Президентом Украины Петром Порошенко Президент Европейского Совета Дональд Туск заявил, что преследование граждан Украины в России является символом цинизма, доминирующего в политике России сегодня.

03.09.2015 министры иностранных дел 8 североевропейских государств (Дании, Швеции, Норвегии, Финляндии, Исландии, Эстонии, Латвии и Литвы) во время встречи в Копенгагене призвали Россию освободить незаконно похищенных и заключенных граждан Украины Олега Сенцова и Александра Кольченко, а также гражданина Эстонии Эстона Кохвера.

10.09.2015 Европарламент принял резолюцию по факту вынесения обвинительных приговоров Олегу Сенцову, Александру Кольченко и Эстону Кохверу, призвав Россию освободить их немедленно. «Парламент решительно осуждает вопиющее нарушение территориальной целостности Украины и Эстонии путем незаконного похищения граждан обеих стран для того, чтобы потом предъявить им обвинения в российском суде», – говорится в резолюции. 

6. Выводы

Фундация «Открытый Диалог» считает, что обвинительный приговор Олегу Сенцову и Александру Кольченко – очередное свидетельство отсутствия правосудия в России. Суды и правоохранительные органы являются частью государственного репрессивного механизма. Данный приговор – это сигнал всем либерально-демократическим силам в стране, что власть готова самым жестоким образом пресекать любое несогласие с действующим режимом.

Обвинительный приговор Олегу Сенцову и Александру Кольченко – очередное свидетельство отсутствия правосудия в России. Суды и правоохранительные органы являются частью государственного репрессивного механизма.

Это также сигнал странам Запада, вступившимся за украинских политических узников, что Москва не собирается прислушиваться к позиции стран цивилизованного мира и уважать существующие международно-правовые нормы. Ранее по сфабрикованному уголовному делу к 15 годам лишения свободы в России был приговорен гражданин Эстонии Эстон Кохвер. Можно не сомневаться, что обвинительный приговор ожидает также еще одного известного украинского политического узника в России – Надежду Савченко.

Россия, подобно террористу, захватывает заложников, чтобы потом иметь дополнительные аргументы в международных переговорах, во время которых она действует только с позиции силы и шантажа.

Международное сообщество должно четко продемонстрировать российским властям, что оно не поддается на шантаж, а нарушитель устоявшихся норм будет наказан. Фундация «Открытый Диалог» призывает страны Запада расширить список санкций в отношении России. В частности, под санкции должны попасть лица, ответственны за уголовное преследование Олега Сенцова и Александра Кольченко.

Все желающие могут поддержать наши требования, обратившись по адресам:

  • Президент ПАСЕ Анн Брассер – e-mail: abrassuer@chd.lu, тел.: +33 88 41 23 41;
  • Президент ПА ОБСЕ Илкка Канерва - e-mail: ilkka.kanerva@parliament.fi, тел.: +358 9 432 3055; +358 9 432 3529;
  • Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини – 1049 Brussels, Rue de la Loi / Wetstraat 200, тел.: +32 2 584 11 11; +32 (0) 2 295 71 69;
  • Глава комитета Европейского парламента по иностранным делам Эльмар Брок – Rue Wiertz 60, 1047 Bruxelles, Belgique, тел.: +32 2 28 49013 (Брюссель), +33 3 881 76902 (Страсбург);
  • Президент Европейского Совета Дональд Туск - Rue de la Loi / Wetstraat 175, 1048 Brussels, e-mail: donald.tusk@european-council.europa.eu, тел.: +32 2 28 15650;
  • Президент Европейской Комиссии Жан-Клод Юнкер – 1049 Brussels, Belgium Rue de la Loi / Wetstraat 200, e-mail: president.juncker@ec.europa.eu.
  • Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн – Palais des Nations  CH-1211 Geneva 10, Switzerland, тел.: +41 22 917 9220.

С другими отчетами по делу Сенцова можно ознакомиться здесь: