Отчет: Cистема Интерпола нуждается в реформе

1. Введение

Международный статус беженца уже не гарантирует защиту от политических преследований. Недемократические государства применяют более изощренные методы репрессий, используя механизмы Интерпола для расстановки «ловушек» против своих оппонентов за рубежом. Из-за недостатков своих надзорных механизмов Интерпол стал «удобным» инструментом для преследований по ряду политических дел. Автоматический выпуск «красных уведомлений» касается и лиц, которым ООН и отдельные государства предоставили международную защиту. В результате, лица, получившие международный статус беженца в странах ЕС, США или Канаде, подвергаются арестам при пересечении границы.

Политические беженцы вынуждены месяцы и годы находиться за решеткой, пока проходят длительные процедуры рассмотрения экстрадиционных запросов и оспаривания уведомлений Интерпола. Беженцы остаются в списках международного розыска даже после того, как суды отказываются выдавать их в авторитарные государства. Злоупотребления Интерполом наносят угрозу репутации, здоровью и даже жизни активистов, политиков, журналистов, а также ограничивают их свободу передвижения.

Одним из распространенных способов борьбы авторитарных режимов против политических оппонентов стали обвинения в финансовых и коррупционных преступлениях. Известно много случаев, когда беженцам выдвигались фальсифицированные обвинения в терроризме, в то время как сами они стали жертвой политического террора на родине.

Интерпол представляет себя как «демократическая организация, которая стоит на страже закона». Однако большинство членов этой организации являются недемократическими государствами, которые попирают принципы верховенства права. Из 187 государств-членов Интерпола (не учитывая Ватикан, заморские территории Нидерландов и Великобритании) 104 государства являются, по версии Freedom House, «несвободными» или «частично свободными».

Статья 3 Устава Интерпола категорически запрещает организации осуществлять какое-либо вмешательство или деятельность политического, военного, религиозного или расового характера. Значительное количество случаев нарушения этой основополагающей нормы указывает на то, что Интерпол не реагирует на современные вызовы быстро и эффективно. ОБСЕ, ПАСЕ и депутаты Европарламента неоднократно давали четкий сигнал для государств-членов поддержать реформу Интерпола, однако сам Интерпол не демонстрирует заинтересованности в проведении системных изменений.

В данном отчете приводится анализ существенных недостатков Интерпола, которые позволяют злоупотреблять системой с целью преследования политических оппонентов. Масштаб проблемы представлен на примере большого количества известных случаев, когда авторитарные государства ненадлежащим образом использовали Интерпол, нарушая международные соглашения по правам человека, в т. ч. права беженцев. Фактически подобных случаев намного больше, однако многие из них не получают огласку в СМИ.

Работа Интерпола является крайне необходимой, учитывая высокий уровень уголовной преступности и терроризма во многих странах. Поэтому важно, чтобы организация, призванная обеспечивать борьбу с уголовной преступностью, не использовалась авторитарными государствами как инструмент политического избирательного преследования. Мы надеемся, что новый Генеральный секретарь Интерпола будет способствовать приведению правил Интерпола в соответствие с международными стандартами и принципами института убежища, а также будет сотрудничать в этом вопросе с неправительственными организациями, ООН, ОБСЕ, ПАСЕ и Европарламентом.

2. Системные недостатки Интерпола

- «Красное уведомление» (Red Notice): выпускается Генеральным Секретариатом Интерпола на основании запроса государства. Государство уведомляет всех членов Интерпола о том, что имеет санкционированный судом ордер на арест лица, и, в случае обнаружения лица, будет подан запрос на его экстрадицию. Большинство запросов Интерпола являются «красными уведомлениями». Формально «красное уведомление» не является «запросом на арест». Государство, на территории которого было обнаружено лицо, самостоятельно принимает решение: арестовывать или не арестовывать лицо (хотя в большинстве случаев автоматически производится арест). Не все «красные уведомления» являются публичными (государство может решить не публиковать уведомление на сайте).

- «Diffusion» – национальные полицейские органы автоматически вносят данные лица в глобальную базу данных Интерпола через сеть I-Link. Интерпол называет такой вид уведомления «менее формальным». «Diffusion» избирательно отправляется определенному количеству государств и не является публичным.

  • Система проверки «красных уведомлений» является непубличной, затянутой и недостаточно эффективной. «Красные уведомления» должны подвергаться обязательной проверке руководством Интерпола. Формально в рамках Интерпола действует Центр командования и координации Генерального Секретариата (Command and Coordination Centre of the General Secretariat), который обязан рассматривать каждый запрос. Если возникают сомнения относительно законности запроса, Центр направляет дело в Управление по правовым вопросам (Office of Legal Affairs), которое проверяет соответствие запросов с Уставом Интерпола. Информацию о деятельности Управления получить трудно. К примеру, Интерпол не сообщил Международному консорциуму журналистов-расследователей о том, сколько именно запросов признано политически мотивированными. Интерпол дал ответ в относительных цифрах: «приблизительно 3 процента». На сайте Интерпола также нет полной статистической информации по этому вопросу, есть только сообщения о «громких» делах.

Нынешняя структура организации не позволяет ей эффективно и оперативно справляться с многочисленными запросами. Согласно своим инструкциям, Интерпол обязан тщательно проверять запросы на наличие политической составляющей, рассматривая сущность обвинения, общий контекст дела, обязательства по международному праву и статус лица. Однако зачастую «красные уведомления» появляются в базе данных до того, как прошли проверку и одобрение. Не все запросы оцениваются должным образом. Иногда в аналогичных случаях Интерпол принимает отличные друг от друга решения. К примеру, российские запросы на розыск украинских политиков Игоря Коломойского (Ihor Kolomoyskyy) и Дмитрия Яроша (Dmitriy Yarosh) стали следствием военного и политического конфликта с Украиной. Интерпол отказался объявить в розыск Коломойского, но при этом издал «красное уведомление» на Яроша. Так России удалось в очередной раз использовать уязвимость механизмов Интерпола в своих политических интересах.

  • «Diffusion» не подпадают под систематическую проверку со стороны высших органов Интерпола. Авторитарные государства имеют возможность оперативно использовать их для преследований по политическим мотивам в обход «красных уведомлений». В частности, Россия издала «diffusion» в отношении российского активиста Петра Силаева (Petr Silaev) и грузинского политика Гиви Таргамадзе (Givi Targamadze). Именно из российского бюро Интерпола Украине поступил запрос на задержание руфера Павла Ушевца (Pavel Ushevets), который подвергся уголовному преследованию после проведения проукраинского арт-перформанса в Москве. Украина отказала в его выдаче из-за политического характера обвинений.
  • Технические ошибки в базах данных. Данные разыскиваемых лиц автоматически вносятся в локальные базы данных и могут сохраняться даже после того, как Интерпол исключил их из общей базы (государства не всегда обновляют свои базы). На основании таких записей в Польше и в США был арестован белорусский оппозиционный деятель и политический беженец Алесь Михалевич (Ales Michalevic),а в Болгарии был арестован разыскиваемый Россией эстонский политик Ээрик Кросс (Eerik Kross).

Объединяя почти все государства мира, Интерпол остается закрытой, непубличной организацией, не желающей отчитываться перед представителями гражданского общества. Убедительным примером устарелости и инертности системы является до сих пор действующая запись о розыске российского бизнесмена Бориса Березовского, который умер почти два года назад – 23.03.2013.

28.05.2013 тогдашний Генеральный секретарь Интерпола Рональд Нобл отмечал, что «различные комментаторы» критикуют Интерпол за политические дела и предлагают реформы. Однако, по мнению бывшего руководителя Интерпола, «их знания, касающиеся этой организации и ее функционирования, часто являются неполными либо совсем неправильными. Однако, внимательное изучение действий, предпринятых Интерполом в подобных случаях, должно укрепить мнение, что Интерпол не нуждается в каких-либо серьезных реформах». В ответе на письмо Фундации «Открытый Диалог» от 18.04.2014 генеральный советник Интерпола Джоел Сольер заявил, что у организации «достаточно механизмов защиты прав человека». К сожалению, результаты нашего мониторинга случаев злоупотребления Интерполом со стороны авторитарных государств говорят об обратном.

3. Принципы Интерпола противоречат Международному Интституту беженства

Одним из противоречий в системе Интерпола является то, что наличие международного статуса беженца в одной из стран-участниц этой организации никак не влияет на статус разыскиваемого. В особенности это касается политических деятелей и активистов из авторитарных государств. Тот факт, что многим из них предоставлено убежище в странах ЕС или США, доказывает наличие политической составляющей в уголовном преследовании. Более того, многие из этих лиц являются публичными, а их местонахождение известно. Фундация «Открытый Диалог» не считает, что, если лицо имеет статус беженца, то его нельзя оглашать в международный розыск, однако наличие такого статуса должно быть основанием для пересмотра «красного уведомления» и обезопасить лицо от ареста и выдачи по запросу государства, которое преследует его по политически мотивам.

На данный момент в списке Интерпола продолжают числиться ряд лиц, получивших статус беженца:

Андрей Бородин (Andrey Borodin)– российский крупный бизнесмен, который обвиняется в мошенничестве и хищении в особо крупных размерах. В 2013 году получил политическое убежище в Великобритании.

Илья Кацнельсон (Ilya Katsnelson) – бизнесмен, чей бизнес был связан с компанией Михаила Ходорковского. Гражданин США. В России обвиняется в мошенничестве, отмывании денег и злоупотреблении властью. Германия и Бельгия отказались экстрадировать Кацнельсона в Россию, назвав обвинения против него политическими и необоснованными.

Павел Забелин (Pavel Zabelin) – предприниматель, дважды заочно осужден в России по обвинениям в мошенничестве. Забелин отмечает, что преследования со стороны властей связаны с его отказом дать ложные показания по делу ЮКОСа (нефтяная компания, которой руководил Михаил Ходорковский). Забелин получил политическое убежище в Эстонии. В 2008 году Германия и Эстония отказали России в его экстрадиции. Забелин получил визу в США, власти которых согласились с его статусом политбеженца. Несмотря на решения США и двух стран ЕС, Забелин продолжает числиться в списке Интерпола.

Арби Бугаев (Arbi Bugaev) – уроженец Чечни, получивший политическое убежище в Германии. Обвиняется Россией в терроризме и покушении на жизнь сотрудника милиции. По информации неправительственной организации «Общество российско-чеченской дружбы», власти, а также преступные группировки систематически оказывали давление на родственников Арби Бугаева в России, в том числе с применением пыток.

Мухтар Аблязов (Mukhtar Ablyazov) – казахстанский оппозиционный политик и личный враг президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. В розыске Интерпола числится по обвинениям в мошенничестве, злоупотреблении властью и подделке документов. В 2011 году получил политическое убежище в Великобритании. После задержания 31.07.2013 по «красному уведомлению», Аблязов уже полтора года находится в разных местах лишения свободы во Франции в связи с продолжительными судебными процессами по запросам о его экстрадиции в Россию и в Украину. Именно через эти страны пытаются получить Аблязова казахстанские власти, которые не имеют договора об экстрадиции с Францией. Широкую огласку имели обнародованные доказательства фабрикации запроса на экстрадицию при коррупционном сотрудничестве Казахстана с украинскими и российскими следственными органами. Существует информация, что Нурсултан Назарбаев неоднократно обращался к Владимиру Путину с просьбой способствовать экстрадиции Аблязова из Европы. Международные правозащитные организации и представители Европарламента неоднократно призывали не допустить экстрадиции Аблязова.

Муратбек Кетебаев (Muratbek Ketebayev) – казахстанский оппозиционный политик, многолетний соратник Мухтара Аблязова. Казахстан обвинил Кетебаева в «возбуждении социальной вражды», «призывах к насильственному свержению конституционного строя» и «создании преступной группы». 12.06.2013 он был арестован в Польше, но на следующий день выпущен. Польские власти назвали обвинения политическими и предоставили Кетебаеву статус беженца. Однако 27.12.2014 в Испании его снова арестовали на основании «красного уведомления». В его защиту выступили Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев, правозащитные организации и депутаты Европарламента. 15.01.2015 Кетебаев был освобожден, но теперь ожидает суда по экстрадиции.

Артур Трофимов (Artur Trofimov) – соратник казахстанского оппозиционера Мухтара Аблязова. В 2011 году Россия объявила Трофимова в международный розыск в рамках уголовного дела против Аблязова. Согласно российскому законодательству, международный розыск прекращается в случае установления местопребывания лица. «Красное уведомление» до сих пор действует, несмотря на то, что с 2011 по 2015 год Трофимов регулярно сообщал российским следователям о своем местонахождении. 04.12.2013 Австрия предоставила Трофимову дополнительную защиту в соответствии с Законом о статусе беженцев.

Акежан Кажегельдин (Akezhan Kazhegeldin) – казахстанский оппозиционер. Обвиняется во взяточничестве, превышении должностных полномочий и незаконном хранении огнестрельного оружия. 11.06.2002 был награжден почетным знаком Европейского парламента «Паспорт свободы», который вручается преследуемым по политическим мотивам. Интерпол заявлял о приостановлении розыска Кажегельдина, однако в октябре 2002 года вследствие апелляции Казахстана «красное уведомление» было переиздано.

Наталья Судленкова (Natallia Sudliankova) – белорусская оппозиционерка, которая обвиняется в незаконном присвоении средств. Получила политическое убежище в Чехиив 1999 году.

Чандима Визана (Chandima Withana/Chandima Withanaarachchi)–журналист и редактор независимого новостного портала из Шри-Ланки. Обвиняется в подделке документов. Получил убежище в Великобритании. Правительство Шри-Ланки не подало запроса на его экстрадицию.

Отдельно следует выделить тех лиц, имена которых отсутствуют в публичном списке на сайте Интерпола. Однако, по информации журналистов, эти люди могут оставаться в списке розыска по политически мотивированным обвинениям. Среди них:

Ахмед Закаев (Akhmed Zakayev)– лидер непризнанной Чеченской республики Ичкерия, который в 2003 году получил политическое убежище в Великобритании. Россия обвиняет его в терроризме, захвате заложников, бандитизме.

Долкун Иса (Dolkun Isa) – обвиненный в терроризме один из лидеров Всемирного Уйгурского Конгресса, который борется за права уйгурского народа Восточного Туркистана (провинция Китая). Стал гражданином Германии.

Игорь Коктыш (Igor Koktysh)– белорусский оппозиционер, получивший политическое убежище в Польше. Власти обвинили его в «умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах», за что белорусским законодательсвом предусмотрена смертная казнь.

Дмитрий Пименов (Dmitry Pimenov)– белорусский оппозиционер, которому выдвинуты обвинения в хулиганстве и причастности к вандализму. Получил женевский паспорт политбеженца в Бельгии.

Роман Солодченко – бывший бизнес-партнер казахстанского оппозиционера Аблязова. В 2012 году получил политическое убежище в Великобритании. В январе 2015 года арестован по запросу Украины в рамках обвинений по уголовному делу против Аблязова и его партнеров. В СМИ были опубликованы документы, подтверждающие незаконное влияние Казахстана на Украину в деле Солодченко. В частности, казахстанская сторона готовила и корректировала документы для украинского следователя, а также предложила оплатить услуги иностранных юристов для обеспечения экстрадиции Солодченко в Украину.

Шахрам Хумаюн (Shahram Homayoun)–иранский оппозиционный активист. Власти Ирана обвиняют его в терроризме против Исламского режима в связи с написанием слоганов на стенах и сопротивлением силам безопасности. Из-за «красного уведомления» не может покинуть США.

Дододжон Атовуллоев (Dodojon Atovulloev)– таджикский оппозиционный политик и журналист, которому выдвинуты обвинения в религиозном экстремизме и терроризме. Получил в 2001 году политическое убежище в Германии.

Игорь Тишкин (Igor Tishkin)– бывший белорусский судья, обвиняемый в превышении должностных полномочий. Получил политическое убежище в Польше. 

 Важно отметить, что даже судебные решения, в том числе Европейского суда по правам человека, об отказе в экстрадиции или решения о предоставлении убежища не считаются аргументом для исключения из списков международного розыска.Так, в декабре 2009 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) постановил, что экстрадиция Игоря Коктыша из Украины в Беларусь будет нарушением Европейской конвенции прав человека. Тем не менее, он по-прежнему остается в списках Интерпола.

4. Длительная и сложная процедура апелляции в Интерпол

Генеральный советник Интерпола Джоел Сольер отмечает, что существуют следующие способы оспорить «красное уведомление»: обращение в Комиссию по контролю файлов Интерпола (Commission for the Control of Interpol's Files); отмена запроса на арест со стороны запрашивающего государства; вмешательство стран-членов Интерпола.

Процедура рассмотрения апелляций в Комиссии по контролю файлов является длительной, так как сессии Комиссии проходят всего лишь несколько раз в год (не менее трех раз в год). Кроме того, обращения в Комиссию крайне редко имеют успех. В большинстве случаев удалению незаконных политических запросов способствует известность личности и широкая международная огласка дела.

При этом исключение из списка Интерпола не гарантирует того, что авторитарные государства не попытаются повторно использовать механизм «красного уведомления». Например, Интерпол дважды – 24.05.2013 и 26.07.2013 – отклонял политически мотивированный запрос России на розыск гражданина Великобритании Уильяма Браудера (William Browder), лидера кампании в поддержку справедливости по делу Магнитского. Однако в 2014 году Россия вновь неоднократно пыталась лоббировать оглашение Браудера в розыск.

Следует отметить, что Интерпол продолжает искать лиц, даже несмотря на решения европейских судов об отказе в экстрадиции и предоставлении политического убежища. Интерпол удаляет «красное уведомление» лишь после того, как государство закроет уголовное дело или объявит амнистию. Однако случаи, когда сами государства закрывают политические дела, являются единичными.

Приведенные ниже примеры подтверждают, насколько трудно жертвам политических преследований добиться от Интерпола справедливости и адекватной реакции: 

А) Удаление незаконных запросов в результате индивидуальных обращений:

Патриция Полео (Patricia Poleo) – венесуэльская журналистка, имеющая статус беженца в США. Она потратила полтора года на то, чтобы доказать, что выдвинутые правительством обвинения в разглашении секретных документов связаны с ее профессиональной деятельностью.

Бенни Венда (Benny Wenda) – лидер движения за независимость индонезийской провинции Западное Папуа. «Красное уведомление» по обвинениям в «преступлениях против жизни и здоровья» было удалено вследствие международной огласки и активной деятельности организации Fair Trials International.

Татьяна Параскевич (Tatiana Paraskevich)– бывшая коллега казахстанского оппозиционера Мухтара Аблязова. Чехия предоставила ей международную защиту и отказала в выдаче Украине и России (эти страны сотрудничают с Казахстаном в рамках дела против Аблязова). Данные Параскевич были удалены Интерполом вследствие международной огласки в течение полугода со дня подачи жалобы.

Б) Удаление незаконных запросов в результате вмешательства третьих государств:

 Гиви Таргамадзе (Givi Targamadze) – грузинский политик, который обвинялся в подготовке к организации массовых беспорядков на территории России. «Diffusion» против него был удален в апреле 2013 года после вмешательства Михаила Саакашвили, тогда президента Грузии. Сам Михаил Саакашвили сейчас тоже находится под угрозой «красного уведомления». Представители ЕС, США и НАТО призывают Интерпол отклонить грузинский запрос на розыск Саакашвили. Недавно он стал внештатным советником президента Украины Петра Порошенко

Мануель Зелая Росалес (Manuel Zelaya Rosales) – бывший президент Гондураса, которому инкриминировалась государственная измена и злоупотребление полномочиями. Правительства США и Организации американских государств признали обвинения политическими, после чего Интерпол отказал в размещении «красного уведомления».

В) Удаление незаконных запросов в результате амнистии или снятия обвинений:

Петр Силаев (Petr Silaev) – российский активист, фигурант «химкинского дела», который получил убежище в Финляндии. Несмотря на показания российского омбудсмена и отчет Amnesty International, Интерпол отказывался удалить «diffusion» в отношении Силаева, пока Россия не объявила ему амнистию. Аналогичным способом были удалены запросы на розыск других российских активистов – Анастасии Рыбаченко (Anastasia Rybachenko) и Дениса Солопова (Denis Solopov).

Алексей Макаров (Aleksey Makarov) – российский активист. В 2011 году под влиянием Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев Украина отказалась от его экстрадиции в Россию. Макарову были выдвинуты обвинения в хулиганстве и участии в экстремистской группе. Он получил политическое убежище в Швеции, однако подвергался арестам в Германии и даже в самой Швеции. России было отказано в экстрадиции. Активист числился списке Интерпола до момента, пока Россия в конце 2013 года не объявила ему амнистию.

Пинар Селек (Pinar Selek) – политическая беженка, турецкий социолог, которая исследует курдский вопрос. Власти обвинили ее в членстве в террористической организации. «Красное уведомление» против нее было удалено из сайта Интерпола после того, как турецкий суд снял обвинения, а власти закрыли уголовное дело.

Богдан Данилишин (Bohdan Danylyshyn) – бывший министр экономики Украины в правительстве Юлии Тимошенко, обвиненный в злоупотреблении властью. 13.01.2011 Чехия предоставила ему политическое убежище. Украине было отказано в его экстрадиции. Однако из списка Интерпола Данилишин был удален лишь после закрытия уголовного дела в Украине.

5. Существенные нарушения прав разыскиваемых

После ареста по запросу Интерпола и экстрадиции в авторитарное государство преследуемые политики и активисты могут столкнуться с пытками и жестоким обращением, и даже быть приговоренными к смерти. Например, Расул Мазраи (Rasoul Mazrae), иранский оппозиционный активист, был экстрадирован из Сирии в Иран, несмотря на то, что ООН признало его политическим беженцем. В Иране Мазраи подвергли пыткам, а также приговорили к смертной казни. Правозащитники не имеют информации относительно исполнения приговора.

Однако запись в списках Интерпола грозит не только возможностью экстрадиции. «Красное уведомление» приводит к длительным арестам и существенным ограничениям в свободе передвижения, открытии банковского счета, получении кредита или визы и т. п. Даже при наличии международного статуса беженца и судебного решения об отказе в экстрадиции, лица вынуждены ограничивать свою публичную деятельность, так как рискуют быть задержанными при пересечении границы. Авторитарные государства успешно используют эти возможности, чтобы создать серьезные преграды для частной и публичной жизни инакомыслящих.

А) Длительное содержание под арестом и судебные тяжбы:

Алексей Торубаров (Alexey Torubarov) – бизнесмен, выступавший против коррупции в российских правоохранительных органах. Обвинен в мошенничестве. Неоднократно задерживался по российскому запросу и провел под арестом 4 месяца в Австрии и 14 месяцев в Чехии. Австрия отказалась экстрадировать Торубарова в Россию. В то время, когда рассмотрение прошения Торубарова об убежище не было закончено, чешский министр юстиции Павел Блажек одобрил экстрадицию в Россию. По словам Торубарова, в России он столкнулся с жестоким обращением и пытками. Вскоре он был выпущен под домашний арест, после чего бежал в Венгрию, где участвует в судебных тяжбах в связи с получением убежища.

Николай Кобляков (Nikolay Koblyakov) – обвиненный в коррупции российский бизнесмен и оппозиционный активист, имеющий французское гражданство. Он провел три месяца за решеткой, пока болгарский суд не отказал России в его экстрадиции из-за опасности несправедливого суда, пыток и преследования за политическую и общественную деятельность.

Айдин Коркмаз (Aydin Korkmaz) – член Рабочей партии Курдистана, с июня по август 2014 года провел под арестом в Италии, пока не был освобожден судом. Несмотря на наличие у Коркмаза статуса беженца во Франции, Интерпол выдал запрос на арест со стороны Турции, которая обвинила оппозиционера в террористической деятельности.

Александр Павлов (Alexandr Pavlov) – бывший охранник оппозиционного политика Мухтара Аблязова. Казахстан объявил его в розыск Интерпола по обвинениям в терроризме и растрате вверенного имущества. После ареста Павлов провел полтора года в испанской тюрьме до момента, пока 31.07.2014 был выпущен под залог. Испанский суд признал необоснованным отказ в предоставлении Павлову политического убежища и постановил пересмотреть дело. Окончательное решение будет за испанским правительством. Обнародованные в СМИ документы вызвали подозрения в том, что казахстанские власти могли влиять на предыдущие решения испанского правосудия по делу Павлова (работающие на Казахстан юристы знали о будущих решениях и позициях судей). Также огласку получило дело судьи Альфонсо Гевары, который пытался осуществить экстрадицию Павлова, хотя рассмотрение прошения об убежище не было закончено. Казахстанский посол сообщил судье Геваре, что Павлова уже ждал самолет. Дисциплинарное расследование против судьи было закрыто. Правозащитные организации, представители ООН, ОБСЕ и Европарламента неоднократно призывали Испанию отказать Казахстану в экстрадиции Павлова.

Илья Кацнельсон в феврале 2008 был арестован в Германии и 50 дней содержался под стражей. Германия и Дания пересмотрели его дело и отказали России в экстрадиции. После освобождения Германия предоставила ему эскорт из 3-х машин, чтобы обеспечить безопасность во время дороги к датской границе. Игорь Коктышдважды подпадал под арест: в Украине и в Германии, Ахмед Закаев трижды – в Дании, Великобритании и Польше. 

Б) Ограничение свободы передвижения:

Бенни Венда не имел возможности покинуть Великобританию, пока не было удалено «красное уведомление». В связи с опасностью ареста принимал участие в Конференции в австралийском парламенте в онлайн режиме. Уильям Браудер также был вынужден отменить поездку на семинар в Германию до тех пор, пока не удостоверился, что не будет арестован на границе.

Коллега Аблязова Татьяна Параскевич не только провела почти два года под арестом, но и была лишена возможности выезда за границу и получения разрешения на работу. Несмотря на наличие международной защиты и вида на жительство в Чехии, она оставалась в списках Интерпола и числилась в Шенгенской информационной системе как «нежелательный иностранец». Запрос Интерпола создает препятствия и для родственников разыскиваемых. По этой причине родственники Татьяны Параскевич и Николая Коблякова сталкивались с проблемами при получении визы.

Бывший казахстанский мэр и министр Виктор Храпунов, его жена – журналист и бывший чиновник Лейла Храпунова и их сын Ильяс проживают в Швейцарии и являются критиками режима Назарбаева. Они ограничены в свободе передвижения, так как находятся в списке Интерпола по обвинениям в отмывании денег и создании преступной группы. По версии казахстанской стороны, Ильяс руководил преступной группой в Казахстане уже в 1997 году, когда ему было 14 лет и он учился в швейцарской школе. 19.06.2014 Швейцария во второй раз отказала Казахстану в экстрадиции Виктора Храпунова, сославшись на опасность пыток и несправедливого суда.

В) Преследования граждан ЕС и родственников разыскиваемых

Случаи Николая Коблякова, Уильяма Браудера и Ээрика Кросса подтверждают, что преследованиям могут подвергнуться также граждане ЕС, которые оппонируют авторитарным режимам. При этом они не могут защитить себя при помощи статуса беженца, так как не являются гражданами авторитарного государства, которое их преследует.

Жертвами злоупотреблений Интерпола могут стать даже родственники разыскиваемых. Незаконное задержание и депортация в Казахстан Алмы Шалабаевой (Alma Shalabayeva) и Алуа Аблязовой (Alua Ablyazova), жены и 6-летней дочери оппозиционера Мухтара Аблязова, обернулись международным скандалом и спровоцировали правительственный кризис в Италии. 31.05.2013 казахстанское бюро Интерпола передало итальянским коллегам данные на задержание Мухтара Аблязова. Дополнительно Казахстан просил депортировать Алму Шалабаеву на основании ложной информации о проживании в Италии по фиктивным документам. Благодаря вмешательству правозащитных организаций, ООН и Европейского парламента, 24.12.2013 казахстанские власти разрешили Алме Шалабаевой с дочерью покинуть пределы Казахстана. Италия предоставила им статус беженцев.

Казахстанские власти посредством Интерпола преследуют также брата Алмы Шалабаевой – Сырыма Шалабаева (Syrym Shalabayev), который находится в непубличной части списка розыска. Шалабаева отмечает, что ее семью преследуют по политическим мотивам из-за родственных связей с Мухтаром Аблязовым. Некоторые родственники Аблязова не ведут публичной деятельности из-за опасения преследования их семей в Казахстане. Из-за своего активного участия в кампании по защите мужа, Алма Шалабаева получала угрозы от казахстанских властей, что в список Интерпола могут поставить еще одного ее брата – Салима Шалабаева. Британские, латвийские и польские правоохранительные органы были информированы о неоднократных фактах слежки за Салимом и его семьей. США предоставили политическое убежище сестре Аблязова Гаухар Кусаиновой (Gaukhar Kussainova), а Литва предоставила убежище дяде Аблязова – Куанышу Нургазину (Kuanysh Nurgazin).

6. Международная критика механизмов Интерпола

·    Депутаты Европейского парламента подчеркивают, что многие деятели получили политическое убежище в странах ЕС, однако продолжают преследоваться Интерполом, из-за чего вынуждены ограничивать свое передвижение. 26.11.2013 ряд депутатов призвали Европейскую комиссию рекомендовать Интерполу признавать статус беженца в странах ЕС как основание для удаления из баз данных информации о разыскиваемом человеке. Депутаты обосновали свой призыв не только защитой прав человека, но и рациональной целесообразностью, чтобы уберечь стран-членов ЕС от трат на аресты и суды над человеком, который не будет экстрадирован в связи с политическими мотивами преследования.

·    Парламентская Ассамблея ОБСЕ выразиласожаление по поводу того, что некоторые участники ОБСЕ продолжают злоупотреблять системой Интерпола. В Стамбульской (29.06.2013-03.07.2013) и Бакинской (28.06.2014–02.07.2014) декларациях парламентарии призывают стран-участниц поддержать реформу Интерпола, чтобы избежать политически мотивированного использования «красных уведомлений», которые используются некоторыми государствами для преследования политических оппонентов.

·    Парламентская Ассамблея Совета Европы во время заседания в Страсбурге 23-27.06.2014 приняла решение продолжить изучение проблемы злоупотребления Интерполом и представить свое заключение и рекомендации в форме отчета. 02.07.2014 20 членов ПАСЕ подписали предложение по резолюции относительно необходимости реформы Интерпола: «Нынешняя структура Интерпола и инструменты по предотвращению политически мотивированных злоупотреблений его системой оказались недостаточными и непрозрачными».

31.01.2014 ПАСЕ в своей резолюции признала, что международные организации являются субъектами обязательств по соблюдению прав человека в соответствии с международным правом и должны отвечать за эти нарушения. В резолюции критикуется работа Комиссии по контролю файлов Интерпола: «Тем не менее, существуют опасения относительно того, отвечает ли мера защиты, предложенная Комиссией, стандартам надлежащей правовой процедуры, соответствующей последствиям для пострадавших, так как ее процедуры не являются состязательными, она не выдает обоснованных решений и не вправе устанавливать меры защиты, обязательные к исполению».

·    Верховный комиссар ООН по делам беженцев еще в 2008 году указывал на проблему арестов беженцев: «УВКБ ООН сталкивается также с ситуациями, когда лица, признанные беженцами в соответствии с Конвенцией о статусе беженцев 1951 г., выезжающие за пределы страны, предоставившей им убежище, и имеющие при себе проездные документы, выданные в соответствии с условиями Конвенции о статусе беженцев, подвергаются задержанию или аресту в связи с политически мотивированными запросами, поданными их странами происхождения, которые злоупотребляют механизмом «красного уведомления» Интерпола» . В этом заявлении Верховный комиссар ООН также призвал государства пресекать случаи, когда беженцам или ищущим убежища выдвигаются ложные обвинения в терроризме. Представитель ООН отметил, что борьба с терроризмом не должна подрывать принципы международного права по защите беженцев.

Учитывая широкую международную кампанию по борьбе с терроризмом, авторитарные государства часто вешают клеймо террористов на политических оппонентов и беженцев. К примеру, находящимся в международном розыске казахстанским оппозиционерам Мухтару Аблязову и Муратбеку Кетебаеву на родине выдвинуты дополнительные обвинения в подготовке террористического акта. В списке Интерпола по обвинениям в терроризме числились или продолжают числиться политические беженцы или лица, обвинения против которых признаны политически мотивированными: Арби Бугаев, Ахмед Закаев, Долкун Иса, Шахрам Хумаюн, Дододжон Атовуллоев, Александр Павлов, Пинар Селек, Айдин Коркмаз. 

7. Выводы и рекомендации

Противоречие между международными нормами и особенностями деятельности авторитарных режимов приводит к тому, что демократические государства создают условия для преследования оппозиционных активистов. В данном отчете были упомянуты 44 известных политических дела, которые прошли через систему Интерпола. Из них 18 случаев политического преследования были со стороны России, 10 – со стороны Казахстана, 5 – со стороны Беларуси, 2 – со стороны Ирана, 2 – со стороны Турции.

Статьи 130 и 131 Правил Интерпола по обработке данных предусматривают ограничения пользования базами данных или приостановление доступа к базам данных для тех членов, которые не выполняют своих обязательств в рамках организации. Случаи применения данной нормы не известны. Россия, Беларусь и Казахстан остаются одними из «лидеров» среди нарушителей правил Интерпола без каких-либо для себя последствий. При этом Интерпол считает, что запросы от демократических и недемократических государств заслуживают уважения и доверия в равной степени.

Правила Интерпола определяют методику рассмотрения запросов на наличие политической составляющей, однако не прописывают общие принципы и критерии оценки, на основании которых Интерпол принимает решение по каждому делу. Это приводит к тому, что в список Интерпола попадают беженцы, обвинения против которых являются уголовными по форме, но политическими по сути и контексту. Обвинения в терроризме также должны подвергаться тщательному анализу, особенно если они касаются беженцев или лиц, ищущих убежища.

Кроме того, правила Интерпола должны предусматривать, как действовать в случаях, когда уголовные преступления совершаются вследствие политических решений (как это было во время событий Евромайдана в Украине). Например, в марте 2014 года Интерпол отказался объявить в розыск бывшего президента Украины Януковича, назвав обвинения против него «политическими». Интерпол удовлетворил только второй запрос, где Януковичу выдвигались исключительно финансовые обвинения.

В связи с этим актуальной является разработка комментариев к 3 статье Устава Интерпола, чтобы конкретизировать и детализировать положения данной статьи и сделать невозможным ее избирательную или произвольную трактовку. Возможным является принятие данного документа при сотрудничестве с ООН, ОБСЕ и ПАСЕ в форме резолюции со ссылками на примеры известных случаев.

С одной стороны, внутренние надзорные механизмы Интерпола являются ненадлежащими, а с другой стороны – действия Интерпола не подпадают под юрисдикцию какого-либо суда. Поэтому многочисленные факты нарушения принципа нейтральности сказываются на репутации Интерпола и идут в разрез с рекомендациями ПАСЕ об ответственности международной организации за нарушения прав человека.

Проведение реформы Интерпола возможно при согласии Генеральной Ассамблеи Интерпола, где каждое государство-член имеет один голос. Решения относительно деятельности организации принимаются простым большинством голосов. Для внесения изменений в Устав требуется 2/3 голосов Генеральной Ассамблеи. Каждое государство-член Интерпола может инициировать перед Генеральной Ассамблеей рассмотрение какого-либо вопроса.

Фундация «Открытый Диалог» предлагает рассмотреть следующие рекомендации по реформированию системы Интерпола:

  • Международный статус беженца (статус международной защиты) должен обезопасить разыскиваемого человека от арестов по запросам со стороны государства, из которого он бежал. Тем более, лицо, получившее международную защиту в государстве ЕС, не должно подвергаться аресту в другом государстве ЕС.
  • Наличие международного статуса беженца (международной защиты) в одной стране-участнице Интерпола должно гарантировать, что другой член Интерпола не выдаст лицо тому государству, относительно которого получен статус беженца.
  • Наличие международного статуса беженца в связи с преследованиями в государстве, которое стало инициатором розыска через Интерпол, как и решение суда об отказе в экстрадиции на основании данного статуса, должно быть основанием для немедленного удаления «красного уведомления» или «diffusion» из баз данных всех государств-членов Интерпола и предоставления документа, подтверждающего данный факт.
  • Если лицо было исключено из списков Интерпола на основании наличия международного статуса беженца или решения суда об отказе в экстрадиции на основании данного статуса, то это лицо не может быть повторно включено в список Интерпола по запросу государства, относительно которого получен международный статус беженца.
  • Официальные обращения со стороны структур ООН, в том числе Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, должны быть основанием для пересмотра «красного уведомления» или «diffusion».
  • Предлагаем Интерполу при сотрудничестве с Transparency International, World Economic Forum, Freedom House и другими организациями создавать рейтинг доверия к правоохранительным и судебным системам государств-членов и учитывать этот рейтинг при проверке запросов на их политический характер. В особенности тщательной проверке должны подвергаться запросы со стороны государств, которые ранее неоднократно злоупотребляли системой Интерпола и занимают низкие места в соответствующем рейтинге. Данный рейтинг будет отражаться не только на международном имидже государств, но также на их влиятельности в системе Интерпола, что будет вынуждать авторитарные режимы на деле улучшать ситуацию с правами человека. Реализация данных мер будет означать, что Интерпол согласен на проведение комплексной реформы и на пересмотр принципа равенства всех членов организации.
  • Положения относительно санкций для нарушителей правил Интерпола должны соблюдаться неукоснительно.
  • В работе Комиссии по контролю файлов Интерпола должны принимать участие специалисты по международному праву по вопросам убежища и экстрадиции. Мы считаем, что Комиссии следует быть более открытой и оперативной в своей деятельности и вести сотрудничество с международными правозащитными организациями. Решения Комиссии по поступающим жалобам должны приниматься с обоснованием и в регламентированные сроки. Целесообразно рассмотреть возможность обжалования решений Комиссии в судебном порядке и определить, в юрисдикции какого суда могут быть такие полномочия.
  • Призываем Европейский Парламент и Европейскую Комиссию разработать норму о том, чтобы лицо, получившее международный статус беженца, не подвергалось на территории ЕС аресту и экстрадиции по запросу государства, относительно которого получен статус беженца.
  • В 2014 году наибольшее количество взносов в бюджет Интерпола сделали такие демократические государства, как США, Япония, Германия, Великобритания, Франция, Италия, Канада, Испания, Нидерланды, Швейцария. С целью соблюдения международных соглашений по правам человека, мы призываем правительства этих и других демократических государств поддержать реформу Интерпола и внести соответствующие рекомендации на рассмотрение Генеральной Ассамблеи Интерпола. 

Поддержать наши обращения можно, направив письма по следующим адресам:

  • Генеральному Секретарю Международной организации уголовной полиции «Интерпол» Юргену Стоку - General Secretariat 200, quai Charles de Gaulle, 69006 Lyon, France. Факс: +33 (0)4 72 44 71 63;
  • Марку Невиллу, главе кабинета Президента ПАСЕ - тел.: +33 88 41 23 41, email: mark.neville@coe.int;
  • Секретариату ОБСЕ - Wallnerstrasse 6, 1010 Vienna, Austria. Тел.: +43 1 514 360, факс: +43 1 514 36 6996, e-mail: pm@osce.org;
  • Верховному представителю Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерике Могерини - 1049 Brussels, Rue de la Loi / Wetstraat 200. Тел.: +32 2 584 11 11; +32 (0) 2 295 71 69;
  • Президенту Европейского парламента Мартину Шульцу - Rue Wiertz 60, 1047 Bruxelles, Belgique. Тел.: +32 (0)2 28 40 737, +32(0)2 28 42 111. E-mail главы кабинета Маркуса Винклера: markus.winkler@europarl.europa.eu; форма для обращений: http://www.europarl.europa.eu/the-president/en/president/html/contact;
  • Председателю комитета Европейского парламента по иностранным делам Ельмару Броку - Rue Wiertz 60, 1047 Bruxelles, Belgique. Тел.: +32 2 28 49013 (Брюссель), +33 3 881 76902 (Страсбург);
  • Председателю подкомитета Европейского парламента по правам человека Елене Валенсиано - Rue Wiertz / Wiertzstraat 60, B-1047 Bruxelles. Тел.: +32(0)2 28 45846;
  • Уполномоченному Европейской Комиссии по миграции, внутренним делам и гражданству Димитрису Аврамопулусу - Rue de la Loi / Wetstraat 200, 1049 Brussels. E-mail: Dimitris.AVRAMOPOULOS@ec.europa.eu;
  • Уполномоченному ЕС по правам человека Эмили О'Рейли - F-67001, г. Страсбург, avenue du Président Robert Schuman, 1. Тел.: +33 3 88 17 23 13;
  • Верховному комиссару ООН по правам человека Зейд Раад аль Хусейн - Palais des Nations, CH-1211 Geneva 10, Switzerland. Тел.: + 41 22 917 9220, e-mail: InfoDesk@ohchr.org;
  • Верховному комиссару ООН по делам беженцев Антонио Гутерреc - Case Postale 2500, CH-1211 Genève 2 Dépôt, Suisse. Тел.: +41 22 739 8111, факс: +41 22 739 7377. Форма для заявлений: http://www.unhcr.org/cgi-bin/texis/vtx/contact_hq;
  • Директору БДИПЧ Майклу Георгу Линку - Ul. Miodowa 10, 00-251 Warsaw, Poland, Office. Тел.: +48 22 520 06 00, факс: +48 22 520 06 05, e-mail: office@odihr.pl.

На обложке изображены (слева направо): Илья Кацнельсон, Николай Кобляков, Пинар Селек, Мухтар Аблязов, Петр Силаев, Андрей Бородин, Наталья Судленкова, Муратбек Кетебаев, Чандима Визана.

Источники фото на обложке: Ilya Katsnelson на youtube.com, страница Николая Коблякова на Facebook, zagranburo.info, pen-international.org, dat.org.kz, fairtrials.org, ria.ru, parlamentnilisty.cz, socialismkz.info, sunandadeshapriya.wordpress.com.

Источники фото, использованных в тексте: rt.com, Ilya Katsnelson на youtube.com, ria.ru, interpol.int, theguardian.com, zagranburo.info, forbes.ru, respekt.ihned.cz, gettyimages.com, euroradio.fm, rus.azattyq.org, catoday.org, openbelarus-pl.ucoz.ru, twitter.com, fairtrials.org, ru.delfi.lt, radiohrn.hn, spiegel.de, politzeky.ru, onedio.com, unian.ua, pasmi.ru, respublika-kaz.info.

Для получения более детальной информации, пожалуйста, обращайтесь:
Игорь Савченко–igor.savchenko@odfoundation.eu
Людмила Козловская – lyudmylakozlovska@odfoundation.eu